home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава четвертая

Снежный ком

Кто первым нанесет удар – тот и победил. Все решает внезапность нападения. А значит, никаких очевидных для противника приготовлений к атаке делать нельзя. Тяжелое оружие в Каменск не ввезти, живую силу в ударный кулак не собрать. Утешало одно: руки в равной степени были связаны у обеих сторон. Поэтому и мобилизацию в губернии Воевода не объявлял, ведь чисто внешне, для остального мира, ничего особенного в Каменске не происходило: мирный город – в текучке обычных дел; Гильдия, как всегда, спокойно и уверенно стоит на страже…

Операцию следовало планировать по минутам. Отрепетировать до блеска и идеальной заученности – если не на учениях, то хотя бы в ящике с песком и в наших головах. Как только начнется, нельзя сбиться с ритма ни на один такт. Где-то чуток задержишься – и попали твои пушечки к неприятелю, на чердаках и крышах засели чужие снайперы, снаряды укатили в неизвестном направлении, а мосты заминированы.

Но вот все готово к бою. Пальцы стискивают рукояти мечей, нашаривают чеки гранат, ложатся на спусковые крючки, глаза приникли к прицелам. Казалось бы, чего проще: махни рукой, гаркни во всю командирскую глотку, и попрут в бой кровавый верные тебе полки, столкнутся грудь в грудь с такими же молодцами с супротивной стороны… Ни черта подобного. Даже последним денщикам в обоих лагерях ясно как день: даже по приказу открыть огонь по своим рука не поднимется ни у тех, ни у других.

Повод нужен. Явный, для каждого очевидный – чтоб оправдаться перед всем миром и потомками и успокоить собственную душу. Началась игра на нервах: кто первым не выдержит, сорвется и даст повод для нападения. Порой чисто подсознательно и мои бойцы, и «вольники» провоцировали друг друга, подталкивали к роковой черте – насколько хватало совести, смелости и воображения.

Напряжение висело над городом – хоть глазу не видно, но чувствовали его абсолютно все: от грудных младенцев до прикованных к постелям стариков. Его ощущали даже кошки с собаками. Они выли и мяукали без видимой причины, а когда появлялись на улице, жались к стенам домов, перебегали из подворотни в подворотню. Проняло даже безмозглых голубей. Они трудились на чердачных балках, перекрытиях да под застрехами, боясь вылетать наружу, несмотря на свой неутолимый голод.

Стороны продержались долго. Бойцы стискивали зубы, терпя ругань и поношения, отворачивались или закрывали глаза, если невмочь было смотреть на гнусные выходки противника. Хулиганов да охальников среди и-чу обнаружилось немало. На удивление. Я и представить себе не мог…

Вконец распоясался народ. Впервые в жизни ребятки могли показать, на что способны, не скрываясь и даже гордясь своим умением издеваться над людьми. Когда тебе недвусмысленно намекают, что можно все, мало кто сумеет удержаться.

Первыми не выдержали «вольники». Каюсь: эту операцию задумал лично я, и пролившаяся кровь – на моих руках. Я отобрал десяток кедринских ребят, каждого из которых знал по имени. Не раз и не два мы вместе ходили на летучего вепря или змееглавку. Отзывал я их в сторону по одному и спрашивал тихо, чтоб не донеслось до чужих ушей, готовы ли они рискнуть головой ради святого дела, вызвать огонь на себя. Если нет, могут как ни в чем не бывало вернуться в отряд. Ни один не отказался.

Отобранные мною кедринцы демонстративно обвешались оружием с головы до пят, сели в грузовик и прикатили в центр города. Никто им не препятствовал. Городовые в те тревожные дни боялись нос казать из полицейских участков. А мотоциклетный патруль «вольников», заметивший вражью машину на пересечении Думского бульвара и Второй Купеческой, погнался было за ней, но затем отстал.

Высадились кедринцы напротив губернского филиала Торгово-промышленного банка. У его парадного входа с улыбающимися грифонами по бокам гранитной лестницы уже пятый день стоял усиленный пикет «вольников» под командованием моего знакомого – старшего ловца Кольки Страхова, который прославился своими победоносными дуэлями. Был он человеком до крайности вспыльчивым, пожалуй самым необузданным в губернской рати, и потому отлично подходил для назначенной ему роли.

