home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава шестая

Последний разговор

Внезапно я обнаружил, что за моей спиной застыли алтайские лучники, прибывшие к нам на помощь с Катуни. Воины, не ведающие страха и сомнений, с лицами, вытесанными из горного камня, и узкими щелками глаз. Великие лучники, не имеющие себе равных, – от Каспия и до Камчатки. Они не знают жалости, не ведают милосердия. Неся смерть, они не испытывают радости – это их единственное умение.

А в теле моей сестры по-прежнему был мой меч. Надо его достать, но тогда и-чу узнают, кто ее убил. И я сказал:

– Не вынимайте из раны меча. Мы сделаем это дома, когда мать будет обмывать тело.

Никто не возразил. Да и с какой стати спорить с командиром?

Мать… Я в первый раз за эти минуты подумал о ней. Как она переживет смерть старшей дочери – своей любимицы, своей главной опоры? И переживет ли?.. Боже мой! Что я наделал?!

Но некогда было предаваться чувствам. В Блямбе по-прежнему шло сражение, и я должен был руководить войсками. Я осторожно опустил сестру на скользкий от крови пол. Поднялся с колен, взял у кого-то из алтайцев кривую саблю и потребовал доклад о ходе боя и положении в Каменске.

Подошел Ефим Копелев, который возглавлял лучников, доложил ситуацию. «Вольники» продолжают удерживать четыре верхних этажа и сдаваться не намерены, несмотря на большие потери и обреченность положения. К Триумфальной площади с разных концов города подтягиваются правительственные части. Но что они собираются делать? Если бы хотели помочь «вольникам», давно бы вступили в бой. Значит, как я и предполагал, они ударят по победителям. То бишь по нам. Если я не придумаю что-нибудь такое, от чего голова у всех пойдет кругом.

Так или иначе, нужно заканчивать бой и выходить из города, пока кольцо окружения не сомкнулось, а войска не получили приказ атаковать. Рассчитывать на вечный нейтралитет властей не приходится.

Когда штурмующие поднялись еще на два этажа, потеряв до батальона убитыми и ранеными, наступательный порыв стал выдыхаться. Глупо переть напролом, если враг закрепился и пристрелял каждую сажень коридоров и лестниц.

Огонь смолк. Наступило затишье. Время по-прежнему работало на «вольников». Я послал к Воеводе парламентера с белым флагом и повторным предложением сдаться. Назар Шульгин отказался без объяснений. «Нет» – и все.

Бойцы, пользуясь случаем, решили перекусить. Сухим пайком, понятное дело. На той стороне ложки застучали о котелки – у противника была горячая пища.

– Эй, оглоеды! Давай меняться! – весело закричал кто-то из наших. – Мы вам – ящик шоколада, а вы нам – котел гречки. Годится?

– На кой ляд?! – ответили из-за баррикады, сложенной из физкультурных матов, дубовых дверей, письменных столов и книжных шкафов. – От каши ружо встает, а от чоколада падает.

– Ну вы и злыдни!

– Сами хороши! Город тряханули, а крупу не нашли! – Начиналась обычная для гражданской войны перебранка.

Я вызвал к себе командиров отрядов. Ординарцы прыснули по коридорам. Штаб мой временно разместился на четвертом этаже – в кабинете главного хранителя трофеев каменской рати. Он мало пострадал во время боя, и из затененных углов на меня мрачно глядели прекрасно выделанные чучела убитых чудовищ: малого дракона (старшие собратья сюда бы не влезли), ехидны, василиска и чхарура. Именно их живые сородичи больше всего выиграли от штурма Блямбы, чем бы он ни кончился.

Вдоль стен стояли стеллажи и стеклянные витрины с черепами, шкурами, кожей, когтями, клыками и хвостами всевозможной нечисти. С кем только не приходилось сталкиваться бойцам Гильдии за долгие века ее служения человечеству! Интересно, нет ли у чудовищ похожего музея с боевыми трофеями и высушенными головами и-чу?

Я с волнением ждал появления моих командиров, боялся, что кого-то недосчитаюсь. Один за другим они возникали в дверном проеме – перепачканные в штукатурке, забинтованные, пахнущие порохом и потом, с пятнами чужой крови на одежде.

