home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 8

Сон был чутким и зыбким. Молли несколько раз погружалась в него, как в теплую воду, но быстро всплывала на поверхность, продолжая висеть на грани бодрствования и сна… В тот момент, когда сон все же укачал ее, Молли увидела Сэма. Он стоял в ногах кровати, и лицо его было растерянным и тревожным.

— Молли, ты в опасности… Ты в большой опасности. -Тихо сказал Сэм. Его тон взволновал ее.

— Что случилось, Сэм? — Спросила она. — О чем ты говоришь?

— Молли, — протянул ей руку Сэм, — человек, который убил меня…

Телефонный звонок разорвал голубую пелену сна, как гвоздь тонкую шелковую ткань. Нервно и резко.

Еще не совсем понимая, что это за пугающие звуки, Молли быстро села в кровати. В ушах ее, удаляясь и слабея, звучал голос:

«…убил меня… убил меня… меня… меня…». В какой-то странной полудреме она сорвала трубку с телефона и сказала -почти выкрикнула:

— Алло? Алло?

— Привет. — Гаркнул в трубке бодрый женский голос. -Это Молли Дженсен?

— Да. — Подтвердила Молли, чувствуя, как тело расслабляется, и сон снова начинает утягивать ее на дно тяжелым грузом.

— Отлично. Меня зовут Оттоми Браун. — Продолжал голос в трубке. — Я — ясновидящая. У меня было откровение, в котором один ваш друг просил передать кое-что для вас. Я понимаю, что это звучит ненормально, но вы должны поверить мне. И самое главное, не бойтесь.

— Кто это? — Сон слетел сразу и окончательно. Молли сжала трубку так, что пальцы побелели в суставах.

— У меня послание от Сэма. — Объявил голос.

— От кого?

— Сэм Вит просил меня позвонить вам.

— Сэм мертв. Он умер! Его убили!!! — выкрикнула Молли в микрофон и швырнула трубку на рычаг. Ее начала бить нервная дрожь. Сперва сон, затем этот телефонный звонок. Ей показалось, что она начинает сходить с ума. А может быть, все-таки Сэм не умер? Почувствовала же она однажды ЧТО-ТО в комнате. Может быть, он…

Да нет, господи, какая глупость. Перестань мучить себя, примирись с этим. Это страшно, ужасно, но это — факт. Он МЕРТВ, его нет.

— Ну я же говорила! — Сказала Оттоми, повернувшись к креслу и демонстрируя обивке трубку, издающую короткие гудки. — Я предупреждала!

Она бросила трубку на рычаг и, выключив свет, повернулась на бок, оказавшись спиной к креслу.

«Мы должны пойти туда». — Решительно произнес за спиной голос.

«Ну вот, дождалась» — подумала Оттоми. — Что, мне делать, что ли нечего, кроме как тащиться с тобой неизвестно куда? — Возмущенно сказала она, давая понять всем своим видом, что ей глубоко плевать на заботы этого ненормального духа. Никуда она не пойдет и, вообще, разговор окончен. Она хочет спать.

«О'кей». — Спокойно согласился дух. — «Хей-хо! Хей-хо! А Гарри — это я!!!» Оттоми подпрыгнула. «Хей-хо! Хей-хо! Гарри-это я!!!»

— Ну ладно, ладно, ладно! — Завизжала ясновидящая. -Только заткнись! Я сделаю все, что нужно, только не пой больше!!! Дух довольно засмеялся и умолк.

Наступило шестое утро с того дня, как не установленным убийцей выстрелом в упор был застрелен Сэм Вит.

