home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


7

— Со мной все в порядке. Так… пришла одна мысль… Может, в другой раз…

Почему он не рассказал ей про это лицо? Он не представлял себе, что все это значит. И чем она сумеет помочь ему? Более того. Сник могла усомниться в его способности к борьбе за выживание. Если появляющееся вновь лицо — симптом помешательства — о Боже, он надеялся, что это не так! — ей придется не только спасаться от преследователей, но и заботиться о нем. Такое способно угасить ее стремление к борьбе. Если видение действительно ли видение — станет слишком частым и будет мешать его мыслям и поступкам, он скажет ей. А пока нечего забивать голову Сник еще одной проблемой.

— Отправляйтесь в комнату стоунирования, — приказал Дункан супругам. — Но сперва отдайте ваши идентификационные карты.

Оба вскочили с дивана.

— Что вы намерены с нами сделать?! — спросила Кингсли.

— Вы заплатите за все! Мы достаточно известны. Не забывайте об этом, — сказал Лэйр.

— Хвастовство. Пустые угрозы. Давайте ваши карты.

Супруги вышли молча, бледные и дрожащие. Сник впереди, Дункан сзади. В комнате их встретили четырнадцать вертикальных серых цилиндров и три, похожих по форме на шкатулки, — у всех двери и большие круглые окошки. Лица двенадцати жильцов квартиры через стекла невидяще уставились на противоположную стену, а трое малышей — вверх, на потолок. Сник, открыв двери, жестом приглашала Кингсли и Лэйра занять места в цилиндрах. Женщина, казалось, успокоилась. Ее не собираются убивать. Лэйр же орал, вступая в стоунер:

— Ты вонючий мерзавец! Я еще увижу, как тебя стоунируют навечно, я…

Сник включила подачу энергии. Тотчас возникли две статуи, движение молекул в телах прекратилось, тела сделались холодными и твердыми. Лица и глаза — как у покойников. Когда будет подана энергия дестоунирования, статуи оживут, станут теплыми, в глазах восстановится свет.

Дункан, вернувшись в гостиную, взял с дивана идентификационные карты супругов; Сник копалась в шкафах для личных вещей. Он отправился на кухню. Ее дальняя стена была смежной с другой квартирой. Установив режим пистолета на ПРОЖИГАНИЕ ВБЛИЗИ, он сделал в стене четырехдюймовое углубление. К тому времени, когда Сник, привлеченная запахом разрушающегося материала, вошла в кухню, Дункан уже прожег контуры потенциального выхода. Надо будет устранить еще один дюймовый слой дерева и пластика — и квадратный лаз готов. Там наверняка кухня смежной квартиры.

Сник ни о чем не спрашивала. Ей было ясно, что при атаке гэнков через входную дверь, им придется выбираться через «соседей».

— Может, я зря трачу заряды. Но у каждого кролика есть запасной ход в нору.

— У Братца-Кролика был не один.

— Мы больше не Братцы-Кролики. Мы Братцы-Волки.

Дункан вызвал на экран 231-й справочный канал. Первым делом он запросил, где в Башнях Комплекса Ла Бреа хранятся аэрозольные баллоны с краской. Очевидно, такая информация не предназначалась для широкого распространения. Без объяснения причины на дисплее высветилось: ЗАПРОС НЕ ПРИНЯТ.

Дункан выругался, нахмурившись, несколько секунд поразмышляв, вставил в щель карту Лэйра и повторил просьбу. Дисплей выдал ответ. Лэйру, чиновнику ДТИЭ, такие сведения получать не возбранялось.

Аэрозольные баллоны хранились на шестом уровне в каждом секторе.

Теперь Дункан запросил наличие баллонов для склеивания поверхностей. Они обычно использовались для прочного соединения металлов или металла и пластика. Такие баллоны тоже были. Их в запасе оказалось двенадцать тысяч, четверть из них — со сцепляющей жидкостью черного цвета. И тут же Дункан получил распечатку с расположением помещений и описанием системы охраны складов.

Сник, готовившая завтрак на кухне, услыхала обрывки разговора.

— Аэрозольные баллоны? Зачем?

— Почти на любом углу на улицах торчит столб с телемонитором.

— Объясни толком — ну и что?

— Распыли краску на экраны — и они ослепнут. Краску ни соскоблить, ни растворить. Экран остается только заменить.

— Кто же отважится на такое? — удивилась Сник. — Похоже на кошку, повесившую себе колокольчик, собираясь ловить мышей.

— Я покажу как это делается.

— И тотчас попадешься в лапы органикам.

— Я сыт по горло бегствами и борьбой только в целях самообороны. Глаза Дункана сверкали, лицо пылало.

— Спокойней. Ну, испортишь ты дюжину мониторов на углах. Ну и что? Всего лишь досадишь органикам.

— Это может походить на камень, брошенный в воду. Рябь распространится. Другие станут подражать мне. Множество камней полетит в воду. Круги пересекутся и вызовут бурю.

Сник поставила пару подносов полных еды на стол.

— Садись. Ешь. Ты собираешься ехать без горючего?

— Спасибо. Сейчас.

