home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 6

Когда-то на острове, где находится Башня Бурь, кипела жизнь. В крепости стоял гарнизон Рыцарей Такхизис; там же жили их оруженосцы, повара, управляющие и рабы, а также жрецы Такхизис и несколько темных магов. Синие драконы взмывали с утесов и летали над морем, неся на своих спинах седоков. Все они были верны одной цели — завоевать Ансалон, а потом и весь мир.

Они почти победили.

Но затем пришел Хаос. А потом их предали.

Башня Бурь стала тюрьмой для мертвых, и в ней был один-единственный узник. Когда-то он владел неприступной крепостью: башнями, плацами и конюшнями, хранилищами, полными сокровищ, и огромными кладовыми, — он был хозяином всего, но лишился каждого дюйма.

В большой комнате, расположенной в Башне Черепа, самой высокой башне крепости, прозванной Башней Бурь, Лорд Азрик Крелл положил на стол руки, обтянутые кожаными перчатками, чтобы скрыть бестелесность, и поднялся с места. При жизни он был коренастым жестоким человеком, а после смерти стал коренастым жестоким ходячим трупом. На нем были черные доспехи, в которых Предатель умер, — их заставило прирасти то же проклятие, что вынуждало его существовать. При каждом движении доспехи немилосердно скрипели и лязгали.

Перед Азриком на возвышении стояла сфера из черного опала. Крелл посмотрел в нее, и его злобные глазки в прорезях шлема вспыхнули красным светом. В глубине шара показалась небольшая лодка, плывущая по морю. В ней сидел рыцарь, одетый в доспехи, которые Азрик просто ненавидел.

Оставив опаловую сферу, Крелл подошел к небольшому окну, прорубленному в каменной стене, посмотрел на беснующееся море и, удовлетворенно потерев руки, прошептал:

— Давно здесь не было никого, с кем я бы мог сыграть. Я должен подготовиться.

Тяжело ступая, Азрик спустился по винтовой лестнице, что вела из комнаты, где он обычно проводил большую часть времени, злобно вглядываясь в черный опаловый магический шар, прозванный Пламенем Бурь. Шар был единственным источником сведений о том, что происходит в мире, куда Крелл не мог вернуться, в мире, которым он мог бы править, если бы сумел бежать с проклятой скалы. В магическом шаре — даре Зебоим своему любимому сыну, Лорду Ариакану, — Азрик видел почти все, что происходило в Век Смертных.

Рыцарь Смерти обнаружил священный артефакт вскоре после того, как Морская Королева заточила его в крепости, и тайно радовался своей находке, думая, что Зебоим оставила шар по ошибке.

Однако вскоре он понял, что это лишь часть жестокой пытки. Богиня дала ему возможность наблюдать за тем, что творится в мире, но не позволила стать частью той жизни. Крелл мог видеть, но не мог прикоснуться.

Шар для него оказался таким тяжким испытанием, что бывали времена, когда Азрик хватал его, готовый вышвырнуть в окно на острые скалы, однако, одумавшись, снова бережно клал на подставку в виде свернувшейся змеи, понимая, что когда-нибудь способ бежать найдется и тогда опаловый шар ему понадобится.

Кроме того, Крелл наблюдал через сферу за ходом Войны Душ. Он видел, как Мина командует армией, и думал, что если кто и может его спасти, то только она и ее Единый Бог. Крелл не знал, кто такой Единый Бог, но если он мог одолеть Зебоим — а рыцарь был уверен, что она где-то рядом, — то ему все равно, кто это.

С помощью магического шара Крелл ясно видел несчастные плененные души, барахтающихся в Реке Душ. Он даже пытался с ними поговорить, надеясь послать весточку Мине, чтобы она пришла и спасла его, но увидел, что девушка сделала с таким же Рыцарем Смерти, как он сам, — Лордом Сотом, и после этого больше не делал попыток сообщать о себе.

Приблизительно в то же время Азрик узнал, кто такой на самом деле Единый Бог, и подумал, что, возможно, Темная Королева тоже его ненавидит, поскольку она очень любила Ариакана. Поэтому Крелл прятался в крепости и не смел показываться.