Живы были все, кроме Кирилла Корина. Правда, у Пет-руся Голынко рука на перевязи, у Ефима Копелева бок забинтован, расплылось красное пятно. Я глядел на них, соображая, смогут ли командовать дальше, но так и не решился заговорить о лазарете. Пока есть силы тянуть лямку – пусть тянут.

Большинство офицеров были старше меня по годам, а некоторые – и по званию. Почему они безоговорочно приняли мое командование? До сих пор не пойму. Быть может, оказались не готовы к столь крутому повороту событий? Или нарушить субординацию не посмели да и выбрать меж собой не смогли? Я же – человек со стороны… Все вышло само собой: кто смел, тот и съел. А затем поздно было что-то менять.

– Выдохлись мы – слепому видно. Зазря людей теряем, – произнес я, когда пятерка расселась на стульях вокруг меня. – Что скажете, отцы-командиры?

– Мы их, конечно, всяко дожмем… – медленно заговорил Иван Раков – давний отцов ученик, помощник и друг. В деле мы с ним были впервые шестнадцать лет назад – истребляли голубое облако, плодившее в Кедрине бешеных собак. – Только и-чу жалко. Сердце болит. – Потер грудь, и сразу стало видно: действительно болит. – Своих режем. Неужто без крови никак? Правую руку бы отдал… – Замолк, опустил голову.

– Я пытался убить Воеводу – в надежде, что тогда они сдадутся. Не вышло, – сказал я, не дождавшись ничьих предложений. – И на переговоры Назар не идет.

– Гордыня великая – вот корень зла. Мы для Назара – жалкие выскочки, – подал голос Петрусь Голынко, самый старший из нас.

Ему было под пятьдесят. До начала событий он учил рукопашному бою кадетов губернской школы и-чу, которые в большинстве своем встали на сторону Воеводы и почти все полегли. Коренаст был Петрусь, широкоплеч, имел кирпичного прокала кожу, небесной голубизны глаза и белесые, словно выгоревшие на южном палящем солнце, ресницы и брови.

– У нас хватит взрывчатки, чтобы заминировать Блямбу. Мы потихоньку уйдем, оставив заслоны, которые будут шуметь, сколько надо. Потом дадим сигнал «Бегом марш!» – и через три минуты все взлетит на воздух, – предложил Анвар Саматов, командир сводного каменского отряда. Его родители пришли в Сибирь лет двадцать назад, спустившись с Памира. Сделав головокружительную карьеру в каменской рати, последний год Анвар командовал летучим отрядом. Подчинялся непосредственно Воеводе и, накопив множество обид, не так давно насмерть разругался с ним – сказалась горячая восточная кровь. И теперь он был с нами.

Замолчал Саматов. Стало тихо – будто у всех язык отнялся. Я откашлялся, прежде чем заговорить, – в горле пересохло. Да и слова я старался подобрать помягче, чтоб отличного бойца не обидеть. Хотя разве такого обидишь? Анвар на всю рать прославился своей жестокостью. Наверное, получает удовольствие, мучая чудовищ. А что будет, если в его власти окажутся люди?..

Анвар вынул из нагрудного кармана фигурную расческу, вырезанную из ключицы вервольфа, и как ни в чем не бывало принялся расчесывать спутанные черные кудри. Был он красив как черт и не одному десятку здешних красавиц вскружил голову, не одну семью разрушил – походя, быть может, даже сам того не заметив.

– Не пойдет, – сказал я наконец. Выронил тяжко, будто камень – в бездонный омут. Замолк: приготовленные было слова вдруг показались неуклюжими и жалкими, недостойными командира. Потом все ж таки добавил: – Своих взрывать не станем. К тому же Блямба – символ Гильдии в глазах мирян. Не пристало нам самим себя хоронить.

Анвар картинно развел руками – дескать, мое дело предложить, а там хоть трава не расти. Зато остальные вздохнули с облегчением. Однако он предложением своим поменял ход разговора, и мы перешли к выработке тактики.

– Надо прорваться на крышу и, пройдя через чердак, ударить им в тыл… – Мне не давала покоя моя старая задумка.

– Понял тебя, командир, – сказал Иван Раков, почему-то приняв мои слова на свой счет.