Прохожие, спешащие на работу или возвращающиеся с ночной смены, конторщики и владельцы «шопов», торговцы газированной водой и рассыльные, торопящиеся по своим делам, — словом, все, с удивлением смотрели на рассерженную негритянку, одетую в пеструю рубаху-"гавайку" и черные, обтягивающие штаны до колен, шурующую твердой, чуть угловатой, походкой прямо посреди улицы и галдящую во весь голос. Обращающуюся, то к небу, то к пустому месту рядом с собой. Если бы все эти люди верили в человека-невидимку, то наверняка решили бы, что он идет сейчас рядом со странной женщиной. Но поскольку они ЗНАЛИ, что невидимок не существует, то просто останавливались и удивленно смотрели ей вслед. Женщина направлялась к дому 2233. Тому самому, где жила Молли и Сэм. Теперь, правда, только Молли.

— Я просто не могу поверить, что я здесь! — Кричала Оттоми.

Она всегда кричала, когда горячилась. Сэму же, шагающему рядом, казалось, что ее голос должен быть слышен даже в Лос-Анджелесе.

— Какого черта я здесь делаю? Я никогда не была в центре города, я не хочу быть в центре города! И, несмотря на это, я здесь! — Какой-то человек шарахнулся от нее в испуге. — Ну, где ты там? — Снова закричала она.

«Здесь, здесь, не кричи».

— Какой дом, говоришь? «Два, два, три, три».

Оттоми осмотрелась, глядя на таблички, увидела нужную и направилась к подъезду. Она процокала каблучками по тротуару, приблизилась к большой деревянной двери и нажала кнопку «вызов» под нужным номером. Домофон молчал. Две секунды, три…

— Ну вот, видишь — никого нет! — Победоносно возвестила она и, повернувшись, собралась уходить.

«Подожди, подожди!» — Отчаянно закричал Сэм.

— Нет уж. — Отрезала Оттоми. — Я не обещала тебе ждать! Я обещала прийти и нажать кнопку. А сейчас я иду домой, у меня своих дел по горло!

Она уже занесла ногу, собираясь шагнуть на мостовую, как в это самое время голос проревел:

«Хей-хо! Хей-хо! Гарри — это я!!!»

— Ладно! — Тут же завопила Оттоми. — Я остаюсь, остаюсь. Только умоляю, не ори больше!

Домофон ожил, под номером квартиры зажглась лампочка, и усталый голос спросил:

— Да, я слушаю?

— Молли! — Закричала Оттоми, покрывая расстояние до подъезда одним прыжком. Она никогда не пользовалась домофоном и понятия не имела, как с ним обращаться.

— Да, я слушаю! — Повторил удивленный голос.

«Нажми на кнопку „ответ“. Она не слышит тебя!» -подсказал Сэм.

— Молли? — Оттоми вдавила кнопку в коробочку домофона. — Это — Оттоми Браун. Я звонила вам вчера вечером. От Сэма Вита. Домофон щелкнул и лампочка погасла.

— Ну вот, я же тебе говорила.

Молли замерла. Снова эта женщина! В памяти отчетливо всплыл вчерашний сон. Сэм. Он приходил к ней. И эта женщина, она тоже говорила что-то о Сэме… Она сказала, что Сэм жив! Но почему же ей так страшно? Почему она не бежит вниз, на улицу, к этой женщине? Почему она стоит, замерев, и сердце ее стучит о ребра как паровой молот?

Вот вопрос! Она боится, что замаячивший впереди слабый проблеск надежды вдруг погаснет. Прошло слишком мало времени, и рана еще не успела затянуться, покрыться струпьями. Может быть, это произойдет через год, а может, и не произойдет вообще. Но сейчас…

— Молли! — Прозвучал за окном громкий голос. Он взлетел вверх, отражаясь от стен домов, и ворвался в ее окно, подобно урагану, сеющему смятение и панику. — Эй, Молли! Молли Дженсен!

Оттоми взглянула на распахнутые безразличные окна. Тишина. Никого. Ну, ладно.

— Я знаю, что ты дома! Я знаю, что ты меня слышишь! Я здесь внизу, вместе с Сэмом! И это не сказка и не сон!

