home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


ПОЛЕТ СРЕДИ ЗВЕЗД

Изолт открыла глаза. Над ней темнело ночное небо, и звезды уже начинали гаснуть, еле видные в просветах между тяжелыми грядами облаков. Она перевернулась, села, обняла колени, глядя на очертания гор, уже начинавших вырисовываться сером светлеющем небе. Она нахмурилась, не в силах отогнать остатки плохого сна, нависавшие над ней. Она попыталась забыть о нем, но хотя подробности уже померкли, общее ощущение горя и предательства осталось.

– Миледи? – прошептал Каррик Одноглазый, садясь на своих мехах с другой стороны от догоревшего до углей костра. – Все в порядке?

Она кивнула, протирая глаза руками.

– Да, все в порядке. Можешь еще поспать, Каррик, еще не рассвело.

Он выбрался из своих мехов, дрожа на морозе, пробиравшемся через одежду.

– Нет, миледи. Позвольте мне раздуть огонь и приготовить вам чай. У вас замерзший вид.

– Я действительно замерзла, – удивленно отозвалась она.

Корриган принялся раздувать красновато поблескивающие в темноте угли, подкармливая их сухими листьями и прутиками. Потом набрал в старый закопченный котелок снега и повесил его над огнем, заметив:

– Единственное, что в снеге хорошо, это то, что не приходится далеко отходить в поисках воды.

Изолт ничего не ответила, глядя, как ее оруженосец бросил в растаявший снег пригоршню душистых листьев и вытащил ее кружку. В предрассветных сумерках он еще больше походил на огромный валун, со своими грубоватыми чертами, заросшими серебристым лишайником, и единственным глазом, похожим на трещину в камне.

Он поднес ей дымящуюся чашку, и пока она пила, занялся приготовлением каши и сбором хвороста. Когда она поела и снова согрелась, сон почти изгладился у нее из памяти. Остальной лагерь уже начал потихоньку просыпаться, и Изолт встала и стряхнула с себя свое дурное предчувствие, как волк стряхивает со шкуры снег.

– Похоже, опять будет буран, – заметил Хан'гарад, опираясь на свой посох и глядя на облака, переползающие через край горной гряды. Ветер раскачивал сучья сосен и взметал снег, закручивая его маленькими белыми смерчами. Солдаты, накинув капюшоны, яростно боролись с ветром, мешавшим им сниматься с лагеря. Серебристая заря померкла, сменившись сумерками, почти такими же непроницаемыми, как и тьма ночи.

– Надеюсь, что нет, – отозвалась Изолт. – Мы уже и так отстали от плана. Мы не можем еще задерживаться, пережидая метель.

– Это лучше, чем быть застигнутыми бураном в горах, – ответил он.

– Да я понимаю, – сказала она. – Но может быть, нам удастся оставить его внизу? Тучи висят очень низко.

– Можно попытаться, – кивнул ее отец. – Жаль, что у нас нет сокола твоего мужа. Он мог бы подняться над облаками и посмотреть, ясно ли над ними.

При упоминании о Лахлане по лицу Изолт снова промелькнула тень. Хан'гарад ничего не заметил, собирая свой рюкзак.

Изолт мучительно чувствовала, как утекает время. Наступил и давно прошел Ламмас, и зеленые месяцы уже почти кончились. Скоро дни начнут становиться короче, и Изолт лучше чем кто-либо другой знала, как стремительно в горах наступала зима. Она хотела миновать перевалы и спуститься на другую сторону до того, как снег станет слишком густым.

– Я могу полететь и посмотреть, – сказала она.

Хан'гарад бросил на нее быстрый взгляд.

– Это слишком опасно.

– Будет куда опаснее, если все мы окажемся в ловушке с этой стороны перевала, – возразила она. – Обещаю, я не буду залетать слишком высоко. Я знаю, что я не кречет!

Он кивнул, и она, сняв шубу и бросив ее на землю, слегка подпрыгнула на пальцах. Способность Изолт летать была не настолько сильной, как у ее матери, которая летала столь же быстро и легко, как снежный гусь. Изолт же могла летать лишь короткими рывками. Она не могла ни парить в воздухе больше нескольких мгновений, ни подниматься так же высоко, как орел. Свой Талант она использовала главным образом для того, чтобы быстро подняться по лестнице или перепрыгнуть через высокую стену. Все остальное требовало у нее огромного напряжения сил.

Она согнула колени и взмыла в воздух, и ветер подхватил ее. Ей пришлось сражаться с ним, чтобы не дать ему бросить себя обратно на землю. Сотни ледяных игл вонзились в голую кожу ее лица. На какой-то миг все стало серым, смутным и леденяще холодным, так что она не могла ничего различить. Потом она прорвалась сквозь толстую пелену туч.

Под ней клубились белые облака, простиравшиеся насколько хватало взгляда, ослепительные на солнце, обрушивавшемся на них сверху. Повсюду возвышались горы, неприступные, серые и безлюдные, с увенчанными ледяными шапками вершинами. Над каждой горой кружила белая снежная взвесь, как будто горы выдыхали теплый воздух прямо в сияющее голубое небо.

Изолт застыла в воздухе, с удовольствием оглядываясь вокруг, потом почувствовала, что притяжение земли тянет ее обратно вниз. Она скользнула обратно в облака, и ее тут же исхлестало градом и снегом с дождем, а ветер набросился на нее с удвоенной силой. Она слетела вниз быстрее, чем ей хотелось, и громко охнула, с размаху врезавшись в землю и взметнув вокруг себя фонтаны снега.

– Миледи! – вскрикнул Каррик, склонившись над ней и протянув свою огромную неуклюжую руку. – Вы целы?

– Да, я в полном порядке, – ответила она, хватая ртом воздух, и позволила ему поднять себя на ноги. – Над облаками ясно; думаю, мы сможем выбраться из этой бури. Давайте двигаться в путь!

Все утро они брели сквозь метель, натянув капюшоны на лица. Очень скоро снегу намело столько, что они увязали в нем по колено. Изолт приказала солдатам привязаться друг к другу, поскольку не видно было ничего, кроме белого летящего снега и время от времени одиноко стоящего черного дерева, бешено раскачивающегося на ветру. Склон круто пошел вверх. Люди падали и беспомощно соскальзывали, но их снова поднимали на ноги. Повсюду вокруг вздымались скалистые стены, а в длинных обледенелых ущельях свистел ветер. Им приходилось вырубать ступени топорами и вбивать в них клинья, чтобы привязать к ним веревки. Они поднимались все выше и выше, и ульцы с натугой тащили тяжелые сани, каким-то непостижимым образом находя на скользком льду опору для своих широких плоских копыт.

Внезапно Хан'гарад, возглавлявший шествие, крикнул идущим за ним:

– Я над вьюгой! Ты была права, Изолт, я вижу голубое небо.

Воспрянув духом, солдаты принялись карабкаться по крутой тропке, один за другим выбираясь на выступ горы. Под ними волновалось бескрайнее море белых облаков. Повсюду вокруг торчали зазубренные пики, точно выгравированные на кристально чистом небе. Девственно чистая снежная гладь, не запятнанная ни единым следом, ниспадала к их ногам величественными складками, утопавшими в густой индиговой тени. Изолт вздохнула полной грудью, чувствуя, как последний призрак ее сна отступил перед лицом этой суровой красоты.

