home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава XXIX

Когда в пещере стало светло, проснулась Синеглазка. Огнегрив посмотрел, как она потягивается и вылезает наружу, и последовал за ней, бросив последний взгляд на спящего Крутобока.

— Снег перестал, — громко сказал он, чтобы нарушить призрачную тишину, висящую над утопающим в снегу лагерем. Голос его гулким эхом прокатился над пустой поляной. Синеглазка кивнула.

Затем послышался шорох, сопровождаемый сильным запахом Когтя и Ветрогона. Воины вылезли из пещеры и сели умываться рядом с Синеглазкой. «Готовятся к рассветному патрулю», — догадался Огнегрив. Он подумал было, не присоединиться ли к ним, чтобы немного развеяться, пробежавшись по зимнему лесу, но передумал. Он не должен спускать глаз с Крутобока. Слова Пестролистой камнем лежали у него на сердце. По всему выходило, что целительница говорила о Крутобоке. Что с того, что бывший друг уверяет, будто отношения с Серебрянкой не означают измены племени! Мало ли что он говорит! Ясно как день, что он нарушает воинский устав одними своими встречами!

Внезапно Коготь резко поднял голову, как будто учуял что-то. Огнегрив замер. Уши его насторожились — вдалеке послышался быстрый топот лап. Вскоре ветер принес запах племени Ветра. Шаги стали громче. Воины замерли — чужой кот бежал по папоротниковому туннелю. Коготь выгнул спину и зашипел, увидев выскочившего на поляну Одноуса.

Воин племени Ветра резко остановился перед ними, глаза его были расширены от ужаса.

Сумрачное племя и Речное! — задыхаясь, крикнул он. — Они напали на наш лагерь! Мы сражаемся не на жизнь, а на смерть, но нас слишком мало! На этот раз Звездный Луч не намерен отступать. Помогите, или наше племя перестанет существовать!

Синяя Звезда вышла из своей пещеры. Все глаза устремились на нее.

Я все слышала, — объявила предводительница и, даже не поднимаясь на Высокую Скалу, издала призывный клич, собирая свое племя. Испуганный запах Одноуса стал сильнее, когда он увидел вылезающих из пещер котов.

Когда племя собралось на поляне, Синяя Звезда обратилась к котам с речью:

Мы не можем больше ждать. Случилось то, чего мы опасались — Речное племя объединилось с Сумрачным, и вместе они напали на лагерь племени Ветра. Мы должны помочь соседям.

Синяя Звезда помедлила и посмотрела на котов, в тревоге глядящих на нее. Стоящий за спиной предводительницы Одноус не проронил ни слова и только с надеждой смотрел на воинов Грозового племени.

Огнегрив был оглушен. После того как таинственные нарушители оказались шайкой бродячих котов, он перестал сомневаться в честности Черной Звезды. Однако оказалось, что предводитель Сумрачного племени изменил чести и нарушил воинский устав, объединившись с Речным племенем для того, чтобы окончательно изгнать племя Ветра с предгорий.

Но мы ослаблены зимой! — возразил Лоскут. — Мы уже заступались за племя Ветра, может, хватит? Пусть сами заботятся о себе!

Из толпы стариков и королев раздалось несколько одобрительных голосов.

Лоскуту ответил Коготь. Глашатай вышел вперед, встал рядом с Синей Звездой и веско сказал:

Ты прав в своих опасениях, Лоскут. Однако если Речное племя и Сумрачное объединились, то через какое-то время они нападут и на нас. Это всего лишь вопрос времени. Лучше мы вступим в борьбу сейчас, вместе с племенем Ветра, чем отложим битву, чтобы сражаться в одиночку.

Синяя Звезда посмотрела на Лоскута, и тот закрыл глаза, взмахнув хвостом в знак согласия.

