home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


17

Дверь в комнату стоунирования была полуоткрыта. В просвете Дункан заметил двоих гэнков около цилиндра. Женщина светила фонарем в его открытое чрево. В другой руке у нее был пробник. Мужчина держал за ручки цилиндрический блестящий, серого цвета прибор — сниффер, в просторечье нюхалка. Глаза гэнка следили за светящимся дисплеем.

Дункан разглядел, что только два стоунера были закрыты. Гэнки искали преступника, прячущегося в стоунере, или следы запаха его пребывания в цилиндре.

Женщина-гэнк сказала:

— Слишком долго возимся. Приказ был провести быстрый поиск.

— Тогда вообще можно не стараться. Быстрее нельзя, — огрызнулся второй. — Он прошел к соседнему цилиндру, потянул ручку дверцы, а женщина, чуть отступив, направила свет фонаря и ствол пистолета в стоунер.

— Дерьмом занимаемся, — бросил гэнк. — Они не такие идиоты, чтобы торчать здесь. Тем более — когда нет электричества. Откуда, черт побери, стало известно, что бандиты в башне?

Дункан неслышно ступил и выстрелил женщине в затылок. Она бесшумно осела, едва фиолетовый луч коснулся головы. Следующим был мужчина. Фонарь, пистолет, сниффер глухо шлепнулись на толстый ковер. Мужчина опрокинулся лицом в стоунер.

На улице Дункан увидел Сник, спешащую к нему.

— Порядок, — бросила она. Подхватив гэнков за руки, они втащили их в гостиную — к стене, подальше от обзора с улицы.

— Та форма в квартире Тан вроде нам лучше подходит. Пошли, — позвал Дункан.

С фонарями поверженных органиков они вернулись в квартиру Тан и Шурбера. Торопясь, тяжело дыша в спертом воздухе, Дункан и Сник переоделись и побежали к открытой патрульной машине органиков.

Дункан развернул машину на запад. Фары второй машины по-прежнему светились. Он намеревался воспользоваться лестничным маршем у секции лифтов за Площадью Голубой Луны. Там, должно быть, меньше народа, чем на запасных лестницах по периметру башни. Через сколько времени обнаружат брошенную патрульную машину и оглушенных органиков? Двадцатью минутами они располагают наверняка. Нюхалки непременно учуют следы запаха их тел. Гэнки обшарят все соседние квартиры. Самый стойкий запах преступников окажется в квартире Тан и Шурбера. Когда возобновят подачу электроэнергии, а это может произойти с минуту на минуту, все оставшиеся жильцы в квартире будут дестоунированы. Это означает гибель членов Старого Койота, даже если им и вводили А-ТИ. Тем или иным способом гэнки добьются признаний.

Дункан сочувствовал коллегам, но ничего не мог предпринять. Как хотелось бы по крайней мере предупредить Эрленд, Симмонса и Дизно, что гэнки могут пойти по их следу. Но надо радоваться и тому, если им со Сник удастся спасти собственные задницы.

Возглас Сник вывел его из задумчивости.

— Ой! Ой! — рука ее сжала рукоятку пистолета.

В двухстах футах впереди показались из-за поворота четыре электромотоцикла — два впереди и два сзади, вторая пара освещала дорогу. Приблизившись, они проехали мимо, звуковыми сигналами приветствуя коллег. Дункан ответил коротким гудком. Сник помахала рукой.

Впереди была Площадь Голубой Луны со множеством магазинов, несколькими театрами, спортивной ареной, гимнастическим залом, начальной и средней школой, колледжем с двухгодичным курсом, госпиталем, станцией органиков, суперблоком административных офисов, несколькими складами.

Площадь по краям и вокруг умолкшего ныне фонтана освещалась большими передвижными фонарями. Свет падал и на толпу — человек двести горожан и несколько больших групп органиков. Огромная бронированная машина глядела на толпу водяной пушкой, торчавшей из башни. Патрульные машины, полные гэнков, окружали людей. Отраженные от водомета и машин лучи света падали на искаженные лица и поднятые кулаки окруженных. И не слыша слов, можно было не сомневаться, что они оскорбительные и дерзкие.

Дункан повернул машину, чтобы выехать на авеню, пересекавшую улицу справа. Он не хотел проезжать площадь. Там слишком много гэнков. Кто-то того и гляди признает в них разыскиваемых преступников, а совсем не коллег. Там чересчур светло. По авеню он доедет до улицы, той, что рядом с площадью, и прямо к секции лифтов и ближайшим лестничным маршам.

— Дьявол! — процедил он.