Высадились и вразвалочку двинулись к пикету. Командиром кедринцев я поставил Сергея Платова – хотел быть уверен, что все будет сыграно как по нотам. Ради святой идеи он маму родную не пожалеет.

Платов шел впереди, приплясывая и похлопывая себя ивовым прутиком по голенищу хромового сапога, и громко насвистывал мелодию «тореадор, смелее в бой». На лицо напустил выражение наглое, самоуверенное – ни дать ни взять самовлюбленный мерзавец, привыкший вытирать ноги о каждого, кто встретится на пути. Артист!

Ласково светило солнышко, окрашивая теплой желтизной стены домов. Воздух разогрелся, и казалось, будто вернулось лето. Чирикали на подоконниках воробьи, сыпали вниз крошки. Из окон дома напротив неслись громкие детские голоса… Последние минуты мира.

Страхов заподозрил неладное, крикнул своим:

– К бою! – и устремился навстречу кедринцам. Револьвер из кобуры не вынимал – только руку держал на эфесе палаша.

Сергей Платов будто и не заметил его – продолжал себе пружинно вышагивать. Столкнулись грудью – на полном ходу, сшиблись так, что шапки с голов слетели. Оба равновесие потеряли, руками одинаково взмахнули, чтобы не упасть.

– Стоп! – негромко, но убедительно прорычал Страхов. – Не доводи до греха! – Он чуть присел, растопырив руки, словно готовился к борцовской схватке.

– Пр-рогулке мешаешь? – с усмешкой пророкотал кедринец. – Мы пока что в свободной стране живем… – И легонько толкнул Страхова в плечо. Тот не шелохнулся. Только дернулась щека да зубы стиснулись.

И-чу с той и другой стороны с замиранием сердца следили за их «беседой». Разделяли бойцов каких-то пять саженей. С крыши за происходящим наблюдал посланный мною ловец – у него был отличный бинокль из Йены, позволявший разглядеть последний прыщик на лице. О том, что видел, ловец по полевому телефону докладывал в квартиру этажом ниже, а дежурящий там и-чу звонил мне по обычной городской линии.

Так что я был в курсе. Я ждал развязки, постукивая по столу крепким, остро наточенным карандашом, пока не сломал его. Сидевшие рядом командиры отрядов переглянулись, но промолчали. Они были спокойнее меня, ведь не отвечали сразу за все. Они верили в меня и думали: я знаю, что делаю. Если бы так… Если бы так…

Сергей Платов снова толкнул «вольника». Коля Страхов и на сей раз стерпел. Только крякнул да спрятал за спину руки, словно боялся: освободи он их – тотчас пустит их в дело.

Мой кедринец наклонился и что-то шепнул ему на ухо. Страхов вскинулся, выхватил палаш из ножен, лезвие молниеносно прочертило дугу, в один удар разрубив Платова от плеча и до паха. Кедринец, не успев почувствовать боли, повалился на чисто выметенный тротуар.

Сергей Платов пожертвовал собой. Вернее, это я пожертвовал им во имя победы. Остальные кедринцы вскинули карабины, нацелив их на врага, но ни одного выстрела не прозвучало с их стороны. В ответ ударили очереди. Автоматы били в упор, пули пронизывали бойцов, выбивая кровавые фонтанчики. Страхов что-то кричал, но его не слышали.

Изрешеченные и-чу повалились на брусчатку. Коля Страхов, продолжая орать, вырывал оружие из рук своих бойцов, даже бил кого-то. Его не слушались, ему не отвечали, его не замечали. Да и поздно бьшо. Старший ловец схватился за голову, словно в приступе дикой боли, и рухнул на колени.

– Боже мой… – шевелились его губы.

Автоматные рожки иссякли, грохот выстрелов смолк. Мертвецы лежали у ног своих убийц. И-чу с удивлением и ужасом глядели на изрешеченные десятками пуль тела бывших товарищей. Они не хотели этого – просто над Каменском висел морок. Мы все в те дни вели себя как безумцы.

Потом кто-то из «вольников» подошел к трупам и осмотрел их оружие. Ножны моих кедринцев оказались пусты, а в карабинах не бьшо обойм.

Никто в штабе не бросил на меня осуждающий взгляд. Мои помощники, мои соратники, мои командиры и бойцы – все поддержали этот шаг. Отчего же тогда у меня так тяжко на душе?

