home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


XII

КУЗЕНЫ

Острые шпили острова дракона вздымаются

из чаши ледника.

Подобно разверстому рту умирающего, из которого

сочится кровь.

Юноша, пойдешь ли ты туда?

Поднимешься ли на вершину, чтобы завоевать

почет среди воинов?

Осмелишься ли преодолеть трещины, видимые

и невидимые?

Бросишь ли вызов ветрам, что поют об Айсфире,

спящем в толще льда?

Он обожжет твои кости холодом, обожжет. Ледяной

ветер с огненным дыханием.

И почернеет кожа твоего лица, и сойдет она,

оставив без защиты алую плоть.

Юноша, так хватит ли у тебя храбрости?

Чтобы заслужить благосклонность женщины,

пойдешь ли ты

подо льдом, не видя неба,

По влажным черным камням?

Найдешь ли ты тайную пещеру, что открывается

лишь во время отлива?

Станешь ли ты считать биения своего сердца,

отмечая течение времени,

Пока волны моря не вернутся, чтобы стереть тебя

в сгусток крови

На синем льду над твоей головой?

«Приветствие дракона», баллада Внешних островов, перевод Баджерлока.

На следующий день нам сказали, что все вопросы, связанные с предстоящим убийством Айсфира, разрешены. Мы вернемся в Зилиг, чтобы принять условия Хетгарда, после чего отправимся на Аслевджал охотиться на дракона. Мне было интересно, связано ли поспешное решение о нашем отплытии с ночной сценой, свидетелем которой я стал. Но потом я увидел, как взлетает в небо птица с вестями о нашем отплытии, и решил, что новость прибыла в Уислингтон на тех же крыльях.

Последовавшая за этим суматоха избавила меня от беседы с принцем, но вызвала к жизни проблемы другого сорта. Олух решительно отказался подняться на борт корабля. На него не производили ни малейшего впечатления слова о том, что нет другого способа вернуться домой. В такие моменты его неспособность мыслить логически становилась очевидной. С тех пор как Олух стал частью нашей группы Скилла, он заметно продвинулся в своем развитии, его речь улучшилась. Словно растение, долгое время росшее во мраке и только недавно узнавшее солнечный свет, он креп с каждым днем и обнаруживал в себе способности, о которых мы и подумать не могли, глядя на полоумного слугу, наводившего порядок в башне Чейда.

И все же он не смог преодолеть своей ограниченности. Иногда он пугался и вел себя как ребенок – в такие минуты никакие доводы не производили на него ни малейшего впечатления. В конце концов Чейду пришлось прибегнуть к сильному снотворному, которое подсыпали в питье Олуха в ночь перед отплытием, и я до самого утра просидел рядом с ним, охраняя его сны. Они были тревожными, и я как мог старался его успокоить. Неттл так и не пришла мне на помощь, что вызвало у меня тревогу, смешанную с облегчением.

Олух все еще крепко спал, когда мы погрузили его на тележку, чтобы отвезти на корабль. Я чувствовал себя полнейшим дураком, когда вез его по неровной дороге к гавани, но Уэб шагал рядом и поддерживал непринужденную беседу, словно мы каждый день возим Олуха на тележке.

Наш отъезд вызвал даже больший интерес, чем прибытие. Нас ждали два корабля. Я обратил внимание, что все представители Шести Герцогств, как и прежде, погрузились на один корабль клана кабана. Нарческа, Пиоттр и еще несколько человек из ее свиты взошли на палубу меньшего и более старого судна, над которым трепетал на ветру флаг клана нарвала. Великая Мать пришла ее проводить и благословить на прощание. Я понимал, что были и другие церемонии, но я почти ничего не видел, поскольку сон Олуха становился все более беспокойным и я счел за лучшее не отходить от него, чтобы помешать ему покинуть корабль, если несчастный проснется раньше времени.

Я сидел рядом с ним в предоставленной нам каюте и пытался при помощи Скилла успокоить его сон. Движение волн и обычные звуки, сопровождающие любое судно, проникали в сознание Олуха, несмотря на все мои усилия. Он с криком проснулся и сел, очумело озираясь по сторонам.

– Это плохой сон! – пожаловался он.

– Нет, – пришлось возразить мне. – Это не сон. Но я обещаю, что с тобой ничего не случится, Олух. Обещаю.

– Ты ничего не можешь мне обещать! Никто не может ничего обещать, когда плывет на лодке! – с упреком заявил он.

Я положил руку ему на плечо, но Олух стряхнул ее. Завернувшись в одеяло, он лег, повернулся лицом к стене и отчаянно разрыдался.

– Олух, – беспомощно проговорил я.

Никогда еще я не ощущал себя таким жестоким и несправедливым.

– Уйди! – Несмотря на то что мои защитные стены были подняты, его приказ, переданный при помощи Скилла, был настолько сильным, что я отшатнулся.

Я обнаружил, что вскочил и схватился за ручку двери, отделявшей нашу каюту от соседней, где разместились обладатели Уита. Я заставил себя остановиться.

– Ты не хочешь, чтобы я прислал кого-нибудь другого? – с тоской спросил я.

– Нет! Вы все меня ненавидите! Вы обманываете меня, даете мне отраву, заставляете плыть на лодке, чтобы океан меня прикончил. Уходи!

Я вылетел из каюты, подгоняемый его Скиллом, словно сильным холодным ветром. Проходя в дверь, я недостаточно низко пригнул голову и сильно стукнулся макушкой. Следующие несколько шагов я прошел пошатываясь. Мне вслед летел злобный смех Олуха.

Вскоре я понял, что это произошло не случайно. Быть может, первый раз так и было, но в последующие дни нашего путешествия все мысли о случайностях исчезли. Если я помнил о нем, то мне удавалось защититься, но если он замечал меня первым, то я вспоминал об Олухе только после того, как палуба начинала уходить у меня из-под ног или я больно натыкался на леер. Но в первый раз я списал все на свою неуклюжесть.

Я отправился на поиски Чейда и Дьютифула. Во время этого путешествия у нас появилась возможность больше времени проводить вместе. Пиоттр, нарческа и ее стражники находились на другом корабле. Воины клана кабана не проявляли к нам никакого интереса, да и мы не искали поводов для общения.

Поэтому я сразу же направился в каюту принца и постучал. Меня впустил Чейд. Они уже успели устроиться, более того, стол был накрыт к трапезе. Нам предложили отведать местной пищи, и ее оказалось вполне достаточно для троих. Даже вино было вполне приличным, и я обрадовался, когда Дьютифул кивком предложил мне присоединиться к ним.

– Как Олух? – сразу же спросил он.

И я подробно ответил на его вопрос, испытав некоторое облегчение, поскольку опасался, что принц потребует рассказать ему о Неттл. Поведав им о жалобах Олуха, я в заключение добавил:

– Несмотря на его силу в Скилле, я не знаю, как мы сможем заставить его вновь работать с нами. Он все сильнее ненавидит меня и становится непредсказуемым. Мы рискуем вызвать в нем такую злобу, которую не сумеем подавить, – и тогда он может направить Скилл против нас. Я предлагаю не брать его с собой, когда мы отправимся на Аслевджал.

Чейд со стуком поставил свой стакан на стол.

– Ты прекрасно знаешь, что это невозможно. Зачем же такое предлагать? Клянусь, мне и в голову не приходило, что он будет так тяжело переносить море. Неужели мы не можем ему объяснить важность нашей миссии? – добавил он, и я понял, что за его раздражением скрывается чувство вины.

– Быть может, это сумеет сделать принц. Сейчас Олух так сильно злится на меня, что просто не станет меня слушать.

– Не он один злится на тебя, – холодно заметил Дьютифул.

Спокойствие, с которым он произнес эти слова, показывало, какой глубокой была его обида. Он контролировал ее, как воин контролирует свой клинок. Ждет удобного момента для атаки.

– Мне уйти, чтобы вы могли обсудить этот вопрос наедине? – Чейд с излишней торопливостью вскочил на ноги.

– О нет. Поскольку тебе ничего не известно о Неттл и драконе, уверен, что ты узнаешь много полезного.

Чейд неохотно опустился на свое прежнее место – ирония принца не позволила ему сбежать. И я понял, что старик не станет мне помогать. Более того, Чейд был доволен, что обстоятельства загнали меня в угол.

– Кто такая Неттл? – прямо спросил Дьютифул. Я также не стал ходить вокруг да около.

– Моя дочь. Хотя она об этом не знает.

Он откинулся на спинку стула, словно я окатил его холодной водой. Наступило долгое молчание. Чейд, будь он проклят, поднес руку к лицу, но я успел увидеть, как он улыбается. Я бросил на него яростный взгляд. Он опустил руку и открыто ухмыльнулся.

