home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


ГЛАВА ВТОРАЯ

ДЕВЯТЬ УРОВНЕЙ ЖИЗНИ

Симкин вспорхнул над ступенями, словно тонкое, изящное перо, а Джорам схватил его за рукав длинного белого одеяния.

— Ты же говорил, что будешь ходить!

— О, прошу прощения. Забыл от волнения, — отозвался Симкин. Он плавно опустился на хрустальные ступени дворца и пошел рядом со своим другом. Потом повернулся к Джораму и со страдальческим видом сказал: — Послушай, мой милый мальчик, я могу дать тебе магию, чтобы ты, как говорят поэты, воспарил на крыльях волшебства...

— Нет, — отрезал Джорам. — Никакой магии. В смысле — мне не нужна магия. Пусть привыкают, что я хожу здесь, среди них, — мрачно добавил он.

— Да, наверное... — Симкин задумался, потом снова вдохновился. — Несомненно, это сочтут очередным моим модным нововведением. Кстати, о модных нововведениях... — Впереди показались золотые ворота дворца, и он дернул Джорама за рукав. — Посмотри-ка туда...

— Мосия! — ахнул Джорам. Он остановился и встревоженно нахмурился. — Что за идиот! Я думал, мы договорились, что он останется внизу, в роще...

— А он и остался! Не делай вид, будто тебя сейчас хватит удар! — сказал Симкин, смеясь. — Этот «Мосия» — один из тех, что я сотворил вчера. У парня, должно быть, необычайные способности, если он может так долго поддерживать мою иллюзию. Наверное, он скопировал мое заклинание! Вот шельмец! Да как он осмелился? Мне очень хочется пойти и превратить его в корову. Посмотрим тогда, как ему понравится внизу, на ферме...

— Забудь об этом. — Джорам снова удержал друга. — Мы здесь для того, чтобы заняться более важными делами.

Они прошли мимо нескольких напудренных, разукрашенных драгоценностями стражников. Они с подозрением косились на Джорама, но, стоило им заметить Симкина, все подозрения мгновенно развеивались. Один из стражников, смеясь, подмигнул Симкину и взмахнул затянутой в перчатку рукой, разрешая пройти. Оказавшись за золотыми воротами, Джорам старался не таращиться по сторонам и делать вид, будто ему здесь ничего не в новинку.

— Где мы и куда пойдем отсюда? — негромко спросил юноша у Симкина.

Симкин с заметным усилием отвел возмущенный взгляд от поддельного Мосии и огляделся.

— Мы в главном вестибюле. Вон там, наверху... — Симкин так запрокинул голову, что едва не упал, — Императорский зал.

Джорам проследил за взглядом Симкина. Вестибюль, в котором они стояли, представлял собой просторную цилиндрическую комнату. Поднимаясь на сотни футов вверх, эта комната проходила сквозь девять отдельных уровней дворца, до огромного купола на самом верху. На каждом уровне были балконы с переходами вниз, в вестибюль, и наверх, к главному куполу. Джорам отметил, что все уровни были разного цвета. Самый нижний был зеленым.

— Уровни отражают Девять Таинств, — пояснил Симкин, указывая наверх. — Тот, на котором мы стоим, — это Земля, отсюда и растительно-животные мотивы. Выше будут Огонь, потом Вода, потом Воздух. Дальше идет Жизнь, поскольку для поддержания жизни необходимы все нижеперечисленные элементы. Следующий уровень — Тень, он олицетворяет наши сновидения. Потом — Время, которое управляет всем на свете. Потом — Смерть, или Техника, потом — Дух, жизнь после смерти. А над всем этим — император! — закончил Симкин с озорной улыбкой.

Джорам тоже едва заметно улыбнулся.

— Проклятье! — пробормотал Симкин, поворачивая голову из стороны в сторону. — Я чуть не вывернул шею! Как бы то ни было, мой милый мальчик, — добавил он вполголоса, наклонившись к Джораму поближе, — теперь ты понимаешь, почему тебе не обойтись здесь без моей магии! Предполагается, что посетители поднимаются сквозь все эти девять уровней к императору.

Симкин показал на блестящую толпу волшебников, которая их окружала. Когда причудливые экипажи подлетали к сверкающим хрусталем и золотом вратам, пассажиры изящно вспархивали и летели во дворец, словно семена одуванчика. Воздух звенел от их голосов. Они смеялись, приветствовали знакомых, обменивались поцелуями и болтали о последних новостях. Впрочем, гости разговаривали и смеялись не слишком громко, и их одежды, прекрасные и разноцветные, как закатное небо, в целом были довольно скромными. Хотя они собрались на императорский бал, этот бал, в конце концов, был посвящен годовщине трагического события. Поэтому увеселения были сведены к минимуму, и все приглашенные, когда они предстанут перед императорской четой, должны были выразить соболезнование по поводу восемнадцатой годовщины рождения принца... Мертвого... и годовщины его смерти.