Мы пожертвовали самыми верными людьми ради того, чтобы начать братоубийство. Потомки именно так оценят наши деяния. Я убежден: приговор истории окажется суров. Но куда суровее будет мой собственный приговор. И еще одно: если все началось с крови, то чем оно может закончиться?..

Итак, приказ атаковать наш отряд отдал не Назар Шульгин, не один из его командиров и даже не какой-нибудь старший ловец – его вообще никто не отдавал, но дело бьшо сделано. Воевода, когда ему доложили о случившемся, пришел в ярость и потребовал немедленно связаться с моим штабом, но бьшо поздно: наши отряды уже начали выдвигаться в ключевые пункты Каменска.

Сначала я вовсе не хотел говорить с Шульгиным. «Ни с кем из „вольников“ не соединять», – собирался приказать я, но передумал. Того, кто наотрез отказался вести переговоры, легче обвинить в разжигании войны. От меня не убудет, если перекинусь с Воеводой парой фраз. Я обманывал себя. Я боялся разговора с Назаром. Значит, чувствовал вину? Странно… Ведь наше дело – правое. Мы спасаем Гильдию от нее самой. Спасаем – пусть дорогой ценой, но иначе выйдет гораздо дороже. Так почему же?

– Чем могу служить? – ядовитым тоном осведомился я, услышав в телефонной трубке голос Воеводы.

– Я предлагаю немедленно остановить войска и заключить перемирие, – напористо заговорил он.

– Неужто вы раздумали лезть в мирскую политику?

– Нет, но… – Шульгин замолк, подбирая подходящие слова.

Нельзя было дать ему возможность оправдаться.

– Рубикон перейден, – бросил я в раскаленную трубку. – Безоружные люди убиты. Пора ответить за содеянное. – И нажал на рычаг, спеша прервать разговор.

Ладони мои горели, голова кружилась, я чувствовал озноб. Минутная слабость истаяла под ударом мощного самозаговора. Некогда заниматься самоедством; время пошло, и теперь нельзя опоздать.

Губернатору надоело без толку обрывать телефон правительственной связи, и он улетел в Столицу, надеясь попасть на прием к Президенту. Я выпустил Черепанова из Каменска, хотя вполне мог задержать – и даже под благовидным предлогом. Но я не хотел вступать в прямой конфликт с мирскими властями. Войну на два фронта нам не выиграть.

К тому же я был почти уверен: несмотря на обоюдную симпатию Валуна и Воеводы, «отец нации» не станет мешать Гильдии делать себе харакири. Победителя всегда можно поддержать и наградить либо осудить и покарать. Удобная позиция. В любом случае будущий победитель окажется слабее, чем сейчас любая из сторон.

«Вольников» было по-прежнему больше, чем нас, но они раздробили силы, не зная, где мы нанесем главный удар. Им нужно было одновременно защищать несколько стратегических объектов: штаб-квартиру рати, губернаторский дворец, городской арсенал, казармы полевой жандармерии, аэродром, мосты, здания Губернской Управы и Префектуры, главпочтамт, губернский телеграф и кое-что еще.

Лишить «вольников» связи – наша первейшая задача. Не считаясь с потерями, ударный отряд кедринцев взял штурмом телефонную станцию. Другой отряд захватил радиовышку, стоявшую над городом, словно огромный ажурный хвощ. Оставались радиостанция в Блямбе и дюжина переносных передатчиков, тайком приобретенных Гильдией в гарнизоне. Какая рать этим не грешила?..

Не имея в своих рядах ни одного Великого Логика, мы не могли подвесить над городом заряженное грозовое облако, которое часами наводило бы в эфире помехи. Пришлось использовать позаимствованные на складе Корпуса Охраны глушилки и забивать переговоры «вольников» брачным воем лесной сирены. Проще всего оказалось спилить телеграфные столбы на подступах к городу – на этом закончилась первая фаза операции.

Где успели, мы перерезали баррикадами главные городские магистрали. В ход шли трамвайные вагоны, торговые киоски, афишные тумбы и украденные со строек и припрятанные поблизости бетонные блоки. Пилить вековые деревья нам было жаль; да и древесные духи непременно отплатили бы нам за содеянное зло.

В нескольких местах пришлось заминировать проезжую часть фугасами. Колонна «вольников», спешившая на выручку осажденному в губернаторском дворце отряду, не поверила ярким предупреждающим надписям, которые по моему приказу были сделаны на проезжей части, и две головные машины взлетели на воздух. А потом засевшие на чердаках таежные стрелки не давали вражеским саперам расчистить дорогу.