– Понятно, – наконец проговорил Дьютифул. Затем, словно это был главный вывод из моих слов, он добавил: – У меня есть кузина! А сколько ей лет? Почему я с ней никогда не встречался? Или я ее знаю? Когда она в последний раз была при дворе? Кто ее мать?

Чейд опередил меня с ответом, и я был готов разорвать его на кусочки, когда он заговорил.

– Она никогда не была представлена ко двору, мой принц. Ее мать делает свечи. Ее отец… Человека, которого она считает своим отцом, зовут Баррич, в прошлом он был главным конюшим в замке Баккип. Сейчас Неттл шестнадцать. – Он замолчал, словно давая возможность принцу осмыслить свои слова.

– Отец Свифта? Значит… Свифт твой сын? Ты говорил, что у тебя есть приемный сын, но…

– Свифт – сын Баррича. Он сводный брат Неттл. – Я сделал глубокий вдох и, будто со стороны услышав собственный голос, спросил: – У вас есть бренди? Для такого разговора вина недостаточно.

– Да, я понимаю. – Дьютифул встал и принес мне бренди – сейчас он был не принцем, а моим племянником, готовым выслушать историю своей семьи.

Мне было трудно рассказывать ему о своем прошлом, а сочувственные кивки Чейда только раздражали меня. Когда я закончил свой рассказ, Дьютифул долго сидел, качая головой.

– В какой невероятный миф ты превратил свою жизнь, Фитц Чивэл. Теперь история, рассказанная о тебе моей матерью, становится понятнее. И как ты должен ненавидеть Молли и Баррича за то, что они забыли о тебе, найдя утешение друг в друге.

Меня поразило, что он может так думать обо мне.

– Нет! – резко возразил я. – Все не так. Они думали, что я мертв. И они меня не предавали. И если уж ей было суждено выйти за кого-то… я рад, что она выбрала достойного человека. И что Баррич нашел хотя бы немного счастья для себя. И что они вместе вырастили моего ребенка. – Мне все труднее становилось говорить, я сделал большой глоток бренди и перевел дух. – Он был для нее более подходящем мужем, – наконец добавил я.

– Интересно, согласна ли она с тобой, – задумчиво проговорил принц, а потом, взглянув в мое лицо, торопливо сказал: – Прошу прощения, я не имел права говорить подобные вещи. Но… но я до сих пор не понимаю, как моя мать могла на такое согласиться. Она очень часто говорила, какая на мне лежит серьезная ответственность как на единственном наследнике трона.

– Она пошла навстречу чувствам Фитца. Вопреки моим советам, – объяснил Чейд.

Я видел, что он испытывает удовлетворение: наконец он получил возможность отыграться.

– Понятно. Ну, на самом деле я ничего не понял, но сейчас меня интересует другой вопрос: как ты учил ее Скиллу? Ты жил рядом с ней прежде или…

– Я ее не учил. Она всему научилась сама.

– Но я слышал, что это очень опасно! – Дьютифул удивился еще сильнее. – Как ты мог позволить ей так рисковать, зная, как она важна для трона Видящих? – Этот вопрос был обращен ко мне, а потом он взялся за Чейда: – Это ты помешал ее появлению при дворе? Еще одна дурацкая попытка защитить имя Видящих?

– Вовсе нет, мой принц, – спокойно возразил Чейд и внимательно посмотрел на нас с принцем. – Я много раз просил Фитца разрешить Неттл перебраться в Баккип, чтобы она узнала правду о своем происхождении и научилась Скиллу. Но и здесь чувства Фитца Чивэла взяли вверх. Вопреки советам королевы и моим.

Принц сделал несколько глубоких вздохов.

– Не могу поверить, – тихо сказал он. – Это непереносимо. Необходимо все исправить. Я сам все сделаю.

– Что ты сделаешь? – резко спросил я.

– Расскажу девушке правду! Она должна переехать в Баккип, где с ней будут обращаться, как подобает. Она получит образование, ее научат Скиллу. Моя кузина росла как деревенская девочка, делала свечи и кормила цыплят! А что, если она будет необходима трону Видящих? Я до сих пор не могу понять, как моя мать могла на такое согласиться!

Что может быть страшнее, чем смотреть на справедливый гнев пятнадцатилетнего юноши и понимать, что у него есть власть изменить твою жизнь? От собственной беззащитности у меня закружилась голова.

– Ты даже не представляешь, во что может превратиться моя жизнь, – взмолился я.

– Нет, не представляю, – с легкостью признал он, распаляясь еще сильнее. – Как и ты сам. Ты принимаешь грандиозные решения за других людей – что следует им открыть, а чего они знать не должны. Но сам не больше моего представляешь, к чему это приведет! Просто ты делаешь то, что, по твоему мнению, для них лучше, рассчитывая, что никто не откроет твои тайны и ни в чем тебя не обвинит! – Он злился все сильнее, и я вдруг заподозрил, что речь идет не только о Неттл.

– А почему ты так возмущен? – прямо спросил я. – Ведь эта история тебя не касается.

– Не касается?! Не касается меня? – Дьютифул вскочил на ноги, едва не опрокинув стул. – Как может Неттл не иметь ко мне никакого отношения? А разве у нас не было общего деда? Разве она не принадлежит к династии Видящих и не владеет магией Скилла? А знаешь ли ты… – Он задохнулся, но заставил себя немного успокоиться и заговорил тише: – А знаешь ли ты, что для меня значило бы расти рядом с равным мне? Человеком моей крови и близким мне по возрасту, с которым я мог бы разговаривать? Кто мог бы разделить со мной ответственность за правление Видящих, чтобы я знал, что не я один за все в ответе? – Он стал смотреть в сторону, словно пытался увидеть что-то далекое сквозь стену. После короткого молчания он как-то странно повел плечами. – Она могла бы находиться здесь, в этой каюте, вместо меня, и ее руку обещали бы кому-то с Внешних островов. Если бы у моей матери и Чейда был выбор из двух Видящих, кто знает…

От этих размышлений вслух моя кровь застыла в жилах. Я не хотел ему говорить, что именно от такого развития событий я и хотел уберечь Неттл. Однако я сказал ему часть правды.

– Мне и в голову не приходило посмотреть на это с твоей точки зрения. Я полагал, что мое решение никак не повлияет на твою жизнь.

– Ну, тут ты ошибался. Оно влияет, и еще как. – Он вновь повернулся к Чейду: – Ты тоже проявил непростительную халатность. Девушка является наследницей трона Видящих, следующей за мной. Необходимо было составить документ, заверенный при свидетелях, еще до того, как наш корабль вышел в море! Если со мной что-нибудь случится, если я умру, пытаясь отрубить голову этому мороженому дракону, наступит хаос, когда все начнут предлагать своего претендента…

– Это сделано, мой принц. Много лет назад. И документы хранятся в надежном месте. По данному поводу меня не в чем упрекнуть. – Чейд негодовал от одной только мысли, что Дьютифул мог такое подумать.

– Было бы неплохо знать об этом заранее. Кто-нибудь из вас способен объяснить мне, почему вы посчитали необходимым скрыть от меня этот факт? – Он перевел взгляд с Чейда на меня и заметил: – У меня складывается впечатление, что ты часто принимал решения за других людей, не спрашивая у них, чего бы они хотели. Но ты далеко не всегда прав!

Я постарался сдержать себя.

– Риск ошибиться возникает всякий раз, когда ты принимаешь решение. И ты не знаешь, правильно ли поступаешь, до тех пор, пока не доведешь дело до конца. Но взрослые люди вынуждены принимать решения. А потом жить дальше.

Некоторое время он молчал.

– А если я приму взрослое решение и расскажу Неттл правду о ее происхождении? И хотя бы частично исправлю причиненную ей несправедливость? – спросил он через некоторое время.

Я набрал в грудь побольше воздуха.

– Я прошу тебя этого не делать. Нельзя обрушивать такое на ее голову.

Теперь пауза продолжалась еще дольше.

– Скажи, пожалуйста, – ядовито начал Дьютифул, – а не грозит ли мне внезапное появление еще каких-нибудь родственников?

– Мне об этом ничего не известно, – серьезно ответил я. А затем обратился к нему с просьбой: – Мой принц, если уж Неттл должна узнать правду, пожалуйста, разрешите мне самому рассказать ей все.

– Ну, ты, безусловно, заслужил право это сделать, – заметил он, и Чейд, который уже некоторое время сохранял серьезность, вновь улыбнулся.

Дьютифул мечтательно добавил:

– Она, как мне кажется, очень сильна в Скилле. Ты только представь, как было бы здорово, если бы она приплыла сюда с нами. И тогда мы бы могли оставить Олуха дома.

