home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


IX

МАТЕРИНСКИЙ ДОМ

В те времена Боусрин был кемпрой клана барсука. Он располагал большим флотом, под его началом были сильные воины, и он не раз проводил удачные набеги, возвращаясь с грузом серебра, бренди и железа. Он был почти героем, когда опозорил свой клан.

Боусрин возжелал женщину из клана чайки. Он отправился в ее материнский дом с дарами, но она отвергла его. С ним согласилась лечь ее сестра, но Боусрину этого было мало. В течение года он совершал один набег за другим, и вернулся в материнский дом Барсука с огромным богатством, но без гордости в сердце, поскольку был охвачен недостойной страстью.

Его воины были храбрыми, но не отличались умом, поскольку подчинились ему, когда он приказал им напасть на материнский дом клана чайки. Воины клана чайки ушли в поход, остались лишь женщины в полях, когда корабли Боусрина причалили к берегу. Кемпра Боусрин и его воины убили всех стариков и часть юношей, после чего, несмотря на яростное сопротивление, овладели женщинами прямо на голой земле. Некоторые из женщин предпочли смерть позору. Боусрин оставался на острове семнадцать дней, и каждую ночь он вынуждал дочь клана чайки Серферет принимать его семя. В конце концов она умерла. И тогда они покинули остров, чтобы вернуться в свой материнский дом.

Взошла новая луна, и в материнском доме клана барсука узнали о том, что совершил их кемпра. Жгучий стыд охватил их. И тогда женщины клана изгнали своих мужчин, запретив им возвращаться домой. Семнадцать своих сыновей женщины отдали клану чайки, чтобы они сделали с ними все, что пожелают, во искупление зла, содеянного Боусрином. И материнские дома всех кланов навсегда изгнали Боусрина и его людей – и всем, кто осмелится оказать им хоть какую-то помощь, грозило изгнание.

Не прошло и года, как море забрало Боусрина и его воинов. А клан чайки использовал присланных сыновей Калана Барсука не как рабов, а как воинов, призванных охранять их берега, и мужчин, которые должны вырастить новых сынов и дочерей клана чайки. И женщины этих кланов вновь зажили в мире друг с другом.

Поучительные истории Внешних островов, изложенные бардом Омбиром.

На следующий день мы сели на корабль, отплывший на остров Мейл. Принц Дьютифул и Чейд сообщили хозяевам о своих планах. Принц выступил с короткой речью, в которой сказал, что считает конфликт внутренней проблемой Хетгарда. Как мужчина, он не может отказаться от своего слова, но готов дать им возможность самим разобраться, как относиться к данной спорной ситуации. Он говорил спокойно и с большим достоинством, позднее рассказал мне Чейд, а его готовность предоставить Хетгарду решить все проблемы успокоила многих. Даже Орел высказался одобрительно: он заявил, что мужчина, который не боится встретить опасность лицом к лицу, достоин уважения, где бы он ни был рожден.

Свита принца восприняла новость об отъезде с удивлением и огорчением. Впрочем, им сообщили об этом как о небольшом изменении в планах. Большинство не планировали сопровождать принца в материнский дом его невесты; еще в Баккипе им сказали, что такую большую делегацию там принять не смогут. Они предполагали, что останутся в Зилиге, где у них будет возможность договориться о будущих торговых соглашениях. По большей части они рассчитывали жить на Скирене рядом со своими будущими торговыми партнерами. Аркон Бладблейд, кемпра клана кабана и отец нарчески, заверил нас, что он и его воины постараются сделать их пребывание в городе приятным, пока Хетгард не придет к окончательному решению.

Позднее Чейд рассказал мне, что он всячески советовал нашим придворным продолжать наслаждаться гостеприимством клана кабана, а не испытывать удобства местных постоялых дворов. Он также порекомендовал держать на виду наши геральдические гербы при общении с обитателями Внешних островов, ведь кланы Внешних островов постоянно демонстрируют всем символы своего зверя. Сомневаюсь, будто он сказал дворянам Шести Герцогств, что они будут в большей безопасности, если не станут выставлять себя в качестве представителей «Видящих из клана оленя» – так обитатели Внешних островов воспринимали семью принца.

«Секач», построенный на Внешних островах, оказался гораздо менее удобным, чем «Счастливая невеста». Он гораздо сильнее раскачивался на волнах, я это понял, когда мы поднимались на его борт, но малая осадка позволяла «Секачу» более эффективно плавать по внутренним каналам, где не прошло бы наше судно. Как мне рассказали, некоторые из каналов судоходны только во время приливов, а иногда вода отступает так далеко, что можно перейти вброд с одного острова на другой. Нам предстояло проплыть по нескольким таким каналам, перед тем как выйти в открытое море, чтобы добраться до родного острова и Уислингтона, где находился материнский дом нарчески.

Мы жестоко поступили с Олухом. Я разбудил его только в самый последний момент, чтобы он поел горячей и привычной еды, которую доставили со «Счастливой невесты». Я уговорил Олуха позавтракать поплотнее и во время еды беседовал с ним только о приятных вещах. О том, что нам предстоит новое морское путешествие, я упоминать не стал. Он без всякого энтузиазма согласился помыться и одеться, ему хотелось только одного: улечься обратно в постель. Я понимал, что именно это ему и требуется, чтобы быстрее выздороветь. Однако мы не могли оставить его в Зилиге.

Даже когда мы стояли на причале вместе со стражниками принца, Чейдом и Дьютифулом, наблюдая за погрузкой на борт «Секача» даров невесте, Олух думал, что мы лишь вышли немного прогуляться. Корабль удобно стоял у причала. Во всяком случае, мрачно подумал я, нам будет нетрудно подняться на борт. Я ошибался. Олух спокойно наблюдал, как остальные поднимаются по трапу, но когда пришел его черед, встал столбом.

– Нет.

– Ты не хочешь подняться на корабль с Внешних островов, Олух? Все остальные поднялись на борт, чтобы осмотреть его. Я слышал, что суда островитян сильно отличаются от наших. Идем, присоединимся к остальным.

Некоторое время он молча на меня смотрел.

– Нет, – повторил Олух, и его маленькие глазки подозрительно сузились.

Обманывать его дальше было бесполезно.

– Олух, нам нужно подняться на борт. Скоро мы отправимся в путь, чтобы доставить принца в дом нарчески. Мы должны его сопровождать.

Между тем погрузка закончилась, на берегу остались только мы, пассажиры и команды других кораблей с удивлением поглядывали на Олуха, многие даже не пытались скрыть своего отвращения. Матросы с «Секача» ждали, когда можно будет поднять трап и отвязать канаты. Они раздраженно смотрели на нас, нетерпеливо переступая с ноги на ногу. Я чувствовал, что самим своим присутствием мы их унижаем. Почему мы не поднимаемся на борт? Почему заставляем всех ждать? Пришло время действовать. Я твердо взял Олуха за руку.

