home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


ВСТРЕЧА

Изолт стояла на вершине горы, жадно вдыхая пронзительно холодный воздух. Всюду, насколько она могла видеть, поднимались в небо ряды остроконечных гор, поблескивающих льдом. Самые высокие пики утопали в огромных косматых облаках.

Линли Мак-Синн стоял рядом с ней, и на его лице явственно читался благоговейный страх.

– Вы хотите сказать, что знаете проход через эти горы?

Она кивнула. Он вполголоса выругался и поплотнее закутался в свой синий клетчатый плед. От дыхания у него перед лицом висело облако пара, а лицо пошло пятнами от холода. Это был высокий мужчина с внушительным носом, проницательными глазами цвета морской волны и аккуратно подстриженной черной бородкой. Между бровей у него залегали две глубокие складки горя и гнева. За спиной у него висел огромный двуручный меч, а из-за пояса выглядывал узкий кинжал. Еще один торчал из сапога. Рядом с ним стоял его сын Дуглас, такой же высокий и белокожий, с точно такими же яркими глазами и темными волосами. Пледы на плечах у обоих были сколоты брошью в виде увенчанной короной арфы.

За ними вилась длинная колонна солдат, тепло закутанных от холода. За плечами у них висели рюкзаки, и у каждого за поясом болтался моток веревки и ледоруб. Замыкали колонну несколько саней, запряженных громадными косматыми существами с ветвистыми рогами и плоскими копытами. Сани были нагружены оружием и провизией, которыми снабдил их отец Банри. Они провели неделю у родителей Изолт в Башне Роз и Шипов, пока Хан'гарад готовил своих людей и Изолт к переходу через горы. Изолт провела неделю в играх с младшими братишкой и сестренкой и разговаривая с матерью, которую не видела с самого подписания Пакта о Мире.

Всю эту неделю она разрывалась от противоречивых чувств. Круглые щечки малышей и их чудесный молочный запах вызвали у нее приступ острой тоски по своим собственным детям. Изолт очень хотела взять их с собой на Хребет Мира, но Лахлан категорически запретил ей. Это слишком опасно, заявил он. Наследник Ри должен оставаться с Ри. А близнецы были совсем еще крошками, слишком маленькими для такого путешествия.

Изолт понимала, что он просто не мог расстаться с Доннканом после ставшего для них всех огромным потрясением похищения мальчика, но, несмотря на это, запрет Лахлана очень обидел и разозлил ее. Ведь она испытывала к детям те же чувства, что и он. Разлука с ними вызывала у нее тупую боль, которая временами становилась просто невыносимой. Ей хотелось снова прижать их к себе, почувствовать их пухлые ручки вокруг своей шеи и расцеловать их пушистые макушки и розовые щечки, мягче самого роскошного шелка, нежнее лепестка розы. Она сурово подавляла эту тоску, вместо этого погружаясь в расчеты, как лучше всего провести такую большую армию через суровые и негостеприимные горные вершины. Она первой просыпалась каждое утро и последней засыпала, и лишь ее молчаливость и сдержанность говорили тем, кто очень хорошо ее знал, как ей тяжело и тревожно.

Но запах снегов и величие пейзажа вернули ее щекам румянец, а голубым глазам прежний блеск. Она наконец-то возвращалась домой, и это наполняло ее новой решимостью и служило утешением. Семь лет она не была здесь, семь долгих лет. Изолт сделала еще один глубокий вдох, потом снова зашагала вперед, поравнявшись с отцом.

Хан'гарад, как и сама Изолт, с ног до головы был одет в белые меха, а его непокорная грива уже начавших седеть рыжих волос была перехвачена кожаным ремешком. По обеим сторонам сурового худого лица с семью белыми полосками шрамов свивались в тугую спираль два толстых рога.

– Если мы поторопимся, то успеем застать все прайды в сборе на Летней Встрече, – сказал он на родном языке. – Ты сможешь обратиться к ним ко всем сразу и попытаться убедить их встать на вашу сторону. В противном случае твоя задача очень усложнится.

Изолт сделала стремительный хан'кобанский жест согласия. Она хмурилась. Летняя Встреча заканчивалась завтра. Как бы она ни старалась, она просто не сможет заставить людей идти быстрее. Они не привыкли ни к горным высотам, ни к холоду, а погода была не по сезону неспокойной, поэтому они продвигались намного медленнее, чем рассчитывала Изолт.

– Снег на дальнем конце того кряжа достаточно твердый, чтобы можно было по нему проехать, – сказал Хан'гарад.

Изолт бросила на него быстрый взгляд, потом оглядела длинную цепочку солдат, тянувшуюся, насколько хватало глаз. Вот уже в который раз она пожалела, что люди Мак-Синна не умеют пользоваться салазками. Насколько ускорилось бы их продвижение, если бы они могли лететь над поверхностью снега, вместо того, чтобы невыносимо медленно пробираться через сугробы. Она увидела, что взгляд ее отца задержался на санях, и поняла, что он имел в виду. Она быстро улыбнулась.

– Будет куда лучше, если мы появимся на Встрече, не демонстрируя свою силу, – ответила она. – Лучше оставить большую часть армии и появиться перед прайдами лишь с нашей гвардией.

Впервые за все время своего быстрого диалога она заговорила на общем диалекте, чтобы и Мак-Синн тоже мог понять ее. Он следил за стремительным обменом жестами и короткими непонятными фразами, подозрительно сузив глаза, а после слов Изолт выражение его лица стало еще более мрачным.

– Если мы появимся перед ними без подобающей свиты, они сочтут нас слабыми, и в случае нападения мы будем уязвимы.

– Во время Летней Встречи кровопролитие исключено, – коротко сказала Изолт. Она все время забывала, как мало обычные люди знают о прайдах. Их невежество раздражало ее, хотя она редко выказывала свои чувства. Но подозрение в глазах Мак-Синна раздуло тлеющий в ней огонек негодования, и на этот раз гнев ясно слышался в ее голосе.

– Возможно, у вашего народа и перемирие, но мы не принадлежим к нему, и наши народы всегда недолюбливали друг друга, – сказал Мак-Синн. – Когда мы в прошлый раз пытались перейти горы, я потерял уйму людей в стычках с обитателями снегов, которые подбирались к нам безо всякого предупреждения. Я не допущу, чтобы это повторилось снова.

Изолт немного помолчала, прежде чем ответить. Когда она заговорила, ее голос был спокойным и ровным.

– Прайды придают очень большое значение своим территориям. Чтобы пройти по их земле, сначала нужно испросить и получить позволение. Это целая церемония. Но они должны были предупредить вас, прежде чем нападать.

Он уставился на нее, и его бледные щеки медленно залил румянец.

– Какой-то парень действительно приходил, махал копьем и что-то лопотал за день или два до нападения, но это была полная нелепица, и мы так и не поняли, чего он от нас хотел. – Его голос был резким и оборонительным.