Мак-Синн восхищенно ахнул. Изолт показала на гору, возвышавшуюся прямо перед ними, с обеих сторон которой виднелись отвесные снежные утесы.

– Это последняя гора, – сказала она. – Когда вы перейдете ту вершину, милорд, то очутитесь в Карриге. Видите вон ту тропу? Мы, Хан'кобаны, зовем ее Мостом В Неизвестное. Он служит границей земли Белых Богов.

Услышав ее слова, измотанные солдаты разразились хриплыми криками радости. Хан'гарад в ярости накинулся на них.

– Тише! Вы что, не видите, как снег нависает над нами? Лавину вызвать хотите?

Они мгновенно помрачнели, глядя на отвесные белые утесы с благоговейным трепетом.

– Я понимаю, вам всем не терпится поскорее оставить мою родину позади, – сказал Хан'гарад с еле заметной искрой иронии в голосе. – Но все-таки, пожалуйста, будьте очень осторожны. Постарайтесь не шуметь, ибо если вы приведете снег в движение, вся его масса обрушится прямо на нас.

Они закивали и знаком попросили Шрамолицего Воина показывать дорогу. Они с Изолт немного постояли в молчании, глядя на длинную процессию, вьющуюся по склону.

– Как только мы перейдем Мост В Неизвестное, твое обещание показать Мак-Синну дорогу в Карриг будет выполнено, – наконец нарушил тишину Хан'гарад. – Что ты будешь делать тогда, Хан'дерин, дочь моя?

Изолт ничего не ответила. Она понимала, о чем он. Хан'гарад лучше чем кто бы то ни было знал, что означало нарушение ее гиса перед Лахланом.

Прошло много времени, прежде чем она повернула к нему отчаянное лицо и сказала:

– Не знаю. Не знаю!

Он отрывисто кивнул.

– Понятно. Что ж, через несколько часов мы перейдем Мост в Неизвестное. Возможно, тогда ты уже будешь знать свой путь.

Изолт печально кивнула. Он снял со спины салазки, привязал их к башмакам и понеся по снегу к последнему спуску, стремительный и грациозный, точно птица. Изолт смотрела, раздираемая тоской и горем. Он был ее домом, этот мир белого снега и черных теней, этот мир ледяной чистоты, ледяных крайностей. Все, что ей оставалось, это отказаться покинуть эти края, попрощаться с Мак-Синном на пороге его страны и вернуться к своему народу. Она выполнит свое последнее обещание Лахлану и будет свободна.

Слезы жгли ей глаза. Несмотря на все свои старания, она так и не смогла избавиться от всех обрывков сна. Изолт видела Лахлана и Изабо, слившихся в объятии, жаждущих друг друга. Она слышала, как Лахлан звал Изабо к себе в постель. Она твердила себе, что этот сон был всего лишь порождением ее ума, выходом для спрятанных на самом дне ее души ревности и страха. Ведь Лахлан первой встретил именно Изабо, ее сестру, походившую на нее, как ее собственное отражение в зеркале. Он встретил Изабо первой, и кто может поручиться, что он не влюбился тогда именно в нее? Конечно, Лахлан не сказал этого, но подразумевал это. Даже Дункан Железный Кулак видел это, а он был всего лишь грубым солдатом, ничего не понимавшим в сердечных делах.

И Изолт уехала прочь, покинув Лахлана, а вся взаимная злость и обида так и остались стоять между ними. Она оставила его с Изабо, своей сестрой, которая многие месяцы сопровождала его в пути, с лицом, как две капли воды похожим на лицо Изолт, с телом, как две капли воды похожим на тело Изолт, и с точно таким же прямым и бесстрашным взглядом, как у Изолт. Лахлан назвал Изабо самой прекрасной и очаровательной девушкой, которую когда-либо видел. Он сказал, что пытался ненавидеть ее, потому что иначе ему оставалось бы лишь любить ее.

И хотя Изолт без колебаний доверила бы Изабо свою жизнь, а Лахлану еще и большее, этот сон грыз ее, точно жук-древоточец мягкую сердцевину дерева. Ее мысли крутились по одним и тем же колеям, она твердила себе, что Лахлан любил ее и только ее одну, что Изабо недостаточно было выглядеть как она, Изабо не была ей, она твердила себе, что это всего лишь сон, глупый сон. Последний Шрамолицый Воин прошел мимо нее, и Изолт пошла вслед за ними, не чувствуя ни сгущения синих теней, ни бешено усилившегося ветра, слишком поглощенная собственными смятенными мыслями.

Она взбиралась по склону, не замечая, что осталась далеко позади всех, не замечая, что облака ползут за ней по пятам. Солнце скрылось за вершиной, и его свет померк. На ущелье опустилась тьма, окутав крошечную фигурку, одиноко бредущую по крутому заснеженному склону. Пророкотал гром, сначала негромко, вкрадчиво, потом еще раз, громче, настойчивее.

Очнувшись, Изолт подняла глаза. Она мгновенно поняла, что осталась далеко позади. Зашедшее солнце оставило после себя странные лиловатые сумерки, тяжело опустившиеся на долину. Изолт прибавила шагу. И снова раздался этот негромкий и зловещий рокот грома. Он раскатился по всему ущелью. Внезапно сверкнула мертвенно-бледная молния. У Изолт сжалось сердце. Снег под ее ногами задрожал. Послышался странный приглушенный рокот, который становился все громче и громче, пока не стал таким оглушительным, что уже перекрывал гром. Она подняла глаза и увидела снежный склон, нависающий над ней, точно чудовищный вал. Земля у нее под ногами затряслась и содрогнулась. Изолт швырнуло наземь. Задохнувшись, она кое-как поднялась на ноги и взвилась в воздух. Но в тот день она уже летала, к тому же еще поднималась на гору и боролась со своим ночным кошмаром. У нее не осталось сил взлететь над лавиной. С оглушительным грохотом, как будто Белые Боги со всех сил ударили по барабану, гора обрушилась на нее, унеся в ревущую тьму.


Оставив Дайда в темноте присматривать за спящим Лахланом, Изабо вернулась в свою кровать, но ей по-прежнему не спалось. Как бы она ни старалась освободить свой разум, в голове у нее крутились все те же мысли. Наконец, в предрассветной прохладе, она встала, расправила сбившиеся простыни и закончила собираться. Когда замок ожил, она спустилась вниз и сделала себе горячего чаю, который помог ей согреться и немного прийти в себя, потом отнесла завтрак Мегэн. Старая колдунья ахнула, увидев круги у нее под глазами.

– Так и не спала? – спросила она. – Глупая девчонка, ведь это твоя последняя ночь в настоящей постели за следующие несколько недель! Что не давало тебе заснуть?

Изабо пожала плечами.

– Кто его знает? – отозвалась она.

Старая колдунья оглядела ее лицо проницательным взглядом, но ничего не сказала, и Изабо занялась сбором ее вещей и вместе с Джоанной Милосердной устроила ревизию запасов лекарств.

Дайд и Лахлану уже были во внешнем дворике, усаживаясь на своих скакунов, готовые ехать через город. У обоих был бледный и усталый вид, а Ри явно страдал от головной боли и скверного настроения. Изабо нырнула обратно в коридор, прежде чем они успели увидеть ее, и сердце у нее тревожно екнуло. Хотя она понимала, что в конце концов ей все-таки придется встретиться с ними, она все же обнаружила, что совершенно не готова выйти и разговаривать с ними так, будто ничего не случилось. Изабо подождала, когда Синие Стражи выехали по длинному туннелю, и только потом вышла сама. Во дворе царили такая суета и шум, что Изабо поскорее забралась в карету и уткнулась в книгу в надежде, что никто не заговорит с ней до тех пор, пока она вновь не обретет самообладание.

