home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


12

Пробник был установлен на режим оглушения. Дункан выстрелил в затылок человека в маске. Тело упало вперед на штабель ящиков, за которыми Дункан поджидал Эрленд. Закрытая капюшоном голова стукнулась о твердый пол. Дункан вышел из рядов сложенных ящиков, перевернул на спину обмякшее тело. Под маской оказалось лицо темноволосого и темнокожего мужчины. Вокруг глаз сложились необычно большие морщины. Вздернутый нос. Выглядел человек приблизительно на тридцать пять сублет. Еще минуты четыре он будет без сознания.

Дункан снял с него цепочку с идентификационной картой, вытащил из кобуры пистолет, замечая по ходу дела, что одежда на связном под плащом гражданская. Карта, засунутая в щель ближайшего настенного экрана, вывела на дисплей медленно поворачивающийся объемный портрет и биографические сведения детектив-полковника Киза Алана Симмонса.

Симмонс оказался старшим офицером органиков Вторника в башне Комплекса Ла Бреа. Жил он, конечно же, в квартире на 125-м уровне. Женат. Полностью использовал квоту на детей — обоим еще не было двенадцати.

Доход за субгод 64 тысячи кредитов.

Одно обстоятельство удивило Дункана: первой женой Симмонса была детектив-капитан Лин Козумель Эрленд. Дункан уже знал из биографии Эрленд, что их брак с Симмонсом был расторгнут. Вроде все нормально. Дункан рассмеялся: Эрленд и не догадывалась, что этот таинственный незнакомец, ее шеф-связной — к тому же ее бывший муж. Должно быть, Симмонс сам прятал под маской смех во время их нелегальных встреч.

Вернувшись к распростертому полковнику, Дункан повесил ему на шею цепочку с картой и оттащил подальше в проход между двумя рядами ящиков. Минуту спустя Симмонс открыл глаза и огляделся. Все еще непонимающими глазами он уставился на Дункана. В левой руке тот держал баллон ТИ, готовый угостить Симмонса, если он попытается напасть на него. Другой рукой он стащил парик.

Глаза Симмонса расширились.

— Вы узнали меня? — спросил Дункан. Симмонс глотнул и хрипло выдавил:

— Кэрд! Дункан! Как вы?..

— Нашел вас? У меня свои методы.

— Где… она?

— Эрленд? Отдыхает в стоунере.

— Она рассказала вам?

— Я использовал ТИ. Никому из людей, которые открыли мне то, что я хотел знать, с туманом не совладать. Так что забудьте о возмездии. Как ваша голова?

— Болит. Но не слишком.

— Я не усердствовал. Минимальная мощность. Мониторы в магазине включены? Только не лгите. Опасность — на двоих.

— Включены. Работают зазря в пустой комнате.

— Я верю вам, но в любом случае проверю. — Баллон ТИ оказался всего в дюйме от лица Симмонса. Вновь лишаясь сознания, с откинувшейся головой, Симмонс сполз к ногам Дункана. Тот подложил ему под голову его же наплечную сумку. Жаль, что придется допрашивать его в столь неуютном и небезопасном месте. Но не тащить же детектив-полковника к Клойдам или в квартиру Эрленд. Придется смириться.

Дункан уселся на свою сумку возле Симмонса. Первый вопрос — а их порядком имелось у Дункана — о действии схемы замещения, которую Симмонс использовал для вызова Эрленд.

Дункан нагнулся, чтобы не говорить громко. Кулак органика пришелся ему в подбородок.

Несколько секунд, пока Симмонс перевернулся, приподнялся и навалился на соперника, распластавшегося на земле, Дункан был в замешательстве. Могло быть и хуже, но силы еще не полностью вернулись к детектив-полковнику. Нокдауна не было, да и Симмонс не мог стремительно подняться. Сработали давние рефлексы тренированного бойца — Дункан выбросил вперед левую ногу. Удар подъемом пришелся в полковничью промежность. Он взвыл от боли и повалился на бок, обхватывая пах. Дункан вскочил на ноги, тоже не слишком резво после полученного удара. Он саданул полковника в челюсть, потом дважды под ребра. Обмякший Симмонс не потерял сознания, но рот был открыт, глаза подернулись пеленой. Казалось, он не чувствовал боли.

Дункан восстановился после полученного удара, но был потрясен вопросом — почему не сработал ТИ? Неужели он имитировал потерю сознания? Но этот же ТИ поверг и Джексуд и Эрленд. Почему-то Симмонс оказался невосприимчив… Дункан ощущал себя как бегун, рвущийся к победному финишу и неожиданно врезавшийся в стеклянную стену.

Насколько ему было известно, он, Дункан, — единственный человек в мире, которого природа наделила невосприимчивостью к ТИ. Конечно же, нельзя не допустить, что были и другие. Но способность эта столь уникальна и вероятность того, что именно ему доведется наткнуться на ее обладателя, казалась ничтожной.

