home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


1

Бежишь прочь, а прибегаешь навстречу.

До чего же верна старая китайская поговорка, думая Дункан, мчась по верхней башне. Куда ни кидайся, избавляясь от полиции, непременно наткнешься на других органиков. Они как стая саранчи. И он и Пантея Сник его товарищ, спасающаяся от властей, — зерна, которые саранча стремится проглотить.

— Не выйдет! — выдавил он, задыхаясь от ярости.

— Что? — спросила Сник. Она была совсем рядом.

Он не ответил. Надо было восстановить дыхание. Но гнев отнюдь не следовало усмирять. Гнев рдеющим приливом поднимался в нем, притягиваемый луной выстраданных несправедливостей. Он бил по разуму, подавлял здравомыслие, угрожал раздавить их.

Низкие ночные облака поглощали свет, отражаемый башнями Лос-Анджелеса. На всех двадцати монолитах, возвышавшихся в водах бухты Лос-Анджелеса, сверкали огни, пронзительно, словно звери, попавшиеся в капканы, ревели сирены — последнее напоминание гражданам Понедельника занять места в своих стоунерах. В них они отвердевали, как алмазы, и, лишенные сознания, пребывали до следующего Понедельника. За восемь минут до полуночи лишь несколько граждан этого дня не войдут в цилиндры. Это органики Понедельника, остающиеся на своих постах до того, как их сменят сразу же после полуночи «промежуточные» утренние органики Вторника.

Сегодняшние дежурящие гэнки увидят на настенных экранах в полицейских участках и на уличных экранах послания, переданные Дунканом. Поскольку схемы замещения все еще работали (и будут работать, пока инженеры не разберутся, как избавиться от них), дежурные гэнки Вторника также прочтут послания на экранах и распечатки. То же сделают граждане Вторника, покинув стоунеры.

ГРАЖДАНЕ МИРА!

Ваше правительство скрывает от вас секрет формулы,

замедляющей старение в семь раз. Если бы вы обладали этим рецептом, то жили бы в семь раз дольше. Всемирный Совет и другие высокие чиновники используют его для продления своих жизней. Они отказывают вам в этой формуле. Вот эта формула.

Ниже приводились химическая формула и инструкции по приготовлению этого вещества.

Второе послание:

ГРАЖДАНЕ МИРА!

Ваше правительство лгало вам тысячу облет. Население мира не восемь миллиардов. Оно составляет только два миллиарда. Повторяем: _д_в_а_ миллиарда. Это искусственное разделение Человечества на семь дней не нужно. Требуйте правды. Требуйте, чтобы вам разрешили вернуться к естественной системе жизни.

Если правительство сопротивляется — восставайте!

Не удовлетворяйтесь ложью правительства.

Восставайте!

Послание одобрено Дэвидом Джимсоном

Анандом, известным под именем Джильберта

Чинга Иммермана. Также одобрено и передано

Джефферсоном Сервантесом Кэрдом.

Дункан и Сник мчались по верхней галерее башни к спасительной пристройке-проходной на восточном ее конце. От люка до этого сооружения было более двухсот ярдов. Надо успеть туда до того, как на галерею опустятся воздушные корабли органиков или до того, как гэнки, штурмующие апартаменты этажом ниже, поднимутся по лестнице.

Тяжело дыша, Дункан остановился у металлического куба — здесь был проход к винтовой лестнице. Сник догнала его; она дышала спокойнее. Оба стояли, прислонившись к двери куба. Подрагивающие оранжевые огни, слабо освещавшие приближающуюся машину, спешили, пробивая воздух, к галерее.

— Они опустятся возле открытого люка. Им непременно надо переговорить с гэнками в квартире Ананды. Затем уж они бросятся обшаривать все проходы к лестницам. Органики догадаются, что мы выбрались на крышу.

— Они наверняка прикажут осветить все подходы к люкам. Надо захватить аэролодку. Это наш единственный шанс, — отозвалась Сник.