– Олух, мы должны немедленно подняться на борт.

– Нет! – взревел он и неожиданно нанес мне удар, одновременно на меня обрушилась волна Скилла.

Я отшатнулся, что вызвало грубый гогот у наблюдавших за нами матросов. Наверное, им показалось диким, что слабый шлепок полоумного едва не сбил меня с ног.

Мне неприятно вспоминать о том, что произошло затем. У меня не оставалось выбора: я был вынужден силой заставить своего подопечного подняться на корабль. Но ужас настолько овладел Олухом, что он сопротивлялся, как только мог. Мне пришлось применить и физическую силу, и умение защищаться от ударов древней магии.

Естественно, Чейд и принц Дьютифул сразу поняли, что происходит. Я почувствовал, как принц пытается войти в контакт с Олухом и успокоить его, но красный туман ярости действовал ничуть не менее эффективно, чем защитные стены. Присутствия Чейда я даже не ощущал; вероятно, он уже истратил все свои запасы. Как только я оторвал Олуха от земли, намереваясь отнести его на корабль, в меня хлынул поток его Скилла. Телесный контакт сделал меня уязвимым. Он швырнул в меня весь свой страх, и я едва не обмочился – Олуху удалось разбудить ужас, таившийся в самой глубине моей души, память о тех давних мгновениях, когда смерть подступала ко мне вплотную. Я ощущал зубы «перекованного», впившиеся мне в руку, и стрелу, входящую в спину. Я взвалил Олуха на спину, но под тяжестью его ужаса рухнул на колени, и это вызвало новый взрыв гогота у матросов. Олух вырвался из моих рук, но остался стоять рядом, поскольку теперь нас окружало кольцо зрителей; по его лицу текли слезы.

Насмешки становились все более злыми, и они жалили меня значительно сильнее ударов маленьких кулаков Олуха. Я не мог схватить его, не рискуя сохранностью защитных стен, в то же время я опасался применить свой Скилл. Мне ничего не оставалось, как отрезать ему путь к отступлению, убеждая подняться на борт. Всякий раз, когда я делал к нему шаг, Олух немного отступал, приближаясь к трапу, а круг зевак отодвигался в сторону. Тогда Олух бросался на меня, вытянув руку, – он понимал, что стоит ему коснуться моей кожи, как защитные стены падут. И мне приходилось немного отступать. И все это время собравшиеся вокруг нас мужчины хохотали, перебрасываясь между собой репликами на своем грубом языке, призывая других посмотреть на стражника, который не в силах справиться с полоумным.

В конце концов меня выручил Уэб. Вероятно, громкий смех матросов «Секача» привлек его внимание. Он спустился по трапу, пробился через толпу и подошел к нам.

– Олух, Олух, Олух, – успокаивающе сказал он. – Пойдем с нами, дружище. Не нужно устраивать драку. Не нужно.

Я знал, что Уит можно использовать для того, чтобы оттолкнуть кого-нибудь. Кто из нас не отскакивал назад, спасаясь от клацающих зубов собаки или когтей кошки? И не только угроза вынуждает нас отступить, но и сила гнева животного, которая заставляет врага уйти с его дороги. Для человека, обладающего Уитом, умение отталкивать столь же естественно, как и бегство перед лицом серьезной опасности. Мне и в голову не приходило, что существует некая противоположная сила, позволяющая успокаивать и вести за собой.

Я не знаю, что Уэб делал с Олухом. И хотя поток Уита не был направлен на меня, я ощутил его присутствие. Он сразу же успокоил мое отчаянно колотившееся сердце. Мои плечи неожиданно опустились, и я понял, что больше не сжимаю зубы. На лице Олуха появилось удивленное выражение. Он раскрыл рот, длинный язык высунулся наружу, а маленькие глазки почти закрылись.

– Успокойся, друг мой, – негромко проговорил Уэб. – Расслабься. Пойдем, пойдем со мной.

Все знают, как выглядит котенок, когда мать берет его за шкирку. Именно такой вид был у Олуха, когда большая рука Уэба опустилась на его плечо.

– Не гляди вперед, – посоветовал Уэб Олуху. – Лучше смотри на меня. – Олух повиновался ему, неотрывно глядя в лицо Уэба, и тот спокойно отвел его на палубу корабля, словно быка за кольцо в носу.

Я дрожал, по спине у меня стекал пот. Кровь бросилась в лицо, когда я поднимался по трапу, а мне вслед летели насмешки зевак. Большинство из них немного говорили на языке Шести Герцогств. Они перешли на наш язык, чтобы я понимал их презрение. Я не мог сделать вид, что ничего не слышу, поскольку покраснел от стыда. К тому же мне было некуда направить свой гнев, поэтому ничего не оставалось, как молча шагать за Уэбом. Я услышал, что, как только я ступил на палубу, трап за мной поднялся. Я не стал оборачиваться, шагая за Уэбом и Олухом к шатру, поставленному посреди палубы.

Условия здесь были несравнимо хуже, чем на борту «Счастливой невесты». В носовой части палубы находилась деревянная надстройка, разделенная на два помещения. Большую каюту отдали в распоряжение принца и Чейда, а мы с Олухом разместились во второй. Шатер, разбитый на корме, предназначался для стражников. Стены были сделаны из толстой кожи, растянутой на шестах – уступка для изнеженных жителей Шести Герцогств; сами обитатели Внешних островов предпочитали открытую палубу, которую использовали для перевозки грузов или сражений. Я взглянул на лица стражников и сразу же понял, что соседство с Олухом не вызывает у них ни малейшей радости. После постыдной борьбы с ним я выглядел в их глазах ничуть не лучше. Уэб тем временем пытался убедить Олуха присесть на один из сундучков, доставленных со «Счастливой невесты».

– Нет, – негромко сказал я, – принц предпочитает, чтобы Олух находился рядом с ним. Нам следует отвести его в маленькую каюту.

– Там же еще меньше места, чем здесь, – заметил Уэб, но я лишь покачал головой.

– В каюту, – повторил я, и он больше не стал спорить. Олух пошел вместе с ним, продолжая доверчиво смотреть на Уэба. Я последовал за ними, чувствуя такую усталость, словно все утро провел на плацу, сражаясь на деревянных мечах. Лишь позднее я сообразил, что Уэб усадил Олуха на собственную койку. Сивил устроился на своей койке, в углу, а его кот ощетинился у него на коленях. Менестрель Кокл с безутешным видом изучал три порванные струны своей маленькой арфы. Свифт всячески избегал смотреть мне в глаза. Его возмущало, что полоумный будет жить рядом с ним. Молчание в крошечной каюте становилось густым, как масло.