– Поверьте мне, я знаю, что говорю, рассказывая вам о том, как нужно правильно появляться перед прайдами. Вам неоткуда этого знать, но я выросла с ними и знаю их обычаи. Пожалуйста, поверьте, что появление перед ними с армией такого размера будет расценено как признак враждебности. Небольшая группа сможет воспользоваться санями и быстро добраться до места Встречи. Если вы хотите, чтобы я обратилась к прайдам от вашего имени и заручилась их поддержкой, именно так мы и должны поступить. Иначе мне придется потратить недели и даже месяцы, путешествуя от гавани к гавани и беседуя со Старой Матерью каждого прайда по отдельности.

Несмотря на все усилия Изолт сохранить миролюбивый тон, ей удалось лишь говорить с той медленной обдуманностью, с какой пытаются объяснить что-то глуповатому ребенку. Румянец Мак-Синна стал более темным, и он пробуравил ее полным гнева и подозрения взглядом. Но все же смысл того, что она говорила, дошел до него, и он кивнул, хотя и с явной неохотой.

На горы уже начали опускаться ранние сумерки, и стало еще холоднее. Изолт отдала солдатам приказ становиться лагерем, что требовало некоторого времени, потом велела разгрузить двое саней и перераспределить их груз по другим саням. Она чувствовала все нарастающее возбуждение. Запах снегов действовал на нее, как хмельное вино, заставляя кровь в венах бежать быстрее. Завтра она увидит Зажигающую Пламя и всех своих старых товарищей. Завтра она снова окажется среди своих, среди тех, кто понимает, что такое честь. Завтра она наконец попадет на Летнюю Встречу.

Изолт всегда хотелось побывать на ней. В ее юности прайды собирались на Встречу всего раз в восемь лет, в весну Драконьей Звезды, когда на ночных небесах загоралась красная комета. Когда Изолт решилась покинуть прайд и стать женой Лахлана, Зажигающая Пламя провозгласила перемирие между прайдами и предложила собираться каждый год, в середине лета. На время Встречи вся вражда забывалась, уступая место пирам и танцам, торговле и обмену, а также состязаниям в силе и ловкости. На Встречах завязывались многие новые отношения, как политические, так и личные. Хотя Хан'кобаны не женились так, как это делали островитяне, среди хан'кобанских девушек не было такой уж большой редкостью отправиться вместе с мужчиной, восхитившим их своей силой, в его прайд. Таким образом в прайды вливалась свежая кровь, помогая избегать связей между близкими родственниками. Потом женщины могли перенести свои меха к костру кого угодно другого, кто им понравился, или в любое время вернуться к своей семье, хотя появившихся в этом союзе детей должны были оставить в прайде отца.

На следующее утро Изолт проснулась очень рано, в суете приготовлений к отъезду совершенно не вспоминая ни о Лахлане, ни о детях. День был ясным, белые вершины гор четко вырисовывались на голубом небе, а в воздухе стоял резкий запах соснового леса. Изолт переполняла энергия, и она в кои-то веки была в хорошем настроении, к огромному облегчению ее служанки Гайны, и вскоре они тронулись в путь.

Изолт, Гайна и Каррик Одноглазый ехали в санях вместе с Хан'гарадом и его оруженосцем, задумчивым юношей по имени Джейми Немой, прозванным так из-за своей способности целыми часами и даже сутками не произносить ни слова. Именно это его качество и побудило Хан'гарада избрать его своим оруженосцем. Как и Изолт, Хан'гарада временами очень утомляла постоянная говорливость людей. Гайна была крепкой девушкой, наделенной скорее жизнерадостным здравым смыслом, чем изяществом, которую выбрали в спутницы Изабо не только для того, чтобы прислуживать ей, но и для того, чтобы соблюсти приличия.

Во вторых санях ехали Линли Мак-Синн со своим сыном Дугласом, слуга Мак-Синна, высокий седоволосый человек по имени Каван, и его управляющий Маттмиас, пожилой мужчина с копной белоснежных волос. В еще двух санях, следовавших за ними, находились волынщик Мак-Синна, его знаменосец, казначей, его синалар герцог Данкельд и шесть его личных телохранителей. Если бы Мак-Синну удалось настоять на своем, то его сопровождала бы куда большая часть его свиты. Изолт была ошеломлена, когда поняла, что Мак-Синна повсюду сопровождает целая толпа помощников и придворных. Большинство должностей были наследственными и передавались от отца к сыну вот уже тысячу лет. Даже у самого Лахлана не было такого количества личных слуг, хотя Маттмиас очень тактично намекнул Изолт, что ему следовало бы их иметь.

Мак-Синн, по словам Маттмиаса, был главой клана старой закалки, человеком, правившим своим кланом и страной с абсолютной непререкаемостью. Он был очень гордым, и Изолт знала, что тринадцать лет изгнания со своей собственной земли перенести ему было очень нелегко. Большая часть его свиты сейчас служила ему безо всякой платы, ибо Мак-Синны вместе с властью потеряли и свое благосостояние и теперь полностью зависели от щедрости Лахлана. Лишь желание вернуть себе независимость и родину заставили гордого лорда покориться решению Изолт и оставить большую часть своей свиты вместе с солдатами. Изолт к собственному изумлению обнаружила, что, несмотря на всю заносчивость прионнса, сочувствует ему, поэтому не стала настаивать на том, чтобы он ограничил свою свиту всего двумя человеками, как она сама и ее отец.

Сани, увлекаемые упряжками косматых ульцев, скачущих на поразительной для их тяжеловесного сложения и огромных копыт скорости, быстро скользили по гладкому белому склону. Изолт нетерпеливо выглядывала вперед, жадно глотая пахнущий соснами ветер, обжигавший легкие. Вскоре вокруг них сомкнулся лес, но ульцы все таким же галопом неслись вперед, чутко подчиняясь малейшему движению вожжей Хан'гарада. Опытный глаз Шрамолицего Воина распознавал каждый камень или бревно, скрывающееся под сугробами снега, и хотя ехавшие в следующих санях время от времени испуганно вскрикивали, он довез их до долины без единого толчка.

Лето было в самом разгаре, снега в долине не было, и залитые солнечным светом лужайки пестрели горными цветами и сочной травой. Ульцев привязали и оставили пастись, а отряд отправился через лес пешком. Возглавил шествие Хан'гарад, чье покрытое шрамами лицо поворачивалось из стороны в сторону – он, казалось, смаковал запахи и звуки леса. Ему приходилось часто останавливаться и дожидаться своих более пожилых спутников, которые, досадливо краснея, останавливались, чтобы перевести дух. Изолт видела, что молчаливость Хан'гарада, его надменность, его серьезное изрезанное шрамами лицо и круто завивающиеся рога отталкивали Мак-Синна и его людей, которые боялись и поэтому не любили его. Это вызвало у Изабо очень странное чувство, потому что она внезапно поняла, почему очень многие люди с настороженностью относились и к ней тоже. Она как могла старалась сократить пропасть, разделявшую их, и наградой ей стало сближение с Дугласом и старым сенешалем Маттмиасом. Даже Мак-Синн однажды улыбнулся ей, когда она придержала перед ним колючую ветку, неловко поблагодарив ее и пробормотав что-то насчет того, чтобы она не поранила свою нежную кожу.