Рядом с ней скакал Бран, позвякивая нанизанной на нитку коллекцией ложек и колец, висевшей у него на шее. Он снял свой бархатный зеленый камзол и переоделся в ту же грубую одежду, что и остальные солдаты в армии Ри, закутавшись в один из серых плащей, которые и дали войску Ри его прозвище. Во все плащи было вплетено заклинание маскировки, поэтому заметить того, кто носил его, ползущего в длинной траве или скрывающегося за камнями, было очень трудно.

Клюрикон наблюдал за Изабо блестящими карими глазами, шевеля ушками.

– Хотя и с множеством лиц, она не откроет секрет, – сказал он. – Секрет откроет та, у которой два лица. Секреты ее лиц откроются тебе, и ты услышишь их глазами, когда будешь смотреть.

– Ну что еще?

Ухмыляясь, клюрикон повторил свои слова, прикоснувшись к ее книге волосатой лапкой. Изабо тупо смотрела на него некоторое время, прежде чем сообразила, что он имел в виду.

– А, это загадка, – сказала она. – Ясно, ты говорил о моей книге. Та, у которой два лица – это открытая страница, а секреты ее лиц – это слова. Это очень остроумно, Бран, я ни разу такого не слышала.

Она попыталась подавить чувство вины, уколовшее ее при его словах, зная, что клюрикон обожает загадки и головоломки. Он не хотел сказать, что знает ее преступный секрет или считает ее двуличной. Это была всего лишь загадка.

Изабо решительно вернулась к своей книге, но в карету уже карабкались ребятишки, с визгом и хохотом выхватившие книгу у нее из рук. Потом Гвилим подсадил Мегэн, и Изабо принялась помогать старой колдунье устроиться. Усевшись обратно на свое место, она почувствовала на себе любопытный взгляд клюрикона и слегка покраснела. На его позвякивающем ожерелье блеснуло солнце, и Изабо быстро склонилась к нему.

– Бран, где ты взял эту ложечку? Я ее раньше не видела.

Клюрикон прикрыл все собрание блестящей дребедени косматой лапкой.

– Нигде, – сказал он виновато.

– Бран, дай-ка посмотреть.

Клюрикон неохотно убрал лапку, и Изабо оглядела безделушки, свисающие у него с цепи. Там были серебряные ключи, колокольчики и пуговицы, серебряная монета с пробитой в ней дырочкой и две небольших ложечки. Все это было начищено до яркого блеска. Ручку одной из ложек украшал герб, который она сразу же узнала – меч в закованной в латную перчатку руке.

– Бран, воришка маленький! Это ложечка Мак-Хильдов.

– Но она такая восхитительно красивая, – пролепетал Бран. – Я никогда не видел другой такой же ложки! Она такая маленькая, и я подумал, что никто не станет возражать.

– Значит, теперь ты таскаешь ложки! – рассердилась Изабо. Она выглянула из окошка кареты. Эльфрида стояла в объятиях Айена, уткнувшись лицом ему в плечо. Его каштановая голова была склонена над ее белокурой, и он горячо говорил что-то. Нил цеплялся за отцовскую ногу. Лицо у него сморщилось от усилий сдержать слезы.

– Эльф! – крикнула Изабо. – Эльфрида подняла залитое слезами лицо и подошла поближе, одной рукой держа за руку Айена, а другой вытирая заплаканные глаза.

– Прости, что отрываю тебя, Эльф, но… я когда-нибудь предупреждала тебя, что когда у тебя в гостях клюрикон, надо пересчитывать ложки? – Изабо сокрушенно протянула ей ложечку.

Бран бросил на Эльфриду быстрый взгляд и тут же снова спрятал лицо.

– Я нашел ее в саду, всю в земле. Я не думал, что кто-нибудь ее хватится. Я чистил ее песком, пока она снова не заблестела. – Он устремил на Эльфриду полный надежды взгляд.

– Ложка Мак-Хильдов! – воскликнула Эльфрида. – Интересно, сколько времени она лежала в земле? Должно быть, многие годы. Бьюсь об заклад, Филде ни за что не воспользовалась бы ложкой с гербом Мак-Хильдов. Ведь она всего лишь из серебра, а не из золота. – В ее голосе прозвучал горький сарказм. Она повертела ее в пальцах, поколебалась, потом вернула ее клюрикону. – Можешь оставить ее себе, Бран.

Клюрикон счастливо улыбнулся и повесил ложку обратно на свою цепь.

– Я рада, что мне представилась возможность попрощаться, – сказала Эльфрида. – Спасибо тебе за помощь и поддержку, Бо. Не знаю, как бы я справилась без тебя.

– Не за что, – с улыбкой отозвалась Изабо. Они тепло расцеловались, потом Эльфрида заглянула в окошко, чтобы попрощаться с ребятишками.

– Вы непременно должны еще раз навестить моего Кукушонка, – сказала она.

– К зиме мы разобьем фэйргов, – уверенно пообещал Доннкан. – Тогда мы вернемся и все вместе отпразднуем здесь мой день рождения.

– Это было бы замечательно, – ответила Эльфрида. – Я знаю, что Кукушонку очень понравился его день рождения в Лукерсирее.

– Мне подарили пони, – важно сказал Нил.

– Что ж, если Доннкан вернется в Брайд к своему дню рождения, нам придется придумать для него что-нибудь такое же интересное, – сказала Эльфрида с улыбкой, хотя ее глаза так и остались печальными.

– Береги себя, Эльфрида, – сказала Мегэн. – Да будет с тобой Эйя!

– И с вами, – ответила Эльфрида срывающимся голосом и отступила в сторону. Возница щелкнул хлыстом, и карета, дернувшись, тронулась с места, загрохотав по булыжникам мостовой.

И снова дорога через город заняла у них долгое время, поскольку улицы были переполнены провожающими. Из окон выглядывали улыбающиеся и машущие руками ребятишки. Многие узнавали в золотокрылом мальчике маленького наследника престола и весело приветствовали его. Бронвин уже привыкла носить платья с высоким воротом и длинными рукавами, так что ее жабры и плавники были не видны, и больше никто не мог узнать в ней фэйргийку. Ей тоже махали руками и бросали цветы, и она смеялась и махала в ответ. Карета уже с грохотом выехала из городских ворот, когда лицо Бронвин внезапно побелела, и она спряталась в карете.

– Что случилось, милая? – спросила Изабо.

– Ничего, – пролепетала Бронвин, вжавшись в подушки.

Изабо подалась вперед, чтобы посмотреть, что это так напугало девочку. Внезапно у нее перехватило дыхание. Перед всей толпой стояла Майя, глядя прямо в глаза Изабо. На ней было простое серое платье и черная шаль, низко надвинутая на лоб.

– Сегодня вечером, – проговорила она одними губами. – Встретимся сегодня вечером, на берегу.

Она отступила обратно в толпу и исчезла. Изабо упала в подушки, потрясенная и испуганная. Но никто ничего не заметил. Мегэн дремала с Гита, свернувшимся клубочком у нее на коленях; Доннкан с близнецами все еще высовывались из другого окна, размахивая руками и смеясь; болотница Мора пришивала заплату на штанишки Оуэна. Бронвин играла с пуговицей на рукаве платья. Почувствовав на себе взгляд Изабо, она подняла голову, потом отвела глаза, густо покраснев. Изабо почти поверила, что ей привиделись лицо Майи, ее серебристый взгляд. Но она знала, что все это произошло наяву.