Из толпы котов протиснулась Щербатая и спокойно обратилась к предводительнице:

Мне кажется, ты должна остаться в лагере, Синяя Звезда. Лихорадка и Зеленый Кашель у тебя прошли, но ты все еще слаба после болезни. Кошки обменялись взглядами, и Огнегрив все понял. У Синей Звезды осталась последняя, девятая, жизнь. Ради своего племени она должна поберечь себя и не принимать участия в битве. Синяя Звезда резко кивнула.

— Коготь, я прошу тебя организовать два отряда. Первый возглавит атаку, второй поддержит ее. Вы ступать нужно немедленно.

— Да, Синяя Звезда, — ответил Коготь и повернулся к воинам. — Буран, ты встанешь во главе второго отряда. Первым буду командовать я сам. Я возьму с собой Частокола, Кисточку, Долгохвоста, Дыма и Огнегрива.

— Услышав свое имя, Огнегрив гордо вскинул голову. Дрожь пробежала по его телу. Он будет сражаться в передовом отряде!

Эй, ты! — обратился Коготь к Одноусу. — Как твое имя? Воин племени Ветра удивленно поднял брови, ошарашенный грубостью Когтя.

Его зовут Одноус! — ответил за него Огнегрив. Коготь кивнул, едва взглянув на Огнегрива.

Одноус, ты тоже поступаешь в мое распоряжение. Остальные воины Грозового племени будут сражаться под командованием Бурана. Папоротник, это тебя тоже касается.

Все готовы?! — крикнул Коготь. Воины подняли головы и испустили боевой клич. Коготь бросился в папоротниковый туннель, и оба отряда последовали за ним.

Взбежав на холм, они очутились в лесу и устремились к Четырем Деревьям и лежащим за ними землям предгорья. Пробегая под деревьями, Огнегрив покосился назад. Крутобок трусил в конце цепочки, лицо его было мрачно, пустой взгляд устремлен вперед. Огнегрив невольно подумал, будет ли Серебрянка принимать участие в битве. На секунду ему стало жалко друга, но, в отличие от прошлого раза, в себе он больше не сомневался. Он знал, что сможет вступить в битву с Речным племенем. После того как они с Крутобоком помогли племени Ветра вернуться домой, он чувствовал личную ответственность за котов Звездного Луча. Он никому не позволит отправить их обратно во тьму вонючих туннелей Гремящей Тропы!

И снова ноздри его защекотал запах Пестролистой. Огнегрив почувствовал, как у него шерсть встает дыбом. Берегись воина, которому не можешь доверять! Впереди их ждет самая трудная битва. Крутобоку не избежать выбора. Теперь ему придется не на словах, а на деле доказать свою преданность Грозовому племени.


Несмотря на то что снегопад прекратился, двигаться не стало легче. Выпавший снег покрылся настом, однако под тяжестью воинов ледяная корка проламывалась, и коты проваливались в мягкий снег.

— Коготь! — громко крикнула сзади Синеглазка. Глашатай резко остановился и обернулся.

— Нас преследуют! Тревожная дрожь пробежала по телу Огнегрива. Неужели они попали в засаду? Отряд замедлил шаг и настороженно замер. Сзади громко хрустнула корка наста, и Папоротник подпрыгнул от неожиданности.

Тихо! — шикнул на него Коготь.

Коты нырнули в глубокий снег. Вскоре Огнегрив ясно услышал приближающийся топоток. Звук был очень тихий, как будто какие-то легкие лапки бежали прямо по насту, не проваливаясь вниз. У Огнегрива упало сердце. Он догадался, кем были таинственные преследователи, еще до того, как из-за поваленного дерева выскочили Облачко и двое Чернобуркиных малышей.

Коготь заревел так, что котята испуганно запищали. Глашатай с первого взгляда узнал их и вскочил на лапы.

— Что вы тут делаете?! — бушевал он.

— Мы тоже хотим сражаться! — пискнул Облачко. Огнегрив вжал голову в плечи.