Хан'гарад уже ждал их на вершине невысокого гребня. Изолт нетерпеливо подбежала к нему и взглянула вниз, в глубокую зеленую чашу, окаймленную островками темной растительности и с одной стороны ограниченную узкой речушкой, бежавшей по камням.

В самом центре луга виднелся большой круг, обозначенный натянутыми веревками, с которых свисали пучки перьев, раскрашенных в цвета прайдов. Вокруг него на равных расстояниях друг от друга стояли высокие богато украшенные столбы с резными изображениями морд, крыльев и когтей, символически изображавшие тотемы прайдов. За каждым тотемным столбом горел костер, вокруг которого стояли члены прайда, облаченные в церемониальные одежды и с расписанными углем и охрой лицами. Прайд Огненного Дракона был самым большим – в нем насчитывалось примерно сотня членов, все с красными перьями и кисточками. Они сгрудились вокруг старой женщины со скуластым лицом, белоснежными волосами и такими же ярко-голубыми, как и у самой Изолт, глазами. Несмотря на ласковое летнее солнце, на ней была тяжелая шуба из густого белого меха с оскаленной белогривой головой ее первоначального владельца, болтавшейся у нее за плечами. При взгляде на нее у Изолт перехватило дыхание, а сердце учащенно забилось от нетерпения.

В самом центре круга сражались двое мужчин с длинными шестами и серыми от грязи торсами. Один перескочил через другого, сделав безупречное сальто высоко в воздухе и ловко приземлившись на ноги, и несколько человек из толпы сделали безмолвные жесты одобрения. Не было ни криков, ни свистков, ни хлопков, никакого свиста или улюлюканья, которые непременно звучали бы, если бы зрители были людьми – у Хан'кобанов подобные звуки считались крайне невежливыми.

Хан'гарад вывел маленький отряд на поляну, сам выбрав место на пустом участке между Прайдом Серого Волка и Прайдом Огненного Дракона, чтобы сразу же недвусмысленно заявить об их нейтральности. Ни один из толпы ничем не выказал, что заметил их, что заставило Мак-Синна распрямиться в полный рост, сжав в руках рукоятку меча. Молодые воины из его гвардии сердито переговаривались между собой. Изолт очень хотелось сказать им, что Хан'кобаны лишь проявляют вежливость, не обращая на них никакого внимания, но не осмеливалась заговорить, пока Шрамолицые Воины не закончили бороться.

Эффектный каскад прыжков, уверток и кувырков борцов заставил глаза солдат заблестеть от осторожного уважения. И снова Изолт захотелось объяснить, что все это было признаком юношеской самонадеянности и неопытности сражающихся Шрамолицых Воинов. Когда сходились в схватке воины семи шрамов, они почти не двигались, но если движение было сделано, то оно оказывалось внезапным и смертоносным, точно нападение гадюки. Изолт критическим глазом наблюдала за ними, уже зная, кто победит. Шест вылетел вперед с неожиданной силой, раздался глухой стук, за которым последовал стон, и один из противников тяжело рухнул наземь.

Когда Шрамолицые Воины поклонились друг другу и Зажигающей Пламя и вышли из круга, Хан'гарад сделал знак остальным следовать за ним. Он медленно и церемониально прошествовал к кругу, встав перед костром Зажигающей Пламя.

– Делайте все точно так же, как он, – вполголоса пробормотала Изолт, рассерженная на своего отца за то, что не удосужился объяснить своим спутникам обычаи Хан'кобанов. Когда Хан'гарад опустился прямо в грязь на колени перед старой женщиной, опустив голову и сложив руки, Мак-Синн на миг заколебался, сведя вместе густые брови. В конце концов он все-таки тоже встал на колени, и его свита последовала его примеру, хотя и с явной неохотой.

Зажигающая Пламя поднесла два пальца ко лбу, потом к сердцу, потом провела ими по направлению к кольцу белых гор. Хан'гарад скрестил руки на груди и склонил голову. Изолт повторил а его ответ, и все остальные сделали то же самое.

– Приветствую тебя, сын моей дочери, – сказала Зажигающая Пламя. Ее глаза влажно блестели, хотя все жесты были медленными, как того и требовал ритуал. – Добро пожаловать на нашу Встречу.

– Приветствую тебя, Старая Мать, – с безграничным уважением сказал Хан'гарад. – Будет ли мне даровано твое благословение?

Когда она сделала жест согласия, он поднялся и снова встал на колени у ее ног, низко склонив рогатую голову. Зажигающая Пламя подняла исчерченную голубыми дорожками вен худую руку и начертила в воздухе над головой Хан'гарада знак Белых Богов. Он поблагодарил ее поднялся, вернувшись туда, где стояли все остальные, глядя на происходящее во все глаза. Одна Изолт держала глаза опущенными, как полагается, ругая себя за то, что не догадалась предупредить остальных, чтобы не глазели так откровенно.

– Приветствую тебя, дочь сына моей дочери, – сказала Зажигающая Пламя. Изолт ответила на ее приветствие и получила прабабкино благословение, сжав руку старой женщины и поцеловав ее, прежде чем вернуться на свое место. Зажигающая Пламя со строгой улыбкой приняла это идущее вразрез с обычаями проявление чувств и холодно оглядев остальных.

– Кто эти невежливые чужаки? – осведомилась она, указывая на коленопреклоненных мужчин. – Кто они такие, что осмеливаются поднимать глаза на Зажигающую Пламя?

– Пожалуйста, прости их невежество, Старая Мать, – тихо сказала Изолт. – Они не хотели выказать неуважения. В своей земле они благородные люди. Для них встать перед тобой на колени – знак величайшего уважения и почтения. Они чужаки среди нас, ничего не знающие об обычаях Народа Хребта Мира.

– Скажи им, чтобы опустили глаза, или нам придется научить их почтительности, – с холодным гневом приказала Зажигающая Пламя.

– Да, Старая Мать – отозвалась Изолт и обернулась к остальным. – Вы не должны смотреть на Зажигающую Пламя. Опустите глаза и не поднимайте их, пока она не позволит вам обратиться к ней.

Мак-Синн сердито открыл рот, но Изолт со спокойной улыбкой предупредила его:

– Моя прабабка разговаривает на нашем языке, милорд, и поймет все, что вы захотите сказать ей, когда придет время. А теперь, пожалуйста, опустите глаза.

Он провел рукой по бороде и кивнул, уткнувшись взглядом в землю у своих ног.

Зажигающая Пламя надменно оглядывала их до тех пор, пока не убедилась, что не осталось ни одного, кто не опустил бы глаза. Потом она сказала:

– Зачем ты привела на встречу прайдов этих чужаков, Хан'дерин?