Джорам смотрел на магов как зачарованный, одновременно выискивая среди них Гвендолин, и видел, что все они, один за другим, войдя во дворец, взмывают в воздух и поднимаются вверх через девять уровней, к куполу, под которым гостей встречают император и императрица. Джорам понял, что Симкин прав, — похоже, другого пути в верхние уровни дворца не существовало. Туда можно было попасть только посредством магии.

— А где будет сам бал? — спросил юноша у Симкина, оглядывая тот уровень, на котором они стояли, — зеленый, украшенный цветами и деревьями. — На каком уровне? На этом?

Деревья и цветы, сделанные из золота, серебра и хрусталя, не были похожи на обычные цветы и деревья. Таких Джорам не видел никогда в жизни. Со второго, огненного уровня струился яркий свет, исходящий из сотворенных магией солнц. Свет переливался на золотых листьях и плодах из драгоценных камней, слепя глаза. В этом неестественном, волшебном лесу, безмолвном и неподвижном, Джорам чувствовал себя как птица в клетке. У него начала кружиться голова от лучей магического света, непрестанно скользящих по золотым ветвям и сверкающим листьям.

— Бал будет на всех уровнях, конечно же, — сказал Симкин и пожал плечами. — А почему ты спрашиваешь?

По лицу Джорама пробежала тень.

— Как я смогу отыскать лорда Самуэлса или Сарьона в такой... в этой толпе! — Юноша раздраженно взмахнул рукой. К нему снова вернулась прежняя мрачность.

— Почему ты никогда меня не слушаешь? — со вздохом сказал Симкин. — Я говорил тебе об этом раз десять! Всех гостей представляют императору и императрице. Сейчас все, кто чего-нибудь стоит, собрались наверху, в зале Величия. Они стоят и смотрят, кого пригласили и — что еще интереснее — кого не пригласили на бал. Все будут там до тех пор, пока сам император не решит, что настало время начать праздник. Либо ты найдешь лорда Самуэлса наверху, либо он сам тебя там найдет. А теперь дай мне руку. Я подниму тебя своей магией — вверх, вверх, вверх!

— Это не сработает! — мрачно прошептал Джорам. — Ты что, забыл про Темный Меч? — Он показал себе за плечо. — Он поглотит всю твою магию! Ничего не выйдет.

— Надо же, я и правда забыл про этот кошмарный меч, — сказал Симкин и уныло огляделся по сторонам. — Все это ужасно глупо и неприятно. Никто не знает, что я здесь! Я не предполагал, что ты... Погоди! — Его лицо посветлело. — Лестница каталистов!

— Что? — нетерпеливо спросил Джорам, пристально вглядываясь во всех новоприбывших гостей, особенно обращая внимание на молодых женщин с золотыми волосами.

— Лестница каталистов, милый мальчик! — повторил Симкин. Он снова лучился довольством и весельем, — Они не могут воспарять на крылах волшебства, точно так же, как и ты, старина. Им приходится подниматься в зал Величия по ступенькам. О, не считая епископа Ванье, конечно. У него есть экипаж специально для этой цели — кажется, это был голубь, пока его толстейшество не разъелся до такой степени, что бедной птице стало не по силам его поднимать. Я слышал, епископ раздавил несчастную птицу своим весом. Во дворце тогда подавали к столу только голубей — жареных, вареных, пареных... Э-э... О чем это я? — переспросил Симкин, заметив, что Джорам хмурится. — Ах да! Лестница. Ступени начинаются вон там, по другую сторону от того толстого золотого дуба. Вон там, посмотри... — Он показал на нужное дерево. — Видишь, кое-кто из святой братии сейчас как раз начинает восхождение.

Шлепая по мраморному полу ногами, обутыми в сандалии, несколько каталистов поднимались по ступеням лестницы, которая начиналась на нижнем уровне и спиралью уходила вверх, выходя в зал Величия. Святые братья и сестры шли по лестнице с выражением покорности и смирения на лицах, хотя Джорам заметил, что некоторые молодые каталисты и каталистки завистливо поглядывали на магов, возносившихся ввысь легко и свободно.

Джорам воспрял духом. Он чувствовал себя так, будто его вдруг наполнила магия. Юноша поспешно пробрался через лес из драгоценного металла и сверкающих камней и подошел к подножию лестницы. Он ненадолго задержался у нижней ступеньки, пропуская вперед каталиста, и посмотрел вверх, на сотни мраморных ступеней, которые спиралью уходили ввысь. На каждом уровне лестница была соответствующего цвета. Джорам кивнул, удовлетворенный увиденным.

