home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Примечания

1. Текст был опубликован в журнале «За рубежом», 1937г., №21 (от 25 июля 1937) стр. 496—497. Переводчик не указан.


2. Фрагменты в журнальной публикации не были пронумерованы. Номера в квадратных скобках добавлены для удобства.


3. Публикация в журнале предварялась небольшим редакционным предисловием. Ниже приводится его текст полностью:


«В новой книге Г. Уэллса „Рождённые звёздами“, названной самим автором биологической фантазией, находят своё выражение возмущение многих интеллигентов варварством фашизма и тревога за будущее культуры. В недавно вышедшей книге „Игрок в крокет“ Уэллс уже высказался в этом духе.

Главный герой романа Джозеф Дейвис, как и герой «Игрока в крокет», – хорошо обеспеченный английский обыватель с традиционными буржуазными представлениями о «добре» и «зле». Основа книги – описание «теории космических лучей» и их спасительного влияния на человечество, сопротивление этой идее в реакционных кругах и постепенное превращение стандартного обывателя в передового (с точки зрения Уэллса), «нового» человека.»


4. В связи с тем, что роман Г.Уэллса «Рождённые звёздами» полностью на русском языке не публиковался, ниже приводится отрывок из статьи И.Звавич «Три новые книги Г.Уэллса» («Интернациональная литература», 1938г., № 2-3, стр. 354—357). Кроме того в статье приводятся выходные данные книги: Г. Дж. Уэллс. Рождённые звездой. Биологическая фантазия. Лондон. 1937г., Чатто и Виндус. 199 стр. (H.G. Wells. STAR BEGOTTEN. A biological fantasia. London. 1937. Chatto and Windus. pp.199).

«Интереснее других[1] фантастический роман «Рождённые звёздой». Героем его является Джозеф Девис. Уэллс изображает в Девисе, так сказать, одну из сторон своего собственного «я»; как и Уэллс, Девис занят изображением судеб человеческого рода в популярном «Параде человеческой истории». (Сам Уэллс вскоре после войны выпустил труд «Основы истории»). Девис присутствует в клубе на собеседовании учёных, обсуждающих проблемы современной физики и биологии. В беседе затрагивается вопрос о влиянии космических лучей на человеческую психику и, в частности, на образование характера. Девису приходит в голову мысль, что космические лучи сознательно направляются на землю марсианами, которые экспериментируют над человечеством, пытаясь привить людям не свойственные им, новые психические и психофизиологические свойства. По мысли Уэллса-Девиса, космическими лучами марсиан деформируется человеческий зародыш в утробе матери, и ребёнок рождается наполовину марсианином, хотя окружающие того не замечают. «Рождённый звездой» в сущности ненормален, но выше, интеллигентнее обычных людей; он ценнее их как экземпляр человеческой породы; ему свойственно критическое мышление, которого лишено огромное большинство людей.

Фантастическая идея о космических лучах, посылаемых марсианами на землю, овладевает умом Девиса. У него должен родиться сын, и Девис настойчиво следит за психикой своей жены, которая, как ему кажется, не лишена странностей. Полагая, что космические лучи действуют на его жену, Девис открывается врачу, который её лечит, и через посредство врача идея Девиса становится достоянием сначала небольшого круга интеллигентов, а затем и предметом обсуждения в печати. Издатель жёлтой газеты лорд Сендерсклеп, в лице которого выведен лорд Ротермир, поднимает в печати компанию против «извращённых марсиан», разрушающих «наш» семейный очаг и уничтожающих то, что дорого «человеческой расе». Но кампания Сендерсклепа терпит неудачу; читатели газет оказываются одинаково безразличными и к самой идее космических лучей и к её опровержению в синдицированной печати. Только Девис и его немногие друзья продолжают верить в идею космических лучей, но и она терпит некоторое видоизменение. Место биологической фантазии исподволь занимает мнение, что «рождённые звёздой» – это в сущности все выдающиеся, критически мыслящие люди, то есть, кто беспокоится о судьбах человечества, а не только о самом себе.

«Для всех дальновидных людей, заметил доктор Хальдман Штеддинг, – будущее всегда представлялось в мрачном свете».

«В особенности теперь, – заметил Девис, – война в воздухе, биологическая война, безработица, распад социальных связей, быстрое уничтожение свободы мысли – таковы факты сегодняшнего дня».

«Да, – сказал Х. Штеддинг. – В особенности теперь. Наступила переоценка всех ценностей, которые мы расценивали особенно высоко».

«У меня впечатление, что происходит распад нашего мира, или что от нашего мировоззрения отпадают целые куски. Происходят какие-то великие потрясения. И всего ужаснее то, какой слабой оказывается всякая ясная, чистая мысль. В теперешнем состоянии человечества меня поражает более всего полное господство грубого, пошлого мышления, мышления низменного. Это грубое мышление… воплощается в герое, подобном, например, Гитлеру, который солидаризируется с ним и даёт ему выход в своих вызывающих выступлениях. Догматический шовинизм, массовый страх, кажется мне, проявляют себя в большей степени теперь, чем когда-либо в человеческой истории, проявляют себя чудовищно и отвратительно».

Этот мрачный пессимизм героев Уэллса усиливается ещё и потому, что, по мнению писателя, интеллигенция бездействует и молчит. Её представители не решаются высказать правду, свою правду, толпе, потому что боятся толпы, и боятся за своё обеспеченное состояние. И Уэллс издевается над «свободной» Англией, где, правда, нет гитлеровских концентрационных лагерей, нет инквизиции и мучеников мысли, но где цензура действует невидимо и где интеллигенция «свободна, поскольку она не пользуется своей свободой».


предыдущая глава | Рожденные звездами | Примечания