home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


22

Все еще лежа в антигравитационном кресле, Флейм с сомнением слушала уверения компьютера, что Слант в нескольких километрах от них.

— Я не собираюсь рисковать, — сказала она, спуская ноги на пол. — Я хочу поговорить с этими крестьянами, прежде чем он вмешается. Надо скорее покончить с этим.

— Запрос: предполагаемые действия.

— Сейчас увидишь, — ответила Флейм. Наклонившись над крышкой компьютера, она подводила таймер. Понаблюдав за его работой и удостоверившись, что все идет, как надо, она выпрямилась и направилась к тамбуру звездолета.

— Температура корпуса небезопасна для киборга, — сообщил компьютер.

— Я знаю, дурак, — обрезала его Флейм. — И не собираюсь выходить прямо так.

Она нашла нужную дверь, открыла ее, вытащила из шкафчика скафандр и влезла в него. Оружие было приготовлено заранее — пока она ждала, когда стихнет буря. Оно лежало в саквояже за выходом в шлюз.

Минуту спустя, полностью одетая, она выбралась из корабля и, стоя на крыле, оглядела площадь.

Приземление прошло удачно, хотя и не совсем. Конец крыла, на котором она сейчас стояла, проломил соломенную крышу магазина и врезался в его стену. От раскаленного металла загорелась влажная солома, и только густо падающий снег, который от жары мгновенно таял, предотвратил распространение огня. Перед Флейм лежала площадка в несколько квадратных метров из почерневшей и все еще тлеющей соломы.

Крыло, естественно, не пострадало.

Жар, исходивший от корабля, растопил и испарил весь снег на рынке.

Над площадью завис слабый туман. В воздухе ощущалась тяжелая влажность.

Земля под кораблем высохла мгновенно, но в нескольких метрах от него, куда жар не доходил, стояла страшная грязь — тающий снег смешался с мокрой глиной.

Площадь была совершенно безлюдна. Флейм огляделась, надеясь отыскать признаки жизни.

Шлем мешал видеть. Флейм на глаз определила наружную температуру и, сочтя ее подходящей, расстегнула застежку, сняла шлем и бросила его в люк тамбура.

Только тут она заметила, что оставила люк открытым. Мысленная команда — и закрывающая вход панель плавно скользнула на место.

Покончив с этим, Флейм вдохнула полную грудь влажного воздуха и снова оглядела площадь.

В нескольких окнах показались лица людей, но стоило ей подольше задержать на них взгляд, как они тут же прятались за занавески. Все же на одной из боковых улиц она заметила нескольких смельчаков, с безопасного расстояния наблюдавших за ней. Она решила, что лучших объектов для вопросов искать пока не стоит.

Флейм спрыгнула с крыла. Скафандр делал ее неуклюжей, ей с трудом удалось устоять на ногах. Проклиная свою неповоротливость, она выпрямилась и обернулась к жителям городка, глазевшим на нее с боковой улицы.

Они не побежали. Их было пятеро, и глядели они на нее внимательно и с некоторой тревогой.

— Эй, вы, — крикнула она на интерлингве, хотя почти наверняка знала, что они либо не поймут, либо притворятся, что не понимают ее. — Стойте, где стоите.

Люди переглянулись, но промолчали. Некоторое время Флейм наблюдала за ними, держа наготове гранатомет, — не слантовский, а из собственных арсеналов. Она ждала, когда кто-нибудь из них сделает неосторожное движение.

Но ничего не происходило. Они просто стояли, тревожно застыв на месте.

— Где Слант? — беззвучно спросила она.

— Киборг с кодовым обозначением Слант находится сейчас на поверхности планеты примерно в одном километре четырехстах метрах к северо-западу от местонахождения киборга с кодовым обозначением Флейм и приближается по нестандартному маршруту с переменной скоростью, достигающей девяти десятых метра в секунду.

— Он раньше бывал здесь?

— Информация отсутствует.

— Ты когда-нибудь замечал его здесь?

— Опровержение.

— Но ведь ты следил за ним с тех пор, как мы прибыли на планету?