Затем Такхизис погибла, и жестоким ударом для Азрика явилось то, что, как оказалось, Зебоим отсутствовала все это время — и он мог покинуть груду камней, гордо именующуюся островом, в любой момент и никто не посмел бы его остановить. Гневу и ярости Рыцаря Смерти не было предела, и он даже разрушил одну небольшую башню.

Крелл никогда не был богобоязненным и не верил в Богов, но только до того момента, пока не осознал, что жрецы правы: Боги действительно не только существуют, но и проявляют неподдельный интерес к смертным.

Обретя веру в тот момент, когда Зебоим распорола ему живот, Азрик отныне с интересом следил за возвращением Богов, за кончиной Такхизис и Паладайна. Смерть предводителя породила вакуум на самой вершине власти. Крелл предвидел борьбу за престол, и ему в голову пришла мысль служить тому, кто станет противостоять Зебоим, взамен на освобождение из заточения.

Лорд Азрик никогда в жизни не произнес ни одной молитвы, но в ночь, когда принял это решение, опустился на колени, скрипя и бряцая доспехами, и, стоя так на холодном полу камеры, воззвал к единственному Богу, который мог бы ему помочь.

— Избавь меня от мучений, — обратился он к Чемошу, — и я буду служить тебе.

Бог ему не ответил.

Крелл не отчаялся. Боги заняты, им многие молятся. Он произносил эту молитву каждый день, но ответа по-прежнему не было, и Рыцарь Смерти уже начал терять надежду. Саргоннас, отец Зебоим, набирал силу, и никакой другой Бог из темного пантеона не пришел бы ему на помощь.

— А теперь эта Мина — убийца Рыцарей Смерти — покончит и со мной, — проворчал Азрик. Его голос глухо отдавался внутри пустых доспехов, словно грохот камня на дне железного котелка, — Может, я должен позволить ей это сделать, — мрачно добавил рыцарь.

Какое-то время он раздумывал над идеей покончить с мучениями и быть преданным забвению, но затем решительно ее отбросил, не в силах смириться с мыслью, что придется освободить мир от Азрика Крелла, даже мертвого.

Кроме того, рыцарь надеялся, что прибытие Мины освободит его от монотонности существования, по крайней мере, на некоторое время.

Крелл вышел из Башни Черепа, пересек скользкий от соленых брызг плац и вошел в Башню Лилии. Башню построили в честь Рыцарей Лилии — самого мощного Ордена Рыцарей Тьмы, а Крелл принадлежал именно к нему. Когда Азрик был жив, здесь располагались его казармы, и, хотя Крелл больше не мог найти отдохновения во сне, иногда он поднимался в свою каморку и ложился на кишащий клопами матрас, чтобы помучить себя воспоминаниями о том, как сладко когда-то спал. Но сегодня рыцарь туда не пошел, а остался на первом этаже, где Ариакан держал библиотеку книг по военному искусству — от описаний того, как летать на драконах, до практических советов, как не дать доспехам заржаветь.

Крелл никогда не любил учиться и ни разу не прикоснулся к книгам, за исключением того случая, когда он воспользовался томом «Руководства», чтобы починить дверь, которая постоянно хлопала. Азрик использовал библиотеку в других целях. Здесь он развлекал посетителей. Точнее, они его развлекали.

Лорд Крелл наспех подготовился к приходу Мины, устроив так, как нравилось ему. Он хотел принять такого важного гостя соответственно, поэтому оттащил к стене изувеченное тело последнего посетителя, и бросил к другим трупам.

Закончив работу в Башне Лилии, Азрик прошел по двору под хлещущими ударами ветра и непрекращающимся дождем и вернулся в Башню Черепа. Там он нетерпеливо вгляделся в магический шар, следя за небольшой лодкой, направляющейся к узкой, прикрытой со всех сторон бухте, где в былые славные дни останавливались судна с провизией.

Не подозревая, что Крелл за ней наблюдает, Мина с интересом смотрела на Башню Бурь.

Крепость была выстроена по замыслу Ариакана так, что подступиться к ней с моря было невозможно. Форт, облицованный черным мрамором, стоял среди темных скал, напоминавших острые шипы на спине дракона, и таких отвесных, что вскарабкаться по ним не представлялось никакой возможности. Единственным путем к Башне Бурь или из нее оставались драконы или корабли, но у основания скал находилась лишь одна-единственная крошечная бухта.

