home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


9

Серенькое ноябрьское утро нехотя заглянуло в окна кабинета, а ноне будуара княгини Голицыной. Александра сидела перед зеркалом, совершая некие магические действия, суть которых понятна одним только женщинам.

— Нет, пожалуй, не это, Ненилла, а скорее барежевое персиковое, — задумчиво произнесла княгиня, оглядывая свой гардероб и почти не вслушиваясь в трубное бормотание своей конфидентки, пересказывающей последние московские сплетни. «Утро хмурое, и когда я выйду к чаю, мой наряд напомнит о летнем солнышке», — мимоходом подумала она, поймала себя на этой мысли и вновь задумалась. Что это — женское тщеславие? Для чего, вернее, для кого она так старается? Для Тауберга? Да он, возможно, и не заметит, во что она одета, а может, и вообще не выйдет к утреннему чаю. После вчерашнего конфуза с латами он, кажется, ее избегает.

— …вся Москва гадает, кто такая. Где князь Всеволожский себе невесту сыскал… — ворвался вдруг в ее сознание голос Нениллы.

— О чем ты? — встрепенулась Александра.

— Да о невесте князя Всеволожского. Говорят, она из казанских Сеславиных. Сказывают, по осени на Тверской несчастье было, чуть каретой барышню не задавили. Это она и была, — почти нараспев увлеченно рассказывала Ненилла, — а удалой князь Всеволожский ее еройски спас, полюбил за красоту неписаную и решил на ней жениться…

— …и жили они долго и счастливо и умерли в один день. Боже, Ненилла, как ты все же сказки любишь, — улыбнулась княгиня.

— Что ж в том худого? Конец — делу венец.

На бале-машкераде у Всеволожских о помолвке объявление будет. Вон и наш… ну то есть Иван Федорович-то, не даром лыцарские доспехи примерял-потел, тоже собирается там быть. А вы, голубка моя, все одна да одна, — сочувственно вздохнула Ненилла, кинув на барыню быстрый взгляд, — сидите в четырех стенах, как замурованная. Хоть бы к кому в гости съездили. Хотя…

— А почему бы и нет? — вскинула брови Александра. — Думаю, пора мне в свете показаться. Вот на маскараде у Всеволожских и появлюсь. Надеюсь, Иван Федорович не откажется меня туда сопровождать.

Но, увы, Иван Федорович был решительно против.

— Объясните почему? — насторожилась княгиня.

Тауберг замялся, избегая смотреть в глаза княгине и проклиная свое неумение ловко уходить от каверзных вопросов.

— Простите великодушно, княгиня, но никаких объяснений сейчас я дать не могу. Возможно, после, — как можно тверже произнес он.

Александра еще какое-то время всматривалась в напряженное лицо Тауберга, потом мягко коснулась его руки, судорожно сжимавшей вилку.

— Я совсем отбила у вас аппетит, Иван Федорович. Простите и вы меня. Нет так нет, — произнесла она, решив про себя, что вездесущая Ненилла при необходимости вытрясет все из камердинера Пашки. И не ошиблась. Пройдя в будуар, она вызвала Нениллу.

— Господин Тауберг отказался сопровождать меня на маскарад и не смог вразумительно объяснить причину. Мне показалось, что он что-то скрывает. — Княгиня строго посмотрела на Нениллу. — Может, ты что-то слышала? Может, Павел Емельянович что говорил?

— Да ничего такого, барыня, говорено не было, — отвечала Ненилла, старательно пряча глаза и нервно перебирая складки передника.

— Ненилла Хрисанфовна! Я имею право знать, что творится за моей спиной. Или мое желание для тебя уже не указ? — свела брови к переносице княгиня.

— Что вы, что вы, барыня, вы же знаете, какая я вам преданная, вся до донышка! — горячо воскликнула Ненилла, вызвав гул в ушах княгини.

— Тише ты! А то весь дом сбежится узнать, о чем мы тут беседуем! — попыталась утихомирить ее Александра. — Говори же, что там на маскараде намечается, почему Тауберг не. желает моего присутствия?

— Ой, барыня, много не скажу, — перешла на рокочущий шепот Ненилла, — только Павел Емельянович мимоходом обмолвился, что, мол, на машкераде этом господин Тауберг ловить убивца будут, того, что суженую князя Всеволожского покушался жизни лишить.

— Вот оно что. Значит, мне непременно надо быть там! — решительно произнесла княгиня и стала прохаживаться по комнате, не замечая довольного блеска в глазах Нениллы. — Время еще есть. Первое — маскарадный костюм. Что-нибудь попроще, например… — Она задумалась. — Например, Офелия: парик, белое платье, плащ, цветы. Раздобудь завтра к утру. Второе — приглашение, это сегодня… Ненилла, прикажи закладывать лошадей, съезжу, навещу тетушку Катерину Петровну, она, кажется, в дружбе с матерью князя Сергея.

— Одну — не пущу, виданное ли дело по машкерадам даме без провожатых шастать. — Теперь уже Ненилла Хрисанфовна сдвинула широкие брови и строго посмотрела на княгиню.

— Конечно, Нениллушка, — вздохнула Александра, — куда ж я без тебя.


предыдущая глава | Восхитительный куш | cледующая глава