Поэтому сейчас Изабо пробиралась по лагерю к побережью, озабоченно сведя к переносице тонкие рыжие брови. Сумерки уже окутывали бухту теплой фиолетовой мглой, и солдаты устраивались на ночь. Лагерь занимал большую часть долины рядами горящих костров и невысоких серых палаток. На фоне темнеющего леса возвышался лес мачт кораблей королевского флота, стоящих на якоре у берега широкой бухты. На следующий день армии предстояло отправиться по морю в Карриг, но пока солдаты наслаждались последней ночью на суше. Выкатили несколько бочонков с виски и разделили их между солдатами, а над кострами жарилась свежая баранина – вечером закололи стадо овец. От сладковатого запаха подгорелого мяса Изабо тошнило.

От одного круга солдат донесся взрыв смеха, и Изабо бросила на них взгляд, прежде чем продолжить свой путь. Ей пришлось использовать все хитрости, которым ее когда-либо учили, чтобы пройти через этот шумный и людный лагерь незамеченной. Но Изабо учила сама Мегэн повелительница зверей, поэтому она была бесшумной и незаметной, точно тень.

Где-то кто-то играл на гитаре и пел, а грубые голоса подтягивали сентиментальную мелодию. За лагерем лес подходил к самому склону холма, и в сумерках листва казалась совсем черной. В своем темно-зеленом платье, с покрытыми темной шалью рыжими волосами, Изабо бесшумно проскользнула сквозь ряды часовых и растворилась в сумраке.

На побережье еще догорали последние лучи солнца. Волны набегали на берег, оставляя на песке белое кружево пены. Лагерь надежно скрывали из виду низкие песчаные дюны, заросшие колышущейся на ветру серебристой травой. Буба принялась носиться туда-сюда, ловя кузнечиков. Уже почти совсем стемнело.

Изабо пошла вдоль края воды, увязая босыми ногами во влажном песке и прислушиваясь, не раздадутся ли чьи-нибудь чужие шаги, скрип песка или шелест травы. Все было тихо. Несмотря на безмятежный покой побережья, Изабо была напряженной и расстроенной. Ее мучили дурные предчувствия. Почему фэйргийка пошла на такой огромный риск? Неужели она пришла за Бронвин? Что будет с Изабо, если ее застигнут за разговором с ней? Изабо чувствовала, что близится что-то ужасное.

За спиной у нее послышался легкий шорох. Она обернулась. Из глубокой тени в расселине между дюнами отделилась еще одна тень. Это была Майя.

– Что ты здесь делаешь? – прошептала Изабо. – Как ты можешь так рисковать?

– Я пришла предупредить тебя, – тихо сказала Майя. – Ее хрипловатый голос, как обычно, был полон очарования. Она подвинулась ближе к Изабо, и ее лицо в тусклом фиолетовом свете было очень бледным.

– Предупредить меня? О чем?

Майя заколебалась.

– Жрицы Йора готовят для вас ловушку. Они знают, что вы собираетесь ударить по ним в ответ на нападение на Риссмадилл. Я не знаю всего, что они затевают, но они привлекли грозные силы. У них появилась новая помощница, полукровка, как и я. Она владеет силами как людей, так и фэйргов. Я знала ее еще ребенком. Ее мать похитили во время набега на Шантан. Она была какой-то ведьмой…

– Наверное, погодной ведьмой, если она была из Шантана, – предположила Изабо.

– Не знаю. Может, и так. Но эта девушка должна обладать воистину огромной силой. Она умудрилась выжить. – В голосе Майи прозвучала ирония. – Нила говорит…

– Нила?

– Мой брат. По отцу, разумеется. Он поймал меня, когда я плыла вдоль берега, и рассказал мне все это, а потом отпустил. Я не знаю, почему. Он или очень мужественный, или очень глупый, раз осмелился навлечь на себя гнев нашего отца.

– Возможно, это просто часть ловушки.

– Вряд ли. Он ненавидит нашего отца так же сильно, как и я, могу поклясться в этом. Кроме того, он не знал, что я пойду и расскажу об этом тебе. Он сказал мне об этом, чтобы я могла бежать и спастись.

– Что он тебе рассказал? – Изабо побледнела. Дурное предчувствие давило на нее, пригибало к земле, точно гигантская рука.

– Что жрицы Йора собираются поднять приливную волну и затопить сушу, используя магию кометы, как сделала я, когда была зачата Бронвин. Они смогут сделать это, Рыжая. Они воззвали к силам Кани. Она – мать всех богов, богиня огня и земли. Это Кани вызывает извержения вулканов и землетрясения, молнии и зловещее сияние рыбы-гадюки…

Мир вихрем закружился вокруг Изабо. Она протянула руку, но ухватиться было не за что.

– Я знаю, – выдавила она. – Я знаю…

Потом все вокруг нее утонуло в ревущей мгле, и мир рассыпался на куски. Она упала на колени. Очень тихо, как откуда-то издалека, до нее донесся крик Майи:

– Рыжая, что с тобой? Что с тобой?

– Изолт… – сказала она. – Изолт!

Она почувствовала, как боль сотней кинжалов пронзает все ее тело, почувствовала смертельный холод. Изолт! Она взмыла над берегом. Сверху она видела, как темная фигура Майи склоняется над ее собственной, ничком лежащей на белом песке. Потом ее дух развернулся и полетел. Изолт…

Она летела над темной холмистой местностью, легко, точно орел. Она видела спутанные клубки речушек, отливающих зеленью и синевой Там и сям, точно стаи светляков, виднелись скопления огней городов и деревень – огоньки человеческих душ, а не фонарей. Пролетая мимо она ощутила, как по ней пробегает дрожь их жизней – горе и счастье, надежда и отчаяние, их маленькие радости и неприятности. Над ней кружились и пели звезды, и их музыка звучала, как неумолимый посмертный реквием. Она парила между ними, чувствуя, как они искушают ее. Изолт…

Под ней пейзаж поднимался и падал, складываясь в острые пики и глубокие ущелья. Изабо поняла, что начинает слабеть. Впервые за все время она испуганно оглянулась назад. За ней тянулось ее астральное тело, призрачное, точно дымок от погасшей свечи. От ее сердца отходила длинная нить, серебристая и тонкая, как паутина. Она тянулась за ней, слабо пульсируя, и казалось, будто она вот-вот оборвется.

Изабо полетела дальше. Внизу расстилались сияющие ледяные глади. Изабо уже приходилось бороться. Ветер то бросал ее вверх, то тянул вниз. Музыка грохотала в ее ушах. Изолт, позвала она. Изолт…

Она увидела под собой огромную массу снега и камней. Очень слабо и далеко она ощущала сердцебиение сестры, чувствовала огромную массу холода и горя, неумолимо увлекающую ее к смерти. Не спи! — крикнула она. Я здесь.

Потом до нее донеслось дремотное и неуверенное: Изабо?