Звук ее хан'кобанского имени поверг Изолт в смятение, но она, ни на йоту не отступая от ритуала, объяснила причины их появления, использовав все положенные церемониальные жесты и изо всех сил стараясь, чтобы ее лицо и голос ничем не выдали обуревавших ее эмоций.

Хотя никто из множества слушавших Хан'кобанов не издал ни единого звука, она почувствовала, как они невольно встрепенулись, когда она попросила разрешения перейти горы.

– Этот вопрос должны обсуждать Старые Матери и советы, – с холодной непререкаемостью в голосе приговорила Зажигающая Пламя. – Нас никогда раньше ни о чем подобном не просили. Ты просишь нас позволить армии неслыханной силы войти в наши земли, и единственной порукой за них будет твое слово.

Изолт не верила своим ушам.

– Ты сомневаешься в моем слове чести?

– Ты многие годы жила вдали от нас, дочь сына моей дочери. Ты прожила среди белолицых варваров семь зим. Кто может сказать, что они обманом не вынудили тебя к бесчестию или что ты даже добровольно не склонилась к нему?

Лицо Изолт вспыхнуло. Она поднялась, выхватила из-за пояса свой кинжал и одним уверенным стремительным движением метнула его. Мужчины позади нее ахнули и вскочили на ноги, но на лицах Зажигающей Пламя и остальных Хан'кобанов не дрогнул ни один мускул. Кинжал воткнулся прямо перед ногами Зажигающей Пламя, войдя в землю по самую рукоятку так, что та еще некоторое время дрожала от силы удара.

– Я докажу свою честь и честь тех, кто со мной, кровью, если понадобится, – ответила Изолт торжественно.

Зажигающая Пламя взглянула на кинжал, и ее сурово сжатые губы дрогнули в еле заметной улыбке.

– Так тому и быть, – сказала она.

Изолт склонила голову.

– Это очень важные вопросы, – сказала Зажигающая Пламя. – Их не следует обсуждать перед всеми. Старые Матери и их советы встречаются сегодня вечером. Тогда мы и выслушаем ваш рассказ во всей полноте и правдивости. А пока добро пожаловать на нашу Встречу.

– Спасибо, Старая Мать, сказала Изолт, и по ее знаку ее сопровождающие повторили ее жест, а потом отошли.

Остаток дня Изолт провела, наблюдая за атлетическими состязаниями вместе с Мак-Синном и его людьми, стараясь как можно лучше объяснить им обычаи Хан'кобанов. Ее отца, отправившегося поприветствовать своих многочисленных старых друзей, убедили тоже занять место в боевом кругу, где он доказал, что за проведенные вдали от прайдов годы ничуть не растерял всех своих навыков. Когда зашло солнце, воины уступили место сказителям. Изолт получила разрешение переводить своим спутникам и была вознаграждена зрелищем того, как надменный прионнса рыдал над развязкой одной особенно трагической истории.

– Истории Хан'кобанов почти всегда очень печальны, – сказала Изолт, когда Мак-Синн украдкой высморкался. – А те, которые не грустные, в основном сказания о героях, обычно о каких-нибудь сражениях или поиске имени. Если повезет, они расскажут историю о поиске имени моего отца. Это очень известная история. Его зовут повелителем драконов, потому что он, находясь в поиске имени, спас маленького дракончика, который оказался единственной дочерью королевы драконов. Если бы она погибла, то целая раса драконов могла бы вымереть, потому что она была последней самкой, достаточно молодой, чтобы произвести на свет потомство. В награду королева драконов даровала ему право называть ее по имени, что является невероятно высокой честью.

Вскоре после этого в честь возвращения Хан'гарада к прайдам эта история действительно была рассказана.

Потом, после безмолвного обмена жестами с Зажигающей Пламя, Изолт тихо попросила о чем-то сказителя, сидевшего в центре круга, и следующей он рассказал историю о том, как она сама получила свое имя. Хотя и не столь драматичный, как история Хан'гарада, это тем не менее был рассказ о великом бесстрашии и отваге, и Изолт с радостью заметила в глазах Мак-Синна и его людей новое уважение и понимание.

Потом он рассказал о путешествии Изабо, предание о Многоликой. У Изолт были свои причины просить о том, чтобы рассказали именно эту историю, и она пристально наблюдала за лицами Прайда Боевых Кошек.

Прайд Боевых Кошек всегда был злейшим врагом Прайда Огненного Дракона. После того, как Изолт отказалась от своих прав преемницы Зажигающей Пламя в пользу своей троюродной сестры Хан'катрин, между прайдами установился шаткий мир. Хан'катрин, такая же рыжеволосая и голубоглазая, как и сестры Изолт и Изабо, всегда заявляла, что это она истинная преемница, поскольку происходит из прямой линии дочерей. Изолт и Изабо были дочерьми внука Зажигающей Пламя, и если бы преемницей стала Изолт, то это означало бы нарушение тысячелетней традиции, по которой власть и обязанности Зажигающей Пламя переходили от матери к дочери. Назвав Хан'катрин своей преемницей, Зажигающая Пламя помирила враждующие прайды и позволила Изолт выйти замуж за Лахлана и искать свою судьбу вдали от Хребта Мира.

Хан'катрин с большим трудом скрывала свой гнев и подозрения относительно внезапного возвращения Изолт, и теперь, когда сказитель рассказал историю о поиске имени Изабо, ее щеки горели, а глаза сверкали, точно две синих льдинки. Изабо нанесла молодой рыжеволосой воительнице позорное поражение в поединке чести, который Хан'катрин навязала ей в надежде убить одну из своих конкуренток. Теперь все знали, что на молодой преемнице божественной сути лежит гис перед Изабо. И, что, возможно, было еще более важным, Изолт подарила свое имя и имя своей сестры всему народу Хан'кобанов, а такое проявление доверия само по себе накладывало на них невидимый гис.

Всю ночь они пировали, слушая одну историю за другой. Потом, когда костры уже почти догорели и все ребятишки, свернувшись на своих мехах, уснули, Старые Матери семи прайдов поднялись и отправились в лес, ведя за собой Шрамолицых Воинов, сказителей и шаманов. На всех были шкуры животных, а их лица покрывала свежая роспись, превращавшая их в грозные красно-бело-черные маски. Следом за ними шел Хан'гарад, молчаливый, как всегда, Изолт, и мрачный Линли Мак-Синн. Все остальные остались в уютном тепле костров.

Высоко на скале, нависающей над рекой, под льдисто поблескивавшими звездами, состоялась истинная Встреча. Старые Матери уселись в круг, а Первые Воины, Первые Сказители и шаманы сгрудились вокруг них. Здесь Зажигающая Пламя была просто еще одной Старой Матерью, ничем не превосходящей остальных. Изолт стояла вместе с другими, пока шел совет – обсуждения торговли и охотничьих прав, размышления о том, что делать со снижением рождаемости и скверной погодой, сравнения видений шаманов и разбора многочисленных жалоб на неуважение и оскорблений.