После того как Олух устроился на койке, Уэб провел мозолистой рукой по его вспотевшему лбу. Дурачок недоуменно посмотрел на его ладонь, а потом закрыл глаза, точно уставший ребенок. Вскоре он уже спал, дыхание с хрипом вырывалось у него изо рта. После нашего столкновения я и сам был не прочь поспать, но Уэб взял меня за руку.

– Пойдем, – сказал он, – нам нужно поговорить.

Я хотел отказаться, но как только он положил мне руку на плечо, все мои возражения исчезли. Мы вышли на палубу. Матросы тут же принялись смеяться надо мной, но Уэб, не обращая на них внимания, отвел меня к борту, где никого не было.

– Вот, возьмите, – сказал он, вытаскивая из кармана кожаную фляжку и откупоривая ее. Я ощутил аромат бренди. – Сделайте пару глотков, а потом несколько глубоких вдохов. Вы похожи на человека, потерявшего много крови.

Лишь после того, как я глотнул бренди, мне стало ясно, что Уэб был совершенно прав.

Фитц?

В вопросе принца ощущалась тревога. Тут только я понял, какие высокие стены возвел вокруг своего сознания. Я осторожно опустил их и потянулся к Дьютифулу.

Со мной все в порядке. Уэб помог успокоить Олуха. Дайте мне несколько мгновений, мой принц, чтобы собраться с мыслями.

Я даже не заметил, что произнес вслух почти те же слова, которые адресовал Дьютифулу при помощи Скилла:

– Да, вы правы. Мне нужно немного времени, чтобы прийти в себя.

– Да уж. Только я не понимаю, что происходит. Однако у меня есть кое-какие подозрения. Олух очень важен для принца, не так ли? И это как-то связано с его умением помешать воину, находящемуся в расцвете сил, заставить его делать то, что он не хочет. Почему вы избегали его прикосновений? Когда я до него дотронулся, со мной ничего не произошло.

Я вернул ему фляжку.

– Это не моя тайна, – прямо ответил я.

– Понятно. – Уэб и сам глотнул бренди, а потом задумчиво посмотрел вверх.

Рииск лениво кружила над кораблем, поджидая нас. Неожиданно на мачте расцвел парус. Через мгновение его уже надул ветер, и я ощутил, как корабль набирает скорость.

– Нам предстоит короткое путешествие, – продолжал Уэб. – Три или четыре дня, не больше. Если бы мы поплыли на «Счастливой невесте», ей бы пришлось обогнуть весь островной архипелаг, а потом мы бы оставили корабль в гавани одного из более крупных островов и пересели на судно с небольшой осадкой, чтобы добраться до Уислингтона.

Я с умным видом кивнул. Возможно, Уэбу рассказала об этом птица. Или он слышал болтовню матросов. А затем, словно это было естественным продолжением нашего разговора, он осведомился:

– А если я сам догадаюсь, вы мне скажете, прав я или нет?

Я вздохнул. Только теперь, когда борьба закончилась, я понял, как страшно устал. И каким могучим становился Олух, когда испытывал страх и гнев. Оставалось надеяться, что он не сжег свои запасы силы. Болезнь и так выкачала из него немало энергии. На отчаянную борьбу он вполне мог бросить все, что у него оставалось. Меня охватила тревога.

– Том? – не унимался Уэб, и я вдруг вспомнил, что не ответил на его вопрос.

– Это не моя тайна, – упрямо повторил я.

Меня охватило отчаяние, казалось, кровь вытекает из сквозной раны. Оно исходило от Олуха. Я понимал, что должен каким-то образом его успокоить, пока он не успел отравить сознание всех людей, находившихся на корабле.

Ты можешь его утихомирить?

Я обратился к принцу, понимая, что сам вряд ли справлюсь с поставленной задачей.

Уэб вновь протянул мне фляжку. Я взял ее и сделал солидный глоток.

– Мне нужно вернуться к Олуху. Его не следует оставлять одного.

– Да, я понимаю, – кивнул он, забирая из моих рук фляжку. – Я бы хотел знать, кем вы для него являетесь: защитником или тюремщиком. Ну, Том Баджерлок, когда вы посчитаете, что я могу с ним остаться, дайте мне знать. Вам тоже не помешает отдых.

Я молча кивнул и вернулся в каюту. Все остальные сбежали, очевидно не в силах выдерживать поток Скилла, исходящий от Олуха. От пережитого ужаса он заснул. Я взглянул в его лицо и увидел простодушие, которое вовсе не было детским или наивным. На щеках горел нездоровый румянец, на лбу выступил пот. К нему вернулась лихорадка, дыхание вновь стало хриплым. Я уселся на пол рядом с койкой. Мы дурно обошлись с ним. Так не следовало поступать, и мы это прекрасно понимали – Чейд, Дьютифул и я. Силы меня оставили, я перестал противиться усталости и улегся рядом.

Сделав три вдоха, я сосредоточился на Скилле. Потом закрыл глаза и положил руку на плечо Олуха, чтобы усилить нашу связь. Я ожидал, что он спрячется за стенами, но Олух оставался совершенно беззащитным. Я нырнул в сон, где потерявшийся котенок отчаянно барахтался в кипящем море. Я вытащил его из воды, как это делала Неттл, перенес в фургон и положил на кровать. Я сказал ему, что теперь он в безопасности, и ощутил, как слабеет его тревога. Но он узнал меня даже во сне.

– Ты меня заставил! – неожиданно вскричал котенок. – Ты заставил меня плыть на корабле!

Я ожидал столкнуться с гневом и вызовом, я бы понял, если бы он меня атаковал, но случилось нечто худшее. Он заплакал. Котенок безутешно рыдал, точно маленький ребенок. И я чувствовал, как он убит моим предательством. Он мне верил. Я взял его на руки, но он продолжал плакать, и я не мог его утешить, поскольку сам являлся причиной его горя.

Я не ожидал появления Неттл. Ведь до ночи было далеко, и я не рассчитывал, что она может спать в такое время. Наверное, я думал, что она способна пользоваться Скиллом только во сне. Довольно глупое предположение. Пока я сидел, укачивая на руках маленького котенка, который был Олухом, рядом со мной возникла Неттл.

Дай его мне, — сказала она тем особым тоном, которым всегда говорят женщины, когда сталкиваются с неспособностью мужчин делать самые элементарные вещи.

Я с облегчением передал ей котенка, но ощущение вины только усилилось. Теперь я находился на самом краю его сна, и тревога Олуха тут же начала слабеть. Мне было больно оттого, что мое присутствие огорчает Олуха, но я не мог его винить.

Через некоторое время я обнаружил, что сижу у основания разрушенной башни. Она показалась мне давно заброшенной. Мертвые заросли куманики покрывали крутые склоны холма, тишину нарушал лишь вой ветра. Я ждал. Подошла Неттл.