– На самом деле она прекрасно общается с Олухом и сумела заслужить его доверие. Именно она помогла ему избавиться от кошмаров, когда мы были в Зилиге. Однако должен возразить, мой принц. Олух стал слишком сильным и капризным, чтобы мы могли оставлять его без присмотра. Мы должны понимать: чем лучше он обучен, тем опаснее становится.

– Самый лучший способ излечить Олуха от упрямства – вернуть его домой к привычной жизни. Тогда он вновь станет покладистым. К сожалению, сначала я должен найти и убить дракона.

Я с облегчением прекратил бы разговор о Неттл, но осталась еще одна деталь, которую нужно было уточнить.

– Мой принц, Свифт не знает, что Неттл моя дочь и что она его сводная сестра. Я бы хотел, чтобы он и дальше оставался в неведении.

– О да, конечно, когда ты решил держать этот факт в секрете, ты не подумал, какое влияние твое решение окажет на других детей.

– Ты прав, не подумал, – хмуро признал я.

– Ладно, я буду молчать. Во всяком случае сейчас. Но представь себе, какие чувства ты бы испытал, если бы только сейчас узнал, кто твои родители. – Он склонил голову набок, не спуская с меня глаз. – Подумай об этом. Как бы ты себя почувствовал, узнав, что ты сын не Чивэла, а Верити? Или Регала? Или Чейда? Как бы относился к тем, кто знал об этом с самого начала и «защищал» тебя от правды?

На мгновение передо мной разверзлась холодная бездна сомнений, но я тут же отбросил эти безумные идеи. Да, Чейд способен на подобный обман, но это противоречило логике. И все же Дьютифул добился своей цели. Он пробудил во мне гнев, направленный на тех, кто мог бы меня обмануть.

– Наверное, я бы их ненавидел, – признал я. Потом посмотрел принцу в глаза и добавил: – Еще одна причина, по которой я не хотел, чтобы Неттл знала правду.

Принц поджал губы и коротко кивнул. Он не обещал хранить мою тайну, но признавал сложности, которые могут возникнуть в отношениях с Неттл. На большее я не мог рассчитывать. Я надеялся, что разговор о моей дочери закончен, но Дьютифул неожиданно нахмурился и спросил:

– А какое отношение Королева-Больших-Сомнений имеет к драконице Бингтауна? Она в союзе с Тинтальей?

– Нет! – Меня поразило, что Дьютифулу могла прийти в голову такая мысль. – Тинталья нашла Неттл, ворвавшись в мое сознание, – во всяком случае, я так полагаю. Мне кажется, когда наш поток Скилла становится сильным, драконица способна нас слышать. Или Тинталья узнала о том, кто я такой, от послов Бингтауна, вернувшихся из Баккипа. Тогда мы даже не пытались скрывать наш Скилл, и она оставила на мне метку. Ей известно, что я при помощи Скилла встречаюсь с Неттл. Возможно, Тинталья пытается угрожать Неттл, чтобы заставить меня раскрыть важную для нее информацию. Она хочет знать, что нам известно о черном драконе, Айсфире. Поскольку все юные драконы, которые вылупились в Дождевых Чащобах, оказались хилыми, Айсфир стал ее последней надеждой на полноценное потомство.

– А у нас нет возможности защитить Неттл.

– Она весьма успешно противостоит Тинталье, – с гордостью сказал я. – Она сумела защитить не только себя, но и меня, о чем я даже не мог мечтать.

Принц оценивающе посмотрел на меня.

– И она, несомненно, будет продолжать это делать. Во всяком случае до тех пор, пока драконица появляется в ее снах. Но мы очень мало знаем о Тинталье. Если черный дракон действительно ее последняя надежда на продолжение рода, она может пойти на все. Возможно, Неттл и справится с Тинтальей в снах; но как она будет бороться с драконом, приземлившимся возле ее дома? Будет ли дом Баррича достаточной защитой от гнева дракона?

Мне даже думать об этом не хотелось.

– Тинталья способна находить Неттл только по ночам, в ее снах. Быть может, драконица не знает, где на самом деле она живет.

– Или предпочитает не оставлять маленьких драконов без присмотра. А завтра, когда ею овладеет отчаяние, она может полететь к дому Неттл. – Дьютифул прижал ладони к вискам и зажмурился. Потом покачал головой, открыл глаза и посмотрел на меня. – Не верю, что ты об этом не думал. Что нам делать дальше? – Он не стал дожидаться ответа и повернулся к Чейду: – Твои почтовые птицы на борту?

– Конечно, мой принц.

– Я отправлю письмо матери. Неттл необходимо переехать в Баккип, где она будет в безопасности… Нет, это глупость. Гораздо быстрее сообщить ей при помощи Скилла об опасности и отправить к моей матери. – Он поднял руки, потер глаза и тяжело вздохнул. – Мне очень жаль, Фитц Чивэл, – сказал он мягко и искренне. – Если бы ей не грозила опасность, я бы оставил все как есть. Но я не могу. И меня поражает, что ты был готов так поступить.

Я склонил голову. Его слова я воспринял со странным ощущением, без гнева и отчаяния, но так, словно произошло неизбежное. Дрожь сотрясала мое тело. Я вдруг представил себе Шута, который удовлетворенно улыбается. Взглянув на свое запястье, я вновь увидел следы его пальцев. Я ощущал себя как игрок в камни, который только что под нажимом обстоятельств совершил роковую ошибку. Или как волк, который долгое время избегал капканов, но однажды все же не уберегся. В моей жизни происходили такие серьезные изменения, что было уже поздно для сожалений и страхов. Оставалось лишь стоять и ждать, когда на меня обрушатся последствия.

– Фитц Чивэл, – прервал затянувшееся молчание Чейд. В его голосе слышалась тревога, а сочувственный взгляд бередил старые раны.

– Баррич знает, что я жив, – смущенно сказал я. – Я послал ему сообщение через Неттл, которое мог понять он один. Я дал Неттл слово, и мне было необходимо, чтобы Баррич знал, что Свифт с нами и в безопасности. Баррич пошел к Кетриккен. Не исключено, что он также говорил с Шутом. Вот почему… он знает. – Я вздохнул. – Возможно, теперь он ждет вызова ко двору. Баррич должен догадываться, что Неттл владеет Скиллом. Как еще она могла получить сообщение от меня о том, что Свифт в безопасности? Он был телохранителем Чивэла. Баррич знает, что такое Скилл. И если бы Чивэл не запечатал его восприятие… Я бы мог сейчас войти с ним в контакт. Впрочем, у меня бы не хватило мужества…

– Баррич был телохранителем Чивэла? – Дьютифул принялся раскачиваться на своем стуле, ошеломленно переводя взгляд с одного из нас на другого.

– Он давал принцу Чивэлу силу, когда тот пользовался Скиллом, – добавил я.

Дьютифул покачал головой.

– Еще одна вещь, о которой мне никогда не рассказывали. – Ножки его стула со стуком опустились на палубу. – Что должно произойти, чтобы вы поведали мне свои секреты? – сердито осведомился принц.

– Это вовсе не было тайной, – возразил Чейд. – Просто давно забытая история, не имеющая особого значения для настоящего. Фитц, ты уверен, что Чивэл закрыл его восприятие?

– Да. Я множество раз пытался войти с ним в контакт. Я даже пробовал черпать у него силу для Скилла, когда мы были в горах. Ничего. Он непроницаем. Даже Неттл не смогла проникнуть в его сны. Чивэл хорошо потрудился над Барричем.

Любопытно. Нам следует выяснить, каким способом Чивэл его запечатал. Если нам потребуется избавиться от угрозы Скилла Олуха, нам это пригодится, – задумчиво проговорил Чейд, которому даже не пришло в голову, что кому-то его слова могут показаться отвратительными.

– Хватит! – рявкнул на него принц, и мы оба вздрогнули, удивленные его резкостью. Дьютифул скрестил руки на груди и покачал головой. – Вы двое сидите здесь, словно кукловоды, и рассуждаете о судьбах других людей и том, как вы станете ими манипулировать. – Он медленно перевел взгляд с Чейда на меня, заставляя каждого из нас посмотреть себе в глаза. Он был юным и уязвимым, но в его глазах я вдруг увидел мудрость Жертвенного. – Неужели вы не понимаете, как страшно порой себя ведете? Разве я могу спокойно смотреть, как вы хладнокровно все решаете за Неттл, и не думать о том, что вы могли сотворить с моей жизнью? Ты, Чейд, совершенно спокойно говоришь о том, чтобы отрезать Олуха от Скилла. Как я могу не думать о том, что вы в состоянии объединить свои силы, чтобы проделать нечто подобное со мной, если я встану на пути осуществления ваших планов?