Переодетые в военную форму и-чу подъехали к расположению броневой бригады на трех камуфлированных фургонах с эмблемами вооруженных сил Сибири. Седовласый Кирилл Корин, с погонами полковника и генштабистскими аксельбантами на мундире, вылез из кабины и вальяжной походкой направился к дежурке.

В гарнизоне было объявлено особое положение, поэтому охрана парка была усилена, на вышках установлены пулеметы, но эти меры предосторожности ничего не дали. Простое заклинание – и караульные увидели перед собой главного инспектора броневых войск, внезапно нагрянувшего из Столицы. Ничего страшней нельзя было придумать.

– Командира бригады вызывать запрещаю! – рявкнул Корин на дежурного по парку, когда тот начал крутить вертушку. – Сначала проверим боеготовность. Дежурного по бригаде – сюда! Скажи: срочно нужен – и вешай трубку. Понял?!

– Так точно, господин полковник!

Штабс-капитан, придерживая на бегу саблю и фуражку, примчался в парк через три минуты. Увидев расхаживающего у ворот полковника и выстроившуюся поодаль роту чужих солдат в водительских комбинезонах, дежурный почувствовал, что сердце сползает к пяткам. Или этот сейчас прибьет, или комбриг потом измордует. Неизвестно, что хуже.

– Господин главный инспектор! Во время моего дежурства происшествий не было. Личный состав отдыхает после учебных стрельб. Командир бригады подполковник Седых находится в штабе части. Дежурный по бригаде штабс-капитан Суриков, – приложив руку к околышу, бодро, несмотря на зубовную дрожь, отрапортовал он.

Командир бригады действительно был в штабе: дрых в своем кабинете – из пушек не разбудишь. Поддал вчера хорошенько, как и все старшие офицеры, – чтоб не так обидно было без супруги ночевать.

– Вольно, – буркнул «полковник». Суриков по-прежнему стоял вытянувшись в струнку. – У тебя, штабс-капитан, звездочка – либо на погоны, либо с погон. Все в твоих руках. Теперь слушай сюда… Не надо никого будить. И Седых пусть спит. Таков приказ генерала Мамдеева. – А потом, грозно нахмурив брови, Корин распорядился: – Выводи бронеходы на плац. С полным боекомплектом. Будем проверять.

– В парке мало людей. Можно вызвать из казарм? – пролепетал дежурный по части.

– Ат-ставить! – пропел «полковник». – Горючее у тебя есть. А людьми я помогу. Для того и привез. Все понял? – И глядел на Сурикова так, будто ждал: сейчас штабс-капитан замычит.

– Так точно!

– Вы-ы-пол-няй! – И уже вслед докрикнул: – Бе-егом!!!

Дальше все пошло как по маслу. Когда разбуженный дневальным Седых прибежал в парк, на ходу застегивая китель, половина ангаров была пуста, караул вместе с дежурным по части повязан и заперт в караульном помещении, а грозные машины пылили и грохотали по улицам каменско-го пригорода – Соломенной Слободы, уходя в неизвестном направлении.

Итак, захватить боевую технику нам удалось без единого выстрела. Мой план удался, и я был почти счастлив.

Мы так и не позволили отрядам Шульгина соединиться. Били «вольников» по очереди, яростно атакуя собранными в кулак отрядами, которые тотчас перебрасывали в другой район. На захваченных у гарнизона бронеходах и грузовых моторах они могли быстро перемещаться по городу. А когда на пути моих отрядов возникали вражеские заслоны, их сметали огнем башенных орудий. Баррикады и завалы мы растаскивали кранами, сносили бульдозерами, которые сопровождали каждую колонну.

Воевода не ожидал, что мы будем действовать столь решительно. Возможно, он до последней минуты надеялся, что мы не посмеем начать войну. Пойдет какая-то хитрая игра, когда обе стороны должны симулировать активность, рыча и скаля клыки. Но зачем? Для какого таинственного зрителя было бы это представление?..

Я, понятное дело, не усидел в штабе, ожидая известий с фронта. Увы, нервы у меня к тому времени были – отнюдь не стальные канаты. И вечно спасаться самозаговорами я не мог. От частого их применения заговоры слабеют, да и сам и-чу перестает объективно воспринимать окружающий мир. Слишком легко обжечься, когда отключено чувство боли.