По улице двигалась вереница огней, рой машин и электромотоциклов органиков; их сопровождали два мощных прожектора и еще один водомет. Темная людская масса арестованных колыхалась за передними машинами.

Проехать было негде. Придется поставить машины возле квартир и обождать, пока толпа протечет мимо.

Неожиданно из головы толпы, усиливаемый мегафоном, прогремел голос: «Говорит полковник Пекапор! Кругом! Поворачивайте на площадь!»

Дункан, с нервным напряжением ощущая на себе свет фар, остановил машину, повернув ее туда, откуда они приехали.

Пекапору, по всей видимости, нет никакого дела, есть ли у нас какое-либо задание. Он использует весь персонал, какой доступен.

— Смоемся?

— Нет. Выберемся потом, ускользнем при первой возможности.

Поскольку Дункан не получил приказа пристроиться в определенном месте, он подъехал по краю площади к водомету. Машина смотрела на запад, на лестничные марши.

Оба стояли возле машины с пистолетами в руках. Кавалькада вкатилась на площадь. Достаточно было и криков и неразберихи. Новую группу арестованных подгоняли к фонтану громкими выкриками да длинными тупыми пиками. Теперь две группы арестованных разделял только фонтан. Люди и не собирались поддерживать построение, а, наоборот, переливались туда-сюда, толпа то расширялась, то сжималась, образуя ложноножки, словно две гигантские амебы.

Над криками, воплями, возгласами на всю шкалу децибел ревел в мегафон голос полковника Пекапора: «Сейчас же прекратить сопротивление и крики! Успокойтесь и точно выполняйте распоряжения, иначе я прикажу подвергнуть всех лучевому оглушению!»

Под аккомпанемент угроз полковника к Дункану подскочила капитан-органик.

— Какого дьявола вы двое торчите здесь? Давайте-ка туда, помогайте удерживать эту свору!

— Мы не получали такого приказа, — ответил Дункан. — Нам велено прибыть сюда.

— Иисус Христос! — вздохнула капитан. Лицо ее исказил гнев. — Где же, черт возьми, ваша инициатива?

Зажглись огни. На мгновение воцарилась относительная тишина. Перестал орать Пекапор, смолк гул арестованных. Затем первое удивление прошло, шум возобновился. Капитан, казалось, поразилась, но отнюдь не внезапному включению света. Дункан и Сник двинулись было к машине, когда капитан вскричала:

— Задержитесь! Подойдите сюда оба!

— В чем дело, капитан? — обернулся Дункан.

Она подошла к нему вплотную. Глаза сузились, капитан пристально посмотрела на него, потом на Сник. Гнев сменился на ее лице тревогой. Женщина потянулась к кобуре.

— Вы в…

Фиолетовый луч пробника Сник впился в грудь органика. Прозорливая блюстительница порядка упала навзничь, выпавший пистолет брякнул железом на твердом полу.

Дункан выглянул из-за водомета, сзади, за слепой махиной которого они укрылись. Кажется, никто не видел выстрела… Но сколько секунд пройдет, пока кто-то наткнется на тело капитана… Дункан взвалил его на плечо, несколько шагов — и капитан в машине под задним сиденьем. Сник прыгнула на место водителя. Едва Дункан обежал машину и опустился на сиденье рядом с ней, Сник нажала на акселератор.

Электромобиль не обладал высокой скоростью. Сник выжимала из машины все. Двое гэнков на электромотоциклах въезжали на площадь с западной стороны. Неужели они заметили, как он сбрасывал в машину капитана? Гэнки остановились, слезли с машин. Дункан не колеблясь выстрелил в первого, успев установить пробник на максимальное оглушение. Сник, удерживая руль одной рукой, уложила другого. Дымок вился над телами поверженных. Оставив позади распростертые тела, машина на предельной скорости — тридцать пять миль — выехала на авеню.

— Не доложились ли они по радио? — предположила Сник.

— Сомневаюсь. У них и времени-то было разве успеть схватить пистолеты. Ребята растерялись. Не ухлопали ли мы их совсем? У меня был установлен максимум.

Огромные круглые колонны вокруг секции лифтов и лестничных маршей виднелись уже давно. С авеню еще надо было свернуть на улицу и проехать два блока. Дункан удовлетворенно ухмыльнулся: уличные мониторы на двух последних перекрестках были залиты краской. Вот и здесь демонстранты постарались. С электричеством было все в порядке, но мониторы ослепли. Это укрепляло решимость Дункана и Сник.

У колонн, прикрывая вход в лифты и на лестничные марши, дежурили двое гэнков. Успели ли они разглядеть двоих коллег-офицеров в приближающейся машине? Оба упали, пораженные лучами пробников. Ближайшие экраны мониторов тоже были залиты краской.