Бухта служила портом для доставки на остров провизии, а также оружия, рабов и заключенных.

С подобной работой могли справиться и драконы, но они — особенно гордые и своенравные синие, которых рыцари ценили за стать и боевые качества, — категорически возражали против того, чтобы их использовали как вьючных животных. Только за просьбу перенести тюк сена синий дракон мог откусить голову. Гораздо проще было поставлять провизию морем. А поскольку Ариакан был сыном Зебоим, то ему достаточно было попросить мать уберечь суда от бури, и грозовые тучи тут же рассеивались, а волны утихали.

Мина ничего не знала об искусстве ведения войн, когда Такхизис поставила ее, семнадцатилетнюю девушку, во главе своих армий. Но она все схватывала на лету, а Галдар оказался превосходным учителем. Теперь Мина смотрела на крепость и видела, насколько блестящи, как замысел Ариакана, так и его воплощение.

Защищать бухту не составляло большого труда. Она оказалась настолько маленькой, что в нее мог войти только один корабль и только при малой воде. Узкие, вечно скользкие ступени, вырубленные прямо в скале, были единственным путем в крепость, но ими почти не пользовались. Провизию и оружие обычно поднимали в крепость на веревках, поскольку так было безопаснее.

Мина подумала — как и многие летописцы, — насколько другим был бы мир, если бы умнейший человек, построивший эту крепость, выжил в Войне Хаоса.

Когда девушка входила в бухту, ветер стих, и ей пришлось взяться за весла. Солнце уже садилось, и бухту, находившуюся на восточной стороне острова, укрывала плотная тень. Мина мысленно поблагодарила за это, надеясь, что устроит Креллу сюрприз. Крепость была огромной, а казармы располагались довольно далеко от бухты. Девушка никак не могла знать, что в этот самый момент Лорд Азрик наблюдает за каждым ее движением.

Мина бросила маленький якорь и надежно пришвартовала суденышко к выступающему камню. Когда-то здесь был деревянный пирс, но Зебоим давным-давно в момент вспышки ярости разнесла его в щепки. Мина выбралась из лодки, посмотрела вверх, на ступени в скале, нахмурилась и покачала головой.

Узкие, грубо выдолбленные в скале, они заросли водорослями, казались ужасно скользкими и выглядели так, словно их обглодала мстительная Морская Королева. Многие ступени покрывали трещины, будто Зебоим в гневе пыталась расколоть землю под ногами Крелла.

— Вряд ли стоит беспокоиться о встрече с Рыцарем Смерти, — сказала себе Мина. — Сомневаюсь, что я доберусь до верха живой.

Девушка сказала Чемошу правду: она ходила и более темными дорогами. Просто не такими скользкими.

Мина по-прежнему оставалась в кирасе, черную сталь которой украшал череп, пронзенный молнией. Шлем девушка подвесила к кожаному поясу, затем с сожалением сняла остальные части доспехов, полагая, что карабканье и так будет достаточно опасным и лишние помехи в виде поножей и наручей не нужны. На поясе у Мины было и ее любимое оружие — моргенштерн, который она использовала в битвах во время Войны Душ. Оружие не являлось священным артефактом, на нем не лежало заклятия, и против Рыцаря Смерти оно было бесполезным. Однако девушка знала, что ни один рыцарь не пойдет в бой без оружия, и хотела, чтобы Крелл увидел в ней настоящего Рыцаря Такхизис. Она надеялась, что внезапное появление в Башне Бурь одного из бывших собратьев Лорда Азрика остановит Рыцаря Смерти и он захочет поговорить, прежде чем убивать.

Мина проверила веревку, убеждаясь, что лодка надежно пришвартована, и мельком подумала, не захочет ли Зебоим уничтожить суденышко и оставить ее в башне вместе с Лордом Креллом, но тут же прогнала такие мысли прочь. Она никогда не боялась и не беспокоилась о будущем, возможно, потому, что была приближенной Богини, которая всегда уверяла девушку, что будущее под контролем.