Молчание. Рама окна еле заметно качнулась от дуновения ветра, и яркий луч, упавший на голубоватое стекло, скользнув по стеклу солнечным зайчиком, коснулся ее ноги.

— Эй! — Снова донеслось с улицы. — Помнишь пляж Мантино-Бей? Как бы я узнала, что ты там была, если бы со мной здесь не было Сэма, а?

Молли прижала ладонь к губам. Об их поездке на Мантино-Бей не знал НИКТО, ни одна живая душа. Даже Карл. Никто, кроме них.

— Молли! Я знаю, что Сэм написал твое имя на зеленой майке, правда!

«Не написал, а только собирался». — Поправил ее Сэм. Он уже заметил, что Оттоми, разойдясь, начинает привирать. Его это даже не злило, а… раздражало, что ли. Ему хотелось, чтобы ясновидящая повторяла его слова в точности до мелочей. Иначе, он опасался, что Молли просто не поверит ей.

— Молли, помнишь вашу фотографию в Рио?

Молли вздрогнула. Об этой фотографии тоже никто не знал. Эта женщина называет такие факты, которые она ПРОСТО НЕ МОГЛА ЗНАТЬ! Ей не могло быть это известно. Потому что есть всего два человека, которые могли бы сказать ей об этих вещах. Она — но она не говорила этого — и Сэм. Мертвый Сэм. Но тогда кто?…

«Скажи ей про свитер в шкафу, который ей велик». — Шепнул на ухо Оттоми голос.

— Эй, Молли! — Приставив ладонь ко рту, закричала Оттоми. — Сэм просил напомнить тебе про свитер, который лежит в левом ящике и велик тебе на четыре размера! Эй, Молли! Ты слышишь? Мне нужно поговорить с тобой!!!

Внезапно из окна соседней квартиры появилось озверевшее от этих криков лицо рабочего.

— Я слышу тебя! — Заорал он.

— А с тобой вообще не разговаривают, заткнись! -. Завопила на него Оттоми.

— Могла бы по телефону поговорить! — Багровея ответил рабочий, скрываясь в квартире.

— Скажи спасибо, что я мегафон дома оставила!

«О, господи!»

— Я не собираюсь здесь стоять целый день! — Закричала Оттоми в ту сторону, где, по ее мнению, находился дух.

— И слава богу! — Снова подал голос рабочий.

— Да заткнись ты, урод! — Взвизгнула Оттоми. — Молли! Я считаю до трех и ухожу. Раздватри! — Выпалила она в пространство с пулеметной скоростью. — Все! Я пошла!

И в этот момент открылась дверь подъезда. Оттоми шагнула на тротуар, но дрогнувший голос произнес над самым ухом:

«Стой. Вот Молли».

Оттоми оценивающе оглядела ее. Спортивная, среднего роста, в горчичного цвета футболке и коричневом комбинезоне. На плечи Молли набросила кофту, которая была ей явно велика, и она придерживала ее рукой на груди. Темные волосы. Добрые глаза. Все это пронеслось в голове ясновидящей за долю секунды. Оттоми, по роду занятий привыкшая ко всяким неожиданностям, шагнула навстречу и протянула руку.

— Привет, Молли! — Спокойно сказала она. — Я — Оттоми Браун.

Они сидели в просторном зале ресторанчика и разговаривали. Просто разговаривали. Верила ли Молли — Оттоми? Возможно. Она и сама не знала. С одной стороны, вроде бы ясновидящая говорила о таких вещах, которые убеждали в правдивости, но все ее слова и жесты выглядели настолько театрально, что Молли тут же начинала сомневаться в их искренности.

Что поделать. Оттоми Браун по-другому говорить не умела.

— А откуда ты знаешь меня и Сэма? — Спросила Молли, глядя Оттоми в глаза. История с ПРИВИДЕНИЕМ выглядела до того невероятно, что Молли подсознательно искала в словах Оттоми какую-нибудь зацепку, маленькую ложь, несоответствие, пустяк, который позволил бы ей встать и уйти. Молли очень хотелось, чтобы все это было ПРАВДОЙ. Но, в то же время, она боялась этой правды, рушащей все ее представления о мире и жизни, которой она живет.