Дункан понимал ее. Если они сейчас откроют дверь, их легко будет заметить в потоке света из строения-куба. Органики, совершив посадку, заметят их и свяжутся по радио с коллегами в квартире нижнего уровня, чтобы те блокировали лестницу.

— Зайдем-ка за куб, — позвал Дункан, увлекая за собой Сник. И вовремя! Еще немного — и яркий свет огромных круглых «солнечных» прожекторов, установленных на четырехфутовых стенах по периметру крыши, поймал бы их.

Стоя у парапета, Дункан смотрел на восток. Пока никаких огней кораблей органиков с других домов-башен не видно. Но тут Сник, следившая за кубами-проходными в западной части галереи, объявила:

— Один корабль летит. Опустится через несколько минут. А может, и раньше. — Через несколько секунд она добавила: — Он уже сел возле люка в ангар. Два гэнка.

Дункан разглядел офицеров, вылезающих из воздушного судна, похожего на каноэ. Свет из полуоткрытого люка струился наружу — маяк для других прибывающих аэролодок. Люк плавно, горизонтально уходил в нишу в верхней плоскости крыши. Ниже располагался ангар, из которого беглецы выбирались с помощью приставной лестницы. Отсюда — прямой путь в огромные апартаменты милого дедушки Ананды-Иммермана, Мирового Советника. Ананда и его прислужник, мелкая сошка Каребара, находившиеся без сознания, были единственными обитателями необъятного логова.

Покидая его, Дункан и Сник не смогли выйти через дверь в коридор. Органики в наружном холле апартаментов закрыли выход, а сейчас крушили дверь, чтобы войти. Возможно, они уже добрались до ангара. Что-то надо придумать. Сник тоже лихорадочно искала выход из ситуации.

— Сейчас или никогда, — проговорила она ему в самое ухо. В руке Сник сжимала пистолет с протонным ускорителем: луковицеобразный конец оружия смотрел вверх.

— Следи за той стороной, — Дункан кивнул на угол, за который они зашли. — За мной эта сторона.

Они заняли позиции за кубом. Дункан взглянул вверх — убедиться, не летит ли второй корабль. Что делать?

Как однажды сказал древний римлянин Сенека: гладиатор строит свою стратегию на арене. Откуда явилась эта мысль? Конечно же, не от личности, известной как Дункан.

Он выглянул из-за угла. Летающая лодка опустилась в шести футах от люка. Органик в зеленой униформе и зеленом же шлеме стоял возле люка. Макушка другого шлема вертелась ниже входа: один органик спускался по лестнице. Другой, спиной к Дункану, стоял на страже. Дункан отскочил и оглянулся. Сник направлялась к нему.

— Ты видела? — Сник кивнула. — Надо попытаться убрать этого — на стреме. Но чтобы второй и усом не пошевелил. Когда я скажу: пош…

Он осекся. Человек почти рядом с ним тихо говорил что-то, хотя голос его звучал громче слов Дункана. Органики поднимались по лестнице со 125-го этажа. Сник обернулась, приседая и направляя оружие по голосу.

Сердце Дункана стучало во тьме тела, но он оставался спокойным. Он дотронулся до плеча Сник. Она не оглянулась — ничто не могло оторвать ее взгляда от угла куба.

Дункан прошептал:

— Я зайду с другой стороны.

Она кивнула. С пистолетом в руке он быстро двинулся вперед. Слава Богу, что у его высоких сапог мягкие подметки. Гэнк стоял у люка, нагнувшись и опираясь руками в колени, — очевидно, что-то говорил коллеге внизу. Дункан надеялся, что он какое-то время проторчит в такой позе. Выглянув уже из-за другого угла, он прикинул расстояние до куба-проходной. Тем временем женский голос присоединился к мужскому.

Офицер у люка сохранял позу. Дункан стремительно подскочил к другому углу строения, прислушался и бросился к следующему.

Сник обогнула «свой» угол секундой раньше. Внезапно увидев направленное на них оружие, органики подняли руки — пистолеты теперь смотрели в небо. Никто не произнес ни слова — лишь громкий вздох донесся до Дункана.