Но, и узнав, что даже Боги могут ошибаться, Мина не изменила взглядов на жизнь. Поражение Такхизис еще больше убедило ее, что будущее, распростершееся перед ней, подобно ненадежным ступеням, высеченным в черной скале, поэтому жить лучше настоящим, за один шаг минуя лишь одну ступеньку.

Мысленно помолившись Чемошу и громко — Зебоим, Мина принялась карабкаться по утесу к Башне Бурь.

Увидев, что Мина причалила в бухте, Крелл покинул крепость и пошел по узкой извилистой тропинке, которая петляла среди валунов и вела к гранитному выступу, в шутку прозванного рыцарями Горой Честолюбия. Выступ был самой высокой точкой острова и находился немного в стороне от построек, его обдували ветра и окатывали соленые брызги. Когда погода позволяла, Лорд Ариакан часто приходил сюда, стоял, наблюдая за морем, и обдумывал планы по управлению Ансалоном. Именно поэтому родилось такое название.

Никто из рыцарей не поднимался на гору за своим повелителем, если только его не приглашали, а это было большой честью, поскольку с приглашенным Ариакан делился своими размышлениями. Крелл часто бывал здесь со своим лордом, но во время заточения избегал этого места. Он и сейчас бы не пошел на Гору Честолюбия, но с выступа открывался самый лучший вид на бухту — и на девушку, пытающуюся взобраться по лестнице, которую рыцари прозвали Зловещими Ступенями.

Опершись о валун и склонившись над краем скалы, Крелл посмотрел вниз, на Мину. Он видел пульсирующую в ней жизнь, видел тепло, озарявшее девушку, словно пламя свечи, горящее в фонаре. От подобного зрелища Азрик еще острее почувствовал холод смерти и одарил Мину взглядом, полным горькой ненависти. Он мог убить ее прямо сейчас, и это не составило бы никакого труда.

Крелл вспомнил прогулку со своим лордом по краю утеса. Они обсуждали возможность нападения на их крепость с моря и спорили, надо ли в таком случае отдавать приказ лучникам поражать тех, кто оказался бы достаточно глупым, чтобы взбираться по Зловещим Ступеням.

— Зачем понапрасну тратить стрелы? — Ариакан указал на валуны вокруг них. — Мы просто забросаем их камнями.

Валуны были огромными. Самому сильному мужчине пришлось бы приложить немало усилий, чтобы поднимать их и перебрасывать через стену. Будучи очень сильным человеком, Крелл чувствовал разочарование, поскольку на форт никто никогда не нападал. Он часто рисовал в воображении, какую бойню они устроили бы врагу, сбрасывая на него камни: солдаты срываются со ступеней, кричат, истекают кровью и насмерть разбиваются о скалы.

Лорд Азрик испытал сильное желание поднять один из валунов и бросить его в Мину только для того, чтобы самому убедиться, каким будет эффект: таким же, как он много раз себе представлял, или нет, — но усилием воли сдержался. Встретить убийцу Рыцарей Смерти — крайне редкая возможность, такое нельзя упустить. Крелл так предвкушал встречу, что, когда Мина поскользнулась и чуть не упала, страшно выругался. Если бы он находился в своем теле, то вздохнул бы с облегчением, увидев, что девушке удалось сохранить равновесие и продолжить восхождение.

Было прохладно, поскольку солнце редко показывалось из-за туч, обложивших небо над Башней Бурь. От напряжения и внезапного приступа паники, когда она едва не сорвалась, на шее и груди Мины выступил пот, однако ветер, беспрестанно дувший среди скал, мгновенно высушил его, и девушка задрожала. Она взяла с собой перчатки, но сейчас не могла их надеть. Более того, Мине приходилось цепляться пальцами за любой выступ и трещинку, чтобы ползти наверх, от одной ступени к другой.

Каждый шаг таил опасность. Некоторые ступеньки покрывали огромные выемки и трещины, и девушка была вынуждена испытывать их на прочность, прежде чем перенести вес тела. Мышцы на ногах скоро свело судорогой, они страшно болели, пальцы кровоточили, руки покрылись ссадинами, колени — глубокими царапинами. Остановившись ненадолго, чтобы попытаться облегчить боль в ногах, Мина посмотрела наверх в надежде, что конец пути уже близок.