Все еще пожимая плечами, словно не в состоянии поверить в случившееся, Дункан осмотрел содержимое сумки детектив-полковника. Он обнаружил там небольшой баллон ТИ и наручники. Дункан перевернул Симмонса физиономией вниз — руки за спину — и защелкнул наручники на запястьях. Затем усадил его спиной к нижнему ящику штабеля. Детектив-полковник, кашляя, кривясь от боли, уставил на своего победителя темно-карие глаза.

Дункан погладил ноющую челюсть.

— Вам ввели какой-то анти-ТИ?

Он не спрашивал. Он утверждал.

— Да. И мне почти удалось схватить вас.

Дункан подошел поближе, оставаясь все же вне досягаемости сапог пленника.

— Я не враг вам, если вы не остаетесь моим. Другим способом, кроме ТИ, я не мог извлечь из вас правду. Теперь я вроде бы в тупике, если вы отказываетесь сотрудничать. — Симмонс неотрывно глазел на него. — Вам известно, что я не поддаюсь ТИ? Могу лгать в бессознательном состоянии? Симмонс кивнул. — Значит, вам ничто не угрожает, если даже меня поймают. Я не выдам вас. Итак, только вам известно, что я здесь, только я знаю вашу идентификационную карту. Если меня подвергнут воздействию ТИ, я смогу отрицать, будто что-то знаю о вас. В любом случае вы должны рассказать мне все.

— На каком основании? — спросил Симмонс.

— Если вы не назовете вашего непосредственного начальника, вам придется расстаться с жизнью. Сейчас. Здесь. В свою очередь могу сказать, что я собираюсь возглавить Старого Койота. Это бездействующая, бесполезная организация, но она более не останется такой.

— Вам неизвестно, что мы задумали! — сердито огрызнулся Симмонс.

— И впрямь. Но я намерен узнать ваш план, если он существует. Однако сделать это будет значительно труднее, чем я рассчитывая. Вы располагаете анти-ТИ, значит, ваш начальник тоже. Но люди рангом пониже вас его лишены. Почему?

Одна мысль сверлила Дункана, пока он ждал ответа Симмонса: всего лишь обнеделю назад он применил ТИ к своему дедушке Джильберту Иммерману. Ананде. Мировой Советник сопротивляться воздействию ТИ не мог. Но он же возглавлял СК и, возможно, многие другие аналогичные подрывные группы! Почему же ему не впрыснули анти-ТИ?

Симмонс заговорил. Он не был ослом и не хотел умирать.

— Хорошо. Анти-ТИ, мы называем его А-ТИ, был разработан в манхэттенской лаборатории одной близкой нам группой. Возможно, и вы принадлежали к ней, будучи Кэрдом. Посылка прибыла сюда в последний Вторник. А-ТИ решено было вводить только самым высокопоставленным членам СК каждого дня. Мне ничего не известно ни об Ананде, ни о том, что он находится в Башне Ла Бреа. Очевидно, он не получил лекарство, почему — не знаю. Возможно, А-ТИ отправили ему в Цюрих секретным путем, но старик оказался в Лос-Анджелесе из-за чрезвычайных обстоятельств, связанных с вами и Сник. Одно ясно: он не был привит. В противном случае ваш номер с ТИ не удался бы.

— Нелепо — не так ли? Не устрой он ловушки вам, ему бы ввели А-ТИ. И вы никогда не выведали бы, как направить послания через схемы замещения.

— Полагаю, вам не известен ваш начальник. При встречах он всегда в маске и плаще?

— До этого утра, — признался Симмонс. — Он не скрывал более своей идентификационной карты после того, как нам обоим ввели А-ТИ. Он заявил, что нам нет нужды теперь беспокоиться о допросах.

— Но есть и другие способы заставить человека заговорить.

— Они противозаконны.

Дункан улыбнулся.

— Действительно. Так кто этот человек?

Казалось, мышцы лица Симмонса окаменели.

— Он…

— Трудно преодолевать старые привычки, — сказал Дункан. — Но вам придется.

Дункан взглянул на часы. 10:39. К 11:30 большинство граждан будут готовы отправиться в стоунеры. Тотчас после полуночи из цилиндров появятся жители Среды. Тем временем Сник, Клойды Я Джексуд будут испытывать бесконечную тревогу. Джексуд необходимо возвратиться в свою квартиру до полуночи. Клойды могли не волноваться по поводу стоунирования, поскольку жители Среды также члены СК. Но нетерпеливая и раздраженная Сник могла отправиться в квартиру Эрленд на его поиски как это ни было опасно. Или она могла предположить, что гэнки схватили его, и убраться ко всем чертям из Лос-Анджелеса. Нет, она не поступит так, пока не узнает, что с ним случилось.

— Я не смогу вывести вас на него. — Симмонс попытался выпрямить затекшие руки. Наручники причиняли ему боль.

— Понимаю. Просто скажите мне то, что я хочу знать. А как я поступлю потом…

Лицо Симмонса сморщилось, словно его зажали в тиски. Рот открылся, но детектив-полковник не мог вымолвить ни слова. Страх и бессилие сдавили горло.