— Подтверждение. Слежка осуществлялась по возможности. Слежка становилась невозможной, когда планета перекрывала связь.

— Хорошо, — она опустила гранатомет. — Я собираюсь допросить этих людей.

Компьютер с полсекунды помолчал, потом ответил:

— Действие возможно только частично.

Флейм изумилась:

— Почему только частично?

— Налицо свидетельство, что киборг с кодовым обозначением Флейм проявляет эмоционально окрашенную враждебность по отношению к местным жителям независимо от фактов или обстоятельств. Эти проявления идут вразрез с программой. Киборг с кодовым обозначением Флейм, действуя в отсутствие киборга с кодовым обозначением Слант, может повлиять на местных жителей и получить желаемые ответы, позволяющие применить силу, лишив СКК АРК 247 возможности обнаружить это влияние. Такие действия идут вразрез с программой. Опрос жителей этого населенного пункта не даст основания для определения лояльности планеты. Следовательно, опрос является частично приемлемым.

— Не даст оснований?

— Подтверждение. Результаты опроса могут быть неубедительными. Киборг с кодовым обозначением Слант может поставить под сомнение факты проявления враждебности.

— Ты так думаешь?

— Информация недостаточна.

Флейм фыркнула.

— Если мы получим точные доказательства, что эти люди мятежники, ты будешь удовлетворен?

— Информация недостаточна. Окончательное решение может быть принято в зависимости от конкретной ситуации. Кроме того, в случае разногласий между киборгами необходим опрос жителей трех населенных пунктов.

— Но мы можем провести опрос хотя бы в одном, пока Слант добирается сюда.

— Подтверждение.

В нескольких километрах от этого места Тернер подслушал весь разговор. Он догадался, что Флейм снова забыла, что компьютеру нужен специальный приказ о замыкании связи на нее одну. Либо ей просто безразлично, что ее могут подслушать.

Или компьютер, будучи поврежденным, умышленно вводит ее в заблуждение.

Сэм не мог понять, зачем ему это нужно, но не исключал и такую возможность. Он вспомнил, как Флейм пару раз угрожала компьютеру; похоже, две половинки АРК 247 не очень-то ладят между собой.

Несколько минут Тернер сомневался, заговорить ему или нет, но потом решил молчать. Если Парре все удалось, подумал он, Флейм будет вынуждена признать дружественность Деста. Ему не хотелось рисковать, все испортив своим вмешательством. Если его умница жена сделала все, как он просил, не нужно будет искать еще два селения.

Если же придется опрашивать еще два населенных пункта, придется опять как-то связываться с Паррой, а он не представлял, как это сделать теперь.

Совсем не понятно.

За девять лет их супружества Парра привыкла иметь и отстаивать собственное мнение. Обычно его восхищала ее независимость, но он надеялся, что на сей раз Парра четко выполнит его инструкции.

Если же переговоры примут скверный оборот, у него остается возможность вмешаться через систему связи...

Пятеро местных жителей все еще стояли, опасливо ожидая. Флейм заставила себя улыбнуться, демонстративно повесила гранатомет на плечо и направилась к ним.

Как ни странно, они не побежали. Если бы они сорвались с места, она могла поспорить с компьютером: мол, едва ли лояльные граждане станут вести себя подобным образом. Но, на ее удивление, все пятеро остались стоять.

Она остановилась в двух-трех метрах и принялась рассматривать их.

Перед ней были трое мужчин и две женщины. Двое мужчин были молоды, а третий и обе женщины — среднего возраста. Все пятеро были явно напуганы.

Мужчина постарше заметно дрожал, а одна из женщин, похоже, вот-вот потеряет сознание. Молодые люди безуспешно пытались напустить на себя равнодушный вид.

И все же они остались стоять, что поразило Флейм. Из всего, что ей удалось увидеть на Десте, она знала, что культура здесь находится на примитивном уровне. Об этом говорили и соломенные крыши, и деревянные инструменты.