— Я не знаю тебя. — Ответила ей ясновидящая. — И понятия не имею, кто этот парень и как он выглядит. Но он сидел целую ночь в моей комнате и пел какую-то идиотскую песенку.

— Может быть, он мне ее споет? — Осторожно спросила Молли, и повела глазами, как бы отыскивая кого-то рядом с собой.

Ей вдруг даже показалось, что рядом действительно кто-то есть, но ощущение это тут же растаяло. И Молли, слабо улыбнувшись, обратилась к Оттоми:

— Простите, я просто не верю в жизнь после смерти.

«Скажи ей, что она не права».

— Он говорит, что ты не права. — Ответила негритянка.

— Ты что, с ним разговариваешь? — До этого момента Оттоми даже не упомянула о том, что она РАЗГОВАРИВАЕТ с Сэмом. Просто она рассказала всю свою историю, начиная с того момента, как дух появился на спиритическом сеансе, и кончая сегодняшней поездкой в центр.

— Ну да. — Подтвердила Оттоми. — И он говорит, что ты не права.

— А… — Молли почувствовала, как у нее затряслись кончики пальцев. — Где он?

— Я не вижу его. — Ответила Оттоми. — Только слышу.

«Я прямо здесь». — Произнес голос. Судя по звуку, он стоял рядом с Молли. Возле самого кресла.

— Да нет, Сэм. Это не поможет. — Живо сказала гадалка.

«Я держу ее за руку», — тихо и отчетливо произнес дух.

— Он говорит, что держит тебя за руку. — Оттоми с любопытством смотрела на девушку.

Молли, внезапно побледнев, опустила глаза, глядя на свои дрожащие мелкой дрожью руки. ОНА НИЧЕГО НЕ ЧУВСТВОВАЛА!

И сознание того, что ее обманули, вдруг наполнило девушку такой горечью и обидой, что захотелось вскочить и закричать что-нибудь очень злое в лицо этой женщине. Надо же, так запросто ее поймали на крючок. Как сопливую трехлетнюю девчонку посулами мороженого. И она купалась!

Молли вскочила и, перегнувшись через стол, жестко спросила:

— Что ты делаешь? — Слезы навернулись на глаза, и чтобы скрыть их она повторила. — Что, ты думаешь, ты делаешь со мной?

Она развернулась и пошла по проходу между столиками.

— Если ты думаешь, что я сама сюда пришла, то… Молли резко повернулась и, уже не сдерживая катящихся по щекам слез, закричала:

— Сэм мертв! Понятно тебе? Мертв!!! Редкие посетители заинтересованно оборачивались, пытаясь понять причину скандала.

«Скажи, что я люблю ее!» — Отчаянно заговорил голос.

— Он говорит, что любит тебя! — Выкрикнула в спину Молли Оттоми.

Молли медленно, словно нехотя, обернулась и жестко, с нескрываемой брезгливостью, ответила:

— Ты лжешь! СЭМ НИКОГДА ТАК НЕ ГОВОРИЛ!

Было безумно обидно и жутко стыдно, словно при огромном скоплении народа плюнули в лицо, а она не может даже утереться. Стыдно и больно. Но, будто стена опустилась на дороге, когда ее догнала короткая на смешливая фраза:

— БРОСЬ ТЫ, ПРАВДА ЧТО ЛЬ?

Молли поверила ей. И это было самым главным. Она расспрашивала Оттоми и очень внимательно слушала, широко открыв большие карие глаза. Оттоми рассказывала о Сэме, о духах, о своих бабушке и матери, умевших общаться с ДУХАМИ УМЕРШИХ, о других Привидениях, бродящих вокруг и… словом обо всем.