Наконец Изолт позволили говорить. Она встала и поклонилась всем Старым Матерям и поблагодарила их за то, что позволили обратиться к ним. Потом села, скрестив ноги, с очень прямой спиной и положив развернутые ладонями вверх руки на беда.

– Мы просим позволения перейти Хребет Мира по делу огромной важности, – начала она. – Народ моря объявил войну против народа суши и неоднократно нападал на них, причиняя много горя и разрушений. Как вы знаете, правитель людей, мой супруг, хочет жить в мире с дружбе с людьми всех рас. Он протянул морскому народу руку дружбы, но лишь для того, чтобы получить в ответ жесточайшее оскорбление.

Она рассказала, как им вернули посланника Ри, ужасно изувеченного. По кругу слушающих Хан'кобанов пробежал легкий гул – жители гор очень серьезно воспринимали военный этикет. Изолт объяснила, что они решили ударить по оплоту фэйргов с трех сторон одновременно, и эта стратегия была встречена вежливыми жестами одобрения. И лишь после этого, очень осторожно, она попросила у прайдов помощи.

Совет мгновенно загудел, охваченный страхом и волнением. Многие более молодые воины восприняли эту идею с большим воодушевлением. Поскольку в последние годы большую часть разногласий улаживали на ежегодных Встречах, стычки стали редкостью. Всех их готовили к жизни воинов, но кроме гоблинов и огров, воевать им было не с кем. Однако многие более старшие воины решительно отклонили это предложение.

– Кто будет охотиться? – спрашивали они. – Наши люди умрут с голоду.

Когда в обсуждении настало затишье, Изолт коварно и с огромным почтением напомнила Прайду Серого Волка о том, как Изабо помогла одному из их детей выжить в поиске имени. Потом она напомнила Боевым Кошкам о гисе Хан'катрин перед Изабо и о том, как они преградили ей путь, когда она находилась под защитой Белых Богов. Боевые Кошки, пристыженные этим напоминанием, беспокойно заерзали. Хан'катрин сидела прямая, как стрела, вцепившись в свой пояс с оружием. Изолт встретилась с ней взглядом и почтительно склонила голову.

– Я знаю, что моя сестра не потребовала уплаты долга чести. Для нее очень важны узы крови между нами, которые сделали нас врагами в прошлом и, будем надеяться, объединят нас в будущем.

Изолт было очень нелегко сказать это. Она росла, считая троюродную сестру своим злейшим врагом. Они всегда пытались отыскать на поле битвы и убить друг друга. Иногда их схватки становились столь жестокими, что остальные воины расступались, чтобы посмотреть, понимая, что здесь замешана их честь, и никогда не вмешиваясь.

Подобные вещи было нелегко забыть. Кроме того, Изолт неотступно преследовала мысль, что теперь она свободна от своего гиса перед Лахланом. Она отказалась от своего права на божественную суть Зажигающей Пламя ради того, чтобы быть с ним. Всю жизнь она считала, что ее судьба – быть Зажигающей Пламя, священным даром Белых Богов народу Хребта Мира. Она так до конца и не свыклась с этой потерей, хотя и приняла свой гис стойко, как и подобало Шрамолицей Воительнице. Освобождение от него было как внезапный глоток опьяняющей свободы. Всю жизнь стремиться к одной судьбе и внезапно оказаться перед другим, новым выбором стало для нее нелегким испытанием.

В чистом пьянящем воздухе гор, где каждый их силуэт и каждая тень была ей такой родной и знакомой, та, другая жизнь казалась Изолт невыносимо ограниченной. Изолт была связана дворцовым этикетом, на нее косо смотрели за то, что она сражалась лучше многих мужчин, отказывалась носить корсеты и нижние юбки и прятала туго заплетенные волосы под шапочкой, точно служанка. Косные, годами не меняющиеся условности, принятые при дворе Лахлана, так выводили ее из себя, что ей хотелось визжать, но она лишь глотала свое недовольство и говорила спокойно и здраво, чтобы они волей-неволей были вынуждены прислушиваться к ней. Но все это время она тосковала по вольной и простой жизни Шрамолицых Воинов, где был важен не пол, а способности. Она скучала по обжигающе ледяному воздуху, по замиранию сердца, которое охватывало ее, когда она неслась вниз по бескрайнему крутому склону, по тому чувству товарищества, которое появлялось, когда ей удавалось добыть для своего прайда пищу, без которой они неминуемо погибли бы. Ей недоставало того трепета и уважения, которое Хан'кобаны испытывали перед ней, преемницей Зажигающей Пламя, потомком Рыжего. Она тосковала по положению избранницы жестоких богов.

И все же Изолт с радостью пошла в объятия Лахлана. Она поняла и приняла гис, зная его цену. Она безумно горевала, когда его прокляли, и молилась всем возможным богам, чтобы он освободился от проклятия. Она любила троих своих малышей обыкновенной, ничем не примечательной и страстной любовью, как и все матери, и ощущала их отсутствие как потерю жизненно важного органа, как медленное умирание.

Она очень злилась, уезжая от Лахлнана, но время и расстояние остудили эту злость. У нее было такое ощущение, как будто она балансирует на краю опасного склона, выбирая, в какую сторону ехать. Если она захочет, то может остаться в горах, опять жить со своим народом и вновь обрести утраченную свободу. Она может снова отобрать божественность у своей троюродной сестры, вернув себе положение преемницы Зажигающей Пламя, дара Белых Богов. Хан'катрин явно прочитала эти мысли, поскольку лицо у нее заледенело от подозрений.

Но Изолт не была готова окончательно порвать с Лахланом, несмотря на то, что все еще не простила его. Мысль о расставании с детьми вызывала у нее невыносимую боль, и Изолт полюбила Мегэн, и свою сестру Изабо, и Дункана Железного Кулака, огромного капитана с переломанным носом и добрым сердцем. Оставить их всех было бы предательством, и она изо всех сил пыталась выбросить из головы мысли о свободе, сосредоточившись на задаче, которую поставили перед ней. Она дала Мак-Синну слово чести, что проведет его через горы, поэтому именно это и должна была сделать.

Поэтому она вежливо беседовала со своей троюродной сестрой и пустила в ход всю свою дипломатичность, чтобы убедить Старых Матерей оказать им поддержку. Она позволила говорить Мак-Синну, переводя его слова. Гордый народ с сильнейшей, почти мистической привязанностью к своей земле и территории, Хан'кобаны понимали его стремление отвоевать свои владения. Очень многие из них делали жесты сочувствия, слушая, как он пытается выразить свои чувства, и Изолт видела, что идея оказать им помощь больше не кажется им столь неприемлемой.

