home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


17

Парра перестала улыбаться.

— Ты серьезно? — спросила она. — Ты хочешь, чтобы я телепатически выучила незнакомый язык за ближайшие сорок минут, а ты был бы моим учителем, с твоей тяжелой аурой и самым трудночитаемым разумом на всей планете? Да еще научила потом этому языку целых три города? — Она глядела на него с явным недоверием.

— Ты все поняла правильно, — Тернер кивнул. — Сделаешь это?

Изучив его лицо, Парра поняла, что муж совершенно серьезен. Она вздохнула и на минуту задумалась.

— Не знаю, — наконец сказала она. — Сомневаюсь. Я могу читать твою память, когда ты мне сам помогаешь, но я никогда не изучала иностранных языков, ни телепатически, ни как-то иначе.

Подумав об этом, она слегка поежилась; сама мысль о каком-то языке, кроме родного, казалась чужой. Весь мир вокруг говорил на одном языке. Она знала о существовании других наречий, даже здесь, на Десте, но никогда с ними не сталкивалась. Недоверие к предложению Сэма и настойчивость, с которой он его делал, отвлекли ее внимание от других предметов. В частности, от размышлений, удастся ли с помощью мужа захватить корабль целым и невредимым.

Тернер, со своей стороны, был рад, что жена приняла его краткое объяснение и не стала расспрашивать, расточая драгоценное время.

— Тебе не нужно изучать весь язык, — сказал он. — Вполне достаточно, чтобы ты понимала некоторые вещи.

— Я могу попытаться, — с неохотой согласилась Парра. — Ты должен мысленно произнести каждое слово, которому хочешь меня научить, а мне придется войти в состояние транса. Деккерт и Азрадель, может быть, помогут мне.

Тернер отвел взгляд от лица жены и обнаружил, что оба мага внимательно слушают; он совсем забыл об их присутствии. Азрадель кивнул.

Он обратился к Парре, потому что она была его женой, той, кому он доверял больше всех, но ему показалось, что Деккерт и Азрадель лучше подошли бы для выполнения его задания. Оба сильнее ее в магии, но специальностью Парры была именно телепатия, тогда как они предпочитали другие вещи.

Тернер взглянул на мужчин.

— Вы думаете, кто-то из вас мог бы сделать это лучше? — неуверенно спросил он.

— Нет, — незамедлительно ответил Азрадель. — Парра знает твою память гораздо лучше, чем мы оба, по крайней мере так должно быть: она твоя жена.

— И, кроме того, хороший телепат, — заявил Деккерт.

— Но и мы будем помогать, чем сможем, — прибавил Азрадель.

— Хорошо, — сказал Тернер. — Тогда приступим. — Он закрыл глаза, вспомнил свои первые уроки языка и сконцентрировался на переводе с праунсианского англо-испанского на интерлингв.

Тогда, на Марсе, его тренинг включал в себя приемы быстрого обучения языкам с помощью или без помощи компьютера. Командование, по-видимому, упустило это, работая с Флейм — еще одно доказательство, что АРК ее серии создавались в спешке. Тернеру, как и остальным из его более ранней группы, дали подробные инструкции по лучшим, наиболее эффективным методам овладения и преподавания начального, рабочего знания новых языков. Он смог быстро пробежать по азам двух грамматик и сделать обзор основного словаря, начав с местоимений, потом охватил наиболее употребительные глаголы, а потом — существительные, которые, как он думал, могут понадобиться: «мир», «война», «лояльность» и еще дюжину подобных.

Тернер чувствовал, как память Парры соприкасается с его собственной, вбирая по крайней мере часть информации, но сможет ли она синтезировать и использовать все? Ей никогда не приходилось говорить на каком-либо языке, кроме родного, она никогда даже не слышала другого языка, за исключением нескольких странных фраз, сказанных скорее в шутку. А изучение языка заключается не только в знании нескольких сотен слов и синтаксических правил. Он заставлял себя повторять каждую мысль на англо-испанском и на интерлингве почти синхронно.

Тернер знал — того, что он дает Парре, более чем достаточно, чтобы овладеть элементарным знанием нового языка. Но ведь к тому моменту, когда он поступил в колледж, он уже говорил на трех различных языках, не считая машинных, и позднее так или иначе осваивал понемногу языки народов, с которыми ему приходилось сталкиваться. Каждый новый язык дается легче, чем предыдущий: факт, проверенный многовековым опытом. А Парра не знала даже диалектов англо-испанского, кроме своего родного.