Он вскочил на ноги, придерживая ножны, чтобы не задеть какой-нибудь экспонат, приложил ладонь к пилотке и хотел было рвануть из кабинета.

– Не спеши в Лепеши, в Сандырях сночуешь, – остановил я его. – Думаю вслух, а ты уж ноги – в руки… Как только начнешь прорыв, Воеводе сразу все станет ясно. Перебросит резервы, отсечет авангард, окружит там, наверху, и устроит тебе мясорубку. Попасть на крышу надо незаметно. С планером не вышло. Парашютистов разнесет – ветер больно силен, да и пощелкают их снайперы. Опять же внезапности никакой…

– А мои архаровцы орлиные гнезда от глотышей сотню раз очищали. Им на крышу взобраться – раз плюнуть, – впервые открыл рот Фрол Полупанов, Воевода Усть-Ерского горного края. – Вы здесь пошумите, а мы тихой сапой – по стеночке, по стеночке…

– Вот это разговор! – воодушевился я. – Отбери самых лучших, Фрол Романыч. Оружие возьми какое хошь. Мы так шумней – чертям станет тошно. А когда начнешь атаку, тебе навстречу ударит Раков.

– А мне что делать? – спросил Анвар Саматов.

– Ждать приказа! – буркнул я.

Бойцы взбирались по западному фасаду Блямбы. Была выбрана глухая стена – вернее, простенок между двумя «слепыми» контрфорсами. Лучшие горцы-скалолазы шли первыми. Цеплять «кошки» за карнизы и уж тем более вбивать костыли в гранитные стены нельзя: шум привлечет внимание стрелков, засевших на крыше. Поэтому бойцам приходилось проявлять чудеса цепкости, распластываясь по совершенно гладкой с виду поверхности, буквально прилипая к ней ступнями в специальных тапочках и ладонями в особых перчатках.

Они пользовались липучками, о существовании которых даже не слыхали в высокомерной Европе. Это профессиональный секрет саянских и-чу. Горцы вырезают лоскутья кожи из шкур белого ползуна и пришивают их к своей обуви и одежде. Клейкие волокна, если их смочить особым раствором, не сохнут годами. Великая вещь – липучки, но без самозаговоров, придающих силы пальцам, скалолазы непременно сорвались бы вниз, разбившись в лепешку.

В любую минуту распластанные фигурки бойцов могли заметить на сером фоне стены – стоило «волъникам» только перегнуться через перила ограждения и глянуть вниз. Но им было не до того: их снайперы перестреливались с нашими, засевшими на соседних крышах, а наблюдатели следили за небом. Оно было пусто. Там властвовал ураган, рвал в клочья грозные темно-серые тучи, порождая мгновенный, ослепительный выплеск солнца.

В конце концов защитников западного участка крыши перебили всех до одного: им противостояли отборные снайперы; в моем войске были лучшие охотники сибирской тайги. Так что некому было обнаружить наших скалолазов.

Преодолев нависающий козырек крыши и бесшумно перебравшись через перила, скалолазы подняли на тросах небольшой отряд таежных охотников – ребят крепких, стрелков отменных, но к акробатике непривычных. Охотники тащили на себе вещмешки с боеприпасами – по пуду на брата. И за все время ни единого звяка, вскрика – только чуть слышное пыхтение, поскрипывание ремней, похрустывание суставов да треск шовных ниток, заглушаемые грохотом взрывов и барабанной дробью очередей: внутри Блямбы опять кипело сражение.

Возглавлявший ударную группу Фрол Полупанов отдышался и махнул рукой – это был сигнал к атаке. Бой на крыше был скоротечен и жесток. Стрелки и наблюдатели «вольников» в большинстве своем успели выстрелить лишь по разу – промаха не дали. И сами полегли. Только двое забаррикадировались в одной из угловых башен и отстреливались из пулемета, сковав отделение и-чу. Потом наверх удалось втащить бомбомет…

Потеряв в перестрелке четырнадцать человек убитыми, ударные группы атакующих вышли к заранее намеченным входам на чердак. С крыши туда можно было попасть через две дюжины дверей и окошек, не считая печных труб и решеток вентиляции. В это время на крышу взвод за взводом поднимали обычных стрелков. Чем крупнее будет ударный кулак, тем скорее он сомнет оборонительные порядки.