Почему мы здесь? — спросила она, обводя рукой печальный пейзаж вокруг нас.

Это место соответствует моему настроению, — грустно ответил я.

Неттл презрительно фыркнула и легким взмахом руки превратила мертвые заросли куманики в густую летнюю траву. Башня на склоне холма превратилась в круг разбитых камней, увитых цветущим плющом. Неттл, босая, уселась на согретом солнцем валуне, расправила красную юбку и спросила:

Ты всегда склонен к таким суровым мерам?

Наверное, да.

Похоже, быть рядом с тобой – изнурительная работа. Я знаю только одного человека, более неуемного, чем ты.

И кто же он?

Мой отец. Он вчера вернулся домой.

Я затаил дыхание и постарался спросить как можно небрежнее:

И?

Он был в замке Баккип. Больше он нам ничего не сказал. Он постарел на десять лет, и все же я несколько раз замечала, как он улыбается. Хотя зрение у него уже сдает, он все время вглядывался в меня так, словно видел в первый раз. Мама говорит, что он все время прощается с ней, подходит, обнимает и держит так, словно кто-то может ее в любой момент отнять. Мне трудно объяснить… Он ведет себя так, будто ему удалось завершить трудное дело. И будто он готовится в долгий путь.

А что он тебе сказал? – Я изо всех сил старался скрыть свой ужас.

Ничего. Как и моей материво всяком случае, так она утверждает. Он привез всем нам подарки. Смешные игрушки для младших братьев и изящные головоломки для старших. Для мамы и меня он купил шкатулки с деревянными бусами, не грубыми, а покрытыми такой изящной резьбой, что бусинки кажутся лучше любых камней. И лошадь, чудесную маленькую кобылу…

Я ждал, уже понимая, что она скажет дальше, но все еще надеясь на чудо.

А сам он теперь носит серьгу, вырезанный из дерева шарик. Я никогда не видела, чтобы он носил серьги. Даже не знала, что у него в ухе есть дырочка.

Интересно, говорил ли Баррич с лордом Голденом. Быть может, Шут просто оставил подарки у королевы Кетриккен, чтобы она передала их Барричу. У меня на уме вертелось множество вопросов, но я не мог задать ни одного из них.

А чем ты занимаешься сейчас? — спросил я.

Обрабатываю фитили. Ужасно глупое и скучное занятие. — Неттл ненадолго замолчала. – У меня есть сообщение для тебя.

Сердце замерло у меня в груди.

Да?

Если тебе еще раз приснится волк, сказал мой отец, то передай ему, что он должен был давно вернуться домой.

Скажи ему…

Что сказать человеку, которого не видел шестнадцать лет? Передать, что ему не следует бояться моего возвращения? Что я не стану ничего у него отбирать? Что я люблю его, как любил раньше? Нет, не то. Сказать, что я его простил? Нет, ведь Баррич никогда не желал мне зла. Такие слова лишь увеличат груз, который он взял на свои плечи. Мне хотелось сказать ему тысячи вещей, но я не осмеливался ничего передавать ему через Неттл.

Так что же сказать? — отвлекла меня от размышлений охваченная любопытством Неттл.

Скажи ему, что я не могу подобрать слов. И что я ему благодарен уже много лет.

Слишком мало, но я заставил себя остановиться. Нельзя поддаваться минутным порывам. Мне нужно очень тщательно обдумать слова, которые будут обращены к Барричу через Неттл. Я не знаю, что ей известно и о чем она догадывается. Я мог лишь предполагать, что знает Баррич о событиях, которые произошли в моей жизни после того, как мы расстались. Лучше жалеть о непроизнесенных словах, чем о тех, которые уже никогда не вернуть.

Кто ты?

Я должен дать ей ответ. Имя, которым она могла бы меня называть. И мне пришло в голову только одно слово.

Изменяющий. Меня зовут Изменяющий.

Она кивнула – немного разочарованная, но все же довольная. В ином месте и времени Уит предупредил меня, что рядом со мной появились люди. Я стал выходить из сна, и Неттл неохотно меня отпустила. Я вернулся в собственное тело и некоторое время лежал с закрытыми глазами, напрягая все свои чувства. Я находился в каюте, рядом тяжело дышал Олух. Я ощутил запах масла, которым менестрель смазывал дерево арфы, и услышал шепот Свифта:

– Кажется, он спит.

– Нет, я не сплю, – спокойно ответил я, осторожно убирая руку с плеча своего подопечного. Потом я сел. – Я просто старался успокоить Олуха. Он серьезно болен. Очень жаль, что мы не могли оставить его на берегу.

Свифт продолжал с сомнением смотреть на меня. Менестрель Кокл двигался практически бесшумно, натирая корпус своей многострадальной арфы маслом. Я встал, наклонив голову, чтобы не задеть о низкий потолок каюты, и посмотрел на сына Баррича. И хотя он всячески избегал общения со мной, никто не освобождал меня от долга по отношению к нему.

– Ты сейчас чем-нибудь занят? – спросил я у Свифта. Он посмотрел на Кокла, словно рассчитывал, что менестрель вступится за него. Но тот молчал, и Свифт ответил:

– Кокл собирался сыграть несколько песен Шести Герцогств для жителей Внешних островов. Я хотел их послушать.

Я вздохнул. Если я намерен сдержать слово, данное Неттл, нужно, чтобы мальчишка держался поближе ко мне. Однако я уже испортил с ним отношения, пытаясь отправить домой. Слишком большая строгость не позволит мне завоевать его доверие. Поэтому я сказал:

– Можно многому научиться, внимая песням менестреля. Прислушивайся также к тому, что говорят и поют жители Внешних островов, постарайся запомнить хотя бы несколько слов их языка. Позднее мы поговорим о том, что тебе удалось узнать.

– Спасибо, – холодно сказал он.

Ему было трудно благодарить меня – тем самым он признавал, что я имею над ним власть. Я не стал продолжать и просто кивнул, разрешая ему уйти. Кокл отвесил мне изящный поклон, и на мгновение наши глаза встретились. Я с удивлением прочитал в них дружелюбие.

– Редко удается встретить солдата, который ценит знания, а еще реже того, кто считает менестрелей их источником. Благодарю вас.

– Это мне следует тебя благодарить. Мой принц просил меня заняться обучением парня. Быть может, ты сумеешь показать ему, что учеба может приносить и радость. – И тут мне в голову пришла еще одна идея. – Я бы хотел присоединиться к вам, если, конечно, не помешаю.

Он отвесил мне еще один поклон.

– Почту за честь.

Свифт вышел первым, он не слишком обрадовался, когда увидел, что я иду с ними.