Вид приземлившегося, докрасна раскаленного корабля, растопившего весь снег вокруг, должен был вызвать у этих варваров не просто страх, а ужас, панический, нерассуждающий. Ее собственное появление в стального цвета скафандре тоже должно ошеломить их. Она догадывалась, что больше напоминает призрак, нежели женщину.

И тем не менее эти пятеро стояли прямо перед ней, все заметнее нервничая по мере того, как молчание затягивалось. Флейм решила, что они заслужили возможность доказать свою верность. Что ж, она поговорит с ними, прежде чем уничтожить.

Флейм постояла, не зная, на каком языке начать, потом произнесла по-русски:

— Здравствуйте.

Обилие согласных и краткое "и" в русском приветствии прозвучали совсем иначе, чем тот стремительный, чуть гнусавый язык, которому учили селян. Одна из женщин застонала и тяжело упала на молодого спутника.

— Свитый Боже, — пробормотал другой. — Ничего не понимаю.

Конечно, Флейм не разобрала его бормотанья. Ее рука скользнула к ремню гранатомета.

И тут мужчина с искаженным от страха лицом нерешительно произнес на плохом интерлингве:

— Я не понимаю...

Словно громом пораженная Флейм уставилась на него; рука застыла в нескольких сантиметрах от ремня.

— Что ты сказал? — спросила она на интерлингве.

Пожилой человек посмотрел по сторонам, но помощи не увидел. Четверо его спутников как воды в рот набрали.

— Э-э-э... Я сказал, что не... Я имею в виду... Я не понял, что вы сказали, — с трудом выговорил он. — Я имею в виду первое слово, — он умоляюще смотрел на нее.

— Ты говоришь на интерлингве? — спросила Флейм.

— Э-э-э, немного, да.

Она смотрела на него.

— Где ты научился? — спросила она. — Здесь?

Мужчина озадаченно переспросил:

— Здесь?

— Да. В этом селении?

На его лице отразилось смятение. Слова «селение» в его скудном словаре не было.

— Что? — сглотнув, переспросил он.

— Ты учил интерлингв здесь? — Она махнула рукой в сторону зданий.

— Да, — ответил он, кивая. — Я здесь живу. Это Киллалах. Мое имя Тагий, и...

Флейм не интересовали мелочи. Она прервала его:

— Кто тебя учил? Слант?

— Как? — Его замешательство казалось совершенно искренним.

Флейм не могла отвязаться от мысли, что эти людишки заговорили на интерлингве благодаря трюкам киборга-предателя.

— Компьютер, — обратилась она к машине. — Как здесь называют Сланта?

— Информация отсутствует, — немедленно отозвался тот.

Это разозлило Флейм. Она опять повернулась к собеседнику.

— Это мужчина? — спросила она. — Высокий мужчина с темными волосами?

— О, нет! — ответил он. — Не мужчина. Женщина.

— Какая еще женщина?

— Правительства... Человек правительства, — ответил он, не найдя слов для выражения понятий «член», «представитель» или «маг».

— Какое правительство послало эту женщину? Она сказала об этом?

— Праунс, — честно ответил Тагий.

— Тебе знакомо это название? — обратилась Флейм к компьютеру.

— Подтверждение.

— Это мятежная планета? — с надеждой спросила она.

— Опровержение. Праунс — слово, употребляемое жителями города, где был локализован киборг с кодовым обозначением Слант, перед тем как корабль установил с ним связь, для обозначения города и политической системы, в которую входит город.

— Значит, Слант имеет какое-то отношение ко всему этому?

— Информация недостаточна.

— Эта женщина с Праунса, почему она вас учила интерлингву? — спросила она мужчину.

— Чтобы... Чтобы мы могли говорить. Я имею в виду, говорить на языке Древней Земли. Праунс верен... э-э-э... Праунс верен Древней Земле. Я не знаю, как перевести слово «теибуитарро», — сказал он извиняющимся тоном.

Он употребил праунсианское слово, обозначающее завоеванную или колонизированную область, которая платит дань центральному правительству в обмен на покровительство, но более или менее самостоятельна в своем управлении.