Изабо полетела вниз, к этой мешанине каменного крошева и снега. Она видела огни, мечущиеся вокруг. Люди искали, раскапывали, плакали. Она чувствовал их ужас и отчаяние гораздо сильнее, чем биение сердца Изолт. Нет, воскликнула она. Не там…

Ее никто не услышал. Она была призраком, завывающим в темноте. Она была ветром – безголосым, безликим, не могущим копать без рук, не могущим предостеречь без слов. Долгие напрасные минуты она билась в их глухие невнимательные уши, потом бросилась прочь, ища, нащупывая.

Ее разум коснулся кого-то, кто был ей знаком. В отчаянии Изабо полетела вниз. Ее силы были на исходе, пуповина, привязывавшая ее к ее физическому телу, растянулась, став очень тонкой, опасно тонкой. Изабо понимала, что умрет, если она разорвется. Изабо понимала, что умрет не только она, но и Изолт тоже.

На выступе скалы, выходящем на долину, лежал снежный лев. Это было величественное создание, с огромными сильными лапами и белоснежной гривой с черной каймой. Изабо повисла перед ним, умоляя его. В гордых золотистых глаза она видела свое отражение, зыбкое и серебристое, точно блики солнечного света на воде. Она сбивчиво заговорила, протягивая к нему бесплотные руки, умоляя, упрашивая. Я спасла тебя, когда ты был еще совсем детенышем, помнишь? Ты в гисе передо мной, помоги же мне теперь…

Снежный лев встал, тряхнул своей роскошной гривой и поскакал вниз по склону. Изабо из последних сил поплыла за ним.

Почти растворившись в воздухе, она смотрела, как он несется по снегу. Ее охватила тоска. Как хорошо она помнила ту смертоносную грацию, ту уверенную силу, которую ощущала в теле снежной львицы. Как же ей хотелось бежать рядом с ним, перескакивая через скрытые под снегом камни, оставляя глубокий след в этом белоснежном снегу! Как ей хотелось быть способной откопать Изолт, при помощи своего острого нюха отыскав то место, где она лежала под толстым снежным слоем. Но она была слабой, как дымок от свечи на ветру, она рассеивалась, растворялась в воздухе.

Изолт, помощь уже идет, прошептала она. Держись…

Потом она развернулась, следуя за рассыпающейся призрачной пуповиной, в отчаянной спешке полетела обратно туда, откуда прилетела. В ее памяти всплыло предостережение ее наставницы, Матери Мудрости. Никогда не залетай слишком далеко…

Ее нес ураганный ветер, выбивая ее из сил, смешивая все чувства. Вверх, вниз, отпустил, подхватил. Где я? Где я?

Откуда-то, из неизмеримой дали, донесся голос Мегэн. Изабо, Изабо…

Она полетела на звук.


Изабо вернулась в сознание очень медленно. Сначала она услышала чьи-то сердитые голоса. Она узнала голос Мегэн, такой резкий, каким она никогда еще его не слышала, потом низкий баритон Лахлана, а потом, к своему удивлению, голос Майи, возвышенный в яростном отрицании. Изабо лежала в каком-то ступоре, удивляясь, что могло так рассердить их. Потом до нее дошла странность ситуации. Лахлан и Майя?

Она открыла глаза. Скорчившись, она лежала на боку на песке. Было темно, но поблизости стояла группа солдат с фонарями в руках, заливавшими бледный песок и темные силуэты людей колеблющимся оранжевым светом. Этот свет, казалось, пульсировал, неприятно отдаваясь у нее где-то в голове. Она перевернулась, встав на четвереньки, и ее вырвало в траву. Земля под ней качалась. Она цеплялась за нее, пытаясь понять, где находится, но песок выскальзывал у нее из-под пальцев. Потом Мегэн тяжело опустилась на колени рядом с ней, придерживая ее и спрашивая, как она себя чувствует. Изабо пришлось сконцентрироваться изо всех сил, чтобы понять значение этих звуков. Потом она выговорила дрожащим голосом:

– Через минуту. Через минуту я буду в полном порядке.

Мегэн гладила ее, утешая, точно больного ребенка. Потом тоже встал на колени рядом с ней, схватив ее за руку.

– Что она с тобой сделала? – спросил он свирепо. – Она пыталась околдовать тебя?

Изабо не поняла его слова.

– Изолт, – прошептала ее, потом ее руку внезапно пронзила нестерпимая боль, и она закричала. – Ох, Эйя, Изолт!

Лахлан выпустил ее руку.

– Изолт? – переспросил он каким-то странным голосом. – А что такое с Изолт?

Изабо беспокойно закрутила головой.

– Она ранена, ей больно. Она была на волосок от смерти. Я чувствовала, как она ускользает. Боль… холод… я должна была лететь. Я никогда еще не залетала так далеко. Я знала, что это опасно, но я должна была лететь.

– Изолт ранена? – голос Лахлана и все его поведение вмиг изменились. Он склонился вперед, грубо схватив Изабо за плечи. – Где? Что случилось? Она… она?.. Что случилось, во имя Эйя, скажи мне, скажи!

– Она жива. – Изабо поняла, что плачет. – Я не могла заставить их понять меня, этих солдат, которые разыскивали ее под снегом. Они не слышали меня. Я чувствовала, как она ускользает, там было так холодно, так холодно! Сначала это было похоже на ножи, а потом… – Она была не в состоянии продолжать, утирая слезы руками, пытаясь успокоиться.

– Но она жива? – спросила Мегэн. – Ты уверена? Ты ее чувствуешь?

– Да, я чувствую ее. Я чувствую боль, вот тут, тут и тут. – Изабо указала на ребра, на руку и на колено. – Ей накладывали шину на сломанную руку. Я чувствую это. Почему, ну почему я должна чувствовать все, что чувствует она?

– А, так ты чувствуешь все то же, что и она, да? – спросил Лахлан, приподняв бровь.

Изабо не могла взглянуть ему в глаза, тихо радуясь про себя окружавшей их темноте.

– Как ты узнала? – спросила она Мегэн. – Я ни за что не нашла бы дорогу обратно, если бы не ты.

– Твоя маленькая совушка прилетела за мной и привела меня сюда, – сказала колдунья. – К счастью, я неплохо говорю на совином языке, потому что она была в полном смятении. Она сказала, что ты говорила с кем-то на берегу моря, когда вдруг упала, а потом вылетела из себя. Она сказала мне, что ты заблудилась. Разумеется, я почти ничего не поняла, но отправилась туда, куда она вела меня, и Лахлан с Синими Стражами тоже. Тогда мы и нашли Майю.

Изабо резко села.

– Майя! – он обвела взглядом пляж и увидела бывшую банри, стоявшую с гордо поднятой головой между двумя крепкими солдатами, один из которых держал нож у ее горла. – Ох, нет! – воскликнула она.

– Разумеется, мы решили, что мерзкая фэйргийка попыталась околдовать тебя, – сердито сказал Лахлан, – хотя она и клялась, что ничего такого не делала.

– Я же сказала тебе, что ничего не сделала Рыжей, а просто охраняла ее, когда она потеряла сознание, – бархатным голосом сказала Майя. – Ты всегда думаешь обо мне самое худшее, Мак-Кьюинн.

Солдаты рванули ее за руки, рявкнув:

– Молчать!

– Майя, почему ты осталась? – в смятении спросила Изабо. – Ты могла бы уплыть, и никто бы ничего не узнал. Ну почему ты не бежала?

– Хочешь сказать, ты знала, что она здесь? – не веря своим ушам, спросил Лахлан. – Мы подумали, что ты случайно наткнулась на нее и попыталась задержать. – Его голос стал более резким. – Ты условилась с ней о встрече?