В конце концов она окольным путем вернулась обратно к Хан'катрин, поскольку считала ее ключевой фигурой в завоевании поддержки прайдов. Изолт напомнила совету о том, что сама Зажигающая Пламя происходит из длинной линии людей и что она верой и правдой служит народу снегов уже многие столетия. Она напомнила им, даже не говоря об этом, что как она сама, так и Изабо, отказались от своих прав на божественное наследие ради того, чтобы вернуться в мир людей. Этот долг нельзя не вернуть, намекнула она, и по глазам Хан'катрин поняла, что ее цель достигнута.

Хан'катрин гордо поднялась, высоко держа свою огненно-рыжую голову.

– Как бы ни решили Старые Матери, знай, что я иду с тобой и буду сражаться на твоей стороне, в уплату моего долга перед твоей сестрой, Многоликой.

– Благодарю тебя, – отозвалась Изолт.

Слова Хан'катрин как будто прорвали какую-то плотину, и еще множество молодых воинов повскакали на ноги и поклялись в том же самом, возглавляемые юным воином из Прайда Серого Волка, которому когда-то помогла Изабо.

Старые Матери с тревогой на морщинистых лицах склонились друг к другу. Шаманов попросили бросить кости и предсказать будущее.

Изолт знала, что ни одно важное решение не может быть принято без предсказания шаманов, и одновременно и ждала и страшилась этого момента. Все ее разумные слова обратятся в ничто, если шаманы выступят против нее. Но она жаждала знать, что ждет их впереди. В ее сердце царило такое смятение, что возможность заглянуть в будущее казалась ей спасением. Поэтому она напряженно смотрела, как шаманы вертели кость огра, решая, кому в эту ночь выпадет честь огласить волю Белых Богов.

Избранником стал Отец Мудрости Прайда Снежного Льва, и Изолт испытала некоторое облегчение. Он не был так заинтересован в этом, как мать мудрости ее прайда или отец мудрости их врагов, Боевых Кошек. Она чуть расслабилась, глядя, как Отец Мудрости медленно и торжественно проносит вещие кости сквозь очищающий дым костра.

Это был молодой мужчина, не старше тридцати зим, с худым угловатым лицом. Пляшущие отблески огня выхватывали из мрака его сосредоточенные черты, заставляя его глазницы казаться огромными впадинами. Его белая грива была туго стянута сзади, открывая выдающийся лоб, и его рога казались слишком массивными для длинной и тонкой шеи. Он носил мех ульца, как ребенок, но его лицо пересекали пять треугольных шрамов, а на шее у него висела лапа ворона. Изолт поняла, что он обладает большим могуществом.

Долгое время стояла тишина. Поднялся ветер, и деревья зловеще зашелестели. В холодной черноте неба горели яркие звезды, а горы казались кольцом непроницаемой темноты. Отец Мудрости сжал кости в сложенных чашкой руках, склонив голову и закрыв глаза. Изолт задумалась, находился ли его дух еще в теле или парил в ночном небе высоко над их головами, став частью величественного круговорота солнц, планет и космоса. Внезапно он выкинул руки вперед, так что кости и камни, разлетевшись, упали в круг, который он нацарапал на земле. У зрителей вырвался вздох. Отец Мудрости открыл глаза, взглянув на образованный ими узор ничего не выражающими глазами.

– Впереди лежит тьма, – сказал он после долгого напряженного молчания. – Круг полон тьмы смерти. Огонь принесет воду. Вода принесет смерть. А из затопляющей воды снова поднимется огонь, и он принесет жизнь. – Он умолк, нахмурившись и указав сначала на один узор из камней, потом на другой. – Тогда сны и явь столкнутся. Смерть будет до и смерть будет после, но в этот миг судьбы будут переломлены и сложатся заново.

Он долго смотрел на узор, потом одним движением руки собрал кости и снова очистил их в дыму. Один камень он задумчиво покачал в руке. Это был моховой агат с окаменелым очертанием птичьего черепа, четко отпечатавшимся на его гладкой зеленой поверхности. Он взвесил его на ладони и неожиданно указал на Мак-Синна.

– Он говорит, что ваша попытка не увенчается успехом, – перевела Изолт, – но если вы смиритесь с тем, что мир никогда уже не станет таким, как прежде, то найдете покой и достаток. Если вы попытаетесь заново сложить разбитый камень, то он раскрошится у вас в руке, но если вы заострите обломанные края, то сможете сделать наконечник стрелы.

– Что все это значит? – недоуменно спросил Мак-Синн.

– Это загадка, – сказала Изолт. – Она означает, что нужно принять то, что вы имеете, и сделать из этого что-то. Иначе вы потеряете все.

На лице Мак-Синна отразилось отчаяние. Изолт сказала мягко:

– Он видит впереди мир и достаток для вас, не забывайте. Возможно, это означает, что вы найдете положение вещей не таким, каким помните его, и что вам придется удовольствоваться разбитым камнем, а не целым. Не отчаивайтесь.

Мак-Синн сжал брошь в виде увенчанной короной арфы в руке и ничего не ответил.

Пока Отец Мудрости заканчивал очищать кости, убрав их обратно в свой мешочек и затянув завязки, собравшиеся Хан'кобаны вполголоса перешептывались. Изолт чувствовала, как сильно напряжено ее тело. Слова предсказателя оказались не столь положительными, как она надеялась, но смерть всегда была впереди, и совет знал это. Она терпеливо ждала. Старые Матери переговаривались, склонившись друг к другу, а Первые Воины выражали свое мнение выразительными жестами. В конце концов Зажигающая Пламя повернулась к ней и сказала:

– Решено. Народ Белых Богов услышал их волю. Вы можете идти по нашей земле, а все воины, которые пожелают, могут сопровождать вас с нашего благословения.

Изолт облегченно вздохнула. Она перевела ее слова Мак-Синну и увидела, как в его потухших глазах снова загорелся огонь. Он ударил кулаком по ладони и воскликнул:

– Теперь мы непременно победим! Смерть фэйргам!


Повсюду вокруг вздымались волны, взбивая морскую воду в белую пену. Отряд фэйргийских воинов быстро передвигался сквозь зеленую зыбь, время от времени выскакивая из воды с мощным ударом мускулистых хвостов. Принц Нила сидела верхом на шее своего морского змея, безучастно глядя на них. Хотя брызги переливались на солнце, точно россыпь морских алмазов, у него было такое ощущение, будто он находится в темном логове спрута и слизкие щупальца затягивают его все глубже и глубже.

Он потерял свою Фанд, рабыню-полукровку, которая когда-то была его детской подружкой, а теперь стала его единственной любовью. Чтобы спасти его, она была вынуждена раскрыть свои телепатические способности перед его отцом, королем, и попала в руки жестоких и загадочных жриц Йора. Они сделали с ней нечто совершенно чудовищное, высосав из нее разум и душу и превратив ее в сосуд для грозных сил. От той девочки, которую он любил, не осталось ничего. Теперь каждый миг его жизни был наполнен черным отчаянием.