Тернер пытался заставить себя не беспокоиться об этом, но снова и снова повторял словарь интерлингва. Во второй раз он лишь слегка коснулся грамматики; она походила на англо-испанскую, и Тернер подумал, что Парра поймет Флейм, если та будет строить предложения просто. Словарь — другое дело; хотя англо-испанский и интерлингв произошли из старого американского варианта английского, они развивались в разных направлениях и отличались друг от друга, как и от праязыка. Люди на Десте, естественно, еще больше изменили свой язык, поэтому даже однокоренные слова не казались родственными.

Он начал третий заход, когда по внутренней связи голос компьютера Флейм прервал его мысли.

— Налицо гравитационные аномалии в непосредственной близости от киборга с кодовым обозначением Слант.

Тернер тут же забыл об уроках и махнул Парре прервать контакт. Она была в глубоком трансе и проигнорировала жест мужа, но Деккерт был более внимательным и заставил Парру прервать концентрацию. Внутренняя связь между магами тут же исчезла.

— Гравитационные аномалии прекратились, — сразу отметил компьютер. — Запрос: целесообразность дальнейшего изучения.

— Нет необходимости, — сказал Тернер. — Мы просто убивали время.

— Подтверждение. Выбор поселения для определения планетарной лояльности завершен. Исходной точкой опроса будет населенный пункт, расположенный приблизительно в ста сорока трех километрах к юго-востоку от настоящего местонахождения киборга с кодовым обозначением Слант.

Тернер попытался определить свое местонахождение и прикинуть, где это может быть, но вскоре сдался.

— Мне нужна лошадь, — сказал он. Его животное осталось где-то около сгоревшей деревни.

Компьютер не ответил. Тернер подумал, что вопрос просто не так сформулирован.

— А как насчет Флейм? — добавил он. — Мы будем путешествовать вместе?

— Опровержение.

Компьютер мог бы и не объяснять: даже до того, как Азрадель вскрикнул от удивления и указал рукой, Тернер увидел в облаках сияющую полоску, прокладывающую путь по небу: космический корабль был уже близок к приземлению. Сделав петлю вокруг противоположной стороны планеты, он снижался, чтобы забрать Флейм.

Да, пришельцы любили эффектные приземления. Тернер неодобрительно покачал головой. Его собственный компьютер не допустил бы столь вульгарного захода на посадку, даже в последние свои дни, когда был одержим идеей самоуничтожения.

Он медленно делал круг или просто выходил на наиболее низкую орбиту, тихо планируя на дозвуковой скорости, от которой даже не нагревался корпус. Однажды он совсем отказался приземляться и выбросил Тернера на парашюте.

Компьютер Флейм, очевидно, был запрограммирован иначе.

Огненная линия исчезла за вершинами деревьев, и момент спустя их накрыло громоподобной звуковой волной.

— Не очень-то изящно, — негромко сказал Тернер на интерлингве, вспомнив собственные приземления.

— Да, — согласилась Парра. — Не изящно.

Тернер пристально посмотрел на нее.

Она улыбнулась и кивнула, но прежде, чем она успела что-то сказать, он поднял руку, призывая к молчанию.

Она поколебалась, потом снова кивнула. Тернер чуть расслабился. Компьютер знал, что Парра не говорит на интерлингве, и ни в коем случае нельзя было разуверять его в этом. Счастье, что Парра всецело доверяла мужу и не обсуждала его решения. Однако кое-что она должна была втолковать ему, и поэтому Парра переключилась на свой родной праунсианский диалект.

— Сэм, мы пришли еще и потому, что Совет решил...

— У нас нет времени, — начал Тернер на англо-испанском.

— Нет, это важно, — настаивала Парра. — Нам необходим корабль: если ты можешь избавиться от демона, не разрушая корабль, сделай это. Мы пришли помочь тебе в этом... — Она собиралась сказать еще, что любит его и беспокоится о нем, а корабль для нее — только предлог, но не успела: Сэм прервал ее, сделав нетерпеливый жест.

— Ты уже говорила! Не беспокойся. Прежде всего мы должны разобраться с демоном! Ступай!