— Огнегрив! — рявкнул Коготь. Огнегрив покорно приблизился, и глашатай нетерпеливо приказал: — Ты притащил в племя этого котенка, ты с ними разбирайся!

Огнегрив молча посмотрел в горящие глаза Когтя. Он понял, что глашатай заставляет его сделать выбор: или занять свое место в воюющем отряде, или заботиться о домашнем котенке. Весь отряд молча ждал его решения.

Он знал, что должен выбрать свое племя, но не мог пожертвовать Принцессиным несмышленышем. Облачко и котят надо немедленно отправить в лагерь. Но кто из воинов захочет отказаться от участия в битве ради маленьких нарушителей?

Папоротник! — подозвал он ученика Крутобока. — Пожалуйста, отведи домой этих котят. Огнегрив был готов к тому, что Крутобок запротестует, но тот промолчал. Папоротник уныло опустил хвост, и Огнегрив почувствовал угрызения совести.

— У тебя впереди будет еще много сражений, — утешил он.

— Как же так, Огнегрив! Ты говорил, что однажды мы с тобой будем сражаться рядом! — прозвенел в зимнем лесу тоненький голосок Облачка. Коготь насмешливо посмотрел на Огнегрива, и тот невольно поежился. Из толпы котов послышались легкие смешки. Огнегрив заставил себя скрыть смущение.

— Так оно и будет, — твердо сказал он. — Но не сегодня.

Белый котенок понурил плечи, и Огнегрив с облегчением вздохнул, глядя, как он присоединился к своим названым братьям и неохотно поплелся вслед за Папоротником обратно в лагерь.

— Я удивлен твоим выбором, Огнегрив, — усмехнулся Коготь. — Вот уж не думал, что ты так хочешь принять участие в этой битве.

Огнегрив поднял глаза, чувствуя, как закипает кровь и тело тяжелеет от ярости.

— Будет лучше, если ты тоже захочешь этого, — парировал он. — Почему бы тебе не подать боевой клич, вместо того чтобы заниматься пустой болтовней в то время, когда коты племени Ветра гибнут в бою?!

Коготь с неприкрытым презрением посмотрел на него, затем запрокинул голову и громко закричал в пасмурное небо. После этого он бросился вперед, остальные коты последовали за ним. Они пробежали мимо Четырех Деревьев и начали подниматься по уступам холма, ведущего к предгорьям.


Едва они ступили на вершину холма, на них с воем обрушился ветер. Огнегрив почувствовал, как у него уши выворачиваются вовнутрь. Теперь, когда вереск скрылся под снегом, владения племени Ветра казались еще пустыннее, чем обычно.

— Огнегрив! Ты знаешь дорогу к лагерю племени Ветра! — прохрипел Коготь, пытаясь перекричать завывания ветра. — Веди нас! Он замедлил шаг, пропуская Огнегрива вперед. Огнегрив молча повиновался, хотя и не понимал, отчего глашатай не хочет довериться Одноусу. Он оглянулся на Крутобока, надеясь на его поддержку, но серый воин стоял, жалко понурив плечи и не поднимая глаз от земли. Казалось, он не замечал порывов ветра, трепавших его густую серую шерсть. Огнегриву стало ясно, что с этой стороны помощи ждать не придется. Он поднял глаза к Звездному племени и попросил не оставить его в трудную минуту.

К собственному удивлению, он легко узнал дорогу, хотя она и была теперь вся занесена снегом. Он нашел и старую барсучью нору, и скалу, с которой Крутобок обозревал окрестности. Огнегрив шел от одной приметы к другой, пока не увидел крутой склон, обозначающий вход в лагерь племени Ветра. Он остановился у края оврага.

Теперь вниз! — крикнул он. На мгновение ветер стих, и снизу донеслись звуки битвы — крики и вой яростно сражающихся котов.


Глава XXVIII | Огонь и лед | Глава XXX