Дело было не только в том, что он потерял Фанд. Его терзал жгучий стыд за то, что он не сумел спасти ее. Темная, как его горе и вина, и куда более ледяная, зловещая тень страха висела над ним повсюду, куда бы он ни пошел. Даже в его снах Нилу преследовали отголоски пения жриц. Каждую ночь он просыпался в холодном поту ужаса и лежал, страшась снова уснуть и страшась надвигающегося рассвета, не в силах забыть то, что видел и слышал. Прошедший месяц был самым трудным за всю его жизнь, хотя смерть еще четверых его старших братьев сделала его главой собственного отряда и владельцем собственного морского змея. Когда-то он был бы вне себя от радости. Сейчас все, что он ощущал, была тупая ноющая боль.

Его братья погибли во время нападения на крепость людей на берегу южного моря. В тот раз Нила сражался под командованием своего отца, сражался с отчаянной свирепостью, хотя и знал, что эта атака обречена на поражение. То нападение потрясло его до глубины души. Убивать ради самозащиты или для того, чтобы согнать людей с удобного песчаного пляжа и дать усталым малышам провести ночь в безопасности было одним делом. Нападать же без предупреждения, безо всякой жалости умерщвляя детей, женщин и безоружных мужчин, которые лишь секунду назад беззаботно смеялись и танцевали – это уже было совершенно другое. Нила знал, что такое злодеяние может вызвать лишь ответную жестокость.

И все же если бы он отказался сражаться, его казнили бы за трусость и неподчинение. Нила жаждал смерти. У него не было никакого желания жить без радости, любви и нежности. И все же он не хотел умирать такой постыдной смертью, с клеймом труса. Поэтому он пытался найти смерть на поле боя. В ту ночь погибло четверо его братьев, но Ниле как-то удалось остаться в живых, и за равнодушное безразличие к собственной жизни Нила наконец заслужил уважение отца и стал йака, всадником морского змея. Для фэйргийского воина не было более высокой чести, чем эта.

Под командованием у него было сорок воинов. Десять из них были ралисниками, всадникамиралисов, морских существ, обладавших способностью увеличиваться в размере почти вдвое, когда их что-то пугало. У ралисов была блестящая зеленая шкура, скрученный в кольца длинный хвост, раздвоенный на конце, и широкие ласты, заканчивавшиеся двумя твердыми когтями. Его длинную морду окружала густая грива, которая в спокойном состоянии лежала вдоль крепкой изогнутой шеи. Когда же ралис увеличивался до своего самого большого размера, грива вставала вокруг морды дыбом, превращаясь в яркий кроваво-красный ореол, заканчивавшийся черными шипами. Эти шипы были ядовитыми, и одной царапины гребнем ралиса было достаточно, чтобы убить морского змея. Поэтому ралисники были поистине грозной силой в морском бою, поскольку их животные сражались вместе с ними когтями, зубами и гребнем.

Остальные тридцать воинов плыли рядом с ними в своем морском обличье, подныривая под врага и выплывая на поверхность с обеих сторон от него. Называемые заша, они должны были быть очень искусными пловцами, чтобы не отставать от морских змеев и ралисов, которые могли развивать ошеломляющую скорость. Заша первыми принимали свою сухопутную форму и выходили на берег, разыскивая еду для своего йака и безопасное место, где он мог бы отдохнуть. Им приходилось быть беспощадными бойцами, чтобы дожить до повышения до ралисников, поскольку именно они первыми принимали на себя любое нападение. Стать же йака могли надеяться очень и очень немногие.

Со своего наблюдательного пункта на шее у морского змея Нила мог видеть все на много миль окрест. Далеко на севере мелькнула какая-то серебристая вспышка. Он прикрыл усталые глаза ладонью и вгляделся в горизонт. Вспышка мелькнула снова. Изгиб серебристого тела. Взмах хвоста. Это была одинокая фэйргийка, плывущая куда-то. Нила нахмурился. Фэйрги никогда не плавали в одиночку. В морях было слишком опасно. Они кишели дикими морскими змеями и глубоководными чудищами, акулами, электрическими угрями, изобиловали быстринами и рифами. Фэйрги всегда плавали стаями, где у каждого было свое место и свои обязанности.

Он пронзительно засвистел и поднял руку. Два ралисника ответили на его зов и пустились в погоню. Остальные развернулись и последовали за ними, хотя и не столь быстро.

Нила различил судорогу страха, прошедшую по длинному телу фэйргийки, когда она услышала его свист. Она толкала перед собой один из тех длинных челноков, в которых рабыни возят припасы для долгого морского путешествия. Услышав свист, она бросила челнок и еще быстрее заработала хвостом. За ней потянулся длинный белый след взбитой в пену воды. Нила нахмурился еще сильнее и снова засвистел, длинно и резко. Еще два ралисника оторвались от стаи и тоже бросились в погоню за ней. Эта одинокая фэйргийка явно была не из тех, кто по каким-то причинам оторвался от своей стаи. Она пыталась уплыть от них, что означало, что она могла быть сбежавшей рабыней или наложницей. Хотя это вызвало у него сочувствие, Нила не мог позволить ей уйти.

Ралисы были сильными пловцами, и их широкие ласты и длинные хвосты позволяли им рассекать волны с куда большей скоростью, чем могла развить эта фэйргийка. Они стремительно нагоняли ее. Внезапно она развернулась к ним, поднявшись в воде. Нила видел ее белое лицо и длинные мокрые волосы. Ралисники окружили ее. К удивлению Нилы, судя по всему, они слушали ее. Они зашатались на спинах своих ралисов, потом медленно соскользнули с них и скрылись под водой. Ралисы тоже ушли под воду.

На миг Нила замер, пораженный. Фэйргийка поплыла по волнам дальше, увеличивая расстояние между ними. Нила издал несколько яростных свистков подряд. Фэйргийка пением утопила его людей! Это была не обычная рабыня. Ее необходимо было поймать, но просто подплыть к ней и схватить ее было невозможно. В голосе этой женщине крылась колдовская сила. Она могла убить их всех.

Он велел нескольким из оставшихся воинов подобрать их тонущих товарищей и посоветовал остальным заткнуть уши своими меховыми плащами. Он мог только надеяться, что достаточно будет просто заглушить звук колдовского пения. Еще нескольких он послал поймать челнок, теперь безвольно колышущийся на волнах. Когда они привезли его к Ниле, его удивление только усилилось. Внутри оказался большой обитый железом сундук, маленькая арфа, на каких играли люди, несколько железных инструментов и красное бархатное платье. Примерно такой же мусор море выносило на берег после того, как морские змеи пускали на дно какой-нибудь человеческий корабль. В челноке рабыни вряд ли можно было ожидать найти подобный набор предметов.

Фэйргийка отчаянно сопротивлялась. Ей удалось утопить еще нескольких воинов Нилы, стащив с них плащи и вынудив слушать свое пение или заколов их своим кинжалом. Но в конце концов воинам удалось подавить ее сопротивление, и ее, заткнув рот тугим кляпом, приволокли туда, где ждал на своем морском змее Нила.