Матросы с Внешних островов ничем не отличались от тех, которых я встречал в других местах. Жизнь на корабле так однообразна, что моряки рады любому развлечению. Те, кто был свободен, собрались на палубе, чтобы послушать пение Кокла. Превосходная сцена для менестреля – голая палуба, ветер, развевающий волосы, и солнце за спиной. Матросы принесли с собой работу – так женщины приходят слушать баллады, взяв вышивание или вязание. Один плел из старых веревок коврик, другой что-то лениво вырезал. Внимание, с которым они слушали Кокла, подтвердило мои подозрения. Большая часть команды Пиоттра владела языком Шести Герцогств. Случайность ли это? Даже те, что занимались парусами, прислушивались к пению.

Кокл спел несколько традиционных баллад, посвященных монархам из династии Видящих. У него хватило ума пропустить песни, в которых говорилось о долгой и кровавой вражде с Внешними остовами. К моему облегчению, баллада о башне острова Антлер так и не прозвучала. Свифт внимательно слушал песни. Особенно он заволновался, когда Кокл запел балладу о Древней Крови. Я наблюдал за матросами-островитянами, мне было любопытно, увижу ли я на их лицах такое же отвращение и ненависть, какое демонстрировал к людям Уита народ Шести Герцогств. Но нет, матросы выслушали песни о чужеземной магии с вежливым интересом.

Когда Кокл закончил, один из матросов встал и широко улыбнулся, отчего татуировка на его щеке, изображающая кабана, растянулась. Он отложил в сторону свою работу и отряхнул деревянную стружку с груди и штанов.

– Думаете, это могучая магия? – вызывающе спросил он. – А я знаю магию посильнее, и вам будет полезно о ней узнать заранее – быть может, вам придется с ней встретиться.

Он ногой подтолкнул своего товарища, сидевшего на палубе рядом с ним. Явно смущенный присутствием такого количества слушателей, матрос вытащил из-за пазухи маленькую деревянную дудку и стал наигрывать простой и грустный мотив, а его товарищ хриплым голосом запел песню о Черном Человеке с острова Аслевджал. Он пел на языке Внешних островов, используя диалект местных бардов, разобрать который было нелегко даже мне. Черный Человек охраняет остров, говорилось в песне, и горе всем, кто придет туда с недостойными намерениями. Он – страж дракона или даже сам дракон в человеческом обличье. Черный Человек – черный, как дракон, «нечто неизвестное», как и сам дракон, сильный, точно ветер, и такой же неуязвимый и неумолимый, как лед. Он перегрызет кости трусливым, рассечет плоть безрассудным, он…

– За работу! – неожиданно прервал песню Пиоттр. Он отдал приказ жестко и весело, напомнив нам, что является не только хозяином, но и капитаном корабля. Матрос, который пел песню, замолчал и вопросительно посмотрел на него. Я ощутил напряжение; кабан на щеке не оставлял сомнений – это был воин Аркона Бладблейда. Большинство воинов носили татуировку кабана. Пиоттр едва заметно покачал головой, о чем-то предупреждая матроса, и тот виновато опустил плечи, но все же запальчиво спросил:

– Какая работа? Ведь мы сейчас свободны от вахты!

Губы Пиоттра изогнулись в добродушной улыбке, но взгляд не оставлял сомнений: дерзости капитан не потерпит.

– В свободное от вахты время, Рутор, твой долг – отдыхать, чтобы работать в полную силу, когда потребуется. Вот и отдыхай, а развлекать наших гостей предоставь мне.

Из каюты у него за спиной показались Чейд и принц, которые с любопытством наблюдали за происходящим. За ними стоял Уэб. Наверное, Пиоттр услышал песню, когда разговаривал с ними, извинился и поднялся на палубу. Я потянулся к Чейду и принцу.

Тебе известна легенда о Черном Человеке с острова Аслевджал? Который якобы охраняет дракона? Именноэту песню прервал сейчас Пиоттр.

Я ничего не знаю. Нужно будет спросить Чейда в более спокойной обстановке.

Чейд? – Я попытался вступить с ним в прямой контакт.

Ответа не последовало. Он даже не взглянул в мою сторону.

Похоже, он вчера перенапрягся.

Он пил сегодня чай? — с подозрением спросил я.

Вчерашнее напряжение для Чейда, новичка в Скилле, было огромной нагрузкой, однако старик двигался с прежней легкостью. Эльфовская кора? В таком случае, я ему завидую. Он ею пользуется, а мне отказывает?

Каждое утро он пьет какую-то отвратительную смесь. Я не знаю, что он туда добавляет.

Я не подал виду, что меня это беспокоит – принц ничего не должен заподозрить, – и твердо решил похитить у Чейда немного травы, чтобы определить, чем он пользуется. Старик слишком легкомысленно относится к своему здоровью. Он сожжет свою жизнь, пытаясь решить проблемы Видящих.

У меня так и не появилось такой возможности. Впрочем, последующие дни нашего короткого путешествия прошли спокойно. Я ухаживал за Олухом и учил Свифта. Мне часто приходилось совмещать оба этих занятия, поскольку в те недолгие моменты, когда Олух бодрствовал, он не подпускал меня к себе. Однако он был готов терпеть присутствие Свифта. Мальчик подчинялся мне без особого энтузиазма. Ухаживать за больным – не самое приятное занятие. Кроме того, Свифт, как и многие другие жители Шести Герцогств, питал отвращение к неполноценным людям. Мне не удавалось вразумить его, но спокойное отношение Уэба к Олуху благотворно повлияло на мальчика. Мне ужасно хотелось сделать для Свифта то, что делал Баррич для Неттл, но я даже не мог завоевать его доверия.

Когда ты ощущаешь себя никому не нужным, дни тянутся бесконечно. Я почти не оставался наедине с Чейдом и принцем. У меня не было такой возможности на переполненном людьми маленьком корабле, поэтому приходилось довольствоваться Скиллом. Я старался не входить в контакт с Чейдом, рассчитывая, что со временем его способности восстановятся. Принц передал мне, что Чейду ничего не известно о Черном Человеке с острова Аслевджал.

Пиоттр загрузил матроса, который пел балладу, работой, поэтому поговорить с ним мне не удалось. Изолированный от Чейда и принца, отвергнутый Олухом, я чувствовал себя одиноким, и мне никак не удавалось найти в своей душе умиротворение. Мое сердце норовило погрузиться в воспоминания о прошлом, о моем простом романе с Молли и дружбе с Шутом. Ночной Волк часто навещал меня в воспоминаниях, поскольку я постоянно видел Уэба вместе с его птицей и Сивила в сопровождении кота. Я потерял всех близких времен своей молодости, и в моем сердце не осталось желания искать новых привязанностей. Что же до Неттл и приглашения Баррича «возвращаться домой»… Мое сердце рвалось к ним навстречу, но я знал, что хочу вернуться не в место, которое мог бы назвать домом, а назад во времени, а этого не могут дать мне ни Эда, ни Эль.