Внезапно, уловив какое-то движение, она заметила голову в шлеме — кто-то выглядывал из-за валунов на вершине скалы; Мина часто заморгала, избавляясь от попавших в глаза соленых брызг, а когда снова посмотрела наверх, голова исчезла.

Однако девушка ни на секунду не засомневалась, кого именно она видела.

Казалось, лестница ведет к самому небу и не закончится никогда. Внизу, под Миной, о влажные каменные зубья билось море; на поверхности бурлящей воды кружилась пена. Девушка закрыла глаза и прижалась к скале. Она понимала, что скоро вымотается до предела, а ведь еще придется столкнуться лицом к лицу с Рыцарем Смерти, которого уже каким-то образом предупредили о ее появлении.

— Зебоим, — произнесла Мина и выругалась. — Она предупредила Крелла. Какая же я глупая! Думала, что удалось обмануть Богиню, тогда как все это время именно она меня обманывала. Но зачем ей его предупреждать? Вот в чем вопрос. Зачем? — Девушка тут же попыталась ответить на свой вопрос: — Неужели она заглянула мне в сердце и увидела правду? Неужели она догадалась, что я пришла освободить Крелла? Или это просто ее прихоть — натравить нас друг на друга, чтобы немного развлечься?

Вспомнив свой разговор с Богиней, Мина предположила, что, скорее всего, второе. Девушка задумалась, не зная, что делать дальше, и тут ей пришла в голову светлая мысль. Она открыла глаза и снова посмотрела наверх, на то место, где видела Крелла.

— Если бы он захотел, он уже убил бы меня. Произнес бы заклинание или бросил бы на меня валун. Но он этого не сделал. Он ждет, он хочет сразиться со мной. Поиграть как кошка с мышкой, посмеяться, прежде чем убить. Крелл ничем не отличается от остальных бессмертных. Он не отличается даже от самого Бога Смерти.

После месяцев командования легионом душ Мина знала об одной слабости мертвых: вспоминая о жизни, они испытывают чувство сродни голоду.

Та часть Крелла, которая не забыла, что значит жить, страстно желала общения с живыми. Ему было необходимо чувствовать жизнь, которую он утратил. Мина понимала, что Крелл ненавидит живых и поэтому немедленно убьет ее, но, по крайней мере, девушка могла быть уверена, что Рыцарь Смерти не уничтожит ее сразу и у нее будет возможность объяснить ему свой план. Эта мысль давала надежду и помогала собраться с духом, хотя ничуть не спасала от боли в ногах и холода, от которого коченело все тело. Мине предстояло миновать еще довольно внушительный отрезок опасного пути, и при этом приходилось быть готовой телом и душой к встрече со смертельным врагом.

Одними губами девушка произнесла имя Чемоша и почувствовала, что ей стало теплее. Она даже ощутила присутствие Бога и его взгляд, направленный на нее.

Мина не стала молить о помощи. Он сразу сказал, что ничего не может ей дать, а ей не хотелось унижаться и просить, проявляя настойчивость. Мина еще раз прошептала имя Бога, мысленно прижалась к нему, чтобы набраться сил, и осторожно поставила ногу на следующую ступень, испытывая на прочность.

Ступенька выдержала ее. И еще одна. Забравшись на нее, девушка посмотрела под ноги, чтобы видеть, куда ступать, одновременно ощупывая скалу, за которую цеплялась, и очень удивилась, когда ее рука встретила пустоту. От неожиданности она едва не разжала вторую руку. Оказалось, что в скалистой стене открылся небольшой разлом.

Осторожно балансируя на ступени, Мина, придерживаясь за его края, заглянула внутрь. Тусклый свет пасмурного дня не мог разогнать темноту пещеры, но то, что девушка смогла рассмотреть, оказалось очень интригующим: лежащий примерно тремя футами ниже гладкий пол — явное творение человеческих рук. Мина не смогла охватить взглядом всего помещения, но у нее сложилось впечатление, что оно довольно просторное. Девушка потянула носом воздух — запах показался знакомым, напоминал о чем-то.