Первое, что бросилось ему в глаза, была ее красота, несмотря даже на то, что ей было уже за сорок и в ее шелковистых черных волосах серебрилась седина. Она была настолько худой, что ее можно было даже назвать костлявой, но это лишь подчеркивало силу костей под покрытой сеточкой морщин кожей. Одну ее щеку пересекала паутинка тонких шрамов, но ее льдисто-голубые глаза не утратили своего вызывающего блеска. Она вперила в него непокорный взгляд, сжав перепончатые пальцы в кулаки.

– Оставьте нас! – резко велел он своим воином. Они не согласились, и он вытащил свой кинжал и поднес его к ее горлу. – Если она запоет, я сделаю ей еще один рот, – сказал он бесстрастно. Они неохотно отплыли, отправившись помогать тем, кто вытаскивал бесчувственных воинов из воды. Нила развернул своего морского змея и, больно прижимая ее коленом, отплыл туда, где никто не мог расслышать их разговора. Потом он разжал свою железную руку и отвел нож.

– Майя, – сказал он.

Она заледенела, глядя на него перепуганными глазами.

– Это я, твой брат, – сказал он. – Нила.

– Нила? Маленький Нила?

– Уже не такой маленький.

Она внимательно посмотрела на него, отметив и выросшие клыки, и черную жемчужину у него на груди, и драгоценные камни в его волосах и на поясе, и роскошный мех его плаща.

– Да, уже не такой маленький. Теперь ты мужчина.

Он нахмурился.

– Что ты здесь делаешь? Где ты пропадала все эти годы?

– Пыталась остаться в живых, – отозвалась она.

Он нахмурился сильнее.

– Тогда что ты делаешь здесь, в этих морях? Мы плывем обратно на север, домой. Скоро зима. Ты что, не понимаешь, что наш отец Король в ярости от того, что тебе не удалось уничтожить власть человеческих ведьм? Он приговорил тебя к смерти.

– Я так и думала.

– Тогда зачем ты здесь плаваешь?

– Я плыву за своей дочерью.

– За твоей дочерью? – В голосе Нилы бессознательно прозвучало все то презрение к женщинам, которое испытывали все мужчины его народа.

Лицо Майи стало суровым.

– Да, за моей дочерью, – отрезала она.

– Но зачем?

На миг повисло молчание.

– Я люблю ее, – ответила Майя наконец. – Я не думала, что полюблю ее, но все-таки полюбила, сильнее, чем считала возможным. – Она поежилась, потом сказала, гордо вскинув голову, – Кроме того, в ней моя единственная надежда спастись.

– И поэтому ты решила отправиться на север именно сейчас, когда все стаи возвращаются домой. Так ты точно не спасешься. Ты что, не знаешь, что он с тобой сделает, если поймает?

– А что, он до сих пор меня не поймал? – спросила она хрипло. – Разве ты не сын своего отца?

Нила опустил глаза, одной рукой прикрыв черную жемчужину, висевшую у него на груди.

– Я ненавижу его, – прошептала она. – Я так его ненавижу! Я предупреждаю тебя, я убью его, если снова попаду в его власть.

Нила немного помолчал, потом сказал, очень тихо:

– Я тоже ненавижу его.

Никогда раньше он не позволял темной страсти из глубин своей души принять форму и не облекал ее в слова. В тот же миг он почувствовал огромное, почти невыносимое облегчение, а потом, с удвоенной силой, тот страх, который везде сопутствовал ему.

Они замолчали, качаясь на волнах. Морской змей мирно щипал темную паутину водорослей.

– Берегись, Майя, – выпалил Нила. – Он затевает… жрицы затевают… что-то ужасное. Все, что живет на суше, погибнет, не только люди, но и все живые существа. Он собирается поднять приливную волну и затопить сушу…

– Когда?

Майя была очень бледна, ее лоб прорезали глубокие морщины.

– Они говорили что-то об обуздании огненной кометы. Фанд…

– Фанд, маленькая девочка-рабыня?

– Теперь она жрица Йора. Они сделали из нее чудовище. Она говорит… Она говорит голосом… – Он заколебался, потом сдавленно продолжил, – Она говорит голосом Кани. Они обратились к силам Кани!

Майя побелела еще сильнее.

– Бедная девочка, – вырвалось у нее при воспоминании о тех годах, что она сама провела на Острове Божественной Угрозы.

– Наш отец стал очень самоуверенным. Мы нанесли людям жестокий удар в их собственной крепости. Многие были убиты. Погибло четверо наших братьев, но их, их погибли сотни. Теперь они нанесут нам ответный удар, но мы готовы к этому, готовы как никогда раньше. Мы заманим людей в ловушку.

– Четверо наших братьев убиты?

– Это только за последнее время. А всего за этот год семеро. Теперь я десятый сын. – Нила сурово усмехнулся и приподнял свою черную жемчужину. – Ее послал мне сам Йор, и она уже не раз спасала мне жизнь. Теперь даже отец уважает меня и пытается расположить меня к себе, задаривая морскими змеями и драгоценностями. Но уже слишком поздно. Я ненавижу его! – На этот раз эти слова просто вырвались у него. – Я ненавижу их всех! Надеюсь, что они все умрут.

На миг его рука так сильно сжала жемчужину, что, казалось, неминуемо раздавит хрупкий черный шарик. Потом он отпустил ее и бросил быстрый взгляд на воинов, плывущих неподалеку и с любопытством наблюдающих на ними.

– Так что ты видишь, что должна уплыть как можно дальше отсюда, если не хочешь, чтобы тебя тоже утопили, – сказал он быстро. – Забудь свою дочь, в ней все равно больше от людей, чем от фэйргов. Она утонет вместе с остальными. Плыви на юг, тогда уцелеешь. А теперь пой. Открой рот и усыпи меня своим пением, как сделала с остальными. Они не дадут десятому сыну короля утонуть.

Она заколебалась, и он сказал резко:

– Не забывай, я родился с пленкой вокруг головы. Я не утону, даю тебе слово. Пой же!

Она кивнула, глядя ему прямо в глаза, бледные, как морская вода в лунном свете. Потом глубоко вздохнула ни запела.

Он заслушался, зачарованный. Глубокий, как шепот океана, и такой же гипнотический, ее голос убаюкивал, звал за собой в теплую обволакивающую тьму. Он почувствовал, что падает, ощутил, как волны сомкнулись у него над головой и он пошел ко дну. Очень долго его окружала лишь черная мгла сна. Потом внезапно в глаза ему ударил свет, и он принялся хватать ртом воздух, кашляя и давясь соленой водой.

– Мой принц, мой принц, вы живы? – Над ним склонился один из его ралисников, качая Нилу на руках. Его клыкастое лицо было встревоженным.

Нила с трудом кивнул, продолжая кашлять. Пока что…


ПОЧЕТНЫЙ КАРАУЛ | Бездонные пещеры | ЗАПРЕТНАЯ ЗЕМЛЯ