Когда наш корабль вошел в крошечную гавань на побережье маленького острова и Пиоттр закричал от радости, увидев свой дом, я ощутил зависть. Я стоял возле борта, когда подошел Уэб и развеял мою меланхолию.

– Я попросил Свифта помочь Олуху надеть башмаки, – сказал Уэб. – Бедняга будет рад вновь очутиться на твердой земле, хотя и не признается в этом. Он больше не страдает от морской болезни. Его слабость вызвана простудой и больными легкими. Ну и тоской по дому.

– Я знаю. Но на корабле я ничего не мог с этим поделать. Надеюсь, мы найдем ему удобное жилье и вкусную пищу, чтобы он отдохнул и набрался сил. Это самое верное средство от серьезных недугов.

Уэб кивнул, и мы продолжали молча стоять рядом, пока корабль подходил к берегу. На мысу виднелась одинокая фигурка девушки, ее красновато-коричневую юбку развевал ветер. Овцы и козы пощипывали траву на каменистом пастбище вокруг нее. В глубине острова я заметил дым над крышами домов, теснившихся на склонах холма. Корабль направлялся к единственному причалу в бухте. Я не заметил никаких признаков города. Девушка на мысу подняла руки и трижды развела их в разные стороны. Сначала я принял ее жест за приветствие, но потом понял, что это сигнал для жителей острова, поскольку довольно скоро на берегу начали собираться люди. Некоторые вышли на пристань. Дети бегали по пляжу и возбужденно кричали.

Матросы, показав немалую сноровку, ловко подвели корабль к причалу. На берегу поймали канаты, и уже через несколько мгновений паруса были спущены и убраны. Пиоттр удивил меня, коротко поблагодарив матросов клана кабана, управлявших кораблем. И я вновь напомнил себе, что мы имеем дело с двумя кланами, а не с одним. Очевидно, Пиоттр и команда считают, что им оказана серьезная услуга, возможно, теперь Пиоттр в долгу у клана кабана.

Я еще больше утвердился в своих предположениях, когда мы покидали корабль. Первым на берег сошел Пиоттр, который тут же низко поклонился встречавшим нас женщинам. Здесь были и мужчины, но они стояли в задних рядах и подошли поздороваться только после того, как старшие женщины клана тепло приветствовали Пиоттра. Я заметил, что мужчин в расцвете сил тут немного и все они щеголяют многочисленными шрамами. Среди встречающих было и несколько стариков, а также стайка мальчишек ненамного старше десяти лет. Я нахмурился и попытался передать свои мысли Чейду:

Либо их мужчины считают недостойным встречать нас, либо они где-то скрываются.

Ответная мысль донеслась до меня едва слышно, подобно завитку дыма:

Или их перебили во время войны красных кораблей. Некоторые кланы понесли очень серьезные потери.

Я чувствовал, как приходится напрягаться Чейду, чтобы поддерживать контакт, и не стал его больше мучить. К тому же сейчас у него хватало других забот. Тревогу и разочарование принца я уловил скорее посредством Уита, нежели Скилла. Гадать, что его терзает, мне не пришлось: среди встречающих не было Эллианы.

Не обращай внимания, – посоветовал я. – Мы слишком мало знаем об их обычаях, чтобы делать какие-то выводы из-за ее отсутствия. Не следует считать это знаком пренебрежения.

Не обращать внимания? Мне все равно. Речь идет о союзе, Фитц, а не о какой-то девчонке и ее интригах.

Но резкость тона выдала его с головой. Я вздохнул. Ему всего пятнадцать. Оставалось лишь возблагодарить Эду, что мне больше никогда не придется быть пятнадцатилетним.

Должно быть, Пиоттр дал какие-то разъяснения Чейду относительно их обычаев, поскольку вся наша группа осталась стоять на палубе до тех пор, пока молодая женщина, которой было лишь немногим больше двадцати лет, чистым и громким голосом не обратилась к нам и не пригласила сына клана оленя из рода Видящих и его спутников сойти с корабля.

– Мы ждали сигнала, – негромко сказал Уэб. – Свифт помог собраться Олуху. Пойдем?

Я кивнул и спросил, словно у меня было на то право:

– А что показала Рииск? Она видела где-нибудь вооруженных людей?

Уэб натянуто улыбнулся.

– Неужели вы думаете, что я бы не сказал, если бы она что-то увидела? Ведь моя жизнь подвергается такой же опасности, как и ваша. Нет, она не заметила ничего особенного. Тихое поселение, вокруг все спокойно. А за холмами раскинулась плодородная долина.

Мы сошли на берег в почтительном удалении от нашего принца. Хозяева приветствовали его во владениях матери Эллианы Блэкуотер. Слова приветствия были простыми, и в их простоте я услышал ритуал. Разрешив нам ступить на землю острова, женщина подтверждала свое право владения островом и утверждала свою власть над всеми людьми, вошедшими в Уислингтон.

Несмотря на это, я с удивлением обнаружил, что к членам клана кабана, которые сошли на берег вслед за нами, хозяйка обратилась с теми же словами. Когда они отвечали на приветствие, я услышал то, что не сумел уловить прежде: принимая приглашение, каждый из мужчин брал на себя ответственность за поведение всех остальных своих собратьев по клану. Наказание за нарушение правил гостеприимства не формулировалось. Через мгновение до меня дошло, что означает этот ритуал. Народу, живущему морскими набегами, требуются способы обеспечения безопасности собственных домов на время отсутствия воинов. Я предположил, что здесь действует некое древнее соглашение между женщинами разных кланов; интересно, какое наказание ждет мужчин у себя дома, если они нарушат этот своеобразный кодекс чести.

Покончив с приветствиями, женщина дома нарвала повела принца и его людей за собой. Сразу же за ним следовала его стража, затем Уэб, Свифт, Олух и я. Мальчик шел впереди, а мы с Уэбом поддерживали Олуха. За нами шагали матросы клана кабана, которые болтали о пиве и женщинах. Конечно, они не упускали возможности посмеяться над нашей четверкой. Рииск парила высоко в голубом небе. Береговая галька хрустела под нашими сапогами, но вскоре мы вышли на хорошо утоптанную дорогу.

Я ожидал, что Уислингтон окажется более крупным городом и будет ближе расположен к морю. Когда нас догнали нетерпеливые матросы клана кабана, Уэб завел с одним из них беседу. Матросу не терпелось присоединиться к своим товарищам, к тому же ему не хотелось, чтобы его видели в компании с полоумным. Его ответы были вежливыми, поскольку Уэб у всех вызывал уважение, но короткими. Моряк объяснил, что гавань здесь очень удобная, но не без изъянов. Течение слабое и не мешает судоходству, однако порой начинает дуть ветер такой холодный, что может «содрать с человека кожу». Но Уислингтон построили в низине, сразу же следующим холмом, так что ветра не тревожат горожан.

