home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


25

Суета моря

– Ну что?! – орал в микрофон начальник авианосной ударной группы Джедд Галлоуген. – Что ракеты?!

– Не знаем, сэр, – намеренно спокойно ответствовал ему командир ударного авианосца Бак Амстронг, – у нас окончательно пропала связь. Я, как и вы, надеюсь, что НОРАД не спит и попробует перехватить ракеты.

– Бак, черт возьми! Прав был президент, имя которого носит наша посудина, надо было строить противоракетный щит. Чем, скажи на милость, они смогут перехватить этих чудищ, тем более если они с разделяющимися частями?

– Знаю, что ничем, сэр. Но что мы можем сделать?

– А сверхдлинноволновая связь?

– Сами знаете, мы можем только принимать такие сообщения. Да и не помогло бы, один символ идет почти пять минут. Что будем делать? Может, нанесем по русским удар? «Ф-18» готовы.

– Атомный, да, кэптен?!

– Ну? Ведь в случае долгосрочного отсутствия связи с КП табу на применение отменяется, по крайней мере на вашем уровне.

Командир авианосца был прав.

– Нет, Бак Армстронг, опомнитесь, они ведь по нам, по соединению, имею в виду, пока ничего такого не применили, а им бы, пожалуй, и карты в руки – ведь они не в своем мире.

– А что, думаете, в ракетах? Семечки? Письменный привет президенту?

– Кэптен, за их удар по материку вначале снимут голову мне, а уже после вам, знаете ведь.

– Знаю, но не о себе я волнуюсь.

– Я понимаю, Бак, прекрасно понимаю. Ладно, управляйте боем, не обращайте внимания на мои старческие выходки.

Они разъединились. Оба они находились на одном и том же корабле, просто в разных помещениях. Авианосец «Рональд Рейган» являлся командным пунктом всего ударного соединения, и поэтому адмирал Галлоуген заседал здесь, в межпалубном бронированном отсеке.


24 Брошенная собственность моря | Встречный катаклизм | 26 Сюрпризы моря