home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава XXVII

Прихрамывая, Огнегрив добрался до зарослей крапивы и принялся зализывать свои раны. Позже, когда Щербатая закончит осматривать других котов, надо будет показать ей свою прокушенную шею.

Слабые лучи заходящего солнца бросили длинные тени через опустевшую поляну. Долгохвост сменил Дымка на посту возле раненого Хвостолома. Незадачливая боевая экспедиция во главе с Когтем в полном составе отправилась на охоту. У Огнегрива урчало в желудке от голода. Услышав шелест шагов, он с надеждой поднял голову, но это оказались не охотники, а Быстролап и Горчица, возвращавшиеся с похорон Царапана.

Они приблизились к Синей Звезде, сидевшей на вершине Высокой Скалы рядом с Бураном. Огнегрив поднялся на лапы. Проходя мимо Дымка, зализывавшего свои царапины возле пенька, Огнегрив взмахом хвоста велел ему следовать за собой. Дымок неприязненно сверкнул глазами, однако молча поднялся.

— Мы похоронили Царапана! — доложила Горчица.

— Благодарю вас, — кивнула Синяя Звезда, не спуская глаз с Быстролапа. — Ты можешь идти, — велела она. Черно-белый ученик молча кивнул и направился в свою пещеру.

Огнегрив дал знак Дымку подойти ближе. Тот сощурился, сделал несколько шагов вперед и встал рядом с Горчицей.

Синяя Звезда, — робко начал Огнегрив. — Когда Звездолом напал на лагерь, Горчица и Дымок сражались как настоящие воины. Без их стойкости и отваги лагерю грозила бы огромная беда! Дымок изумленно вытаращил глаза, а Горчица при первых словах Огнегрива опустила голову и уставилась в землю. Буран громко заурчал.

Не узнаю тебя, Горчица! — пробасил он, весело глядя на свою ученицу. — Раньше ты не была такой застенчивой! Горчица смущенно пошевелила ушами.

Это Огнегрив спас наш лагерь! — вдруг выпалила она. — Он предупредил всех нас, так что мы были готовы отразить нападение!

Теперь пришла очередь Огнегрива смущенно опустить голову. От мучительной неловкости его спасло возвращение охотничьего отряда Когтя, нагруженного кучей свежеубитой добычи.

Синяя Звезда кивнула Когтю и снова обратила взор на Дымка и Горчицу.

Я горжусь тем, что в Грозовом племени выросли такие прекрасные воины! — провозгласила она. — Пришло время дать вам обоим новые имена! Церемония состоится сегодня до заката, поужинаем позже! Горчица и Дымок взволнованно переглянулись. Огнегрив вздернул подбородок и довольно заурчал. Когда Синяя Звезда громко объявила общий сбор, Огнегрив с радостью увидел, как из пещеры вылезает Крутобок. Значит, он все-таки не сбежал из лагеря!

Все племя собралось у края поляны. С одной стороны сидели старейшины, королевы, котята и ученики. Огнегрив вместе с другими воинами устроился напротив. Облачко уселся возле Чернобурки, глаза его горели от волнения и восторга. Огнегрив почувствовал невольную гордость оттого, что малыш видит его сидящим среди воинов племени. В центре поляны стояли Синяя Звезда, Горчица и Дымок.

Последняя искра заходящего солнца тлела на горизонте. В полном молчании все ждали, пока она скроется из глаз, оставив после себя быстро темнеющее небо, усыпанное звездами.

Синяя Звезда подняла голову и посмотрела на самую яркую звезду в Серебряной Полоске.

Я, Синяя Звезда, предводительница Грозового племени, призываю моих доблестных предков взглянуть на этих двух учеников. Они не щадили сил, чтобы постичь завещанный вами устав. Я ручаюсь, что они достойны стать воинами! — Она посмотрела на молодых котов, сидящих возле нее. — Горчица, Дымок! Обещаете ли вы исполнять воинский устав, а также не щадя своей жизни защищать свое племя? Горчица встрепенулась, глаза ее сверкали.

