home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


20. БЕЗ СУЧКА И БЕЗ ЗАДОРИНКИ

Привычность обстановки – значительный плюс, даже больший, чем перевес в вооружении, тем более что вторая составляющая здесь не присутствовала. И все становится просто. Особенно сейчас, в тесноте подвижного железа. Это свои танко-механики, у кого за плечами тысячи часов тренажерного пота и десятки минут прессованности боев. Они нутром ловят и предвидят за секунды, когда рукоятка, обернувшись волчком, оживит какую-нибудь большую твердую деталь. Тем, кому такая впаянная в нутро «Циклопа» жизнь внове, нужно время для приспособления. Конечно, среди расовых наблюдателей есть и такие, кого пусть факультативно, но натаскивали в изучении общего устройства боевых машин. С ними сложнее. А с львиной массой – с теми, кого втиснули в специально освобожденное креслице кого-то из экипажа, просто чтобы таращиться глазами вокруг, – с ними никаких проблем. Не нужно марать руки кровью, стукая в висок зажатой в кулаке гранатой. Не надо рисковать окружающими приборами, ибо неизвестно, пробуравит ли приставленный вплотную игломет жертву насквозь. Нужно просто внезапно и без предупреждения крутануть башню и одновременно произвести выстрел каким-то из калибров. И тогда не успевшего среагировать человека инерция шатнет в сторону и тут же его голову – неважно, в шлеме или без – припечатает, сомнет в кашу отдача гавкнувшего орудия. И все! Куда унесся снаряд, значения не имеет – он был здесь фоновым героем.

Но действовать нужно по обстановке. Ведь не всегда возможно так удачно, мгновенно, без сучка и без задоринки, превратить приставленного к экипажу наблюдателя в кисель. Требуется прикладная оперативность ума. Иногда подвижность внутренней механики является только промежуточным этапом: допустим, неожиданным вращением башни зажать пальцы эрэнкашника и обездвижить его посредством болевого шока. Конечно, хорошо, если удастся с ходу, метнув пятидесятитонность башни на девяносто градусов, вырвать таким манером руку. Тогда добить так и так придется, хотя бы из гуманизма. (В первом случае – только из обязательства перед товарищами и из педантичной приверженности плану.) В единичном случае произошедшее даже можно выдать за чудное схлестывание в узел нескольких независимых случайностей. Разумеется, подозрительно, и расследование неминуемо! Но попытаться-то...

Короче, уход из-под власти Расового Наблюдательного Комитета в отдельно взятом танке не представляет особой сложности. В любом случае против одного приставленного «друга» в сокращенном на стрелка-радиста экипаже остается шестеро. Соотношение в пользу восставших – налицо. Проблемы возникают при синхронизации действий в «пятерне», тем более в «квадратной» и тем паче в еще больших формированиях. Но если все загодя договорено, то...

В общем, те мятежники, кто произвел свое черное дело снаружи, в темноте расстелившейся долины, одержали над «друзьями» победу вчистую. Или почти вчистую. Подумаешь, в какой-то из машин какой-то резвый комитетчик успел воспользоваться иглометом: в экипаже шестеро, в разных углах в процессе обстрела всех секторов из сидячего положения он продырявил собственную ногу. Эффект тот же. Три-пять иголок одновременно вызывают болевой шок.

Если бы на палубах оставшегося в ущелье Верблюжьей Шеи гига-танка все произошло так же лихо, то...


19.  УМСТВЕННЫЙ ФОНД ЭЙРАРБИИ | Экипаж черного корабля | 21.  ПОДХОД ТОЧНОЙ НАУКИ