– Да, условилась, – сердито ответила Изабо, – и не начинай думать самое худшее, Мак-Кьюинн, а не то, клянусь, я дам тебе пощечину! Почему ты никогда никому не веришь, во имя Эйя?

– Почему? – сердито переспросил Лахлан. – и ты еще спрашиваешь?

– Да, спрашиваю! – взорвалась Изабо. – Мы все знаем, что ты пережил такое, чего и врагу не пожелаешь, Лахлан, но ты не единственный человек в мире, столкнувшийся с болью и предательством. Ты действительно думаешь, что я бы предала тебя? Да? Думаешь, я шпионю на фэйргов?

– Ну… нет, – признал Лахлан.

Ярость Изабо внезапно погасла, оставив ее совершенно обессиленной.

– Тогда ладно, – сказала она, вдруг растерявшись.

– Ты должна признать, что я имею право сердиться, – сказал Лахлан здраво. – Сестра моей собственной жены украдкой отправляется ночью на берег, чтобы встретиться с Майей Колдуньей. И что я должен думать?

– Что у меня на то была веская причина, – отрезала Изабо, снова распалившись.

– Что ж, я буду рад узнать ее.

Изабо бросила на него полный возмущения взгляд.

– Я и пытаюсь рассказать тебе.

– Ну так расскажи.

Изабо набрала воздуху.

– Майя пришла, чтобы рассказать мне новости, – сказала она. – Причем с серьезным риском для себя! Она пришла рассказать нам, что мы направляемся в ловушку. Фэйрги ожидают, что мы нанесем им удар, и готовы к этому.

– Ну, это не такая уж и новость, – медленно сказал Лахлан. – Я и не ожидал обнаружить Карриг пустым и беззащитным, несмотря на все твои уверения, что все фэйрги уплывают на лето на юг.

– Мои уверения! – воскликнула Изабо. – Это ты просил меня рассказать все, что я знаю. Я просто…

– Да, да, знаю. Не надо выходить из себя. Это единственная новость, которую она принесла? Если так, то…

– Нет, – воскликнула Изабо, порядком разозлившись. – Далеко не единственная! Но если тебе не интересно..

– Ну, дети, хватит пререкаться! – остановила их Мегэн. – Вы ничуть не лучше Оуэна и Ольвинны! Это что, подходящее место для подобного разговора? Мы все устали и вымотались и говорим одно и то же. Давайте вернемся обратно в лагерь и поговорим обо всем этом наедине. А поскольку Колдунья была так любезна, что проделала все это расстояние с таким риском для себя, чтобы сообщить нам новости, то, возможно, она сможет это сделать сама. И объяснить, зачем она пошла на такой риск. Прости, Майя, мой скептицизм, но мне, как и Лахлану, трудно поверить, что ты решила предупредить нас об опасности по доброте душевной.

– А это и не так, – хрипло сказала Майя. – С чего бы я стала это делать? Я пришла предупредить Рыжую, потому что у нее моя дочь. Я не хочу, чтобы моя малышка Бронни утонула.

– Утонула? – насмешливо переспросил Лахлан. – Ты что, забыла, что у нее есть жабры и плавники? Сомневаюсь, чтобы она могла утонуть.

– Если Жрицам Йора удастся задуманное, то вы все здесь утонете, – безразлично отозвалась Майя. – Мне нет дела ни до тебя, ни до твоей отвратительной старой тетки. Но мне есть дело до моей Бронни и, как ни странно, до Рыжей. Я пришла предупредить ее, а не вас.

– Как ни странно, я тебе верю, – сказала Мегэн. – Пожалуйста, от этого сырого морского воздуха у меня ноют все кости, и это очень меня раздражает. Давайте отправимся куда-нибудь, где мы все могли бы сесть и поговорить, как воспитанные люди.

Лахлан недоверчиво фыркнул.

– Пожалуй, так ты договоришься до того, чтобы предложить Колдунье вина и ужин.

– Буду очень признательна, – учтиво заметила Майя. – Это было бы очень любезно с вашей стороны.

Лахлан рассмеялся, хотя и ядовито. Отвесив изысканный поклон, он предложил Майе руку.

– Мадам, могу я проводить вас в королевский шатер?

– Благодарю вас, добрый сэр, – отозвалась Майя с тем же самым горьким сарказмом в голосе.

Они рука об руку удалились с пляжа, предшествуемые солдатами, освещавшими им дорогу. Подошел Дайд и, взяв Изабо за руку, поставил ее на ноги.

– Кто бы подумал, что мы доживем до такого? – сказал он. – Это лишний раз доказывает, что все возможно.

Изабо ничего не ответила, слишком уставшая и смятенная, чтобы придумать остроумный ответ. Он сжал ее локоть.

– Не переживай так, Бо. Я чувствую за всем этим руку Прях. Разве ты не чувствуешь? Натянулась новая нить, и кто знает, куда она приведет нас.


Сани летели вперед, взметая снег из под широких полозьев.

Ульцы скакали по склону, от усердия высоко задирая головы. Изолт лежала в санях, прижимая к туго перебинтованным ребрам закованную в лубок руку и глядя на зеленый лес, который подступал все ближе и ближе. Хребет Мира остался позади, и перед ней снова лежал уродливый беспорядочный мир воин, политики и дворцовых интриг. Она слегка улыбнулась и уткнулась подбородком в мех.

Ее отец все понял без слов. Он просто сказал:

– Значит, ты едешь с нами в Карриг?

И она ответила:

– Да.

Вот так, лежа в санях, завистливо наблюдая за тем, как Шрамолицые Воины вокруг нее несутся по снежному склону на своих салазках, она в последний раз покинула Хребет Мира. Скоро они вновь окажутся среди деревьев, и сани придется оставить. Ей придется вылезти и идти пешком, как и все остальные солдаты. Изолт не могла дождаться этого. Ее страшно раздражало, что с ней обращаются, как с инвалидом, раздражало, когда ей напоминали, что она оказалась достаточно глупа, чтобы попасть в лавину. Мак-Синн и его люди считали, что проявляют доброту, опекая ее и запрещая ей напрягаться, но Изолт была Шрамолицей Воительницей и хотела быть непобедимой.

Из всех них один Хан'гарад понимал ее. Он ни разу не упомянул о ее ранениях и обращался с ней так, как будто она была цела и невредима. Ни разу он не предложил помочь ей, когда она хромала по лагерю, ни разу не осведомился, хорошо ли она спала.

Мало-помалу силы возвращались к ней. Должно было пройти еще немало времени, прежде чем она сможет снова пользоваться сломанной рукой, но целители говорили, что треснувшая кость срастается хорошо, а опухоль и синяк вокруг ее колена уже начали исчезать. А вот ее раненая гордость никак не хотела заживать; а вся эта шумиха вокруг ее здоровья, постоянные ахи и охи о ее необычном спасении лишь разжигали ее чувства.

Почему-то то, что ее спас снежный лев, одинаково подействовало на суеверное воображение людей и Хан'кобанов. Изолт с беспокойством обнаружила, что эта история уже приняла мифические масштабы, а незамысловатая канва правды украсилась множеством цветистых подробностей. Сколько бы Изолт не твердила им, что это ее сестра Изабо послала этого снежного льва, все считали, что от холода и потрясения у нее случилась галлюцинация. Снежный лев был олицетворением Белых Богов, говорили Хан'кобаны. Возможно, соглашались люди. «Но это определенно неестественно, когда огромный дикий зверь появляется из бурана, чтобы выкопать Банри. Это должно означать, что у нее какое-то великое предназначение. Это, несомненно, знак». Изолт могла лишь надеяться, что они скоро найдут себе какую-нибудь другую тему для разговоров.