— Клянусь! — ответила она.

— Клянусь! — спокойно и уверенно повторил Дымок.

— Тогда властью, данной мне Звездным племенем, я присваиваю вам имена воинов. Горчица! С сегодняшнего дня ты будешь зваться Песчаная Буря! Звездное племя гордится твоей отвагой и мужеством, поэтому мы рады принять тебя в ряды воинов Грозового племени!

Синяя Звезда вышла вперед и прижалась щекой к макушке Песчаной Бури. Та почтительно лизнула предводительницу в плечо и отошла к Бурану. Огнегрив видел, с какой гордостью она посмотрела на наставника, занимая свое новое место среди воинов племени. Синяя Звезда перевела взгляд на темно-бурого котика.

Дымок! С сегодняшнего дня ты будешь зваться Дым! Звездное племя признает твою доблесть и честность, поэтому мы рады принять тебя в ряды воинов Грозового племени!

Предводительница коснулась щекой его головы. Дымок благоговейно лизнул ее в плечо и занял свое место среди воинов.

Племя разразилось поздравлениями, со всех сторон послышались радостные возгласы, ночной воздух наполнился облачками белого пара. Отовсюду слышались имена новых воинов: «Песчаная Буря! Дым! Песчаная Буря! Дым!»

По закону наших предков, — возвысила голос Синяя Звезда, — Песчаная Буря и Дым должны в полном молчании провести всю ночь до самого рассвета в одиночестве, охраняя сон всего лагеря. Но прежде чем они приступят к бдению, племя поужинает. Сегодня был длинный день, и мы по праву гордимся воинами, которые защитили наш лагерь от набега разбойников. Огнегрив! Звездное племя благодарит тебя за отвагу. Ты воистину славный воин, и я горжусь тем, что ты среди нас!

Коты снова зашумели. Растерянно оглядевшись, Огнегрив растроганно заурчал. Из всего племени лишь Дым и Коготь смотрели на него с откровенной враждебностью, однако сейчас ему было наплевать на их злобу. Синяя Звезда похвалила его, и этого было достаточно!

Один за другим коты поднялись и направились к куче добычи, принесенной Когтем и другими котами.

Огнегрив подбежал к Песчаной Буре.

Сегодня мы можем поужинать вместе как воины! — радостно предложил он. — Ты рада? Песчаная Буря ласково замурлыкала, и Огнегрив почувствовал, что тает от счастья.

Выбери для меня что-нибудь вкусненькое! — крикнула Песчаная Буря, когда Огнегрив направился к свежей куче. — Умираю от голода!

Огнегрив вытащил для нее аппетитную мышку, на редкость жирную для столь позднего времени года. Потом выбрал для себя небольшую синичку, повернулся, чтобы бежать к Песчаной Буре, — и разочарованно замер, увидев ее в окружении Бурана, Частокола и Дыма. Ну разумеется! Глупо было надеется поужинать с ней наедине! Сегодня все племя будет подходить к именинникам с поздравлениями.

Огнегрив подумал о Пепелюшке. Оглядевшись, он вдруг вспомнил, что не видел ее на церемонии. Наверное, так и сидит одна на полянке у Щербатой! Огнегрив подбежал к Песчаной Буре и положил ей под нос жирную полевку.

— Я сейчас приду! — пообещал он. — Хочу отнести что-нибудь Пепелюшке! Я мигом!

— Конечно! — пожала плечами именинница. Огнегрив быстро выхватил из кучи еще одну полевку и потащил ее через поляну. Щербатая уже сидела в своей пещере. Огнегрив даже слегка опешил. Только что он видел старуху на церемонии, как же она успела так быстро вернуться назад?

Надеюсь, это не для меня! — заворчала целительница, подозрительно глядя на мышку в его зубах. — Я уже поела. Огнегрив молча бросил полевку на землю.