Все так и оказалось. Дорога переваливала через холмы и спускалась в долину, где стоял со всех сторон защищенный от ветра Уислингтон. Мы сразу почувствовали, что стало заметно теплее. Город явно строился не как попало, а с умом. Материнский дом, построенный из дерева и камня, доминировал над остальными строениями. На фронтоне красовался огромный нарисованный нарвал, за домом был разбит сад, напомнивший мне Женский Сад в замке Баккип. Материнский дом стоял в центре города, и улицы опоясывали его концентрическими кольцами, большинство рынков и лавок располагалось поблизости от дороги, ведущей к морю. Мы успели разглядеть весь город еще до того, как подошли к нему.

Принц со свитой давно скрылся из глаз, но Риддл, который слегка запыхался от быстрой ходьбы, вернулся за нами.

– Я покажу, где вы будете жить, – пояснил он.

– Разве нас собираются поселить не в одном доме с принцем? – с тревогой спросил я.

– Всех гостей поселят в материнском доме вместе с менестрелем и остальными. Но для воинов из других кланов имеется отдельный дом. Воинам не разрешено проводить ночи в материнском доме. Стража принца будет жить отдельно от него. Нам это не понравилось, но Чейд сказал капитану Лонгвику, что спорить не следует. Олуху предоставлен отдельный домик. Принц приказал, чтобы ты устраивался вместе с ним. – Риддл слегка смутился. Понизив голос, словно извиняясь, он добавил: – Я позабочусь, чтобы твой сундучок и вещи Олуха побыстрее доставили на берег.

– Спасибо.

Я мог бы и не спрашивать. Конечно, Олуха не захотели принимать в материнском доме. Оставалось утешаться тем, что нас поселили отдельно от стражников. Тем не менее делить с Олухом положение изгнанника становилось для меня все более трудно. Хотя интриги двора Видящих никогда не вызывали у меня радости, всякий раз, оказываясь слишком далеко от Дьютифула и Чейда, я испытывал тревогу. Я знал, что здесь нам грозит опасность, но больше всего меня беспокоили те неприятности, о которых ничего не известно. Я хотел слышать все, что слышал Чейд, знать все подробности переговоров. И все же Чейд не мог потребовать, чтобы нас поселили поближе к принцу, не говоря уже о том, что кому-то следовало находиться рядом с Олухом. Я был самым подходящим кандидатом на эту роль. Все выглядело разумно, что не мешало мне испытывать жгучее разочарование.

Хозяева не хотели нас оскорбить. В хижине с единственной комнатой было чисто, хотя пахла она как жилье, которым давно не пользовались. Очевидно, она пустовала несколько месяцев, однако нам приготовили дрова и посуду. В хижине также имелись стол, стулья и кровать с двумя одеялами. Из единственного окна внутрь проникал солнечный свет. Мне приходилось жить и в куда менее уютных местах.

Олух почти ничего не говорил, пока мы устраивали его на постели. Он тяжело дышал после долгой прогулки, на щеках выступил болезненный румянец, он ужасно устал. Я снял с него башмаки и накрыл одеялом. Я подозревал, что даже летом ночи здесь холодные, – хватит ли двух одеял, чтобы он не мерз?

– Вам нужна какая-нибудь помощь? – спросил у меня Уэб.

Свифт стоял на пороге и смотрел в сторону материнского дома, расположенного через две улицы от нас.

– Пожалуй, нет, но мне на некоторое время понадобится Свифт. – Меня не удивило смятение, с которым мальчишка на меня посмотрел. Однако ему не удалось ослабить мою решимость. Я вытащил монеты из кошелька. – Сходи на рынок. Я не знаю, что ты сможешь там найти. Постарайся купить нам поесть и веди себя предельно вежливо. Мясо и овощи для супа. Свежий хлеб, если найдешь. Фрукты. Сыр, рыбу. Все, что можно купить на эти деньги.

На его лице отразились противоречивые чувства: он немного побаивался, но ему ужасно хотелось осмотреть город. Я вложил монету в его ладонь. Будем надеяться, что местные жители согласятся взять деньги Шести Герцогств.

– А потом возвращайся на корабль, – продолжал я. Свифт поморщился. – Риддл обещал позаботиться о наших вещах, но я хочу, чтобы ты принес постели. Нужно приготовить кровати для нас с тобой, а также потребуются дополнительные одеяла для Олуха.

– Но я должен жить вместе с принцем, Уэбом и всеми… – Он разочарованно смолк, когда я покачал головой.

– Ты мне понадобишься здесь, Свифт.

Мальчишка посмотрел на Уэба, словно искал у него поддержки. Лицо мастера Уита оставалось невозмутимым.

– Вы уверены, что я больше ничем не смогу вам помочь? – вновь спросил он.

– Честно говоря, – помявшись от неловкости, признался я, – если вы не против, я бы с радостью воспользовался вашей помощью позже. Конечно, в том случае, если вы не потребуетесь принцу.

– Договорились. Спасибо, что попросили.

Последние слова он произнес искренне, они не были данью вежливости. Прошло несколько мгновений, пока я осмысливал ответ Уэба. Он хвалил меня за то, что я наконец сумел его о чем-то попросить. Когда я посмотрел ему в глаза, то понял, какой долгой получилась пауза, но его лицо, как и всегда, оставалось спокойным. И вновь у меня появилось ощущение, что он подкрадывается ко мне, но не как охотник, выслеживающий дичь, а как человек, который пытается приручить пугливое животное.

– Благодарю, – наконец сумел вымолвить я.

– Пожалуй, я схожу вместе со Свифтом на рынок, поскольку меня также одолевает любопытство. Обещаю, что мы не станем попусту терять время. Как вы думаете, Олух захочет отведать сладких пирожков? Возможно, мы найдем пекарню.

– Да. – Голос Олуха дрожал, но меня порадовало, что он хоть к чему-то проявил интерес. – И сыр, – с надеждой добавил он.

– Что ж, постарайтесь прежде всего отыскать пирожки и сыр, – согласился я.

Я с улыбкой повернулся к Олуху, но он отказался встречаться со мной взглядом. Он до сих пор не простил меня за то, что я заставил его подняться на корабль. Я знал, что мне по меньшей мере еще дважды придется заставлять Олуха всходить на палубу: для возвращения в Зилиг, а потом на корабль, который отплывет в Аслевджал. О возвращении домой я пока думать не мог – оно казалось безнадежно далеким.