Я был поражен тем, как он поставил на одну полку меня с Чейдом, и все же нельзя было отрицать, что в словах Дьютифула присутствует доля истины. Ведь даже сейчас ему пришлось отправиться в труднейшее путешествие, чтобы завоевать руку невесты, которую он не выбирал. Я не осмеливался посмотреть на Чейда, опасаясь, что Дьютифул может неправильно истолковать мой взгляд. Поэтому я продолжал изучать свой стакан с бренди – так часто поступал Верити, когда о чем-то размышлял. Уж не знаю, какие ответы он находил, глядя на янтарную жидкость.

Я услышал, как заскрипел стул Чейда, когда он отодвинулся от стола, и рискнул бросить взгляд в ту сторону. Чейд встал, мгновенно постарев, и медленно обошел вокруг стола. Когда принц с удивлением повернулся, чтобы посмотреть на своего советника, старый убийца неловко опустился сначала на одно колено, а потом и на другое. Склонив голову, он заговорил, глядя в пол.

– Мой принц, – срывающимся голосом сказал он. – Вы будете моим королем. Вот моя единственная цель. И я никогда не причиню вам вреда и не позволю это сделать другим. Вы можете прямо сейчас принять мою клятву верности, которую остальные принесут только после коронации. Ведь я верен вам с того самого дня, как вы появились на свет. Нет, с того дня, как вы были зачаты.

Слезы обожгли мои глаза.

Дьютифул упер руки в бока и наклонился вперед.

– Но ты лгал мне, – сказал он в затылок Чейда. – Ты говорил: «Я ничего не знаю о Неттл и драконе». – Он превосходно передразнил интонации Чейда. – Разве это не твои слова?

Наступило долгое молчание. Я пожалел стоящего на коленях старика. Чейд тяжело вздохнул и проворчал:

– Нечестно считать эти слова ложью, поскольку мы оба знали, что я говорю неправду. Человек в моем положении иногда должен лгать своему господину, чтобы тому не приходилось лгать, если ему зададут соответствующий вопрос.

– Прекрати и встань. – В голосе принца слышалось отвращение, которое мешалось со смехом. – Ты так искажаешь факты, что теперь никто из нас не знает, о чем мы говорим. Ты можешь тысячу раз приносить клятву верности, но если завтра ты решишь, что мне будет полезно очистить желудок, то тут же подсунешь мне рвотное. – Он встал и протянул руку.

Чейд взял ее и поднялся с колен. Старый убийца со стоном выпрямил спину, обошел стол и уселся на свое место. Казалось, устроенное им неудачное представление совершенно его не расстроило.

Так что же сейчас произошло? Уже не в первый раз я замечал разницу между отношениями старого убийцы и принца и теми, что сложились у нас с Чейдом, когда я был еще мальчишкой. Именно здесь и заключен ответ. Когда беседовали мы с Чейдом, нас объединяла общая профессия, речь шла о тайнах нашего грязного ремесла. Но нам не следует так говорить с принцем, решил я. Ведь он не убийца, и его не нужно посвящать в наши гнусные замыслы. Нет, нам нельзя ему лгать, но и тыкать в них носом мы не будем.

Возможно, именно об этом принц и пытался нам сказать. Я восхищенно покачал головой. Царственность расцветала в нем с той же естественностью, с какой щенок охотничьей собаки берет след. Он уже знал, как управлять нами и как использовать наилучшим образом. Однако я не чувствовал себя униженным – наоборот, обретал уверенность.

Не успел я порадоваться, как он вновь испортил мне настроение.

– Фитц Чивэл, я рассчитываю, что сегодня ночью, когда Неттл будет спать, ты поговоришь с ней. Скажи ей, что она должна отправиться в Баккип под защиту моей матери. Так она сможет убедиться в том, что я действительно тот, кем ей представился. Ты это сделаешь?

– Должен ли я сформулировать твое послание именно так? – неохотно спросил я.

– Ну… ты можешь выразиться иначе. Говори ей все, что посчитаешь нужным, важно одно: Неттл должна понять, насколько серьезна грозящая ей опасность, и немедленно отправиться в Баккип. Я напишу короткое письмо матери и отправлю его с птицей. – Дьютифул встал и тяжело вздохнул. – Теперь же я собираюсь поспать в настоящей постели, за закрытой дверью, а не в общем зале, в качестве трофея, на который каждый может взглянуть. Уж не знаю, когда я в последний раз чувствовал себя таким усталым.

Я с радостью покинул его каюту и решил немного прогуляться по палубе. Поднялся свежий ветер, Рииск парила в небе над кораблем, ярко сияло солнце. Я и сам вряд ли мог сказать, какие чувства вызывает у меня предстоящий разговор с Неттл. Страшусь я его или жду с нетерпением? Дьютифул позволил мне решать, говорить ли Неттл, что она моя дочь. Однако я должен отправить ее в Баккип, где она обязательно узнает правду. Я покачал головой, не зная, на что могу надеяться. Однако одной вещи я опасался очень сильно. Слова принца о Тинталье потрясли меня. Неужели я переоценил возможности Неттл в борьбе с драконом? Неужели Тинталья знает, где живет Неттл?

День тянулся медленно. Я дважды навещал Олуха. Он по-прежнему лежал на койке, отвернувшись лицом к стене, и твердил, что болен. Я подозревал, что на самом деле он уже привык к морским путешествиям. Когда я сказал Олуху, что он выглядит вполне здоровым и что ему не повредит подняться на палубу и подышать свежим воздухом, он раскашлялся, словно пытался облевать мои ноги. У него ничего не получилось, но кашель показался мне глубоким, и я решил оставить его в покое. Выходя из каюты, я «случайно» задел плечом об угол. Олух рассмеялся.

Потирая новый синяк, я поднялся на палубу. В носовой части расположился Риддл, который расстелил парусину и пытался научить двух матросов игре в камни, используя вместо фишек пригоршню гальки. Я отвернулся от них и увидел Свифта и Сивила. Кот забрался на мачту, и они пытались заставить его спуститься вниз, вызывая неудовольствие капитана. Матросы веселились. Рииск устроилась на мачте так, чтобы кот не мог до нее достать, и всячески его дразнила. Уэб рассердился и приказал Рииск помочь снять кота с мачты.

Так медленно тянулось время, пока не наступила ночь, которой я ждал с нетерпением и страхом. Я вернулся в нашу с Олухом каюту. Свифт принес ему обед – пустые тарелки на полу показывали, что с аппетитом у Олуха все в порядке. Я отодвинул тарелки в сторону, но почти сразу же едва не наступил на них. Смех Олуха свидетельствовал, что он заметил мою неловкость. Когда я пожелал ему спокойной ночи, Олух ничего не ответил.

Ему досталась единственная койка в каюте. Мне пришлось улечься прямо на полу, и я довольно долго устраивался поудобнее и старался успокоиться, чтобы достичь состояния, необходимого для прогулок по снам. Все напрасно. Сколько я ни искал Неттл, ничего не получалось. Я настолько встревожился, что не мог заснуть, большую часть ночи продолжая неудачные попытки попасть в сон Неттл.

В темноте душной каюты я пытался убедить себя, что почувствовал бы, если бы с Неттл что-то случилось. Нас связывал Скилл. Если бы ей грозила опасность, она позвала бы меня. Я утешал себя, вспоминая, что моя дочь и раньше не пускала меня в свои сны; сейчас она сердится на меня из-за того, что я «разрешил» принцу попасть в наше место, куда не должен был входить никто посторонний. Возможно, она пытается меня наказать. Но пока я лежал и смотрел в темноту, мне в голову пришли слова Тинтальи, которая во время нашей последней встречи заявила, что способна разорвать нашу связь с Неттл. Что драконица сказала ей? «Ты будешь совсем одинокой, если я того пожелаю». Где сейчас моя дочь? Мечется в темнице кошмара, созданного драконом? Нет, твердо сказал я себе. Неттл доказала, что способна о себе позаботиться. Я проклял логику, которой научил меня Чейд, поскольку она неумолимо свидетельствовала: для достижения своих целей Тинталья изменит поле боя. Иными словами, постарается отыскать мою дочь в реальном мире.

Как быстро летает дракон? Способна ли Тинталья за один день добраться от Дождевых Чащоб до Бакка? Нет конечно. Но полной уверенности у меня быть не могло. Я вертелся на деревянном полу, пытаясь укрыться слишком коротким одеялом.