Наконец процессия добралась до опушки леса. Вокруг них высились толстые стволы деревьев. Ульцы, пыхтя, остановились, разрывая носами скудный снег и выискивая траву. Изолт сбросила свои меха и выбралась из саней, отказавшись от горячо предложенной ей Карриком помощи.

– Сани придется оставить здесь, – сказала Изолт. – Мы вышли за границу снегов. Ульцы могут тащить большую часть поклажи на спинах, но теперь каждому солдату придется самому нести свое оружие и припасы. Думаю, нам стоит устроить охоту. Это богатая земля, и судя по ее виду, здесь должна быть уйма дичи.

Дуглас Мак-Синн с неприкрытым удовольствием оглядывался по сторонам. Сквозь высокие колонны деревьев пробивался солнечный свет, ложась на землю длинными косыми полосами. Вокруг порхали маленькие пестрые птички, щебеча и чирикая. Трава была густой и зеленой, густо разбавленной яркими цветами: золотыми, малиновыми и голубыми. Над ними летали огромные бабочки с переливчатыми синими крыльями. Изолт никогда еще не видела таких больших бабочек. Они были больше, чем две ее ладони, сложенные вместе. Они лениво помахивали крылышками, потягивая цветочный мед, а их бархатистые черные усики легонько подрагивали.

– Ох, до чего же здесь красиво, – восхитился Дуглас. Он был совсем еще ребенком, когда покинул Карриг, и возвращение на родину наполняло его радостным волнением.

– Да, что есть, то есть, – сказал его отец, с удовлетворением оглядываясь вокруг. – Вообще-то, я никогда здесь не бывал и не имел понятия, что здесь так красиво и что земля здесь такая богатая. Клан Мак-Синнов всегда тяготел к морю. Сюда никто не заходил, кроме охотников и золотоискателей.

– А что они искали? – спросил Дуглас, устраиваясь на траве и в два счета расправляясь со своим пайком.

Мак-Синн пожал плечами, принявшись за свою порцию с куда большей неторопливостью.

– Золото, драгоценные камни? Что обычно ищут золотоискатели?

– Представь себе, вот бы мы нашли здесь золото, – возбужденно сказал Дуглас. – Тогда у нас были бы деньги расплатиться с Ри и заплатить всем нашим людям, и построить новый замок…

Его отец нахмурился.

– Довольно, Дуглас! Несколько я знаю, никто из них не нашел ничего большего, чем горстка золотой пыли. Нет, когда мы выиграем войну, нам придется восстановить селитровые копи и начать снова производить порох. Видит Эйя, за последние годы нам понадобилось его совсем не мало!

– Но если мы победим, кому нужен будет порох? – спросил Дуглас, ложась в траву и глядя на зелено-золотисто-голубое переплетение листьев и неба, яркого, точно глазированное стекло.

Мак-Синн погрустнел.

– Да уж, мне, как всегда, везет. Я владею богатейшими селитровыми залежами во всей стране, но не могу добраться до них, когда нам нужен порох, а как только я получу свою землю обратно, нужда в нем отпадет.

– Нам понадобятся фейерверки, чтобы как следует отпраздновать победу, – возразил Дуглас. – Это будет самый большой фейерверк за всю историю, не правда ли, Ваше Высочество?

Изолт открыла глаза.

– Да, верно, – сказала она, пытаясь не показать, какую боль ей причиняют сломанные ребра. – Идемте, мы уже достаточно отдыхали. Пора в путь.

Мак-Синн бросил на нее проницательный взгляд.

– Почему бы нам не разбить здесь лагерь? – спросил он. – Сегодня мы прошли уже большое расстояние, и я очень устал.

Она улыбнулась ему.

– И вам так сильно хочется нанести первый удар по врагу, – ответила она с доброй насмешкой. – Нет, милорд. Я слышу воду. Давайте дойдем до реки. До нее уже недалеко, а там я смогу поручить солдатам валить деревья и строить плоты. Почему бы нам не добраться до моря по реке?

– Отличная идея, – ответил Дуглас, вскочив на ноги. Он помог отцу подняться и развернулся, собираясь предложить руку Изолт, но она воспользовалась моментом, пока он был занят, и поднялась самостоятельно, схватившись за бок. С совершенно бесстрастным лицом она очень осторожно закинула на плечо увесистый рюкзак.

– Ваше Высочество! – испуганно вскрикнул Дуглас в тот же миг, когда Каррик Одноглазый выскочил вперед со словами:

– Миледи, пожалуйста, позвольте мне понести его!

– Ты и так уже несешь свой мешок и мешок Гайны, – отказалась Изолт, засовывая руку в лубке обратно в перевязь. – Я знаю, что у тебя широкие плечи, но мои ничем не хуже. Я не могу приказывать солдатам нести такой груз, а сама идти налегке.

– Но миледи…

– Хватит квохтать! – обрезала она. – Пора выходить.

Дуглас и Каррик нехотя пошли за ней, и она крикнула Хан'гараду и остальным Шрамолицым Воинам, чтобы шли впереди.

К заходу солнца Изабо была белой, как мел, а тяжелый рюкзак у нее на спине явно причинял ей боль. Но она не позволила никому помочь ей, и лишь постоянные просьбы Мак-Синна, чтобы она пожалела бедного старика, который не может ходить так резво, как она, и шла помедленнее, давали ей повод время от времени останавливаться и восстанавливать силы.

– Вы не такой уж и старик, – сказала она ему как-то, когда она настоял, чтобы она села рядом с ним на поваленном стволе и выпила стаканчик виски. Сквозь деревья виднелась голубая вьющаяся лента реки, бегущей к широкому переливающемуся на солнце озеру.

– Да, но уже и не юноша, – парировал он. – И определенно не привыкший перебираться через все эти горы. Это вам, молодым, хорошо скакать, как щенята, но я считаю, что моим людям не подобает видеть, как я дышу, словно старая собака. Поэтому пожалуйста, уж уважьте старика и позвольте мне немного отдохнуть и перевести дух.

В мягких сумерках они наконец добрались до берега реки. Изолт смогла сбросить свою ношу и немного посидеть спокойно, составив компанию Мак-Синну, пока солдаты разбивали лагерь. Река тихо бормотала что-то сама себе, журча по мелкой гальке между высокими берегами, увенчанными стройными березами.

Вдали блестело озеро, в безмятежной глади которого отражались высокие горные пики, которые они оставили за спиной, ослепительно сверкающие в последних лучах догорающего солнца. Подошел Дуглас и сел рядом с отцом, блаженно вздохнув.

– Должно быть, это самое прекрасное место на земле, – сказал он. – Я готов прожить здесь всю жизнь. Мы можем построить здесь замок, дайаден?

Его отец нахмурился.

– Мак-Синны всегда жили на берегу, – сказал он медленно.

– Ну да, наверное, на побережье тоже красиво, – сказал Дуглас, не желая портить мирный вечер.

Его отец хмуро улыбнулся.