— Это для Пепелюшки, — пояснил он. — Я подумал, она проголодалась. И на церемонии ее не было!

— Вообще-то, я уже покормила ее мышатиной, но можешь угостить ее еще разок! Огнегрив обвел глазами окруженную папоротниками полянку. Через стебли бывшего гнезда Лоскута просвечивала темно-бурая шерсть Хвостолома. Раненый не шевелился.

Все еще спит! — буркнула Щербатая без тени материнской нежности в голосе. Огнегрив невольно воспрянул духом. Ему была неприятна мысль о том, что Щербатая делит свою преданность между племенем и сыном. Он поднял полевку и понес ее Пепелюшке.

— Пепелюшка! — тихо позвал он. Серая кошечка пошевелилась и села.

— А, это ты, Огнегрив. Огнегрив перешагнул через папоротники, сел рядом с ней и положил перед ней свое угощение.

— Вот! — сказал он. — Чтобы ты не думала, что Щербатая — единственная кошка в племени, которая хочет раскормить тебя до неприличия!

— Спасибо, — кивнула Пепелюшка. Она даже не посмотрела на принесенную полевку и не нагнула головы, чтобы обнюхать ее.

— Все еще думаешь о битве? — тихо спросил Огнегрив. Пепелюшка дернула плечом и посмотрела на Огнегрива грустными круглыми глазами.

— Я обуза для племени, скажешь, нет?

— Это кто здесь обуза?! — возмущенно рявкнула Щербатая, всовывая голову в гнездо. — Да как ты смеешь обижать мою помощницу?! — накинулась она на Огнегрива. — Не знаю, что бы я делала без нее! — в ее желтых глазах, устремленных на Пепелюшку, светилась нежность. — А сегодня вечером я даже доверила ей смешивать травы! Ты можешь в это поверить?

Пепелюшка смущенно потупилась, опустила голову и откусила крошечный кусочек от своей полевки.

Надеюсь, мне удастся оставить у себя эту девчонку! — продолжала Щербатая. — С каждым днем мне все труднее обходиться без ее помощи. Да и вообще я к ней уже привыкла!

Пепелюшка исподлобья взглянула на старуху, в глазах ее заплясали озорные искорки.

Просто ты туга на ухо, вот и не устаешь от моей болтовни! — засмеялась она. Щербатая с притвор ной суровостью зашипела на нее, а Пепелюшка спряталась за Огнегрива. — Видишь, как она со мной обращается!

К своему удивлению, Огнегрив почувствовал слабый укол ревности. Он привык считать себя единственным другом Щербатой, но оказалось, что все обстоит совсем иначе! И все же он был рад, что у Пепелюшки появился новый дом и новое дело. Он прекрасно понимал, как тоскливо было бы ей вернуться в пещеру учеников!

Огнегрив поднялся. Пора было возвращаться к Песчаной Буре.

Вам тут не страшно с Хвостоломом? — спросил он. Щербатая пренебрежительно пожала плечами.

— Думаю, мы с ним справимся. Верно, Пепелюшка?

— Что он может нам сделать? — поддержала та. — К тому же с нами Долгохвост.

Щербатая высунула голову из гнезда, и Огнегрив выбрался наружу.

— Пока, Пепелюшка!

— Пока! Спасибо за ужин!

— Пустяки! — мяукнул он и повернулся к целительнице. — Погляди, что там у меня на шее? Болит. Щербатая внимательно оглядела рану.

— Выглядит отвратительно, — проворчала она.

— Это оставил мне Царапан, — пожаловался Огнегрив. Щербатая кивнула.

— Подожди-ка! — Она быстро нырнула в пещеру и вылезла с пучком травы, завернутой в листья. — Сам справишься? Просто разжуй хорошенько и втирай сок в рану. Будет жечь, но для такого храбреца, как ты, это сущие пустяки!