Наконец наступило утро. Я встал и потер слезящиеся от усталости глаза. Каким-то непостижимым образом я умудрился запутаться в одеялах и больно стукнул щиколотку. Я принялся негромко ругаться – Олух вроде бы продолжал спать. Не теряя времени, я отправился к принцу, чтобы доложить о своей неудаче. Он выслушал меня в мрачном молчании. Ни он, ни Чейд не стали говорить о том, как глупо я поступил, оставив свою дочь без всякой защиты от дракона.

– Будем надеяться, что она просто на тебя сердится, – сказал принц. – Птица улетела еще вчера. Как только она окажется в Баккипе, моя мать сразу же пошлет за Неттл. Я написал, что твоей дочери грозит серьезная опасность. Мы сделали все, что в наших силах, Фитц Чивэл.

Его слова были слабым утешением. Когда перед моими глазами не стоял дракон, пожирающий Неттл, я представлял себе, как отреагирует Баррич, когда отряд стражников из Баккипа войдет в его дом, чтобы забрать Неттл в замок.

Наше путешествие продолжалось, мысли мои были полны Неттл, а Олух все не унимался, всякий раз стараясь причинить мне боль. Когда я во второй раз оцарапал костяшки пальцев, пытаясь взяться за дверную ручку, я повернулся к нему:

– Я знаю, что это твоя работа, Олух. Ты поступаешь нечестно. Не моя вина, что ты отправился с нами в путешествие.

Он медленно уселся на своей койке и свесил на пол босые ноги.

– А кто же в этом виноват? Кто заставил меня сесть на лодку, где я умру?

Тут я понял свою ошибку. Я не мог сказать, что выполнял приказ принца. Чейд прав, я должен взять вину на себя.

– Да, я привел тебя на корабль, Олух, – со вздохом сказал я. – Нам потребуется твоя помощь, без которой нам не справиться с драконом. – Я постарался говорить тепло и искренне. – Неужели ты не хочешь помочь принцу? Не хочешь участвовать в приключении вместе со всеми?

Он посмотрел на меня так, словно я спятил.

– Приключение? Эта ужасная рыбная еда? И все время вверх и вниз, вверх и вниз? Ходить среди людей, которые удивляются, почему я еще жив? – Он скрестил свои коротенькие ручки на груди. – Я слышал про приключения в песнях. Там много золотых монет, волшебства и поцелуев красивых девушек. И там никого не тошнит!

В данный момент я был с ним совершенно согласен. Выходя из каюты, я споткнулся о порог.

– Олух! – возмущенно воскликнул я.

– Это не я! – заявил он и громко рассмеялся.

Маленькие корабли мчались по волнам, увенчанным белыми барашками, в наши паруса дул попутный ветер. И все же путешествие казалось мне бесконечным. Днем я следил за занятиями Свифта, стараясь не забывать об Олухе и не получить серьёзных увечий. Ночью я пытался добраться до своей дочери, но всякий раз терпел неудачу. К тому времени, когда мы добрались до Зилига, я чувствовал себя отвратительно да и выглядел ничуть не лучше. Когда я стоял у борта и наблюдал за приближающейся гаванью, ко мне подошел Уэб.

– Я не прошу вас раскрыть мне ваши тайны, – негромко проговорил он, – но готов предложить любую помощь.

– Спасибо, но вы и так много для меня делаете. Я знаю, что в последние дни мне не хватало терпения со Свифтом, и ваша поддержка очень для меня важна. Кроме того, вы часто навещаете Олуха, помогая ему коротать время. Спасибо вам.

– Ладно, – огорченно ответил он, похлопал меня по плечу и ушел.

Наше пребывание в Зилиге показалось мне слишком долгим. Мы ночевали в большом зале, да и дни приходилось проводить здесь же. Кашель Олуха все не проходил, но мне казалось, что кашель по большей части притворный. И хотя мне уже давно наскучило сидеть с ним взаперти, я считал, что так будет лучше, поскольку во время двух коротких прогулок нас провожали недобрыми взглядами. Олух был похож на калечного цыпленка среди здоровых птиц; они только дожидались повода, чтобы растерзать его. Он по-прежнему бросал на меня злобные взгляды, но я опасался оставлять его одного. Олух никогда не просил меня остаться с ним, но всякий раз, когда я выходил из помещения, он находил повод, чтобы увязаться за мной или позвать меня через несколько минут.

Когда Уэб первый раз навестил нас по просьбе Чейда, я подумал, что старик специально старается свести нас. Но потом Чейд вызвал меня и отправил наружу, заставив предварительно переодеться в жителя Внешних островов; он даже нарисовал у меня на щеке татуировку клана совы. При помощи краски и смолы он сделал мне уродливый шрам на нижней губе, что должно было объяснить мою неразговорчивость и невнятную речь. Чейд снабдил меня достаточным количеством местных монет, чтобы я мог посидеть в таверне, потягивая отвратительное пиво.

С тех пор я регулярно отправлялся в город, всякий раз изображая торговца другого клана. Зилиг был крупным городом; никто не обращал внимания на незнакомое лицо в шумной таверне. Я должен был сидеть и слушать сплетни и истории. Переговоры с Хетгардом вызвали большой интерес в городе. Местным бардам щедро платили за песни об Аслевджале и Айсфире, кроме того, здесь охотно повторяли семейные легенды, чтобы произвести впечатление на собутыльника. Я слушал внимательно, стараясь отделить явную ложь от фактов, которые могли оказаться полезными.

Да, что-то определенно вмерзло во льды острова Аслевджал, но прошло много лет с тех пор, как там в последний раз бывали люди. Мужчины повторяли истории, которые рассказывали их отцы: некоторым довелось разбить лагерь на берегу и осмотреть ледник, другие попадали на Аслевджал во время отлива, когда отступившие воды обнажали южную оконечность острова, к которой вели ледяные каналы.

Во всех рассказах говорилось, что подходы к острову очень опасны. Как только корабль входит в один из покрытых голубым льдом каналов, очень легко неправильно рассчитать время прилива и задержаться на острове. И тогда вернувшееся море навеки делает несчастных пленниками Аслевджала. Но тех, кто достаточно мудр, силен и хитер, канал приводит в огромную пещеру, где можно поговорить с плененным драконом и попросить у него щедрого дара. Кто-то из таких счастливчиков становился удачливым охотником, другие получали любовь женщин, а некоторые добывали благополучие для своих материнских домов. Так утверждали легенды.

В них также упоминалось о необходимости оставить подарок Черному Человеку Аслевджала. Одни рассказывали о нем как об отшельнике, другие называли призрачным стражем дракона. Но все сходились в одном – он очень опасен, а посему лучше умилостивить его дарами. Кое-кто полагал, что лучшим даром служит сырое мясо; другие считали, что нужно оставить чайные листья, яркие шарики или мед.

Дважды я слышал, как остров упоминался в связи с войной красных кораблей. Впрочем, о ней здесь говорили не слишком охотно; никто не любит вспоминать о войне, в которой не удалось одержать славной победы. Насколько я понял, во время войны Кебал Робред и Бледная Женщина хотели построить крепость на Аслевджале. Никто не объяснял причин, но многих попавших в плен граждан Шести Герцогств, ставших рабами, перевезли туда, и они трудились там до конца жизни. Из разговоров я понял, что Робред превратил в рабов и родню жителей Внешних островов, которые выступали против войны. Они были «перекованы» и отвезены на остров Аслевджал, больше о них никто ничего не слышал. Так остров стал символом стыда и несчастий, соперничая с легендами о знаменитом драконе. Теперь лишь немногие хотели совершить туда путешествие, чтобы доказать свою храбрость.

Все это я рассказал Чейду и Дьютифулу. Во время поздних вечерних разговоров мы с моим старым наставником пытались понять, как новые сведения могут помочь нам в поисках дракона. Иногда мне казалось, что мы обсуждаем сомнительные слухи только из-за того, что другой информации у нас попросту нет.

Дьютифул провел несколько долгих встреч с Хетгардом, каждая из которых продолжалась по несколько дней. В результате им удалось договориться об условиях охоты на дракона, словно речь шла о схватке борцов или состязании лучников. Больше всего Чейда возмутило, что клан кабана организовал эти обсуждения и вынудил нас в них участвовать, не посоветовавшись с ним. И хотя я не присутствовал при этом разговоре, мне потом рассказали, что Аркон Бладблейд был удивлен, когда принц с холодной вежливостью высказал свое неудовольствие по поводу условий.

– Мы не можем изменить то, о чем он за нас договорился, – мрачно сказал мне Чейд. – Но стоило посмотреть на лицо Бладблейда, когда Дьютифул заявил: «Мое слово принадлежит мне, и только я могу его давать. Никогда не пытайся говорить за меня».