– На самом деле, это суровое и дикое место, – признал он. – Скалы по большей части очень высоки, и там лишь совсем немного безопасных бухточек, за которые нам всегда приходилось яростно сражаться, потому что морские демоны тоже хотели ими завладеть. Там нет таких пляжей, какие ты видел в Клахане, с мягким песком, где волны играют друг с другом, точно шаловливые котята. Там лишь камни, бешеные волны и отвесные утесы, а зимой мимо проплывают айсберги, огромные, как замки, а вода такая холодная, что если человек упадет в нее, то через несколько минут умрет.

– Ох, – сказал обескураженный Дуглас.

– Но оно тоже красиво, своей, особой красотой, – сказал Мак-Синн с отсутствующим выражением в глазах. – Но этот ветер зимой! Кажется, как будто он не прекратится до тех пор, пока не выдует из тебя всю душу.

Он взглянул на сына и внезапно улыбнулся, хотя глубокие морщины между его бровями не разгладились.

– Я совсем забыл про ветер, – сказал он. – Пожалуй, стоит построить здесь зимний замок и приезжать сюда рыбачить, охотиться и гулять в горах. Может, ты даже научишься съезжать на салазках, как Хан'кобаны.

Блестящие аквамариновые глаза Дугласа снова засверкали.

– О, это было бы просто замечательно!

Утром долину огласил звон топоров, валящих сосны. Изолт с отцом отправились на прогулку к песчаному берегу реки, обсуждая самый безопасный способ переправиться по реке на плотах. Внезапно Хан'гарад присел на корточки и поднял с земли несколько камешков.

– Что это? – спросила Изолт.

Он обернул к ней свое смуглое, иссеченное шрамами лицо, держа на ладони кучку больших матовых кристаллов.

У Изолт внезапно перехватило дыхание.

– Алмазы?

– Да.

Она взяла у него камни.

– Но они такие тусклые!

– Все необработанные драгоценные камни выглядят приблизительно так. Они как оружие, их нужно точить, шлифовать и полировать. – Он выпрямился одним плавным движением. – Как Шрамолицых Воинов.

Изолт кивнула, взвешивая камни на ладони.

– Пойдем расскажем Мак-Синну, – сказала она, охваченная непонятной радостью. – Если в этой реке есть алмазы, он сможет никогда больше не бояться бедности.

– Если останется в живых, – заметил Хан'гарад.


Нила очнулся. Все тело у него болело. Он почувствовал на своем лбу холодную влагу. Он с трудом разлепил глаза, и ему показалось, что свет ударил прямо в его обнаженный мозг. Застонав, он попытался прикрыть глаза ладонью, но рука не шевельнулась. На него упала чья-то тень. Он шарахнулся, но ласковая рука удержала его. Один из его ралисников склонился над ним, обеспокоенно хмурясь.

– Как вы себя чувствуете, мой принц? – спросил он.

– Как акулья наживка, – хрипло ответил Нила, мучительно закашлявшись. Он попытался сесть, и воин помог ему, а потом дал в руки раковину, полную свежей и прохладной дождевой воды. Нила с благодарностью глотал воду, оглядываясь вокруг. Они находились на узкой песчаной косе между высокими скалистыми мысами. Нила узнал ее. Это был тот же пляж, где он очнулся в прошлый раз. Отсюда было видно даже скалу, где сидел его отец, велевший его братьям избить его до смерти.

– Почему я жив? – спросил он.

Воин иронически усмехнулся.

– Не знаю, мой принц. Когда мы нашли вас, то подумали, что вы мертвы. Должно быть, всемогущий Йор благоволит к вам, потому что вы все еще дышали, несмотря на все их побои.

В его голосе гнев мешался с презрением. Нила искоса взглянул на него.

– Мы?

– Воины из вашего отряда, мой принц.

Нила огляделся и увидел лица всех своих людей, склонившихся над ним. На глаза у него невольно навернулись слезы. Он сглотнул, полный решимости не показывать, как он тронут.

– Они приказали нам следовать за ними, но когда они выплыли на ночлег на пляж, мы оставили их и поплыли назад, – сказал другой воин. – Мы не ожидали найти вас живым, мой принц. Мы собирались лишь отдать вам последние почести, подобающие принцу, и послать вас в объятия Йора, как заслуживает ваше мужество. Может быть, вы опрометчиво и доверились той сирене, но не заслужили ни такую смерть, ни того, чтобы вас бросили на берегу, как медузу. Мы хотели совершить все обряды и отправить вас в море, с вашей жемчужиной на груди и дарами для богов у ног.

Нила поднял непослушные пальцы и ощупал жемчужину, лежащую у него на груди.

– Но мой брат…

– Вашего брата Лонана ужалил песчаный скорпион, – негромко сказал воин. – Он как-то сумел забраться в его меха.

– Они воздали ему почести, подобающие принцу, – сказал другой. – Совершили все обряды, и его опустили в море с множеством великолепных даров богам.

– Но без черной жемчужины, – сказал первый. – Йор дал эту жемчужину вам, и мы решили, что вы и отдадите ее обратно ему.

– Вот только вы не умерли. Поэтому мы вымыли вас, перевязали сломанные ребра и руку и снова повесили черную жемчужину вам на шею.

– Почему? – спросил Нила. – Вы что, не понимаете, что с вами будет, если это выяснится?

Воины тревожно зашевелились, переглядываясь.

– Если бы мы поступили по-другому, это было бы бесчестьем, – сказал один из них наконец. – Вы – наш йака.

–  Вы выступили против Короля мудро и с огромной отвагой, – сказал другой. – Не подобало такому мудрому и храброму воину умереть с таким позором. Наш король, если хочет, может поступать так и приказывать своим сыновьям делать так же, но мы подчиняемся лишь собственной совести. Воину не подобает избивать хорошего человека до смерти за то, что тот говорит то, что считает правдой.

Нила был не в состоянии говорить. Потом все-таки произнес:

– Спасибо вам.

Они закивали головами. Один из них дал ему еще воды, а другой принес рыбы, нежной, белой и соленой. Нила с благодарностью поел, хотя от соли разбитые губы тут же защипало.

– То, что вы сказали, правда? – спросил наконец один из них. – Что Жрицы Йора хотят поднять море в приливную волну?

Нила кивнул.

– И что приливная волна обрушится на землю и утопит ее?

Он снова кивнул. С одним заплывшим от багрового синяка глазом и вторым, все еще слезящимся от света, ему было трудно различить выражение лица ралисника, а его голос звучал безо всякой интонации. Нила задумался, к чему клонят все эти вопросы.

– И все живое на суше утонет?

– Все живое вблизи моря, – ответил Нила.

– И Жрицы Йора действительно воззвали к Кани, матери Богов, прося ее поднять эту приливную волну?

Несмотря на все попытки, в голосе воина послышались смятение и страх.

– Да, это правда, – ответил Нила. – Я был там, я слышал, как Кани говорила устами одной из жриц.

– Будить богиню землетрясений и вулканов смертельно опасно, – сказал воин дрогнувшим голосом.

– Да, – сказал Нила.

– А как мы выживем? – с тревогой спросил другой. – Как выживем все мы?

– Не знаю, – ответил Нила, ощутив, как его снова придавило темное отчаяние.

– Что мы можем сделать? – спросили воины. – Как мы можем остановить это? Как нам спасти свои жизни? И наших братьев-китов? Что мы можем сделать?

– Ничего, – сказал Нила, снова закрывая глаза. – Мы не можем сделать ничего.


ЗАПРЕТНАЯ ЗЕМЛЯ | Бездонные пещеры | ЗАМОК ЗАБВЕНИЯ