«Это правильно — что мне придется подниматься по лестнице каталистов, — подумал юноша. — И правильно, что я надел зеленый костюм, в память о моей матери. — С болью в сердце он вспомнил о каменной статуе, вечно смотрящей в туманы за Гранью. — Наверное, мой отец часто ходил по этим ступеням. И Сарьон ходил по ним. Может быть, он и сейчас идет по этой лестнице!»

Джорам представил себе Сарьона, с худым, осунувшимся после недавней болезни лицом, устало поднимающегося по мраморным ступеням. И начал быстро подниматься сам, обгоняя медлительных каталистов. «Ему понадобится моя помощь», — думал Джорам, взбегая по первому пролету лестницы со всей силой и энергией юности. При этом он едва не сшиб с ног какого-то престарелого дьякона.

— Какого дьявола вы делаете на нашей лестнице, маг? — проворчал дьякон, уже вспотевший и запыхавшийся, хотя ему предстояло преодолеть еще восемь пролетов лестницы.

— У нас спор! — поспешно ответил Симкин, подлетая к Джораму, который, сказать по правде, от волнения совсем позабыл о своем друге. — Мы поспорили на два кувшина вина, что он не сможет пройти по лестнице до самого верха!

— Глупые мальчишки! — пробормотал дьякон, хмуро глянув на Джорама. Он остановился передохнуть на лестничной площадке. — Могу сказать только, что ты выиграешь спор, если твой приятель будет продолжать в том же темпе.

— Ты бы лучше шел помедленнее, — негромко посоветовал Симкин, подлетев поближе к Джораму. — Не стоит привлекать внимания... Встретимся наверху. Только не вздумай входить в зал Величия без меня! — добавил он непривычно серьезным тоном. — Обещаешь?

— Обещаю, — ответил Джорам.

Конечно, это имело смысл, но Джорам не мог понять, почему Симкин придает этому такое значение. Впрочем, спрашивать было некогда — бородатого молодого человека уже окружило несколько смеющихся женщин. Продолжая подниматься по лестнице, Джорам сбавил темп и шел размеренным, не слишком быстрым шагом. Добравшись до пятого уровня, юноша остановился передохнуть и порадовался, что не спешил. Он оперся о перила лестницы и тяжело дышал, не чуя под собой ног. Джорам продолжал высматривать Сарьона и лорда Самуэлса, все так же безуспешно, и постепенно начал понимать, что найти их в такой огромной толпе будет почти нереально. Где-то наверху, в воздухе, звучал голос Симкина. Потом Джорам увидел его — белое одеяние Симкина заметно выделялось на фоне ярких разноцветных нарядов других магов.

— Я назвал этот костюм «Подогретая смерть», — беззаботно сказал Симкин, обращаясь к группе восхищенных слушателей. — Очень подходит к нынешнему веселому празднику, правда?

Джорам, который продолжил взбираться по лестнице, заметил, что на этот раз слова Симкина не были встречены обычным взрывом смеха. Напротив, некоторые маги были явно шокированы его замечанием и поспешно отлетели куда-нибудь подальше. Симкин как будто ничего не заметил, но перепорхнул к другой группе приглашенных на бал и принялся рассказывать о своем великом подвиге, который он называл «Иллюзией тысячи Мосий». Этот рассказ имел успех, слушатели дружно засмеялись, и Джорам позабыл о Симкине, сосредоточившись на том, чтобы переставлять ноги по ступеням лестницы.

Но подъем по лестнице занимал юношу не настолько, чтобы он не обращал внимания на то, что его окружает. Добираясь до каждого следующего уровня, Джорам все больше восхищался красотами императорского дворца. Даже золотой лес с цветами и плодами из драгоценных камней больше не казался ему застывшим и неестественным. При взгляде сверху этот лес представлялся прекрасным зачарованным королевством, как и каждый следующий уровень, на который Джорам поднимался.

На уровне Огня пламя лизало ступени лестницы. От стен, созданных как будто из раскаленной лавы, исходил жар. Джорам забеспокоился, но вскоре сообразил, что это только иллюзия — все, кроме жара. Жар был настоящий. Джорам сильно вспотел и порадовался прохладе, когда добрался до следующего, водного уровня.

Уровень Воды был сделан из голубого кристалла и выглядел как океанское дно. Для большей достоверности водный уровень населяли иллюзии разных морских существ. Свет здесь струился откуда-то сверху, из невидимого источника. Благодаря этому создавалось впечатление, будто все, что есть на этом уровне, на самом деле находится под водой. Впечатление было настолько сильным, что Джорам невольно задержал дыхание.