Сэм, слушая Оттоми, поражался ее способности щедро разбавлять ЕГО рассказы своими домыслами, но при этом умудряться балансировать на тонкой грани, когда правда еще кажется правдой, хотя и выглядит почти невероятно.

Молли пригласила Оттоми к себе, ибо после скандала посетители то и дело косились на них, перешептываясь. И у нее создалось ощущение, что они все слышат и посмеиваются над ней, словно подглядывая в замочную скважину и залезая в душу.

Оттоми с удовольствием прихлебывала черный крепкий кофе. Она любила кофе даже больше, чем детективы, и умела разбираться в нем.

Молли с интересом слушала рассказы ясновидящей и начала замечать, что ей даже нравится эта взбалмошная, горластая женщина.

— Говоря по-правде, я даже не знаю, как это происходит. — Доверительно, слышным во всех уголках квартиры шепотом, сообщила Оттоми. По секрету. — Со мной никогда ничего подобного не было. А теперь я просто не могу выключить это! -Она, помолчала, а потом пожаловалась: — Я так расстраиваюсь из-за этого…

Она допила кофе и, ставя большую фаянсовую кружку на стол, взяла в руки стоящую тут же фотографию в рамке, с которой улыбались широкоплечий парень и прильнувшая к нему Молли.

— Это что, Сэм? — Оттоми закрутила головой. — Сэм, это ты?

«Да».

Оттоми несколько секунд изучала карточку, а затем тоном ценителя заметила:

— Милый. Белый, правда, но ничего.

— Почему он вернулся? — Не давая разговору войти в новое русло, быстро спросила Молли. — Я не понимаю.

«Я не знаю». — Просто ответил Сэм.

— Почему он все еще здесь?

— О! — Это был конек Оттоми и она с удовольствием пустилась в объяснения. — Он застрял между двух миров. Да. Такое бывает, когда дух покидает тело с такой скоростью, что ему кажется, будто он жив, у него осталась важная работа, и он должен ее сделать.

«Прекрати молоть чушь!» — Прикрикнул на нее Сэм, заметив, что Оттоми понесло.

— Это чушь? — Взвилась она. — Да я просто отвечаю на ее вопросы! — И, повернувшись к ничего не понимающей Молли, пояснила: — Это его задело.

«Да мне плевать», — возразил Сэм.

— Нет задело! — Стояла на своем Оттоми. — У нас здесь небольшой спор вышел. — Обратилась она к девушке. — А если бы тебе было все равно, ты бы ко мне не приставал!

Она была из той породы людей, которые, споря, готовы доказать свою правоту, возведя огромные баррикады самых разнообразных, самых нелепых аргументов, даже когда сообразят, что они не правы.

« Ну, хорошо, хорошо, черт возьми!» — Вздохнул Сэм.

— И не смей чертыхаться в моем присутствии, черт побери! Ты понял?

«Расслабься!» — Посоветовал ей Сэм.

— Да это ты расслабься! — Взвилась Оттоми. — Это ты -мертвый парень, и если тебе нужна моя помощь, то лучше извинись. — Она вскочила. — Все! Я ухожу! Никто не смеет так со мной разговаривать! Я ухожу!! — Оттоми направилась к двери, но остановилась на полпути, обернулась и эффектнотеатральным жестом ткнула пальцем в пустоту, пытаясь сообразить, откуда же в последний раз доносился голос. — Если ты сейчас же не извинишься — уйду вообще!

Ей очень не хотелось уходить. Она еще не поняла, чем же закончится история Сэма. Из-за чего ей пришлось тащиться через весь город?

«Ладно, — Уступил Сэм. — Извини меня. Хорошо? Теперь ты можешь сесть? Пожалуйста». Оттоми довольно улыбнулась.

— Так-то лучше. — Повернулась она к Молли, сидевшей с ошарашенным видом, и победоносно объяснила: — Он извинился.

