home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


22

В 10:32 утра группа из пятнадцати человек вылетела из ранчо в большой аэролодке. Она держала путь на северо-запад — сто двадцать километров до Армада Филд. Небо было плотно затянуто облаками. Автоматически управляемая лодка скользила над верхушками деревьев и, следуя рельефу местности, огибала холмы, ныряла в долины. Все видимые огни были отключены; инфракрасные лучи и радар надежно нащупывали путь. Защищенные от дождя, но отнюдь не от урагана мыслей, не от напряжения и тревожных предчувствий, пассажиры молчали. Кричали лишь внутренние голоса.

Было 10:53. Рассеянный свет — отражение облаками земных огней извещал о приближении к цели. Лодка пролетела над гребнем холмов — внизу, на безлесной равнине, лежал Армада Филд. Он расползся словно переливающийся осьминог. Водонапорные башни, диспетчерские вышки, ракеты и сверхзвуковые самолеты вспарывали горизонталь неба. Вокруг огромного поля не видно было никаких ограждений. К чему они, если нет врагов? Более двух тысяч облет не было войн, а датчики тотчас засекут любого незванного гостя размером больше опоссума. Симмонс ни словом не обмолвился о том, как он собирается воспользоваться аэродромом, как группа попадет в Цюрих. Кэрд предполагал, что указания на этот счет, вероятно, зашифрованные, он получил через банк данных органиков. Это могло произойти вполне законно, хотя конечная цель Симмонса отнюдь не была таковой.

Засветился экран перед пилотом. Тот тихо произнес что-то в микрофон, свисавший со шлема. Автопилот отключился, человек принял управление на себя. Лодка сбросила скорость и опустилась точно на отмеченное место парковки. Выползшие шасси вцепились в покрытие округлыми пористыми лапами. Откинулся фонарь кабины, открылись боковые двери. Каждый пассажир выходя тащил тяжелый большой ранец.

Группу поджидали двое. Одна — высокая женщина в форме гэнка и длинном зеленом плаще. Она быстро о чем-то перебросилась словами с Симмонсом, а остальная группа направилась в здание. В помещении оказались лишь трое служащих аэропорта. Голоса их глухо резонировали в огромной комнате.

Симмонс подошел к ним. Члены группы, скинув тяжелые ноши, расселись где попало; кто-то направился облегчиться с дороги.

Кэрд, глядя в просторное окно на портовый простор, заметил еще одну приземляющуюся аэролодку. Из нее появились две женщины и двое мужчин. Огромные рюкзаки возвышались над их головами, а в руках прибывшие тащили внушительных размеров коробки. Кэрд сразу узнают одну пару — Барри и Донна Клойды.

Он был и удивлен и обрадован, словно нежданно встретился со старинными друзьями. Донна, опустив свою ношу и улыбаясь, устремилась к нему. Она обняла и поцеловала Кэрда в щеку и бросилась к Сник повторять ритуал, но та с приветливым выражением лица легким поклоном отстранилась от объятий Донны.

— В чем дело, Тея! Не будь такой неприветливой.

Барри сжал в объятиях Кэрда и решительно обнял Сник, даже не успевшую выказать свою сдержанность. Ей ничего не оставалось как более или менее вежливо покориться его порыву.

Симмонс объявил, что они отправляются в путь — Кэрд даже не успел задать ему хоть пару вопросов. Полковник провел их по просторному залу в другую большую комнату. Оттуда проследовали по наклонному переходу и оказались у другого помещения, где их ожидали мужчина и женщина в форме пилотов. По узкому проходу группа потянулась за ними к большому летательному аппарату. Через десять минут аппарат, пятясь от перегородки, медленно развернулся и по пандусу вырулил в катапульту. Убедившись, что все пассажиры пристегнуты, а кресла достаточно откинуты назад — пассажиры почти распростерлись в них — мониторы включили предупреждающий сигнал. Голос старшего пилота велел пассажирам приготовиться к пуску. Вновь провыла сирена. Повсюду засветились оранжевые огни. Включился отсчет времени в предстартовой готовности. На нулевой отметке пассажиров глубоко вдавило в упругие объятия кресел. Кровь отхлынула к ногам. Кэрд почти отключился, затем почувствовал невесомость. Это было физиологически обманчивое ощущение. Двигатели Гернхардта работали, аппарат резко набирал высоту, с силой толкаемый вперед взаимодействием магнитных систем корабля с магнитным полем Земли. Через минуту включились реактивные двигатели. Фюзеляж вибрировал, так и не прекратив свою дрожь до самого конца полета.