Чейд рассказал об этом за стаканом бренди в той же самой комнате, в которой мы жили. Олух и Дьютифул находились в соседнем помещении. Я слышал лишь тональность их разговора: Дьютифул спокойно объяснял Олуху, почему завтра ему следует подняться на борт корабля. Голос Олуха менялся от детского хныканья до взрослого упрямства. Создавалось впечатление, что события развиваются не лучшим образом. Но если учесть условия, в которые нас поставил Бладблейд, остальное уже не имело существенного значения.

Пока мы отсутствовали, наши придворные неплохо потрудились, превзойдя мои лучшие ожидания. Были заключены многочисленные торговые союзы между различными кланами Внешних островов и домами Шести Герцогств. Поскольку дома представляли только самих себя, им удалось притвориться, будто они имеют весьма отдаленное отношение к Бакку и Видящим. Дьютифул обедал с придворными почти каждый день, и всякий раз они рассказывали о новых торговых соглашениях. Если принц сумеет преподнести нарческе голову дракона, мы добьемся поставленной цели. Шесть Герцогств и Внешние острова будут связаны браком и торговлей – будущие войны станут невыгодными.

Но Хетгард сделал все, чтобы усложнить нам выполнение задачи. Принцу Видящих разрешат вызвать дракона на бой, но Хетгард установил правила предстоящей схватки. Когда мы отплывем на Аслевджал, принц не возьмет с собой всю свою стражу, а лишь ограниченное число воинов. Большую часть мест заняла группа обладателей Уита – принц категорически отказался последовать совету Чейда и взять вместо них опытных воинов.

Поскольку нарческа дала свое согласие, она будет нас сопровождать. Мы пришли к выводу, что с ней отправятся Пиоттр и несколько воинов клана нарвала и клана кабана, хотя их помощь нам не была обещана. Судно, выбранное Хетгардом, доставит нас на Аслевджал. На нем также поплывут шестеро представителей Хетгарда, которые проследят за выполнением условий. Это будут воины, отобранные из шести разных кланов, не имеющих отношения к кланам нарвала и кабана. Им разрешено защищаться, если дракон будет им угрожать, но причинять ему вред и помогать нам им запретили. Все наше снаряжение должно поместиться на одном корабле, а когда мы сойдем на берег, мы должны будем нести его на своих спинах.

– Удивительно, что они не потребовали, чтобы принц сражался в драконом в одиночку, – кисло заметил Чейд. – Но именно Дьютифул должен бросить вызов чудовищу. Кроме того, они пожелали, чтобы принц нанес смертельный удар. Они воины, поэтому понимают, что в разгар сражения невозможно определить, чей именно удар прикончил врага. Нас будет сопровождать один из их бардов, в качестве свидетеля. Только этого нам не хватало. – Он устало поскреб заросшую щеку. – Впрочем, нам не о чем беспокоиться. Как я уже говорил, речь не идет о сражении с живым существом – почти наверняка нам придется откапывать нечто замерзшее из-под снега и льда. Вот почему я бы хотел иметь побольше людей для такой тяжелой работы. – Он слегка кашлянул и с довольным видом продолжал: – Возможно, мне удалось найти способ восполнить нехватку рук.

– Сколько человек разрешено взять с собой Дьютифулу?

– Двенадцать. И у нас очень быстро набралось это число. Ты и я, Уэб, Сивил, Кокл, Риддл, Олух, Лонгвик и четверо стражников. – Он покачал головой. – Я очень хотел, чтобы Дьютифул оставил на берегу хотя бы Сивила и Кокла. Еще двое опытных воинов нам бы не помешали.

– А как насчет Свифта? Он остается здесь? – Я и сам не знал, чего бы хотел.

– Нет, мы его возьмем с собой. Поскольку Свифт еще мальчик, он не войдет в число двенадцати воинов.

– Мы отплываем завтра?

Чейд кивнул.

– Лонгвик целую неделю собирал провизию. Большая часть того, что мы привезли из Шести Герцогств, уже съедена. Боюсь, что нам придется питаться местной пищей. Он купил все необходимое для отряда из двенадцати человек. Я предупредил его, что с нами будет кот, которого также нужно кормить. Мы все будем вооружены, хотя некоторые из нас не владеют мечом. Ты возьмешь топор?

Я кивнул:

– И еще один топорик нужно взять для Свифта. У него есть лук со стрелами, но топор для колки льда нам может пригодиться больше.

Чейд вздохнул.

– На этом моя изобретательность заканчивается. Я не представляю себе, с чем нам придется столкнуться, Фитц. У нас есть еда, палатки, оружие и кое-какие инструменты. И я понятия не имею, что нам еще может понадобиться. – Он налил себе солидную порцию бренди. – Не стану отрицать, что меня утешает растерянность Пиоттра. Он и нарческа будут нас сопровождать. Бладблейд поплывет вместе с нами, но не думаю, что он будет участвовать в умерщвлении дракона. – Он иронически усмехнулся, показывая, что не верит в такую возможность. – Ужасно неудобно для нас, что они придумали свои правила и придали происходящему вид состязания. Нам разрешается послать лишь два сообщения с птицами, но только для того, чтобы призвать корабль, когда мы будем готовы покинуть остров. Они будут нас сопровождать – не более того.

Его слова направили мои мысли в другом направлении.

– Как ты думаешь, посланная тобой птица уже долетела до Кетриккен?

Он сочувственно посмотрел на меня.

– Ты же знаешь, что у нас нет возможности это узнать. Ветра и бури, коршуны… Многое может задержать или погубить птицу. Как ты и сам знаешь, она летит только домой и к своей паре. Кетриккен не сможет послать нам ответ. – Потом он мягко спросил: – А ты не думал о том, чтобы войти в контакт с Барричем?

– Прошлой ночью, – ответил я, а когда Чейд вопросительно приподнял бровь, я продолжал: – Ничего. Я чувствовал себя как мотылек, бьющийся о стекло лампы. Я не могу до него добраться. Много лет назад мне удавалось на короткое время увидеть Молли и Баррича. Нет, я не входил с ними в настоящий контакт, но… Короче, ничего не вышло. Связь исчезла. Подозреваю, что Неттл служила в качестве фокуса, хотя я видел их не ее глазами.

– Любопытно, – задумчиво проговорил Чейд, и я понял, что он припрятал это знание на будущее – вдруг да пригодится. – Но с Неттл ты так и не смог связаться?

– Нет, – отрубил я, стараясь, чтобы лицо мое ничего не выражало.

Протянув руку через стол, я взял бутылку с бренди.

– Не слишком увлекайся, – предупредил меня Чейд.

– Я совсем не пьян, – раздраженно ответил я.

– А я этого и не говорил, – примирительно отозвался он. – Но у нас осталось совсем немного. А на Аслевджале бренди будет нужен больше, чем здесь.

Я поставил бутылку на стол, и тут в комнату вернулся Дьютифул. За ним следовал мрачный Олух.

– Я никуда не поеду, – сразу же объявил Олух.

– Нет, поедешь, – упрямо возразил Дьютифул.

– Нет.

– Да.

– Прекратите! – рявкнул Чейд, словно имел дело с семилетними мальчишками.

– Нет! – выдохнул Олух, садясь прямо на стол.

– Ты поедешь, – настаивал Дьютифул. – Или останешься здесь один. Совсем один – и никто не станет с тобой разговаривать. Будешь сидеть в своей комнате до тех пор, пока мы не вернемся.

Олух выставил вперед подбородок, оттопырил нижнюю губу и высунул язык. Потом скрестил свои короткие пухлые руки на груди и бросил на Дьютифула оценивающий взгляд.

– Мне все равно. И я не буду один. Неттл расскажет мне истории.

Я вскинул голову.

– Ты можешь говорить с Неттл?

Он бросил на меня злобный взгляд и сообразил, что в споре с Дьютифулом выдал важный секрет. Он покачал ногами.

– Может быть. Но тебе так не суметь.

Я понимал, что нельзя терять самообладание и слишком сильно на него давить.

– Потому что ты мне не даешь?

– Нет. Она не хочет с тобой иметь дело. – Он оценивающе смотрел на меня; возможно, Олух пытался понять, что меня тревожит больше.

Да, тут он не ошибся. Я обратился к Дьютифулу:

Выясни это ради меня. Она в безопасности?

Олух перевел взгляд с меня на принца. Дьютифул молчал. Он, как и я, понимал, что Олух мог почувствовать мою попытку войти в контакт с принцем. Сейчас маленький человечек не испытывал к принцу никаких добрых чувств. И я решил этим воспользоваться.

– Ладно. Значит, ты решил не ехать с нами, Олух?