— Спасибо, — сказал Огнегрив, беря в зубы связку. — Щербатая проводила его до входа в туннель.

Молодец, что зашел, — призналась она, поглядывая на Пепелюшкино гнездо. — Бедняжка заметно повеселела. Ей и так было худо после битвы, а тут еще церемония имянаречения!

Огнегрив грустно кивнул и в последний раз покосился на лежащего Хвостолома.

— Ты уверена, что вам ничего не угрожает? — спросил он, не вынимая трав изо рта.

— Он слепой! — рявкнула Щербатая. Потом вздохнула и добавила, уже более уверенно: — К тому же я пока не такая уж старуха!

На следующее утро Огнегрив проснулся и увидел, что пещера залита ослепительным светом, пробивающимся сквозь стены. Он понял, что ночью снова выпал снег.

Раны почти не болели. Щербатая сказала правду — сок жег очень сильно, однако после крепкого сна Огнегрив чувствовал себя значительно лучше.

Интересно, как Дым и Песчаная Буря выдержали свое ритуальное ночное бдение? Наверное, замерзли до полусмерти! Огнегрив встал, вытянул передние лапы и изогнул спину, задрав хвост к самому затылку. В дальнем углу спали, прижавшись друг к другу, два новоиспеченных воина. Наверное, Буран загнал их в пещеру, когда заступал в утренний патруль.

Огнегрив вышел на засыпанную снегом поляну. У детской мелькнула светлая шерстка Белоснежки, вышедшей размять лапы. В центре поляны, там, где провели всю ночь Дым и Песчаная Буря, чернели два клочка голой земли. Огнегрив поежился, но, вспомнив свою бессонную ночь после посвящения, невольно позавидовал новичкам. Воспоминание согрело его, и это тепло было неподвластно даже самому суровому морозу.


Небо было укутано низкими снеговыми тучами. Белые хлопья медленно и неслышно падали на землю. Сегодня придется как следует поохотиться! Если снегопад не прекратится, племени потребуются большие запасы еды.

С Высокой Скалы раздался клич Синей Звезды. Коты высыпали из пещер и, утопая в снегу, начали стягиваться на поляне, чтобы выслушать приказания предводительницы. Огнегрив устроился на одном из клочков голой земли и сразу почувствовал запах Песчаной Бури. На другой стороне поляны он увидел Крутобока. Тот выглядел усталым. «Наверное, вместо сна бегал к своей Серебрянке, чтобы рассказать ей о разбойниках!» — сердито подумал Огнегрив.

Синяя Звезда заговорила.

Я хочу убедиться, что все в племени знают о том, что в нашем лагере находится Хвостолом, — начала она. Никто из котов не проронил ни звука. Еще вчера новость, подобно лесному пожару, облетела весь лагерь, и не осталось никого, кто не знал бы о пленнике. — Хвостолом слеп и безопасен! — При этих словах некоторые коты недовольно зафыркали, и Синяя Звезда кивнула, давая понять, что признает их опасения. — Я не меньше вас озабочена безопасностью нашего лагеря. Но, видит Звездное племя, мы не можем оставить Хвостолома умирать в лесу.

Щербатая будет ухаживать за ним до тех пор, пока не заживут его раны. После этого мы еще раз обсудим судьбу Хвостолома.

Синяя Звезда обвела глазами племя, ожидая голосов из толпы, но все молчали. Тогда она спрыгнула с Высокой Скалы. Коты начали расходиться, а предводительница подошла к Огнегриву.

Огнегрив! — сказала она. — Меня тревожит то, что ты до сих пор не помирился с Крутобоком. Вот уже много дней я вижу, что вы едите порознь. Я уже говорила тебе, что в Грозовом племени нет места ссорам между собратьями. Я хочу, чтобы сегодня вы охотились вместе.