Он смотрел на нее. Руки сжимались и разжимались, как крылья большого орла перед взлетом.

— Правительство делает все возможное, чтобы все дни были совершенно изолированы между собой. Но между ними существует определенная неминуемая и легальная связь. Особенно между официальными департаментами и предприятиями. Обычные граждане разных дней имеют много безобидных способов общения. Например, оставлять послания для следующего дня или предыдущего. Обычно с помощью послания общаются с днем, плохо убравшим за собой квартиру.

По меньшей мере полмира прочло наши послания. Другая половина непременно это сделает. Можешь не сомневаться, что иммеры и их вспомогательные группы — не единственные подрывные организации в мире. Они тоже получат послания и захотят действовать. Если мы сумеем зажечь их одним лишь случаем саботажа — порчей мониторов, например, — они поступят также. А сколько еще недовольных, которые могут последовать за ними или придумать собственные способы выражения неудовлетворенности правительством и системой разделения дней. Особенно в случае, если правительство будет по-прежнему отрицать существование ФЗС.

Дункан сердито смотрел на нее — кулаки беспрестанно работали.

— Я не нуждаюсь в лекциях. Идею я поняла.

— Извини. Я слишком увлекся? Мы не добьемся успехов без организации, щупальца которой глубоко внедрились бы в правительство.

Сник рассмеялась.

— Похоже на спрута.

— Спрут — это правительство. Нам нужны противоспруты. Есть Старый Койот…

— СК. Та самая организация, которая пыталась убить нас, когда мы стали для нее опасны?..

— Да, мой дедушка признался нам, что он возглавлял ее. Он мертв. Либо СК так перепугалась, что самораспустилась, либо кто-то другой руководит организацией. И этот другой мог убедиться, что ситуация изменилась, и возжелал призвать нас вновь.

— Вряд ли.

— Но возможно. СК — единственная известная нам организация. Итак…

— Что?

— Вот что нам следует делать, я полагаю.

Сник слушала его, не прерывая, пока он говорил.

— А что еще нам остается? По крайней мере сейчас.

Четверг прошел быстро, хотя оба чувствовали себя не совсем спокойно. Несмотря на заверения Лэйра и Кингсли, кто-то из их коллег или приятелей мог позвонить. В промежутках между занятиями гимнастикой, коротким сном и едой Дункан и Сник следили за новостями на экранах. Более всего их интересовали успехи органиков — как там они ловят их. Краткие сообщения и официальные бюллетени органиков пытались внушить оптимизм.

В полночь следующего дня они приветствовали покинувшую цилиндры пару Пятницы. Дункан и Сник довольно резко прервали их протесты. Используя ТИ, прихваченный еще в полицейском участке Башни Университета, Дункан допросил их. Они поведали, что сегодня у них свободный день. Они собирались на парусную прогулку, как и жители Четверга. Затем была назначена встреча с друзьями и посещение спектакля в театре на 123-м уровне.

Дункан заставил их позвонить и отменить встречи, затем парочку препроводили обратно в стоунеры.

Уже завтракая, Дункан сказал:

— Не думаю, что мы сможем долго торчать здесь. Что если у Субботних бедолаг не будет выходного? А дети? Им надо будет идти в школу. Если родители оставят послание о болезни детей, власти тотчас пришлют докторов.

— Я тоже думала об этом, — откликнулась Сник. — А почему бы нам не двинуть в квартиру Ананды?

Он уставился на нее, словно не понимая, потом ухмыльнулся.

— Как я люблю такие дерзкие решения! Это последнее место на Земле, где они станут ждать нас!

Забыв о еде, он прошел к настенному экрану. Вызвал на экран план 125-го уровня. Квартира Ананды оставалась помеченной как н_е_з_а_н_я_т_а_я_. Она находилась вблизи запасной лестницы, ведущей к входному строению на крыше. Знакомое место — здесь он и Сник прятались в тот памятный день. Сюда полмили топать по коридорам под бдительным оком мониторов, а возможно, и самих органиков.

Наверняка, все мониторы в Лос-Анджелесе да и на Западном побережье запрограммированы на автоматическое распознание беглецов.

Гэнков, конечно, тоже ознакомили с их приметами. Да и граждане имеют удовольствие часто видеть их физиономии на экранах.

Используя идентификационные карты обитателей квартиры, Дункан и Сник извлекли из шкафов для личных вещей все необходимое; они выбрали себе парики, модную одежду, надели поверх формы длинные плащи, на голову водрузили шляпы с широкими полями. Потрудились над изменением походки. Сник следовало чуть больше сгибать ноги в коленях и не так раскачивать руками при ходьбе. Слегка ссутулиться. Ему необходимо пожертвовать твердостью и энергичностью шага, локти при ходьбе — ближе к телу. После тренировок в гостиной и прихожей обоим пришлось внести небольшие коррективы — укоротить шаг, Дункану приподнять подбородок. Сник немного наклонить голову влево. Она подкрасила губы, делая чуть больший рот. Оба подложили под верхнюю губу по маленькому ватному тампону.


предыдущая глава | Распад | cледующая глава