Сказанное отнюдь не доставило ему радости. Более всего ему хотелось получить ясное объяснение, зачем Совету понадобился корабль, и почему они послали Парру, и почему она согласилась, и получить ответы еще на целый ряд вопросов — но их слушал компьютер, и, возможно, Флейм тоже. И они-то хотят незамедлительного решения. Ему нельзя терять времени.

— Требование киборгу с кодовым обозначением Слант воздержаться от бесед на языке, не известном системам АРК 247, — сказал компьютер.

Тернер сделал вид, что не слышал. Не было необходимости говорить еще что-либо. Парра знала, что делать. Тернер объяснил ей это, прежде чем начать свой урок языка. Она должна пойти в город, который выберет компьютер, и научить как можно больше людей говорить на интерлингве, что они верны Древней Земле. Она без труда могла добраться туда по воздуху и оказаться там задолго до Тернера.

Внезапно он сообразил, что в его плане существуют весьма серьезные прорехи. По крайней мере две из них пришли сейчас Сэму на ум. Во-первых, корабль может высадить Флейм прямо в селение и оставить ее дожидаться его там. В таком случае Парра безнадежно опоздает. Что значит скорость мага в сравнении со скоростью звездолета! И этой беды никак не предотвратить. Остается только надеяться, что она минует их.

Вторым, наиболее серьезным промахом было то, что компьютер проследит весь путь летящей Парры: ее полет не что иное, как движущиеся «гравитационные аномалии». Это могло все разрушить и «засветить» весь план даже для такой незамысловатой конструкции, как компьютер. А уж Флейм, всех подозревающая, не упустит случая обвинить их в заговоре.

— Парра! Есть еще одна загвоздка. — Сэм все еще говорил по англо-испански.

— Требование киборгу с кодовым обозначением Слант воздерживаться от бесед на языке, не понятном системам СКК АРК 247, — вмешался бесстрастно компьютер.

— Я только прощаюсь со своей женой, — ответил Тернер, ожидая возражений.

Но компьютер промолчал.

— Тебе нельзя лететь и вообще использовать магию, быстро сказал он Парре. — Иначе демон будет знать, где ты. Но ты должна быть там раньше меня, чтобы у тебя было время научить людей интерлингву.

Парра кивнула:

— Я попытаюсь. Но, Сэм, я не знаю даже, куда мне идти!

Тернер про себя чертыхнулся. Конечно же, Парра не слышала указаний компьютера, которые были переданы без слов по его коммуникативному каналу.

Он повторил ей описание местонахождения выбранного города, намеренна выбирая странные выражения, которые компьютер не смог бы опознать по схожести слов. Его задачу облегчало то, что в Тяжелые Времена Дест не утратил метрическую систему. Он не представлял, что бы делал, если бы пришлось переводить километры в другие единицы измерения.

Парра понимающе кивнула.

— Я поняла, — сказала она. — Семь по два десятка и еще три километра к юго-востоку.

— Да, — сказал Тернер. Подчиняясь внезапному порыву, он притянул жену к себе, поцеловал, потом отпустил. — Теперь иди, — сказал он. — Тебе надо спешить!

— Иду, иду, — ответила она. — Я люблю тебя. Будь осторожен. И попытайся не разрушить корабль! — До того, как она успела что-то сказать, он повернулся и быстро зашагал к лесу, туда, где оставил оседланную лошадь.

Он покрыл меньше половины расстояния между лужайкой и сгоревшей деревней, когда покрытое облаками небо над ним осветилось и взлетел АРК 247, подняв в небе столб пламени.

С мгновение он смотрел на корабль, но еще до того, как звездолет исчез в облаках, был в пути.

В лесу, находившемся примерно в километре к юго-востоку от покрытой следами взрывов поляны, там, где вечнозеленые деревья уступали место облетевшим кленам и дубам, Парра остановилась и задумалась. Она с уверенностью могла сказать, что ее целью был город на Старой эторрианской дороге. Но как добраться до него раньше Сэма, если лететь нельзя?

Киллалах был именно тем местом, куда лежал ее путь, согласно инструкции Сэма, и она была совершенно уверена, что поняла, куда ей идти, и зачем, и что делать, когда она туда попадет, но как ей добраться до места вовремя? Этого она совершенно не представляла.