Сник спокойным голосом велела полицейским направиться к «слепой» стене куба.

— Не вздумайте шутить — мой друг настороже.

— Верно, — отозвался Дункан, заставив органиков вздрогнуть.

Дункан обезоружил органиков. Сник приказала обоим принять известную в таких случаях позу: лицом к стене, руки вверх, ладони прижать к стене, ноги расставить. Гэнки повиновались — лица их были мрачны, губы дрожали от страха.

Дункан и Сник старались говорить как можно тише: операторы ближних станций могли, вероятно, принимать сигналы радиошлемов органиков. Но, судя по всему, пленники переговаривались лишь между собой. Дункан знаком предупредил Сник, что им следует молчать. Он подошел к органикам и отключил ручки радиотелевизионной связи на шлемах.

Несмотря на прохладу, гэнки явно вспотели. Страх смешался с запахом их тел.

— Стаскивайте шлемы и форму. До исподнего. Живее!

— Быстро! — Сник подкрепила команду Дункана. — Или мы вам поможем.

Органики не замедлили исполнить приказ и теперь стояли дрожа.

Пока Сник облачалась в женскую униформу и надевала шлем, Дункан держал пленников под прицелом. Женщина-органик была крупнее Сник, но материал формы сжимался или растягивался по фигуре. Теперь они поменялись ролями, пока Дункан проделывал аналогичную операцию и засовывал пистолет органика за специальный пояс изнутри кителя. Сник также получила захваченное оружие. Дункан еще не успел облачиться в форму органика, как Сник, установив в пистолете режим среднего оглушения, выстрелила органикам в затылки. Фиолетовые лучи вырвались из «луковицы» на конце ствола — обе жертвы упали. Голова женщины, словно мяч, отскочила от пола, мужчина-органик ударился о стену караульного помещения. Очнувшись часа через полтора, они ощутят сильнейшую головную боль от нескольких поврежденных кровяных сосудов мозга.

Дункан встревоженно вздрогнул — в наушниках шлема раздался мужской голос.

— Эйби, докладывайте!

«Эйби… Эйби… АБ? [A, B (Эй, би) — первые буквы английского алфавита] — лихорадочно размышлял Дункан. — Позывные органика… этого — у стены?»

Дункан повернул диск с боку шлема.

— Эйби слушает. — Он надеялся, что последует подтверждение приема.

Взгляд Дункана упал на шифр местоположения, большими белыми знаками выведенный на стене строения.

— Ничего подозрительного, — передал он. — Мы наблюдаем за крышей башни с лестницы у проходной номер Кью 1.15. Аэролодка органиков находится у открытого люка…

— Сообщение принято, Эйби, — ответил голос. — Продолжайте наблюдение. Вторник в пути, чтобы сменить вас. Доложите положение им по прибытии и немедленно в участок. Домой не заходить. Доложите о себе в участок через экран и отправляйтесь в резервные стоунеры. Повторяю. Вы должны стоунироваться в участке. Ясно?

— Ясно.

— Связь окончена, Эйби.

— Связь окончена, — повторил Дункан и отключил наушники.

— Я все слышала, — сказала Пантея.

Он взглянул на часы.

— Одна минута после полуночи. Может, смена и не окажется излишне расторопной. Приказ у них есть, но им понадобится по меньшей мере четверть часа. Надо одеться и всякое такое…

Внезапно Сник быстрым движением руки показала на человека с другой стороны строения, который стоял у открытого люка.

— Его с приятелем тоже должны сменить.

— Сейчас мы с ним разберемся. Поставь-ка на максимум. Мой пистолет «на оглушении». Если он что-то заподозрит, когда мы будем еще далеко от него, сделай-ка в парне дыру.


ПРЕДИСЛОВИЕ — ОНО ЖЕ И ЭПИЛОГ — ДОЧЕРИ КЭРДА — АРИЭЛЬ | Распад | cледующая глава