— Да, Синяя Звезда, — кивнул Огнегрив. Приказ предводительницы воодушевил его, и он надеялся, что после вчерашней битвы Крутобок тоже будет рад возможности побыть вместе. Когда Синяя Звезда отошла, Огнегрив быстро обвел глазами поляну, моля Звездное племя, чтобы друг не успел убежать. К счастью, Крутобок был в лагере. Он помогал расчищать от снега вход в детскую.

Привет, Крутобок! — окликнул его Огнегрив. Крутобок промолчал, не отрываясь от работы. Огнегрив подошел ближе. — Давай поохотимся вместе? Крутобок повернулся и холодно посмотрел на него.

Хочешь убедиться, что я не побегу к Серебрянке? — фыркнул он. Огнегрив попятился.

— Н-нет… Я… я просто думал, что… что после вчерашнего…

— Я сделал бы то же самое для любого члена Грозового племени! — сердито прошипел Крутобок. — Этого требует честь и воинский устав, ясно? — выпалил он и снова вернулся к работе.

Надежды Огнегрива рухнули. Выходит, он навсегда потерял доверие лучшего друга. Устало повернувшись, он поплелся прочь, опустив хвост. Потом обернулся через плечо и равнодушно бросил:

— Синяя Звезда велела мне сегодня утром охотиться вместе с тобой. Раз ты отказываешься, то сам и объяснишь ей причину! С меня хватит!

— Ну конечно, как я мог забыть! Ты, как обычно, выслуживаешься перед Синей Звездой! — прошипел Крутобок. Огнегрив остановился и резко обернулся. Обидные слова готовы были сорваться с его языка, но он проглотил их, увидев, что Крутобок все же бросил работу и сердито трусит по снегу к нему навстречу, стряхивая снег со своей пушистой, густой шерсти.

Пошли, чего встал! — проворчал он, устремляясь в туннель.

Потом они медленно карабкались на склон, прыгая по засыпанным снегом камням. Добравшись до вершины, друзья увидели под собой бескрайний лес, запорошенный снегом. Крутобок не стал тратить время на восторги и бегом бросился вниз. Глаза его выражали какую-то мрачную решимость. Огнегриву ничего не оставалось, как последовать за ним. Выслеживая мышку в корнях старого дуба, он краем глаза увидел Крутобока, мчащегося за кроликом. Длинноухий совершил роковую ошибку, высунувшись из своей норы. После яростной погони Крутобок набросился на него и прикончил одним сильным ударом лапы. Огнегрив сел, а Крутобок подошел и швырнул ему под ноги свою добычу.

Этого хватит на обед двоим котятам, — буркнул он.

— Ты не должен ничего объяснять мне, — отозвался Огнегрив.

— Неужели? — взвился Крутобок. — Тогда почему бы тебе не перестать показывать мне свое недоверие?! — и, прежде чем Огнегрив успел ответить, он обернулся и пошел прочь. В это утро они поохотились на славу. К полудню Крутобок все-таки обогнал Огнегрива и наловил больше добычи. Они возвращались в лагерь с полными пастями. Выйдя на поляну, охотники сбросили принесенное и огляделись. Лагерь пустовал. Огнегрив подумал, не сходить ли еще, пока есть время. Снег пошел сильнее, над долиной начал подниматься холодный ветер. Огнегрив задумчиво посмотрел на темнеющее небо, и тут со стороны детской раздался громкий крик Чернобурки. Он обернулся, холодея от страха.

Что случилось?!

Ты не видел Облачко? — крикнула Чернобурка. Огнегрив покачал головой.

— Его нет? — спросил он, заражаясь паникой Чернобурки и чувствуя, как начинают дрожать лапы.

— Нет! И моих котят тоже нет! Я на минуточку заснула, открыла глаза — а их нигде нет! Они замерзнут! Замерзнут насмерть! — причитала королева, раскачиваясь всем телом. Огнегрив похолодел от ужаса.


Глава XXVI | Огонь и лед | Глава XXVIII