Я мог просто-напросто взорваться, как перегретый паровой котел, и потому лично возглавил два нападения на отряды «вольников», несмотря на ворчание моих помощников. Они боялись, что наше войско будет обезглавлено.

Я действительно едва не погиб при штурме арсенала. Не ожидал, что горстка окруженных со всех сторон и-чу вместо того, чтобы сдаться на милость победителя, пожертвует собой. Внешняя линия обороны уже была сметена. Когда атакующие подавили огнем из орудий пулеметные точки на привратных башнях старой крепости и устремились в главные ворота, защитники взорвали сто двадцать пудов пороха.

Первый взрыв был так силен, что меня вместе с дюжиной бойцов выкинуло из-под арки. Это нас и спасло, потому что секундой позже рухнули кирпичные своды, и вся крепость обрушилась как карточный домик. От удара о брусчатку я потерял сознание, но вскоре вернулся в раскалывающийся и горящий мир. Рядом копошились и-чу, один за другим приходившие в себя. Стонал ловец из моей личной охраны – белые осколки кости, пробив рубаху, торчали из его плеча.

Взрывались набитые боеприпасами казематы, и над головами хлестал огненный ураган. Надо было немедленно убираться. Мы помогли друг другу подняться и поволокли раненых в безопасное место. Перевязки и уколы будем делать потом.

Бронеходы со снятыми гусеницами, высекая искры чугунными катками, неслись по брусчатке к Апраксину мосту через Енисей. Нас было не удержать. Мы победим – и врага, и этот некогда мирный город, и самих себя. Чего бы это ни стоило…

Колонна уверенно катилась вперед, отшвыривая в чадный туман выхлопов квартал за кварталом. Казалось, она с разгону врежется в Блямбу, но и это ее не остановит. Бронеходы будут двигаться дальше, пробивая себе дорогу в недрах огромного здания.

Я стоял на башне головной машины, широко расставив ноги, и держался за древко знамени, чтобы не упасть и даже не покачнуться. Я смотрел, как гибнет Заречье. Снаряды, бомбы, гранаты и патроны рвались в арсенале второй час кряду. Над городом висело черное облако – теперь уже вполне зримое. Его озаряли вспышки разрывов. Дымовое облако соединилось с принесенной ветром грозовой тучей, и на Каменск среди бела дня опустилась ночь.

Осколки и порой целые снаряды, пролетев над Арсенальной рощей, сыпались на построенные по соседству жилые кварталы. Занялись пожары. Стекол в окнах давно не осталось. Жители метались, выводя из домов детей и стариков, вытаскивая скарб. Истошно звенели колокола несущихся по улицам пожарных моторов. Мы устроили в Каменске ад.

Город сейчас напоминал мне Кедрин времен Степной войны. Детей тогда вывозили из города на подводах, и я на всю жизнь запомнил такое же черное небо в багровых всполохах, грохот разрывов, такую же панику, ужас и безысходность на лицах.

Отряд «вольников», оборонявший подступы к Апраксину мосту, бился насмерть, но опоры взрывать не стал, хоть они и были заминированы. Бой был недолог. Огнеметчики подожгли баррикаду «вольников», и мои таежники оттеснили каменских и-чу по набережной – вверх и вниз по реке. Всего два отделения стрелков теперь сдерживали сотню «вольников». Метким огнем они прижимали их к земле, не давая поднять головы. Позже, когда Блямба будет взята, они наверняка сложат оружие.

Беспрепятственно перейдя по огромному, величественному мосту главную реку Сибири, мы по проспекту Рамзина двинулись в центр Каменска. Впереди горела Префектура, захваченная отрядом Саматова. Бойцы вместе с пленными тушили огонь, чтобы он не распространился на корпуса стоящей по соседству больницы святой великомученицы Параскевы.

На улицах тут и там стояли группы полицейских и жандармов из Корпуса Охраны. Они не пытались остановить нас, не стреляли нам вслед. Они терпеливо ждали окончания битвы. Быть может, для того, чтобы потом всей мощью обрушиться на ослабленного потерями победителя и окончательно решить вопрос о власти в Каменске. Мы в свою очередь не разоружали их. Против всякой логики я надеялся, что нынешний нейтралитет будет сохранен. А что мне еще оставалось?..