Флейм понятия не имела, что означает непроизносимое слово, и не обратила на него никакого внимания. Она раздраженно шагнула вперед и схватила человека за отороченную мехом синюю шерстяную одежду. Остальные четверо в страхе и удивлении отступили назад. У Тагия от ужаса открылся рот. Демон в образе женщины со странными желтыми волосами, в необычной, сверкающей одежде двигался гораздо быстрее человека и обладал железной хваткой.

— Что ты сказал? — спросила она. — Ты сказал, Праунс верен Древней Земле?

— А-а... да, — ответил он, кивая, уверенный в том, что демон съест его живьем, но полный решимости делать все, чему его учили.

— Черт подери! — выругалась Флейм, отшвырнув мужчину в сторону. — Дьявольщина. Как этот ублюдок умудрился обставить нас?

— Вопрос нечетко сформулирован, — сказал компьютер.

Тагий тяжело рухнул на груду льда и ударился головой о стену. Но кости у него остались целы. Флейм тут же потеряла к нему всякий интерес и, не обращая внимания на компьютер, схватила женщину, которая без того едва держалась на ногах.

— Ты! — потребовала она. — Расскажи мне о Древней Земле.

Женщина, застонав, потеряла сознание. Флейм оттолкнула ее, ударив в грудь. Бедняжке повезло меньше, чем Тагию. Упав на каменную стену, она сломала руку в локте. Другие увечья казались незначительными.

Это киборга тоже не интересовало. Флейм схватила одного из молодых людей и закричала ему в лицо:

— Расскажи мне о Древней Земле!

— Наши отцы и матери прибыли оттуда много лет назад, — пролепетал он, охваченный ужасом. Парра не научила его словам «далекие предки», и ему пришлось импровизировать на ходу. — Мы до сих пор верны Древней Земле.

— Когда вы получили известие с Древней Земли?

— Мы ничего не получали. Но мы до сих пор верны ей, клянусь!

От ярости Флейм лишилась речи. Она швырнула человека в грязь и двинулась к кораблю.

— Факты в настоящее время свидетельствуют... — начал компьютер.

— Заткнись, — приказала Флейм, и компьютер повиновался.

Какое-то время она стояла, уставившись в сторону той части улицы, где над пустыми рыночными лотками высился ее корабль. Корпус остыл и из красного превратился в тускло-серебристый, фюзеляж казался черным от падающей тени.

Флейм была в ярости, свое разочарование она не могла даже выразить словами. Она знала, что все человечество — ее враг, а, здесь, перед ней, в корабле, оружие. На борту находилось тридцать четыре единицы ядерных боеголовок.

Но она не может использовать ни одной. Компьютер не позволит. Ей ничего не стоит покончить с компьютером при помощи термита, но, прежде чем погибнуть, он разнесет ей голову. Даже если она выживет, все равно ей не суметь выпустить ракеты без компьютера.

Она проиграла. Если Слант заставил лгать этих людей, он может заставить сделать это и других. Он положил ее на обе лопатки.

А может, нет? Внезапно ее осенило. Флейм повернулась и снова посмотрела на тех пятерых, с которыми только что говорила. Двое, все еще скорчившись, лежали на земле, остальные стояли на том же месте, не смея бежать.

С этой группой все ясно. Они стояли на улице и ждали ее. Это ловушка, подставные лица, люди, подобранные и натасканные Слантом или его неизвестными сообщниками.

Какие бы штучки ни придумал Слант, он не может натренировать всех.

Возможно, послав этих пятерых встречать ее, он думал, что, поговорив с ними, Флейм откажется от своих намерений или по крайней мере переберется в другое селение.

Флейм чертыхнулась.

Он ошибается, твердо сказала она себе. Она так легко не сдастся!

— Компьютер, — позвала она. — Я хочу, чтобы ты гарантировал, что Слант ничего не сможет подслушать. Я собираюсь найти здесь кого-нибудь, кто расскажет мне правду.


предыдущая глава | Маг и боевой звездолёт | cледующая глава