Она вернулась и плюхнулась в любимое черное кресло Сэма.

«Я хочу, чтобы ты не ПЕРЕСКАЗЫВАЛА мои слова, а повторяла СЛОВО В СЛОВО то, что я тебе скажу, поняла?» — Голос описывал круги, словно дух взволнованно расхаживал вокруг кресла.

— Поняла, поняла. — Буркнула Оттоми.

«Слово в слово, запомни».

— Да поняла, поняла. — Она повернулась к Молли, на которую этот странный односторонний диалог действовал явно угнетающе. — Он мне сказал, чтобы я повторяла слово в слово за ним.

«Молли, ты в опасности». — Решительно начал голос и снова принялся ходить рядом с креслом по кругу.

— Что ты все ходишь вокруг меня и бубнишь? — Прикрикнула на него Оттоми. — Прекрати это немедленно! У меня голова от тебя кружится, а говорить я буду по-своему все равно. — Она поерзала в кресле, принимая подобающую моменту позу, и, перейдя на замогильный трагический тон, произнесла:

— Молли! Девочка моя, ты в опасности!

— О чем ты говоришь? — Не поняла Молли.

«Я знаю человека, который убил меня».

— Сэм знает человека, который убил его.

«Его зовут Вилли Лопес. Я знаю, где он живет». -Взволнованно продолжал голос.

— Его зовут Вилли Лопес, это грязный латинос, и Сэм знает, где этот урод живет.

«Запиши». — Потребовал Сэм.

— Он хочет, чтобы ты записала.

«Я хочу, чтобы ТЫ записала!»

— Я тебе не секретарь. — По привычке огрызнулась Оттоми.

«Ну-ка, хватит препираться, делай!» — Крикнул на нее Сэм.

— Слушай, какой же он у тебя вспыльчивый. — Удивилась Оттоми, беря ручку и блокнот, подсунутые Молли. — И что я должка записать?

«Триста три. Плейс-проспект, квартира 4-Д!» — Продиктовал Сэм.

— …Плейс-проспект… — Записывала, бубня себе под нос Оттоми, и вдруг остановилась. — 303, Плейс-проспект? Да это же мой сосед! — Она пробежала глазами собственные каракули. -Точно. 303, Плейс-проспект. Действительно, мой сосед!

«Молли, у него мой бумажник, мои ключи и он был здесь! -Не обращая внимания на ее реплику продолжал Сэм. — Вчера, когда ты вернулась с прогулки, он был здесь и рылся в ящиках с одеждой».

— Он говорит, что у этого человека его бумажник и ключи. А вчера, когда ты вернулась с прогулки, этот латинос рылся здесь в ящиках с одеждой.

Молли замерла. Крик. Крик и стук входной двери! Она вспомнила!

«Молли, ты должна пойти в полицию и сказать, что меня подставили. Это было убийство!»

— Он хочет, чтобы ты пошла в полицию и сказала, что его подставили!

«В это дело вовлечен еще кто-то, но я не знаю кто!»

— Все. Я больше не хочу этим заниматься! — Вдруг резко сказала Оттоми.

Уж кому, как не ей, выросшей в трущобах Нью-Йорка, знать, что бывает за подобные рассказы. Нет уж. Дудки. Пусть ищут дураков в другом месте. Ей еще охота пожить.

«Куда ты идешь?» — Тревожно спросил Сэм.

— Что значит, куда иду? Домой! Я ухожу! Я сделала все, что ты просил и даже больше! — Закричала она. — И хватит за мной ходить! Я закончила и желаю вам, — ее палец ткнулся в застывшую Молли, — счастливой жизни. А вам, — в пространство, — счастливой смерти! Все. Пока.

Дверь с грохотом захлопнулась за ней. Растерянная, дрожащая от внезапно нахлынувшего страха, Молли испуганно смотрела на то самое пустое место, в которое секунду назад целил палец Оттоми.


Глава 7 | Привидение | Глава 9