Уэб и Свифт ушли, мальчик что-то возбужденно говорил, Уэб с удовольствием отвечал. По правде говоря, я испытал облегчение, что мастер Уита вызвался пойти с ним вместе. В незнакомом городе мальчику не стоит разгуливать одному. Тем не менее, глядя им вслед, я почувствовал себя брошенным.

Чтобы быстрее забыть о жалости к собственной персоне, я стал вспоминать дорогих мне людей. С тех пор как мы покинули Баккип, я старался не думать о том, что могло произойти с Недом или Шутом за время моего отсутствия. Нед – разумный юноша. Я должен верить в него. А Шут много лет прекрасно обходился и без моей помощи, и ему удавалось не только заботиться о себе, но и вмешиваться в жизнь других людей. И все же мне было горько знать, что он сейчас вспоминает обо мне с обидой и злостью. Я поймал себя на том, что разглядываю серебристые отпечатки его пальцев на моем запястье. Я не чувствовал Шута, но все же убрал обе руки за спину. Интересно, что он сказал Барричу и виделись ли они вообще…

От этих раздумий не было решительно никакого проку, но вынужденное безделье угнетало меня еще больше. Олух наблюдал за мной, пока я бесцельно бродил по маленькому домику. Я предложил ему ковшик холодной воды из бочки, но он отказался. Я напился сам и обнаружил, что местная вода имеет сладковатый привкус затхлости. Наверное, она из пруда, подумал я и стал разводить огонь в очаге на случай, если Уэб и Свифт принесут сырое мясо.

Время тянулось медленно. Пришел Риддл с несколькими матросами, которые принесли с корабля наши сундучки. Я достал лекарственные травы, налил в тяжелый котелок воды и повесил его над огнем. Мне хотелось хоть чем-нибудь себя занять. Я смешал траву так, чтобы получился успокаивающий напиток: ромашка, сладкий укроп и корни малины. Олух подозрительно наблюдал за мной, когда я заливал смесь горячей водой, но я не предложил ему первую чашку. Поставив стул возле окошка, я сел и принялся наблюдать за пасущимися на зеленых склонах овцами. Потягивая горячий чай, я пытался вновь почувствовать отрадное умиротворение, которое раньше находил в одиночестве и тишине.

Когда я предложил Олуху вторую чашку, он не стал отказываться. Возможно, он успокоился и поверил, что его не собираются отравить, когда увидел, как я сам пил отвар. Вернулись Уэб и Свифт с множеством покупок, щеки мальчика раскраснелись от прогулки на свежем воздухе. Олух осторожно сел, чтобы поглядеть на то, что они принесли.

– А вы купили пирог с земляникой и желтый сыр? – с надеждой спросил он.

– К сожалению, нет, но взгляни, что нам удалось найти, – предложил Уэб, раскладывая покупки на столе. – Копченая красная рыба, соленая и сладкая. Маленькие булочки с семечками. А вот корзинка с ягодами для тебя. Мне никогда не доводилось видеть ничего похожего. Женщина назвала их мышиными ягодами, поскольку мыши охотно запасают их на зиму. Ягоды кисленькие, но мы купили козий сыр – вместе получится вкусно. Эти смешные желтые корешки нужно жарить на углях, а потом очистить кожуру и посыпать солью. Ну и наконец, главное лакомство – они немного остыли, но пахнут превосходно.

«Главным лакомством» оказались пирожки размером с мужской кулак. Уэб принес их в мешке, сплетенном из травы и водорослей. Пока он раскладывал пирожки на столе, я уловил рыбный запах. Оказалось, что начинка сделана из крупно порубленной белой рыбы с густым соусом. Меня порадовало, когда Олух поспешно соскочил с кровати и подошел к столу. Он торопливо съел пирожок, остановившись лишь один раз, когда у него начался приступ кашля. Однако второй он жевал уже медленнее, запивая травяным чаем, – мне пришлось налить ему еще чашку. Потом он так сильно раскашлялся, что я даже испугался, но приступ прошел, Олух слезящимися глазами посмотрел на меня и сказал дрожащим голосом:

– Я так устал.

И не успел он с помощью Свифта улечься в постель, как тут же заснул.

Свифт оживил нашу трапезу, увлеченно рассказывая о путешествии в город. Мы ели, слушая рассуждения мальчика, я все больше молчал. Он оказался наблюдательным и толковым. Почти все торговцы, стоило им увидеть деньги, начинали вести себя дружелюбно. Наверное, тут помогла и природная любознательность Уэба. Одна женщина даже рассказала ему, что утренний отлив – самое подходящее время для сбора в полосе прибоя маленьких сладких моллюсков. Упомянув об этом, Уэб принялся рассказывать, как в ранней юности он вместе с матерью собирал моллюсков, а потом перешел к другим историям из своего детства. Свифт и я слушали его, затаив дыхание.

Потом мы выпили по чашке чая, и когда я уже начал думать, что день все же удался, появился Риддл.

– Лорд Чейд послал меня сказать, что вам следует явиться в материнский дом, – заявил он с порога.

– Тогда вам не следует терять времени, – с неохотой сказал я Уэбу и Свифту.

– И ты тоже должен идти, – заявил Риддл. – Я останусь с придурком принца.

Я бросил на него мрачный взгляд.

– Олух, – негромко проговорил я. – Его зовут Олух.

Я впервые сделал Риддлу выговор. Он лишь посмотрел на меня, но я не смог понять, обиделся он или нет.

– Олух, – не стал спорить Риддл. – Я останусь с Олухом. Ты же знаешь, я никого не хотел обидеть, Том Баджерлок, – добавил он с некоторым раздражением.

– Я знаю. Но Олух обижается.

– Ах вот оно что. – Риддл посмотрел на спящего, словно для него было новостью, что Олух может испытывать какие-то чувства.

Я смягчился и сказал:

– На столе осталась еда, а в котелке горячая вода, если захочешь чаю.

Он кивнул, и я почувствовал, что мир восстановлен. Я сменил рубашку и пригладил волосы. Потом причесал Свифта, хотя он был от этой идеи вовсе не в восторге. Оказалось, что он совсем не следит за своими волосами.

– Тебе нужно расчесывать волосы каждое утро, – сказал я. – Не сомневаюсь, что отец тебе не раз объяснял: не следует разгуливать по улицам, точно косматый горный пони.

Мальчишка бросил на меня быстрый взгляд и удивленно воскликнул:

– Да, в точности так он и говорит!

Пришлось срочно изобретать правдоподобное объяснение:

– Так часто говорят в Бакке. Ну, посмотрим, как ты теперь выглядишь. Ладно, сойдет. Кстати, тебе не помешает почаще мыться, но сейчас у нас нет времени. Пошли.

Я немного пожалел Риддла, которому пришлось остаться со спящим Олухом.


VIII ХЕТГАРД | Судьба Шута | X НАРЧЕСКА