home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


4

Туман

Область, покрытая «молочным туманом» (МТ), представляла собой не какой-нибудь четко очерченный круг или тем более сферу. Как выяснила прикладная и теоретическая наука, на образование «молока» влияло великое множество самых отдаленных друг от друга факторов. Сюда входили взаимодействие циклонов, перепады давления в зависимости от высоты, состояние моря и, конечно, техногенные составляющие – размеры и количество помещенных в зону катаклизма кораблей, а может, и людей тоже – кто мог это знать наверняка? В общем, МТ представлял собой неравномерно разбрызганную кляксу, только расплесканную не в двух, а в трех измерениях. Это лишь в пространстве, если же учитывать время – измерений становилось четыре. Возможно, «клякса» производила экспансию еще куда-то, но то была задача для топологов, а не для занятых стратегией мозгов.

Кстати, под поверхностью воды тоже наблюдалось нечто аномальное – отдаленная аналогия атмосферного явления, и на это нечто также влияли многослойные, связанные и не связанные взаимодействием процессы.

На МТ сразу после его появления начинали действовать обычные, известные всем и вся, факторы – ветры и течения. «Клякса» размазывалась, оседала, скручивалась в узлы, делилась на зоны разнообразной плотности, на отдельные очаги, между которыми «туман» совершенно не ощущался. Как МТ влиял на диапазон, доступный человеческому зрению, мы уже знаем. С тепловым излучением разобраться становилось еще сложнее – было похоже, что он вбирает его в себя. Это ощущалось даже в работе самолетных двигателей, а уж на применении лазеров наведения инфракрасного спектра это сказывалось совсем катастрофически. В радиочастотном диапазоне дело совсем усложнялось. На разные длины волн МТ влиял по-разному, кроме того, не всегда однозначно в похожих условиях. Например, длинноволновые радиосообщения в основном гасились, но часто внезапно прорывались к адресату. Прекрасно принимались сжатые «пакетные» сообщения, используемые в закрытых для посторонних спутниковых каналах, однако только в вертикальной плоскости. «Пакеты», переданные горизонтально, быстро чахли – по всей видимости, частицы «молочного тумана» обладали некой групповой поляризацией, к тому же изменяющейся во времени по сложному математическому закону. Кроме того, МТ имел внутри себя очаги магнитных аномалий и свою собственную, пусть и слабую, магнитную активность. Представьте, что творилось с локаторами. Каждая радиолокационная установка обладает своей выверенной частотой либо несколькими частотами – у локатора свой «почерк». Поэтому даже у аналогичных систем имеется «индивидуальность». Как следствие, «туман» влиял на них по-разному, хотя, опять же, не всегда. Поймите растерянность специалистов, когда две аналогичные системы, поставленные в сходные условия, показывали на экранах неодинаковые картинки. На одном индикаторе, к примеру, расстояние до сопровождаемой цели – двадцать, а на другой – сорок километров. Как тут быть? А ведь какой-нибудь поделенный ветрами участок МТ мог вообще расслоиться и вызвать многоярусное переотражение сигнала. Не исключалась возможность получения локатором отражения от собственного корабля, на котором он был помещен. И ладно аппаратура судов и самолетов, здесь все-таки на экраны смотрели люди и право решения оставалось за ними, а как быть с самонаводящимися ракетами?

И все бы ничего, если бы можно было уйти в «тину». Но проблему нельзя было пустить на самотек, и некогда до конца исследовать, про нее вообще не стоило никому знать, окромя посвященных. Нельзя же было, в самом деле, подвергать риску все население Полинезии, Микронезии, Меланезии и всех отдельных островов Тихого океана. Переселить их тем более было нельзя. А значит, с теоретически возможными вторжениями следовало разделываться по-свойски. Высокая боевая готовность и право на применение оружия в нейтральных водах – вот универсальный метод разрешения проблем.

А новое «вторжение» не заставило себя ждать.


3 Старая стратегия моря | Встречный катаклизм | 5 Всегда готовы