Пока же она просто бежала, стараясь не зацепиться за кусты длинной мантией мага и обдумывая, как бы ускорить свое передвижение. Азраделя и Деккерта она бросила на поляне, не тратя времени на объяснения, поэтому попросить совета было не у кого.

Но почему же, почему нельзя лететь или воспользоваться каким-нибудь другим средством магии? Магия ведь не оставляет следов. И демон использует не магию, а что-то другое.

Однако Сэм приказал ей забыть о магии, и она сделает это. Она верила мужу и не хотела его подвести.

Парре хотелось подольше побыть с ним. Но по крайней мере, думала она, она ему теперь помогает.

Она достаточно хорошо знала мужа. Он сделает все, чтобы она добралась до места. Если он хочет, чтобы она попала в Киллалах первой, так и будет.

Ему нетрудно протянуть время в пути — достаточно пустить лошадь шагом, но ей-то надо не просто добраться до Киллалаха, но и успеть научить людей странному древнему языку и тому, что они должны на нем сказать, а потом, не оставив за собой никаких следов, исчезнуть, прежде чем прибудут Сэм и желтоволосый, мешковато одетый демон с оружием Сэма.

Если бы найти лошадь! Она рискнула и окинула окружающее пространство быстрым магическим взглядом.

Сияющий золотой свет появился на западе, и Парра на какое-то мгновение подумала, что нашла. Однако это взлетел корабль демона, и Парра видела его больше глазами, чем магическим зрением. Едва ли он мог ей чем-то помочь.

Звук долетел до нее позднее, подобно далекому взрыву или эху громового удара.

Мысль о громе навела ее на одну догадку. Она подумала, потом решила, что магия опять понадобится ей, правда, чуточку более сильная, чем минуту назад. Сэм просил ее не использовать магию, но ей это нужно, чтобы выполнить задуманное, и она решила рискнуть. Сконцентрировавшись, Парра подала долгий мысленный сигнал Азраделю.

Ее шаги замедлились, она споткнулась и завершила передачу в полусознании, в легком трансе, лежа вниз лицом на холодных, сырых листьях, ковром устилавших землю.

Когда она убедилась, что Азрадель все услышал и понял, она подала ему последнее предупреждение: чтобы он не летел, пока не окажется на достаточно большом расстоянии от покрытой взрывами поляны — если это небезопасно для нее, значит, и для других тоже. Получив подтверждение — очень слабое на таком расстоянии, — что сообщение и последнее предостережение приняты, Парра с облегчением прервала контакт и лежала еще несколько секунд, чувствуя, как тепло ее щеки растапливает иней на замерзших листьях.

После мгновенной передышки Парра заставила себя встать на ноги, отряхнула мантию и пошла, все быстрей и быстрей, пока опять не побежала, не слишком быстро, но в темпе, который можно сохранять на протяжении километров.

Она уже не тревожилась. Она нашла способ первой прибыть в Киллалах.

Если она не сможет идти быстро, мужу придется двигаться медленнее.

Демон, конечно, не захочет, чтобы Сэм тянул время, но вряд ли он упрекнет его, если передвижение замедлится из-за плохой погоды. Громоподобный звук взлетающего корабля демона напомнил ей, что магические приемы, которые ее товарищи использовали, чтобы отвести ужасные штормы от Праунса, не только предотвращали, но и вызывали непогоду. Слой облаков был толстым, зима выдалась сухой, поэтому им потребуется немало исходного материала для волшебства.

Для Азраделя и других магов Праунса не составит большого труда слепить приличных размеров буран. Места их зарождения строго контролировались. Она сама беспрепятственно обогнет бурю по восточному краю. Вот Сэм, будучи дальше, на западе, будет вынужден испытать ее в полную мощь. Что и требовалось, кажется, потому что магическая непогода не способствует прогулкам, ни пешком, ни на лошади.

Устройство бури и контроль за ней требовали все-таки серьезного использования магии. Конечно, не в Киллалахе и не около города.

Парра надеялась только, что Сэму придется не слишком туго и что он простит ее за то, что она не нашла более легкого пути.

А времени думать о том, как захватить корабль демона невредимым, уже не было.


предыдущая глава | Маг и боевой звездолёт | cледующая глава