— Ну же! — Дункан направил на Симмонса пробник. — Я начну сжигать ваши пальцы — один за другим, пока вы не заговорите. Мне это не доставит удовольствия, но… Когда останется последний, я убью вас. Вы лишитесь возможности сочинить историю о своих мучениях, которая рассеяла бы подозрения ваших шефов. Я не желаю, чтобы они узнали ее, поэтому просто уничтожу вас. А ваше убийство пополнит список нераскрытых дел.

— Ладно, я скажу! — пронзительно взвизгнул пленник.

Дункан старался не выдать удовлетворения. Он считал, что способен выполнить угрозы, но это еще отнюдь не означало, что он сможет привести приговор в исполнение. Мучить этого типа совсем не хотелось, хотя именно он играл главную роль в попытке убить его и Сник и в умерщвлении Кэбтэба.

— Юджин Годвин Дизно. Сегодняшний глава Банка данных Лос-Анджелеса! Храни меня Господь!

— Он не сумеет причинить вам вреда, я обещаю. Где он живет?

Дункан не был особенно удивлен должностным положением Дизно. Человек, возглавляющий Банк данных, обладает неограниченными возможностями. Он способен без особого труда ввести в банк фиктивные сведения и у него же наименьшие шансы быть разоблаченным. Марк Твен сказал однажды что-то в таком роде: укажите мне предрассудки нации, и я сумею править ею. В данном случае — штатом Лос-Анджелес. Несомненно, Дизно выполнял приказы правительства, но как много он мог сделать того, что хотела организация или Мировой Советник Ананда, и все сходило ему с рук. В определенных пределах.

Теперь уже Симмонс отвечал на все вопросы Дункана. За пять минут Дункан получил необходимые сведения. Или, как он уточнил про себя, информацию, которую считал необходимой. Наверное, есть еще вопросы, которые следовало бы задать. Но, когда они возникнут, будет поздно.

Дункан разомкнул наручники на запястьях Симмонса, оставаясь у него за спиной, пока он с трудом поднимался.

— Ребра целы?

— Вроде.

— Не забудьте привести себя в порядок.

— Я не новичок! — огрызнулся Симмонс.

— Еще бы! Но на вас столько свалилось. Итак, запомните: вы направляетесь домой. Не пытайтесь предупреждать Дизно.

— Упаси Бог! Он же убьет меня!

— И вам нет нужды устранять Эрленд, — продолжал наставления Дункан. Это ничего не даст вам. Дизно не причинит зла ни вам, ни кому-нибудь другому. Я позабочусь об этом.

Однако для полной уверенности, что Симмонс не предостережет Дизно, Дункан еще раз «успокоил» его лучом пробника. Минут двадцать ему будет весьма не по себе — действовать полковник не сможет.

Через десяток минут Дункан стоял перед квартирой Дизно на 125-м уровне. Пошли первые минуты после полуночи; экраны в коридоре светились обычным для этого часа оранжевым светом-уведомлением и издавали легкий сиренообразный звук.

Дункан вписался в дверной проем — заметить его мог только проходящий мимо — и, почти прижав пробник к животу, выжег замок и выбил его рукояткой оружия. Замок упал за двери. Чуть обождав, пока пластик двери остынет, он вставил три пальца в отверстие и дернул дверь. Она неохотно сдвинулась в стенную нишу. С оружием в руках Дункан стоял в квартире. Стены были тускло-серы и беззвучны (экраны замерли), хотя свет горел. Он прикрыл дверь и, миновав две просторные комнаты, оказался в большом холле. Быстро и бесшумно Дункан поочередно приоткрывал двери комнат, заглядывая в них. Дизно с семьей должны быть в цилиндрах, но это еще требовалось доказать.

Убедившись, что все остальные комнаты пусты, Дункан вошел в комнату стоунирования. Он проверил идентификационные таблички на цилиндрах и установил круговые шкалы в положение «выключено» у всех стоунеров жителей Среды.

Шеф Банка данных оказался непомерно высоким и широкоплечим. Темная кожа испещрена розоватыми прожилками с крючковатыми бесцветными вкраплениями. Черные волосы собраны в пучок, длинная толстая заколка из настоящего серебра пронзала его. Из шеи торчала козлиная густо навощенная бородка. Пара тяжелых серег в зигзагообразной форме молний оттягивала мочки ушей. На нем были лишь короткие ярко-красные трусы. Человек внушительный, уверенный в себе. Однако челюсть его заметно задрожала, а лицо побледнело, когда он увидел наставленный на него пистолет. Глаза вылупились от удивления и страха.

— Я Вильям Сен-Джордж Дункан, известный также как Джефферсон Сервантес Кэрд. Прошу пройти в гостиную. Поговорим.

Словно на негнущихся ногах, с трясущейся головой Дизно прошел в комнату впереди Дункана.


предыдущая глава | Распад | cледующая глава