Расквартированные в городе солдаты были блокированы в казармах и вырваться не пытались. Командира гарнизона и нескольких старших офицеров мои люди арестовали в городской комендатуре. Такие заложники ценнее порой целой дивизии. Как бы то ни было, армия на время тоже оказалась вне игры.

Подойдя к окруженной передовыми группами штаб-квартире каменской рати, бронеколонна разделилась надвое и вскоре взяла в клещи огромное мрачное здание. Стволы орудийных башен нацелились на Блямбу, но я не хотел расстреливать ее из пушек. Я вообще не хотел кровопролития, но уже пятый час в городе шли бои. Потомки не узнают о моих сомнениях и мучениях, они будут видеть только окончательный результат – убитых, раненых, пропавших без вести и случайные жертвы из числа горожан. Каждый упавший волос и сломанный ноготь непременно сосчитают и положат на чашу весов. И приговор потомков может быть только один – братоубийство.

Я с самого начала знал, что Воевода сосредоточил здесь лучшие силы. Здесь же он держал и свои резервы. Нужно было как можно скорее заканчивать эту маленькую войну, и потому я стянул к Блямбе почти все свои отряды. Нам предстояло положить при штурме сотни бойцов, перебив столько же Истребителей Чудовищ с супротивной стороны. Больно и страшно было отдавать приказ об атаке. Я своими руками подписывал смертный приговор цвету губернских и-чу. Как будто у меня был выбор. Отряды подтягивались один за другим – кто пешим порядком, кто на реквизированных моторах. Прибывшие командиры подходили, отдавали честь, с гордостью докладывали о выигранных боях, захваченном оружии и боеприпасах и числе бойцов в строю. Настроение у них было – нет, не радостное (чему тут можно радоваться?), но бодрое. Я мрачно выслушивал победные реляции, а затем определял каждому его участок наступления, боевую задачу и отпускал к солдатам.

Когда все заняли свои места и можно было начинать штурм, я вдруг сказал себе «стоп!». Я должен испробовать последнюю возможность, обязан дать Воеводе шанс.

Я назначил своим преемником Ивана Ракова – на крайний случай. Бешено глянув на забунтовавших было подчиненных, я разом заткнул им рты. Они, доброхоты, думали удержать меня от очередного опрометчивого шага, послав в Блямбу кого-нибудь из командиров рангом пониже.

Адъютант привязал к палке обрывок белой простыни, я высоко поднял ее над головой и двинулся к парадной лестнице с поверженными драконами. Я хотел предложить Назару Шульгину сдаться. Мне казалось, что без свидетелей нам будет легче договориться.

Ветер усиливался с каждой минутой. Он расправил мой флаг. Я неторопливо пересекал по диагонали пустынную Триумфальную площадь, подмечая прицелившихся в меня снайперов, которые не дадут промаха. В любой миг меня могли изрешетить пулями, и единственной гарантией моей безопасности была пресловутая честь и-чу. Спасет ли она? Парламентер – это всего лишь враг, утративший бдительность. На войне так многие считают.

Из-за возвышавшейся посреди площади Триумфальной арки вдруг выскочила худая дворняга и, поджав хвост, опрометью помчалась мне наперерез. Ни на черную кошку, ни на оборотня она была не похожа, и я не обратил на псину особого внимания. В трех шагах от меня дворняга взвизгнула от боли, лапы ее подломились. Собака покатилась кувырком, забилась, заворочалась на мостовой и застыла на брусчатке пушистым серо-бурым комком. «Духовое ружье, – понял я, – Попугать вздумали, мерзавцы!..»

У подножия семиэтажной Блямбы по всему периметру был воздвигнут бруствер из мешков с песком и спиленных на бульваре Победы деревьев. Парадные были прикрыты настоящими бастионами из бревен, окна первого этажа заложены мешками. Отовсюду выглядывали нацеленные на площадь стволы.

Нас встретит кинжальный огонь. Преодолеть полтораста саженей по открытой площади – самоубийство. Чтобы избежать огромных потерь, нам придется расстреливать здание из безопасного далека. В бронеходах достаточно снарядов, включая зажигательные. Но я не хотел уничтожать Блямбу, я не имел права сметать штаб-квартиру рати с лица Земли. Не я строил – не мне и рушить. Но самое главное: там хранятся бесценные логические атрибуты, которые еще спасут жизни тысячам и-чу и помогут истребить легионы чудовищ.

