home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


9. “Знаниям — гибель”

Помехи. Настройка. Сигнал четкого восприятия. Дуплекс.


Когда с сатурнянами на корпусе было покончено, Страховид не успокоился и по-быстрому прорвался внутрь вражеского рейдера. Не отставал от него и друг Пушок. Кто мог бы подумать, что трехдюймовые клыки снова возымеют ужасность в век карманного термояда, шлюхоквибсеров и тэ дэ и тэ пэ. (Как тут при моей начитанности не вспомнить про кровожадного Локи и волка Фенрира из некой занюханной мифологии.) Но если всерьез, можно было уже догадаться, что нитеплазменная Икс-структура, которую сгенерировала служба “Алеф” на своей секретной базе, оказалось на воле. Еще на какой воле. Но это страшное оружие пока было на нашей стороне.

Сейчас наш плазмонт принял форму рейдера. Корабль был проткнут хрональными каналами и постепенно поглощался, а может, менял свое предназначение, становясь скелетом твари.

Сатурнянам, порубаемым и раздираемым, я сейчас субъективно не мог не посочувствовать. Однако объективно я был на стороне своих союзников, да и кроме того спешно пытался разобраться с принципиальными схемами вражеского корабля при помощи Мары. Кстати, чем дальше, тем больше кибероболочка кокетничала, вела себя как интересная дама легкого поведения, и тем самым мешала работе.

Прошло всего семь лет с тех пор, как сатурняне внагляка отложились от центрального правительства, но они уже мало напоминали обычных космиков. И это не ограничивалось шлемом-ведром и лопатовидной формой корабля. По имевшимся у Мары сведениям, которые она сейчас выдала ввиду экстраординарной ситуации — атомная (не термоядерная как у нас) силовая установка находилась на рейдере в хвостовом ободе. Цепная реакция шла в тороиде из урановой плазмы, которая удерживалось магнитным полем. Та же магнитная бутылка позволяла теплоносителю набирать температуру, не соприкасаясь с расщепляющимся материалом. В случае взрыва такой кораблик мог понаделать хлопот, но мой сверхсекретный компаньон плазмонт успешно предотвратил этот плачевный исход.

Корабль и не подумал взрываться после исчезновения магнитной бутылки; уж не знаю, куда там исчезла горячая урановая плазма — может Икс-структура превратила ее в стакан компота. В то же время корпус рейдера на значительном протяжении лопнул словно кожица у зажаренного поросенка, и разошелся в стороны. По ходу дела дробились и разваливались отсеки и узлы. Некоторые из них прямо на моих глазах по холодку переплавлялись во что-то иное, похожее на внутренности огромного животного. Получился, в итоге, натюрморт, напоминающий городскую свалку или левиафана с развороченным брюхом.

Варвар и волк через прореху кинулись доканывать экипаж. Сатурняне сопротивлялись при помощи разных металлических изделий, а также квибсеров и роботов, имеющих аккумуляторные источники питания. Те превратили свои конечности и другие части тела в мечи, копья, топоры, стрелы, бумеранги, образовав шипы, лезвия и острия с помощью металлорганики и углепластика. Использовались и мономолекулярные шнуры. Я, при виде такой армии, своего мужества, естественно, не утратил, однако не смог себя заставить пойти вперед на врага.

Но Страховид бесстрашно крестил неприятеля мечом и, кажется, не ведал, что такое рефлексия, сомнения и прочие слабящие чувства. Самое удивительное — он не смущался этих путаных переходов, отсеков и тоннелей. Теперь стало понятно, что Страховид, как и погибший Демонюк, из того резерва, который создавался службой “Алеф” на Земле. Возможно, именно на нем должны были испытывать трансквазер. Не исключено и то, что его пси-структура предназначались для пересадки в какого-нибудь важного квибсера.

Из прорехи на корпусе, кстати, выплеснулась струей какая-то неаппетитная гуща. Кровь брызжет из раны, выдавливается замазка? Но в любом случае разрыв обшивки стал зарастать веществом, превращаясь в шрам. Вдобавок на корпусе появлялись какие-то вздутия и отростки. Расплывался и голубой ореол, пуская во все окрестности ветвистые лучи-щупальца. Мне казалось, что рейдер успешно превращается в диковинного, но вполне живого зверя.

Впрочем, ситуевина еще более усложнилась. Ближайший к нам крейсер сатурнян тоже покрылся синей косматой дымкой, словно бы шерстью оброс, и двинулся в нашу сторону. Опять-таки стал на зверя-левиафана смахивать. Похоже, наш малолетний плазмонт разбудил какого-то старшего товарища.

Вид у того такой был, что сразу душа в пятки полезла. Как тут не кручиниться, если с нами решила разобраться какая-то крутая Икс-структура, только не искусственная, а скорее всего сатурнянский демон собственной персоной. Несмотря на то, что я был в гермокомбезе, стало прохладненько от пота, который не успевала поглотить квазиживая прокладка.

Впрочем, приятной неожиданностью явилось то, что вражеские бойцы с рейдера перестали быть вражескими и поголовно перешли на нашу сторону, даже раненые и полуживые. (Опять-таки на ум навеялась мифология: Корабль Мертвецов под управлением Локи и его полуволка-полутролля Фенрира.) Подскочил ко мне какой-то высокий корабельный чин и вместо того, чтобы приложить кайло к моей голове, сообщил коды доступа к линиям внутренней связи и испросил указаний. Преданно стали внимать моим приказам не только матросы рейдера, но и его офицеры, и даже космическая пехота. Впрочем, слушались они не столько меня, сколько Икс-структуру, проникшую в их податливые мозги без всяких биоинтерфейсов своими хрональными каналами.

Оказалось, что сатурняне просто созданы для управления и руководить ими в состоянии даже наш искусственный пацаненок плазмонт в меру своих искусственных способностей и с моей помощью, конечно. В любом случае, от союзников мы не отказывались. Я даже прозвал бывших врагов чурками. Но это любя.

С навигационной надстройки рейдера было хорошо видно, как сатурнянский демон движется нам навстречу. Заодно зверь-крейсер слипался с другими бортами вражеской эскадры. Тварь разбухала не по часам, а по минутам, и от избытка сил из нее вылезали побеги-щупальца. “Чудище обло, стозевно и лаяй.”

На картине художника Босха это бы выглядело так, будто два лютых монстра плывут навстречу, желая разодрать друг друга на кусочки.

Матросы-чурки все лучше слушались моих приказов, вызывая законное восхищение. “Наши” сатурняне смахивали на исполнительных муравьев, улавливающих командные запахи от муравьиной матки, а может даже напоминали антитела, бросающиеся на инородное тело, что попало в организм хозяина.

Впрочем, сатурняне, ползающие в нутре демона-Плазмонта, были точно так же послушны ему и заслуживали подобных комплиментов.

Лучи-щупальца двух Тварей сплетались все сильнее, синее и голубое сияния смешивались, образовывая невероятную по красоте картину интерференции — это было похоже на космический океан, покрытый эфирными волнами. И в этом океане заваривалась рукопашная битва.

В передней части вражеского зверокрейсера образовалась гигантская глотка, заполненная синим пламенем. Не знаю, как насчет функционального значения, но психологический деморализующий эффект она производила.

Все происходящее нисколечки не укладывалось в ту систему знаний, что образовалась у меня в инкубаторе-едукаторе и в школе-ремеслухе…


8. “Каждый — лишний” | Меч космонавта | 10. “Армагеддон — день тяжелый”