– Да. Больше никаких кораблей.

Это было жестоко. Но я не остановился.

– Тогда как ты собираешься возвращаться домой? Только корабль сможет отвезти тебя обратно.

На его лице отразилось сомнение.

– Но вы не поплывете домой. Вы пойдете на остров дракона.

– Сначала, да. Но после этого мы отправимся домой.

– Но вы ведь вернетесь сюда и заберете с собой Олуха.

– Может быть, – не стал отрицать Дьютифул.

– Может быть, если будем живы, – вмешался Чейд. – Мы рассчитывали на твою помощь. Если же ты останешься здесь и мы поплывем без тебя… – Чейд пожал плечами. – Дракон может нас убить.

– Так вам и надо, – мрачно ответил Олух.

Но мне показалось, что в его решимости появилась трещина. Он погрузился в размышления, глядя на свои пухлые руки.

– Если Неттл рассказывает Олуху истории, чтобы ему было не скучно, то едва ли она подвергается опасности, Фитц, – задумчиво проговорил Чейд.

Если он рассчитывал, что Олух что-нибудь скажет на это, Чейд ошибся. Маленький человечек сердито фыркнул и пересел на стул, вновь скрестив руки на груди.

– Пойдем, – предложил я негромко Чейду и принцу.

Неттл так сильно возмущена моим поведением, что полностью разорвала контакт, и на это могло быть много причин. И все же, сурово сказал я себе, узнать, что она жива и злится на меня, лучше, чем мучиться от мысли, что дракон сожрал Неттл вместе со всей семьей. Мне хотелось полной ясности, но я понимал, что ее еще долго не будет. Пусть уж птица поскорее долетит до Баккипа. Если Неттл угодно сердиться на меня, пусть сердится в безопасном месте.

Вечером мы почти не разговаривали. Все трое собирали вещи, а Чейд что-то сердито бормотал относительно условий островитян. Олух демонстративно не стал складывать свой багаж. Один раз Дьютифул принялся бросать одежду Олуха в мешок, но когда тот вывалил все на пол, принц пожал плечами и занялся своими делами. Когда мы легли спать, вещи Олуха все еще валялись на полу.

Спал я не слишком крепко. Теперь, когда стало известно, что Неттл сознательно не пускает меня в свои сны, я сумел найти и почувствовать ее барьер. Меня раздражало, что Олух наблюдает за моими бесплодными попытками и наслаждается, видя мои страдания. Возможно, присутствие Олуха помешало мне предпринять более серьезные попытки прорваться в сон Неттл. В конце концов я попытался погрузиться в настоящий сон. Однако я провел беспокойную ночь – мне снились все люди, которых я обидел или разочаровал, от Баррича до Пейшенс, но самым ярким и неприятным был укоризненный взгляд Шута.

На следующее утро мы встали до восхода солнца. Завтракали в молчании. Олух явно напрашивался на уговоры, он ждал, что его будут умолять. Но по молчаливому согласию мы не стали ничего ему говорить. Если мы обменивались фразами, то так, словно Олуха здесь не было. Каждый взял свои вещи. Потом зашел Риддл, чтобы помочь нам их нести. Чейд отдал свой мешок стражнику, но Дьютифул настоял, что свои вещи понесет сам. И мы ушли.

Риддл шел на шаг позади Чейда и нес его мешок. Лонгвик и четверо стражников следовали за нами. Я плохо их знал. Младший, которого звали Хест, мне нравился. Чарри и Драб были давними друзьями и опытными воинами. Про Дефта мне было известно лишь, что он отлично играет в кости. Остальные стражники оставались на берегу вместе с придворными, а наш небольшой отряд направился в гавань. Пока мы шагали по мощеной мостовой, я спросил:

– А что мы будем делать, если Олух к нам не присоединиться?

– Оставим, – мрачно ответил Дьютифул.

– Ты же знаешь, что этого нельзя допустить, – возразил я.

– Я могу вернуться и притащить его силой, – с сомнением предложил Риддл.

Я поморщился, а Чейд молча покачал головой.

Возможно, нам не останется ничего другого, – заметил я. – Я не в силах это сделать, поскольку его Скилл слишком силен. Но те, кто не владеет Скиллом, не восприимчивы к его ударам и могут силой заставить Олуха последовать за нами. Вы ведь помните, что раньше слуги отнимали у него монетки. Конечно, он будет в ярости, но все же поплывет с нами.

Давайте немного подождем, — угрюмо предложил принц.

По мере того, как мы приближались к гавани, людей становилось все больше, и вскоре мы поняли, что на пристани собралась огромная толпа. Островитяне пришли посмотреть на наше отплытие. Большую часть снаряжения погрузили на «Секача» еще вчера, и теперь нам оставалось лишь подняться на борт и выйти в море с началом утреннего прилива. Среди жителей Зилига царило странное настроение. Казалось, они пришли поглазеть на состязания, но мы не числились среди фаворитов. Впрочем, никто не бросал в нас гнилые овощи и не выкрикивал оскорблений, но общее молчание иногда бывает гораздо неприятней.

Неподалеку от корабля собрались наши придворные, чтобы попрощаться и пожелать нам доброго пути. Они толпились вокруг принца, а я терпеливо ждал у него за спиной. Мне вдруг пришло в голову, что они не понимают, какое огромное значение для всех имеет это путешествие. Придворные шутили, желали принцу удачи, но никто из них не тревожился.

Когда мы поднялись на борт, Олух все еще не появился, и мое сердце сжалось от дурных предчувствий. Мы не могли оставить его здесь, несмотря на то что Дьютифул был ужасно им недоволен. И меня тревожило не то, что может здесь сотворить Олух, а его собственная безопасность – ведь без принца никто не станет его защищать. Кто из придворных Шести Герцогств позаботится о полоумном слуге, когда Дьютифула не будет рядом? Я стоял у борта и смотрел через головы толпы в сторону дороги, ведущей к гавани. Ко мне подошел Уэб.

– С нетерпением ждете отплытия? – спросил он. Я с горечью улыбнулся.

– Я с нетерпением жду только возвращения домой.

– Я не видел, чтобы Олух поднялся на борт.

– Мы его ждем. Он больше не хочет плавать на корабле, но мы надеемся, что он придет сам.

Уэб задумчиво кивнул, бросил на меня пристальный взгляд и отошел.

Я стоял, не отрывая взгляда от берега.

Олух? Ты идешь? Корабль скоро отплывет.

Оставь меня в покое, Песья Вонючка!

Он швырнул в меня оскорбление с такой силой, что я почти уловил запах. Но в душе Олуха бурлила не только ярость, но страх и обида за то, что мы его бросили. Наш отъезд взволновал и встревожил его, но я подозревал, что упрямство победит.

Время и прилив никого не ждут, Олух. Решай быстрее. Когда придет время, корабль отплывет. А после этого, даже если ты сообщишь нам, что передумал и хочешь нас сопровождать, будет слишком поздно. Мы не сможем за тобой вернуться.

Мне плевать.

После чего он закрылся с такой силой, что я ощутил удар. Похоже, мое вмешательство лишь ухудшило ситуацию.

Я видел, что заканчиваются последние приготовления к отплытию. На борт доставили остатки груза со «Счастливой невесты». Я заметил несколько маленьких бочонков и улыбнулся – наверное, Чейд решил переправить сюда все запасы бренди. Оружие и инструменты погрузили раньше, набив корабль всевозможным добром, которое, по мнению Чейда, могло нам пригодиться. Наконец настало время отчаливать. Провожающие, поднявшиеся вместе с принцем на борт, поспешно спускались на берег. Появились представители Хетгарда вместе со своим снаряжением. Все вещи, появившиеся в последний момент, заняли свои места, небольшая лодка, которая должна была вывести нас в открытое море, уже ждала сигнала к отплытию. Ко мне вновь подошел Уэб и с тревогой посмотрел на меня.

– Похоже, он не придет, – тихо проговорил я. Мне было плохо. – Пойду поговорю с принцем. Нужно кого-нибудь послать за Олухом.

– Я уже послал, – мрачно ответил Уэб.

– Неужели? И что сказал принц Дьютифул? – Я не видел, чтобы стражники покидали корабль!

– Нет, я с ним не говорил, – рассеянно ответил Уэб. – Я послал Свифта. – И он пробормотал себе под нос: – Надеюсь, он справится. Мне кажется, мальчику это по плечу. И все же мне следовало пойти вместе с ним.

– Свифт? – Я представил себе, как мальчишка пытается увести за собой Олуха, и покачал головой. – У него ничего не получится. Олух неловкий, но удивительно сильный, если разозлится. Он может побить мальчишку. Пожалуй, я схожу за ними сам.

