home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Блок 14

С аэропортом Мелании по большому счету пришлось распрощаться. Не стоило мелькать в местах, где легко засветиться. На железнодорожных вокзалах тоже нескучно, хотя там слишком густой суп варится.

Все елозит, трется друг о друга, как вермишель в кастрюле.

Время от времени Мелании приходилось отваживать тех, кто назойливо лез в ее «частные владения». Какое-нибудь рыло, которое, дыша перегаром и луком, собиралось согнать ее со скамейки. Или рыло, что желало схватить ее за костлявую попку. Мелания поступала всегда безошибочно. Она хватала рыло за ноздри и нажимала ему на глаза – это помогало. Иногда вступал в действие Кот и довершал разгром.

Однако появиться на аэровокзале ей пришлось – и вступить там в сговор с одним из приспешников Кожаного, известным по имени Бацилла. Хотелось увести роллер со стоянки – чтобы умчаться по республиканской магистрали куда-нибудь, где попросторнее.

Бацилла взял аванс за работу, чудом сохранившееся на Меланьином пальце обручальное кольцо, и роллер действительно спер.

ССС и почесаться не успела.

Так по крайней мере обрисовал Бацилла. Затем он слюнявым голосом детсадовца попросил разрешения покататься с денек. Мелания согласилась, ну не раздирать же Бациллу на куски с помощью верного Кота.

На следующий день она снова отловила вора, и тот опять попросил разрешения, но уже небрежно чавкая резинкой.

На третий раз Бацилла посмотрел невинным мутным взглядом и поинтересовался:

– Ты уверена, что это твой аппарат?

– Уважаю придурков, ты еще пусти слюни по ветру. Да у меня документы на него есть. Понял, нет?

– Ты их вначале завизируй у ближайшего мента. Потом записывайся ко мне на прием. – Бацилла величаво удалился, напевая: «И тот, кто с сексом по жизни шагает, тот никогда и нигде не пропадет».

Тогда Мелания направилась с челобитьем к руководителю шайки Кожаному. Тот, как обычно, «принимал» в буфете, закрытом на переучет. Кондиционер дышал в его черноволосую грудь, перед ним раскинулись блюда для услаждения сытого желудка. Кожаный выслушал ее с лицом уставшего от мелких дрязг графа.

– Сами видите, женщина, я вам понадобился раньше, чем вы мне. Допустим, машина ваша. По крайней мере была ваша. И документы, возможно, не поддельные, – он спрятал их в глубокий карман. – Но ведь и вы не подарок для нас. Вы столько дней, вкушая радости нашего гостеприимства, ничего не давали взамен.

– Я не заметила, начальник, что ты в чем-то нуждаешься, ты бы хоть намекнул.

– Ну, милочка моя, приехали. Я вами разочарован. Вы производите на первый взгляд лучшее впечатление. При чем тут подарки? Вы ничего не давали нашей идее. Мы не могли понять, кто вы. Мы были напуганы действиями свирепых разрушителей, которые чуть не разорили наше родовое гнездо. Мы были жалкие? Да. Мы были слишком добропорядочные? Тоже да. И вы пренебрегли нами. А теперь вас покарала судьба. Хотя внешне это похоже на мелкое мошенничество. Вы верите в судьбу, сударыня?

– Верю, в то, что быть наглым и дурным одновременно – невыгодно. Почему ваша судьба не карает «мелкого мошенника»?

– Пожалуйста. Сейчас он жестоко поплатится, – с готовностью отозвался местный лорд и поманил пальцем беспечного Бациллу. – Вы меня расстраиваете, юноша. Прошу удалиться с глаз моих.

– Но куда? – воздел руки Бацилла. – Где еще так ярко будет светить солнце, как не рядом с вами, сир?

– В зоне, – подсказала Мелания.

– Уезжайте в свое поместье, – повелел Кожаный «опальному» Бацилле. Тот шмыгнул носом и ушел хихикать на ушко буфетчице. Кабан Бука отрегировал заливистым хрюканьем.

– Тихо, животное. Вам слова не давали, – оборвал его местный властелин и вновь обратился к Мелании. – А вы, сударыня, не хотите сделать пожертвование на несчастного ссыльного каторжанина, лишенного крова и пропитания из-за вашей мстительности? Вот этот браслетик мог бы быть слабым утешением. Друзья мои, помогите даме.

Браслет камнем лежал на запястьи. Никакого защитного кокона. А звери поднимают морды. Не благородные хищники, а пресмыкающиеся достают свои сплюснутые головы из грязи.

Бандит по кличке Пальчик, не поднимаясь со стула, протянул длинную, вроде даже змеящуюся руку с пальцами-червями, сдернул с Мелании браслет и перекинул Кожаному.

– Ну, теперь вам пора, сударыня, карета ждет.

– Очень приятно было посетить террариум, – сказала Мелания. – Жаль, таблички не висят с названиями гадов.

– А вот это совсем плохо, – удрученно произнес Кожаный. – Господа-товарищи, она не сударыня. Сударыни так не говорят.

– Тогда роди мне ребеночка, маленького, – предложил Пальчик Мелании.

– Сатисфакции... и мне... и мне, – загалдели воры, а двое юношей с льняными волосами хором сказали. – И нам тоже маленького.

– Пролетарии, в отличие от ханжей-буржуа, не боятся голых баб, – заявил зам по идеологии Болт. – Я организовал здоровый трудовой секс в десятках рабочих семей – везде одни благодарности. Какой там буржуазный искусник любви может сравниться со мной по показателям.

– Не верь им. Сколько ни бьюсь над их воспитанием, а все ж любят неправду говорить, – с сожалением выдохнул Кожаный. – Для Болта главное план гнать. У него, знаешь сколько этих ребеночков, и маленьких, и больших. Он их тут в буфете, выпив компота, зачинает. И Пальчик у нас развитый, к сожалению, только одним местом. А однажды здесь при Буке был престранный случай – у одной женщины пропали трусы. И этим бледноголубым юношам не особо доверяйся, они любят только друг друга.

– Мы согласны на зачатие в пробирке, – сказали юноши и исполнили что-то вроде па-де-де. Когда они повернулись к Мелании задницами и завращали ими в ритме вальса, то ее проклятия, наконец, воплотились. Из сумки появился Кот и провел выпущенными на дюйм когтями по усиленно движущимся частям тел.

Раздались два крика в унисон, треск рвущейся материи, и белизна штанин обагрилась кровью. Кот защищал хозяйку по собственной инициативе, в силу набранного опыта и статистического анализа. Но сигналы Кот все-таки получал. Мыследействия совершал сам Кожаный, на запястье которого находился суперинтерфейс Мелании.

Поэтому-то Кот был сегодня крайне жесток.

Мигом исцарапанные воры кидали в него ножи, обрушивали на него стулья, отмахивались от него куртками и нунчаками. Но после того, как Кот удачно вклинился между двумя бойцами неприятельского войска, и Бацилла заехал кастетом Пальчику, Кожаный протрубил отход.

– Если б можно было стрелять, – сказал он напоследок Мелании. – А с вами я порываю всяческие отношения. Стыд и срам, как вы могли...

Истерзанные Котом бандиты ушли через подсобку буфета, вместе с ее браслетом. Кот спрятался в сумку, из встроенного шкафа выехал робуборщик – протереть замызганный кровью пол.


Блок 13 | Каменный век | Блок 15