Надо искать другие пути. Если захватить соседние дома на боковых улицах, то можно подавлять огневые точки почти в упор: из окон – в окна. И при атаке простреливаемая зона будет гораздо меньше: тротуар, мостовая и еще один тротуар. Поэтому за эти плацдармы придется драться зубами и ногтями…

Я шел, а ураганные порывы ветра гнули меня к земле, пытаясь вырвать из рук импровизированный белый флаг. Под черно-фиолетовыми, в багровых отсветах небесами меня не отпускало гнетущее чувство обреченности, и чудилось: наш мир целиком перекочевал в Аид.

На последних саженях показавшегося столь долгим пути меня посетила безумная мысль: на самом деле никакой «Белой воли» нет и в помине, все это провокация, нас подставили, столкнули лбами и теперь, потирая руки, наблюдают за начавшейся бойней. Но думать об этом было некогда, да и что толку…

Я благополучно добрался до парадной лестницы, превращенной в хорошо укрепленную позицию с пулеметными гнездами по бокам. Назар Шульгин не стал ко мне выходить – прислал Воеводу города Перцовска, что основан легендарным батькой Перцем на северной границе губернии.

Я плохо знал этого подтянутого красавца усача с демонически-мрачным лицом и с левой рукой на черной перевязи. Звали его Андреем Хржанским. За время службы в Каменске я дважды с ним разговаривал, но так и не сложил мнения. Он казался мне похожим на хрестоматийного императорского гвардейца – выпивоху, волокиту и дуэлянта, который способен проявить безрассудную храбрость в бою. Явно благородного происхождения – скорей всего из великосветских служилых дворян.

– Чем обязаны, господин Пришвин? – окинув меня презрительным взглядом и скривив губы, осведомился Хржанский. Я был ему противен, что он и желал показать.

– Я пришел предложить вам почетную сдачу. Сопротивление бесполезно. В наших руках огневая мощь гарнизона. Во избежание бессмысленного кровопролития вы обязаны сложить оружие.

– Не позорьте Гильдию. Истинные и-чу не сдаются, – выцедил Андрей Хржанский сквозь зубы. С каким удовольствием он отхлестал бы меня перчатками по щекам!

– Истинные и-чу никогда не нарушат священную клятву. Вы растоптали традиции Гильдии, а теперь меня стыдите? – Он разозлил меня, но я сдерживался – только древко опущенного флага поскрипывало в руках. – Передайте наши предложения Воеводе – и хватит болтать! Я буду ждать ответа.

Хржанский побледнел – до этакой голубизны, круто развернулся и, взлетев по ступеням, скрылся за огромными дубовыми дверями. Ждать пришлось долго. По крайней мере, так мне показалось.

Ветер откуда-то принес на площадь рваный предвыборный плакат с лицом Президента, с шуршанием протащил под Триумфальной аркой и, подняв в воздух, швырнул к моим ногам. Потом на фоне дымно-грозовых туч промелькнули три золотые искры – неужто кони-птицы рароги слетаются на огонь? Значит, пожару долго не угаснуть.

Защищающие Блямбу бойцы то и дело выглядывали из-за брустверов. Смотрели на меня без ненависти – скорее с любопытством и досадой. Дескать, дурак ты, батенька… Потом здоровяк с нашивками старшего ловца забрался на верхний мешок с песком и закурил. Молча протянул в мою сторону открытый портсигар, предлагая сигарету. Я отрицательно покачал головой. И-чу развел руками.

Все они уже были приговорены…

Секундная стрелка круг за кругом обегала циферблат часов. Время работало против нас. Мирские власти могут нарушить свой молчаливый нейтралитет. Или в Каменск ворвется нежданная подмога «вольникам»… Если Воевода тянет с ответом, значит, на что-то надеется.

Наконец показался Хржанский. Лицо его было непроницаемо. Он остановился в трех шагах, щелкнул каблуками, козырнул. Я тоже отдал честь. Он молча стоял передо мной, кусая тонкие губы. Я терпеливо ждал. И вот перцо-вец заговорил – ломким, нервенным голосом:

– Господин Воевода просил передать следующее: «Штурмуйте – и захлебнетесь нашей кровью». Честь имею.

– Жаль… – только и сказал я в ответ. И двинулся в обратный путь.


Глава третья Раскол | Умереть и воскреснуть, или Последний и-чу | Глава пятая Меч в ране