Уэб схватил меня за руку.

– Нет! Не ходите! Смотрите. Он сумел. Они идут! – Он говорил с таким облегчением, словно мальчик совершил настоящий подвиг.

Возможно, так и было. Я смотрел, как они приближаются к кораблю: низенький человечек тащится рядом с хрупким мальчиком. Свифт нес мешок с вещами Олуха и покровительственно держал его за руку. Меня это поразило, но даже на таком большом расстоянии отношение Свифта к Олуху не вызывало сомнений. Свифт шагал, высоко вскинув голову, его взгляд твердо встречался с взглядами зевак, словно бросая им вызов – только попробуйте обидеть моего спутника или задержать нас. Удивительная демонстрация мужества, и я понял, что мальчик заслужил огромное уважение. Даже мне было бы непросто пройти через толпу, держа Олуха за руку, однако Свифт уверенно шагал вперед. Когда они приблизились, я сумел разглядеть выражение лица Олуха и догадался, что происходит еще нечто, о чем я даже не догадывался.

– Что все это значит? – тихо спросил я Уэба.

– Древняя Кровь. Вы и сами должны знать, – ответил он едва слышно, не поворачивая ко мне головы. – Это получается гораздо лучше, когда Уит воздействует на Уит. Но мы можем оказать влияние даже на тех, кто Уитом не обладает. Я уже кое-чему научил Свифта. Сегодня ему пришлось пройти суровое испытание. Но он справился.

– Да, тут не может быть никаких сомнений.

Олух доверчиво посмотрел на Свифта, когда мальчик подвел его к сходням. Здесь они остановились. Свифт негромко заговорил, продолжая держать маленького человека за руку, а потом повел его на корабль. Любопытство заставило меня задать вопрос:

– Я знаю, как оттолкнуть кого-то при помощи Уита. Мне кажется, я это всегда умел. Но как притягивать с его помощью людей к себе?

– Ну, как тебе объяснить? – проговорил Уэб, переходя на «ты». – Оттолкнуть помогает инстинкт. Обычно человек овладевает обратным действием таким же образом. Мне казалось, ты и сам должен это понимать; теперь я вижу, почему ты не пытался использовать это качество Уита с Олухом. – Он склонил голову и оценивающе посмотрел на меня. – Иногда ты не знаешь удивительно простых вещей. Словно забыл или потерял какую-то часть своей души.

Наверное, он заметил смущение на моем лице, поскольку тут же заговорил об общих принципах:

– Я думаю, все существа до некоторой степени прибегают к способности привлекать к себе других существ, когда имеют дело со своими детенышами или ищут партнера. Быть может, ты тоже ею пользовался, только сам того не осознавая. Вот почему человек, наделенный магией Уита, должен приложить усилия, чтобы ее изучить. Иначе он не сумеет ею правильно пользоваться. – Он немного помолчал, а потом добавил: – Я вновь предлагаю научить тебя тому, что необходимо знать.

– Я должен помочь устроить Олуха, – сказал я и поспешно отвернулся от Уэба.

– Да, я понимаю. У тебя много обязанностей, и я не стану утверждать, будто мне известно все, что ты делаешь для принца. Однако я уверен, что ты сумеешь найти время для занятий, если захочешь. Надеюсь, ты придешь ко мне. Я делаю это предложение в последний раз. Тебе решать, принимать его или нет.

И прежде чем я успел улизнуть, он сам повернулся и быстро ушел, оставив меня стоять у борта. Рииск взлетела с мачты, и ее пронзительный крик унес ветер. Моряки подняли трап, корабль медленно отвалил от причала, по команде лоцмана гребцы в маленькой лодке налегли на весла. Я обещал себе, что сегодня обязательно найду время для разговора с Уэбом относительно моего обучения. И очень надеялся, что не лгу себе.

Но все оказалось чрезвычайно сложно. Теперь, когда на борту корабля находились нарческа, ее отец Аркон Бладблейд и дядя Пиоттр, большую часть времени Дьютифул и Чейд проводили с ними. Мне редко удавалось поговорить с принцем или его советником наедине. В результате большую часть времени мне пришлось проводить с Олухом. Поскольку настроение у него было отвратительное, он считал, что и мне должно быть плохо. Как и во время нашего предыдущего путешествия, я стал спотыкаться, налетать на стены, задевать о дверные ручки – и мне никак не удавалось эффективно защититься от его нападений. Если я ставил защитные стены против Олуха, то сразу же переставал воспринимать Дьютифула и Чейда. Ничего не оставалось, как терпеть.

Ко всему прочему море было неспокойным. Нам постоянно приходилось бороться со встречными течениями. Два дня наш корабль постоянно раскачивался на волнах, и у Олуха началась настоящая морская болезнь, так же как у Кокла, Свифта и Сивила. Остальные почти ничего не ели и с большой опаской передвигались по кораблю, цепляясь за леера. Пару раз я видел бледную нарческу, которая прогуливалась по палубе под руку с Пиоттром. Оба выглядели не лучшим образом. Время тянулось мучительно медленно.

Я так и не нашел возможности поговорить с Уэбом об Уите. Время от времени я вспоминал о своих намерениях, но всякий раз оказывалось, что дюжина других вещей требует моего срочного внимания. Я старался делать вид, что только стечение обстоятельств мешает мне встретиться с Уэбом. На самом же деле я и сам не понимал, что меня сдерживает.

Наконец цель нашего путешествия появилась на горизонте. Даже издалека остров Аслевджал казался унылым местом. Он был одним из самых северных островов, каменистый и мрачный. Лето никогда не вступало здесь в свои права. Даже в самые теплые дни в горах не таял снег. Большую часть острова покрывал ледник, окруженный пиками гор. Поговаривали, будто Аслевджал состоит из двух островов, связанных между собой ледяным мостом, но я не увидел никаких оснований для таких предположений. Отлив обнажал черные песчаные отмели, похожие на подол платья. С одной стороны острова тянулась песчаная береговая полоса. С остальных – только бледный ледяной панцирь и вспоровшие его скалы. Над островом висело облако – то ли испарения льда под лучами солнца, то ли снег, вздымаемый никогда не стихающим северным ветром.

Мы медленно приближались к острову – и ветер, и течение всячески нам препятствовали. Нам приходилось постоянно менять галсы. Я стоял у поручней, когда принц и нарческа в сопровождении Чейда и Пиоттра вышли на палубу, чтобы взглянуть на остров. Дьютифул нахмурился.

– Аслевджал совсем не похож на место, где может добровольно поселится живое существо, не говоря уже о громадном драконе. Ну что здесь ему делать?

Нарческа покачала головой и тихо сказала:

– Я не знаю. Мне лишь известно, что так говорится в наших легендах. Так что нам ничего не остается, как высадиться на острове. – Она поплотнее запахнула шерстяной плащ.

Ветер дул нам в лицо со стороны острова и нес острую ледяную пыль.

Днем мы обогнули мыс и направились к единственной бухте Аслевджала. Наши шпионы донесли, что это пустынное место с разрушенным причалом и несколькими каменными молами, выходящими в море. Однако мне удалось разглядеть яркое цветное пятно на утесе, поднимающемся над береговой полосой. Пока я рассматривал его, пытаясь понять, что это может быть, из него появилась фигура. Я понял, что пятно – это палатка или какое-то жилище. Человек подошел к краю утеса и остался там стоять. На нем был черно-белый плащ с капюшоном, ветер трепал его полы. Человек даже руки не поднял, чтобы приветствовать нас, а лишь стоял и ждал.

– Кто это? – резко спросил Чейд у Пиоттра, когда крик впередсмотрящего заставил всех подойти к борту.

– Не знаю, – ответил Пиоттр, голос которого прозвучал на удивление мрачно.

– Возможно, легендарный Черный Человек острова Аслевджал, – предположил Аркон Бладблейд и нетерпеливо наклонился вперед, изучая одинокую фигуру на утесе. – Мне всегда было интересно, правду ли говорят легенды.

– А я не хочу этого знать, – негромко проговорила нарческа, глядя на берег широко раскрытыми огромными глазами.

Чем ближе мы подплывали к берегу, тем больше людей скапливалось на палубе, чтобы взглянуть на одинокую зловещую фигуру, которая дожидалась нас. Только после того, как был брошен якорь и на воду спустили шлюпки для высадки на берег, человек в черно-белом плаще шевельнулся. Он спустился пониже и остановился у самого края. И прежде чем он откинул капюшон, мое сердце дрогнуло, а душу наполнил ужас.

Меня ждал Шут.


XI УИСЛИНГТОН | Судьба Шута | XIII АСЛЕВДЖАЛ