И Мина вспомнила. В только что освобожденном Оплоте ее люди наткнулись на склад зерна. Она пришла проверить его, и там стоял такой же запах, только очень насыщенный, потому что зерно недавно собрали. Здесь же он едва чувствовался. Девушка была уверена, что обнаружила зернохранилище Башни Бурь.

Местоположение казалось вполне оправданным, поскольку хранилище находилось рядом с портом, откуда разгружали зерно, а где-то наверху скалы наверняка должно было находиться отверстие, куда его ссыпали. Правда, теперь хранилище пустовало: Башню Бурь забросили почти сорок лет назад и сотни поколений крыс давно уничтожили все запасы рыцарей.

Но сейчас не это волновало Мину. Для нее имело значение лишь то, как ей найти способ проскользнуть в крепость и застать Крелла врасплох.

— Чемош, — произнесла она, внезапно все поняв.

Ведь именно его имя произносили губы девушки, когда она нашла разлом в скале. Мина не просила Бога Смерти о помощи, но он все же помог, и ее сердце забилось сильнее от осознания, что Чемош желает ей удачи. Девушка оценивающе осмотрела разлом. Он был довольно узким, но и Мина отличалась худощавым телосложением и могла пробраться внутрь, однако только при условии, если на ней не будет доспехов. При мысли, что их придется снять и остаться беззащитной, когда придет время встретиться с Рыцарем Смерти, Мина заколебалась. Она посмотрела вверх, туда, где ее ждал Крелл, затем на гладкий сухой пол зернохранилища — тайного хода в главную часть башни. Чтобы попасть в хранилище, надо было всего лишь сбросить кирасу, отмеченную символом Такхизис.

— Так вот о чем ты меня просишь, — тихо сказала Мина прислушивающемуся к ней Богу. — Ты хочешь, чтобы я скинула с себя последнее напоминание о моей верности Богине. Чтобы я поверила в тебя и доверилась тебе.

Балансируя на ступени, Мина окоченевшими пальцами расстегнула ремни кирасы.

Крелл назвал себя глупцом за то, что показался Мине. Заодно он обругал и девушку, недоумевая, почему ей пришло в голову поглядеть вверх, вместо того чтобы смотреть под ноги.

— Зебоим, — пробормотал Азрик, проклиная Богиню. Он проклинал ее каждый час каждого мучительного дня.

Крелл больше не мог рассчитывать на то, что застанет Мину врасплох. Правда, пока он не принимал ее всерьез, сомневаясь, что хрупкая девушка действительно может причинить ему вред, но факт оставался фактом: именно эта особа покончила с Лордом Сотом, одним из самых страшных бессмертных во всей истории Кринна.

Одна из поговорок Ариакана гласила, что лучше переоценить врага, чем недооценить его.

«Я буду ждать ее на вершине Зловещих Ступеней, — решил Лорд Азрик. — Она будет слишком измотана, чтобы сражаться».

Рыцарь Смерти не горел желанием драться с Миной. Ему хотелось схватить девушку живой. Он всегда так делал, если была возможность. Один несчастный вор, приплывший к Башне Бурь, соблазнившись рассказами о заброшенных сокровищах Рыцарей Тьмы, был так напуган видом Крелла, что упал замертво к его ногам, и Азрик был крайне разочарован.

Однако он надеялся, что Мина не такая. Она молода, сильна и отважна — идеальные качества для игрушки Рыцаря Смерти. Крелл надеялся, что девушка будет жить, по крайней мере, несколько дней.

Лорд Азрик уже собирался уходить с Горы Честолюбия, чтобы отправиться в Башню Бурь, как вдруг услышал звук, от которого его сердце — будь рыцарь живым — остановилось бы.

Внезапно со Зловещих Ступеней донеслись отчаянный женский крик и бряцание металла доспехов, упавших на острые камни.

Крелл кинулся к краю выступа, посмотрел вниз и снова выругался, с такой силой ударив кулаком по валуну, что тот раскололся надвое.

Лестница была пуста. У подножия скалы, почти скрытые в бурлящей воде, лежали черные доспехи, украшенные черепом, пронзенным молнией.


Глава 5 | Дары мертвых богов | Глава 7