На высоте 60.000 футов раздался звонок. Вновь вспыхнули огни. Старший пилот предложил пассажирам немного поднять сиденья, однако люди по-прежнему оставались накрепко пристегнутыми плетеными ремнями.

Пассажиры, погруженные в себя, с тревогой размышляли о том, что ждет их в ближайшем будущем и сбудутся ли оптимистические заверения Симмонса. В головах разворачивались дюжины возможных сценариев — все с весьма мрачным финалом. И Кэрду рисовались не самые радужные перспективы. Что творится сейчас в неприступном уме Сник? Быть может, ей представляется, как, попав в опасную ситуацию, с оружием в руках она прокладывает себе выход из нее весьма приятные для Сник видения. Сдается, она вообще единственная на борту, кого радует предстоящий конфликт с властями. Разве что и Симмонс предвкушает картины успеха, но его образы отнюдь не похожи на кровавые сцены ее воображения.

Аппарат вздрогнул — ракетные двигатели обратной тягой замедлили движение. Через десять минут они отключились вовсе, и за дело взялись генераторы Гернхардта. Пассажирам разрешили встать, размяться, даже пройтись. Потом они вернулись на свои места. Спинки кресел теперь были подняты, но люди снова пристегнулись. За бортом было уже по-утреннему светло. В 11:35 полудня Понедельника пролетели они долиной Линц, оставляя позади горы. Ясное небо, температура воздуха в городе 71 градус по Фаренгейту. Голубое озеро Цюрих пестрело белыми, красными, зелеными и синими парусами. Кэрду доводилось видеть ленты о пресноводных дельфинах, населяющих озеро. Их предки были доставлены сюда тысячу облет назад. Они были признаны чувствующими и имели одинаковые с людьми права, хотя и не участвовали в голосованиях. Их лидер, возглавлявший совет дельфинов, взаимодействовал с представителем Департамента по связи с существами, непринадлежащими к человеческому роду. Действовали семь представителей человечества — один от каждого дня. Дельфины, однако, не придерживались системы дней.

Город, как и в прежние времена, раскинулся на северо-западном берегу озера. Никаких пригородов. Все свободные от строений берега занимал общественный парк, который охраняли рейнджеры-лесничие. На самой окраине города растянулась зеленого цвета многооконная, о восьми этажах, круглая башня — восемь с половиной миль в поперечнике. Гигантское, похожее на пагоду строение венчало башню, на пике преподнося небесам вращающийся глобус Земли. Он двигался синхронно с перемещением планеты вокруг своей оси. Офисы и квартиры чиновников каждого дня штата Швейцария и Мирового правительства оккупировали башню. Там же располагались склады, рестораны, транспорт для обитателей башни. Собственно город, окружавший башню, — это небольшие административные и многоквартирные здания — не более трех этажей — и дома с меблированными комнатами. Знаменитые круглые дома с крутыми крышами. Кэрд помнил такие по многим учебным лентам. Декоративные дымовые трубы на обоих скатах, окна, так похожие на глаза надо ртом, напоминали ему рисунки домов в стране Оз, выполненные Нейлом.

Основную деловую жизнь «небашенной» части города Цюриха подпитывал туризм. Сотни тысяч непосед ежегодно прибывали сюда. Наибольшее внимание, кроме осмотра башни, привлекало стоунированное тело Ванг Шена, основателя Новой Эры. Оно было установлено на пьедестале в парке вблизи от берега озера.


предыдущая глава | Распад | cледующая глава