Бойцы ожидали встретить бешеное сопротивление «вольников». Они думали бросить в каждое отверстие по связке гранат, а потом расчистить себе путь шквалом огня. Но никто не подстерегал их в узких проходах, не устроил засад в темной, продутой сквозняками глубине чердака. Воевода не успел подтянуть резервы. Поэтому горцы, таежники и идущие следом стрелки тихо просочились на огромный чердак Блям-бы и заструились по его лабиринтам, приближаясь к спускам на седьмой этаж.

Навстречу им двигались разрозненные группы «вольни-ков», освещавшие себе путь карманными фонарями. Услышав перестрелку на крыше, на чердак безо всякой команды ринулись несколько десятков бойцов. Они гораздо хуже охотников видели в темноте да и ничуть не лучше их знали эти помещения.

Бой разделился на множество мелких схваток, ни разу не перешедших в рукопашную. Атакующие издали били противника, точно в тире. Часто «вольники» даже не успевали пустить в ход оружие. Все было кончено в считанные минуты.

А потом сражение переместилось в коридоры седьмого этажа. Их перегораживали баррикады – низкие и непрочные, – но они ощетинились стволами, и огонь был жесток. «Вольники» укрепляли баррикады телами павших. Никто не отступал, и продвинуться вперед удавалось, лишь когда погибал последний защитник.

Мои люди не жалели огневого припаса. Штурмовым отрядам выдали по десятку гранат на брата; с разных концов здания ворвавшись на верхний этаж, бойцы забрасывали защитников «лимонками». Беспрерывной канонадой гремели взрывы, сотрясая Блямбу от фундамента до шпилей.

Перебив «вольников» на седьмом этаже, десант застрял на лестницах. Перекрыть их оказалось куда легче, чем заблокировать многочисленные выходы на чердак. А наши отряды, пытавшиеся подняться наверх с четвертого этажа, хоть и сковали главные силы противника, за все это время не продвинулись и на десять саженей. Тела убитых и раненых громоздились на лестничных маршах.

Опять возникла пауза, грозящая превратиться в долгое затишье. Из города передавали: войска кайенского гарнизона, взяв район Триумфальной площади в широкое кольцо, спешно обустраивают огневые позиции. Замечено до дюжины артиллерийских батарей на конной тяге и два бронехода. Подкрепления подходят каждые пять минут.

«Вольники» теперь удерживали только два этажа, однако могли продержаться еще несколько драгоценных часов. Фрол Полупанов связался со мной по линии полевого телефона. Его предложение было столь разумно, что я, задавив подсознательный страх перед любым разрушением Блямбы, немедленно дал добро. Усть-ертский Воевода приказал бойцам разбирать полы и рвать пироксилином все, что будет мешать продвижению вниз.

И когда казавшиеся надежными потолки начали с грохотом рушиться на головы защитников, в образовавшиеся дыры полетели связки гранат, а затем сверху, строча из автоматов, посыпались враги, дух обороны был сломлен. «Вольники» десятками стали сдаваться в плен.

Очаг сопротивления оставался лишь около кабинета Воеводы. Вопреки здравому смыслу Назар Шульгин решил биться до конца. И бился, уложив в последнем жестоком бою по роте своих и чужих.

Несколько раз я отдавал приказ прекратить огонь и через громкоговоритель призывал Воеводу сложить оружие. Я гарантировал ему не только жизнь, но и свободу – если он откажется от дальнейшей борьбы, под честное слово и-чу. Воевода в переговоры не вступал, отвечая на мои призывы новым шквалом огня.

Он действительно обезумел, или им овладели. Но тогда его подчиненные наверняка бы это почувствовали. Допрошенные мною пленные были вполне нормальными и-чу. Или рядом с Шульгиным есть кто-то, способный полностью контролировать небольшое пространство, узкий круг людей? Тогда Воеводу нужно спасать. Но как?..