В одну из открытых дверей соседних квартир они втащили тело капитана и стражей. Двоих отправили в пустые стоунеры, третью с трудом затолкали в занятый. Вытирая вспотевшие лица, оба бросились к лестничному маршу.

Подача энергии возобновилась. Выселенные горожане возвратятся в свои квартиры. Это будет долгий и непростой процесс. Наверняка потребует отвлечения многих гэнков от поиска преступников. Однако гэнки, оставленные в квартире недалеко от Клойдов, скоро зашевелятся. Да и команда женщины-капитана обнаружит исчезновение своего командира.

Над дверцами лифтов высвечивались указатели уровней. Лифты, наверно, уже доставляли горожан, хотя сколько времени еще пройдет, пока наступит очередь покинувших 112-й уровень! Масса людей, должно быть, эвакуировалась пешком по лестнице. Немногие захотят таким образом карабкаться обратно на верхние уровни.

Дункан и Сник быстро спустились вниз. Ступени вели прямо к лестничной площадке. Одолев один марш, они бросились дальше. Настенные экраны работали, хотя принимали, кажется, один канал.

Комментатора сменил майор-органик Пруит. Он говорил, а на экране возникли портреты Дункана и Сник. Под ними текст:

БУДЬТЕ ОСТОРОЖНЫ ПРИ ВСТРЕЧЕ С ЭТИМИ ПРЕСТУПНИКАМИ.

СООБЩАЙТЕ О НИХ НЕМЕДЛЕННО ОРГАНИКУ ИЛИ НА СТАНЦИЮ ОРГАНИКОВ.

НЕ ПЫТАЙТЕСЬ ЗАДЕРЖИВАТЬ ИХ. ОНИ ВООРУЖЕНЫ И ОПАСНЫ.

Голос майора сопровождал их бег вниз: «Электроснабжение полностью восстановлено во всем Комплексе Башни Ла Бреа. Все граждане вернутся в свои квартиры согласно указаниям офицеров-органиков. Пожалуйста, сохраняйте спокойствие. Ждите распоряжений.

Двое разыскиваемых преступников — Джефферсон Сервантес Кэрд, он же Вильям Сен-Джордж Дункан, он же Эндрю Вишну Бивольф, и Пантея Пао Сник, она же Дженни K° Чэндлер, были замечены на 112-м уровне. В настоящее время они еще на свободе. Вознаграждение за любые сведения, способствовавшие их поимке или смерти, увеличены до 75.000 кредитов.

Электроснабжение полностью восстановлено во всем Комплексе Башни Ла Бреа. Все граждане…»

По всей видимости, гэнкам еще не известно, что мы в их форме, подумал Дункан. Иначе об этом сообщили бы.

К моменту, когда он и Сник тяжело дыша добрались до двенадцатого уровня, ситуация вновь изменилась. «…напали и вывели из строя много органиков и облачились в их форму… Сейчас преступники выдают себя за офицеров-органиков. Мы доводим до сведения…»

На экранах возникли Дункан и Сник в форме патрульных органиков. Операторы неплохо поработали, столь оперативно смоделировав портреты.

Дункану и Сник пришлось замедлить бег. По лестнице, совсем запрудив ее, с трудом тащились группы мужчин, женщин и детей. Хотя многие наверняка видели изображения на экранах, никто из толпы не узнал их или не подавал виду. А ведь такое тоже возможно. Заметивший их просто подчинялся совету не пытаться задерживать преступников. С другой стороны, такое вознаграждение могло подавить страх. Человек, первым выкрикнувший их имена, помогший таким образом поимке, получал 75 тысяч кредитов.

Дункан успокаивал себя тем, что усталые и взволнованные граждане не сопоставят экранные портреты с гэнками, неожиданно возникшими у них перед носом.

Теперь Дункан и Сник с большим трудом прокладывали себе путь вдоль стены. Люди будто и старались уступить им проход, но давление тел крайне замедляло движение. Но и это к лучшему: он заметил шлемы двоих гэнков, поднимавшихся вверх. Они двигались у самых перил и в толпе, наверно, не заметили сжавшихся коллег.

За десять минут беглецы одолели лишь три уровня. Затем толпа внезапно поредела. На всем лестничном марше повстречалась пара десятков отставших людей. И — никого.

Спустившись на второй уровень, они осмотрелись, глянули за угол. Прислонившись к перилам на площадке первого уровня стояли двое гэнков.


предыдущая глава | Распад | cледующая глава