Если на уровне Воды Джораму не хватало воздуха, то на следующем уровне воздуха оказалось в избытке. Четыре гигантские головы раздували щеки, глядя друг на друга с четырех разных сторон, и прилагали все усилия, чтобы сдуть друг друга в соседние королевства. Противоположно направленные мощные потоки воздуха кружились вокруг Джорама, вынуждали его прижиматься к стене и невообразимо затрудняли подъем по лестнице.

После всего этого уровень Жизни показался очень спокойным и мирным. Этот уровень был посвящен каталистам — ведь они передавали другим жизненную силу, — и Джорам присоединился ко многим из них, сидевшим на деревянных скамьях и отдыхавшим в тишине, похожей на священную тишину собора. Джорам внимательно оглядывал каталистов, надеясь увидеть среди них Сарьона — или, вернее, отца Данстабля, — но его здесь не было.

Джорам вспомнил, что Сарьон еще слаб после болезни, и задумался о том, есть ли особые экипажи для больных каталистов. Но он понимал, что, сидя здесь, не сможет найти ни Сарьона, ни кого-нибудь другого. Поэтому Джорам встал и снова двинулся вверх по лестнице.

Уровень Тени был весьма неприятным местом, которое и Джорам, и бредущие по лестнице каталисты, и даже летящие маги старались миновать поскорее и без остановок. Этот уровень олицетворял сновидения и потому не давал никакого представления о форме или размерах. Он был одновременно крошечным и огромным, круглым и квадратным, темным и светлым. Из скользящих теней появлялись устрашающие и прекрасные фигуры, странно напоминающие каких-то людей, которых Джорам знал, но не мог вспомнить, и места, в которых он как будто бывал, но давно позабыл.

Джорам прошел через уровень Тени быстро, не жалея усталых ног, и попал на уровень Времени. Потрясенный увиденным, юноша остановился и застыл как вкопанный, забыв, зачем он здесь оказался и что собирался делать. Этот уровень представлял в весьма впечатляющих реалистичных иллюзиях всю историю Тимхаллана. Но иллюзии сменялись так быстро, что почти невозможно было понять, что происходит, пока изображаемое событие не заканчивалось. Железные войны промелькнули за считанные мгновения. Джорам заметил сверкающие мечи и хотел их рассмотреть, но они исчезли прежде, чем он понял, что видит их.

Юноша почувствовал внезапное смятение и отчаяние. Он вдруг осознал, что и его жизнь пролетит так же быстро и незаметно. И он ничего не мог сделать, чтобы это остановить. Потрясенный, Джорам продолжил взбираться по лестнице и перешел на уровень Смерти.

Здесь он остановился и огляделся. На этом уровне не было ничего. Только огромное пустое пространство, не светлое и не темное. Просто пустое. Маги пролетали мимо этого уровня, не глядя и не проявляя никакого интереса. Каталисты брели по лестнице, склонив головы, шлепая сандалиями по мраморным ступеням, и радовались, что близится конец пути.

— Это бессмысленно, — пробормотал Джорам себе под нос. — Почему здесь пусто? Смерть, Девятое Таинство... — Потом он понял: — Да, конечно! Техника! Вот почему здесь ничего нет — ведь считается, что Техники в этом мире больше не существует. Но здесь наверняка что-то было прежде... — сказал он, вглядываясь в пустоту. — Может быть, древние механизмы, о которых я читал: боевые машины, стреляющие огнем, порошок, который вырывает с корнем деревья, машины, которые печатают слова на, бумаге. Теперь все это утрачено, возможно навсегда. Если только я не сумею вернуть все обратно!

Джорам стиснул зубы и пошел дальше. Осталось преодолеть еще один уровень.

Это был уровень Духа, послесмертие. Когда-то, наверное, он был невыразимо прекрасным и поражал наблюдателя умиротворением и покоем, доступным лишь тем, кто перешел из этого мира в следующий. Но теперь здесь все как-то поблекло, словно иллюзии начали рассеиваться. В общем-то, именно это и происходило на самом деле. Искусство некромантии — общения с духами — умерших было утрачено во время Железных войн и с тех пор так и не возродилось. И потому никто толком не помнил, как именно должен выглядеть этот уровень.

Вместо восхищения Джорам почувствовал только усталость и порадовался, что долгий, утомительный подъем скоро закончится. Юноша мельком подумал о том, что он будет вынужден взбираться по этой лестнице при каждом посещении императорского дворца — конечно, после того, как он станет бароном, — и Джорам решил, что заведет себе для таких случаев какой-нибудь подходящий экипаж. Например, в виде черного лебедя...

Вынырнув из мира духов, Джорам попал в закат — по крайней мере, ему так показалось — и понял, что дошел, наконец, до зала Величия.


ГЛАВА ПЕРВАЯ СРЕДИ ОБЛАКОВ | Судьба Темного Меча | ГЛАВА ТРЕТЬЯ ЗАЛ ВЕЛИЧИЯ