Не сумел я спасти Назара Шульгина. Бойцы рвались к его кабинету, устилая своими телами некогда до блеска надраенный, а теперь обагренный кровью паркет. И разве мог я уговорить их не стрелять в Воеводу, который лег к «трофимычу» и косил наших длинными очередями, пока не кончились ленты? Потом он отошел в приемную и отстреливался из автомата, из маузера, рубился на мечах, не зная усталости. Сколько крови сегодня легло на его руки?..

Сельма… Ее просветленное смертью лицо стояло перед моими глазами. Я уже не лез в пекло. Истребление и-чу – занятие выше моих сил. Я больше не мог стрелять в своих, хоть и приказывал это делать другим.

И вот прогремели и смолкли последние выстрелы, стих лязг стали. Грохот взрывов, надсадные крики команд и мат ринувшихся в свою последнюю атаку бойцов – исчезло все. Я не слышал ни разговоров, ни стенов раненых. Неправдоподобная тишина воцарилась в коридорах Блямбы. Гулкая и полная беззвучных голосов – тех, кто уже не окликнет тебя никогда.

А потом словно затычки вылетели из ушей. Блямба вдруг оказалась полна звуков. Еще не пришедшие в себя после горячки боя и-чу бродили по захваченному зданию, неестественно громко смеялись чему-то, то и дело прикладьшались к трофейным флягам, горевали, наткнувшись на тело убитого товарища, выкликали своих, надеясь, что те не погибли, а разбросаны в пылу схватки по разным концам Блямбы.

Покинув свой штаб, я шел по коридору как слепой – то и дело натыкался на бойцов или конвоируемых пленных. Иногда мне отдавали честь, чаще шарахались как от чумного. Наверное, страшное у меня было лицо. Неживое. Словно меня самого изрешетили, проткнули, разорвали на куски – сотни раз кряду. И все же я был жив – думал, дышал, сгибал ноги, а вокруг меня лежали убитые. Цвет Гильдии, цвет нации, братья мои, кровь и плоть моя, невосполнимая утрата, открытая рана, которой не суждено затянуться никогда.

Мне доложили, что в коридоре третьего этажа найдено тело моего двоюродного брата – Семена Хабарова. Он отстреливался до последнего патрона и был зарублен кем-то из усть-ертцев. Погиб в бою и старший ловец Николай Страхов, который первым выхватил меч и нанес удар. Это я вынудил его начать эту бойню…

Трупы в приемной Шульгина навалом лежали на полу. «Вольников» и наших – примерно поровну. Кое-где они лежали сцепившись в рукопашной – вместе отошли в мир иной. Чтобы попасть в кабинет, нужно было шагать по телам. Не в силах наступать на них, я полз по мертвым. Не дай вам бог испытать то, что выпало на мою долю в те страшные минуты. Приговоренные мною начинали отдавать мне долг…

Я не видел ни издырявленных выстрелами стен кабинета, ни разнесенных в клочья боевых реликвий, бюстов знаменитых Воевод и батальных полотен, ни размолотой мебели. Я прирос глазами к фигуре Шульгина, показавшейся мне вдруг огромной. Воевода лежал на своем большущем письменном столе мореного дуба, тумбы которого были исщеплены пулями. Руки Шульгина были сложены на груди, как у покойника. Но он, несмотря на множество ран, был еще жив: глаза открыты и грудь время от времени вздымалась. При каждом вздохе у него внутри сипело и булькало.

Петрусь Голынко стоял в дверях, привалившись к косяку, и раз за разом обтирал полой расстегнутого кителя лезвие своего зазубренного меча. Пола потемнела от крови, меч блестел – чище не бывает, а Голынко все не мог остановиться.

– Караул сдал, – безумно глянув на меня, сказал он, пошатнулся, повернул кругом и стал перебираться через завал из трупов.

– Караул принял, – машинально произнес я. Мы с Голынко были оба не в себе.

Я приблизился к столу. У Воеводы не осталось сил повернуть голову, чтобы посмотреть, кто пришел. Но каким-то образом он меня признал.

– Дурак, – выдавил он из себя вместе с розовой пеной. – Ты ничего не понял. Теперь нам конец… – И, дрыгнув ногами, вытянулся.

Кому – нам? Очевидно, Гильдии. Не о «вольниках» же речь…


Глава пятая Меч в ране | Умереть и воскреснуть, или Последний и-чу | Глава седьмая Колоша смерти