home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


XV

СИВИЛ

Хокин был Белым Пророком, а Кривоглазка – его Изменяющей в те годы, когда Сардус Чиф правил в Пограничных землях. Голод царствовал здесь даже дольше, чем Сардус Чиф, и многие говорили, что он был послан в качестве наказания за преступление Сардус Прекс, матери Сардуса Чифа, которая сожгла все священные рощи бога листвы, не совладав с горем и гневом после того, как умер от оспы ее консорт Слевм. С тех пор ни одной капли дождя не пролилось на землю, поскольку не осталось священных листьев, которые следовало бы омыть. Ведь всем известно, что дожди идут лишь для исполнения священного долга, а не для утоления жажды человека и его детей.

Хокин считал, что он, как Белый Пророк, должен восстановить плодородие Пограничных земель, а для этого нужна вода. И он заставил свою Изменяющую изучать воду и способы ее доставки в Пограничные земли из глубоких колодцев, прорытых каналов или молитв и жертвоприношений, вызывающих дожди. Хокин часто спрашивал у нее, что следует изменить, чтобы вернуть воду в земли его народа, но ее ответы не удовлетворяли его.

Кривоглазку не интересовала вода. Она родилась во время засухи, пережила трудные годы и хорошо знала обычаи. Ее интересовали лишь типпи, маленькие мягкие яблочки со множеством семян, растущие на невысоких деревцах в лощинах у подножий гор, под защитой зарослей куманики. Когда Хокин думал, что она выполняет его поручения, Кривоглазка ускользала в лощину, забиралась в заросли куманики, а когда возвращалась, ее юбка и волосы были полны шипов, а рот становился пурпурным от типпи. Это вызывало гнев Хокина Белого, и он часто бил Кривоглазку за пренебрежение своими обязанностями.

Наконец возле их дома, стоящего на сухой земле, выросла куманика. Кустарник был таким густым, что он защищал землю от солнца, и внизу проросла лоза типпи. А когда наступила осень, лоза умерла и на ее месте выросла трава, ставшая кормом для кроликов. Кривоглазка ловила кроликов и готовила их для Белого Пророка.

Писарь Катерен о Белом Пророке Хокине.

Несмотря на совет Чейда, я не стал ложиться сразу. Вернувшись к костру, я обнаружил, что Олух смотрит на тлеющие угольки и дрожит от пробравшего его до костей холода. Я заставил его встать и проводил в палатку, которую мы делили с Риддлом и Хестом. В тесноте было легче сохранять тепло. Олух улегся, тяжело вздохнул, и у него тут же начался тяжелый приступ кашля. Но как только кашель прекратился, Олух заснул. Будет ли он ночью беседовать с Неттл? Возможно, утром я наберусь смелости и спрошу у него. Сейчас мне оставалось утешать себя тем, что она в Баккипе и ей не грозит опасность.

Я выскользнул из палатки на свежий воздух. Костры почти полностью погасли. Лонгвик оставил несколько тлеющих углей, но у нас было слишком мало топлива, чтобы поддерживать костер всю ночь. В палатке Дьютифула теплился тусклый свет, наверное, они зажгли лампу. Шатер Шута был тоже освещен и сиял, точно звезда в ночи. Я бесшумно пошел к нему по снегу.

Я остановился перед шатром, услышав голоса, которые сразу узнал. Свифт что-то сказал, в ответ раздался насмешливый голос Шута. Мальчик рассмеялся. Его смех показался мне удивительно мирным и искренним. Я вдруг почувствовал себя чужим и никому не нужным и чуть не вернулся в свою палатку. Потом я отругал себя за ревность. Шут подружился с мальчиком – и что с того? Свифту пойдет только на пользу общение с ним. Поскольку я не мог постучать в дверь, чтобы объявить о своем появлении, мне пришлось громко откашляться, после чего я откинул полог шатра. Луч света упал на снег.

– Могу я войти?

Последовала едва заметная пауза.

– Если хочешь. Постарайся не занести снег и лед.

Он слишком хорошо меня знал. Я стряхнул с одежды и башмаков влажный снег, потом, нагнувшись, вошел и закрыл за собой полог платки.

Шут обладал удивительным талантом создавать для себя мир, в который он мог уйти. Шатер не стал исключением из этого правила. Когда я побывал в нем в прошлый раз, здесь было очень мило, но пусто. Теперь Шут наполнил его своим присутствием. Маленькая металлическая жаровня горела почти без дыма. В воздухе витал пряный аромат готовящейся еды. Свифт, скрестив ноги, сидел на подушке с кисточками, а Шут устроился на своей постели. Две стрелы, одна темно-серая, другая яркая, разноцветная, – обе работы Шута – лежали на коленях Свифта.

– Я вам нужен, сэр? – быстро спросил Свифт. Ему явно не хотелось уходить. Я покачал головой.

– Я даже не знал, что ты здесь, – ответил я.

Когда Шут сел, я понял, почему смеялся Свифт. Крошечная марионетка свисала с его пальцев, пять тонких нитей тянулись к их кончикам. Я улыбнулся. Он вырезал крошечного шута и раскрасил его в черно-белые цвета. У куклы было бледное лицо Шута, каким он был в детстве. Тонкие белые волосы облаком окружали головку марионетки. Легкое движение пальцев, и она отвесила мне поклон.

– Что привело тебя ко мне, Том Баджерлок? – спросили меня Шут и его кукла.

Едва заметное движение пальца – и марионетка вопросительно склонила голову набок.

– Дружба, – ответил я после короткого размышления, усаживаясь напротив Свифта.

Мальчик бросил на меня возмущенный взгляд и отвернулся.

Лицо Шута сохраняло нейтральное выражение.

– Понятно. Что ж, добро пожаловать.

Однако я не услышал тепла в его словах; я был здесь незваным гостем. Наступило неловкое молчание, и я понял, какую грубую ошибку совершил. Мальчик ничего не знал о нашем долгом знакомстве с Шутом. Я не мог свободно говорить в его присутствии. И вдруг понял, что мне нечего сказать. Мальчик мрачно смотрел в огонь, с нетерпением дожидаясь, когда я уйду. Шут начал снимать нитки с пальцев.

– Никогда не видел таких палаток. Она из Джамелии? – Даже для меня самого мои слова прозвучали как вежливый вопрос постороннего человека.

– Точнее, из Дождевых Чащоб. Подозреваю, что материал изготовили Элдерлинги, но узор выбирал я сам.

– Работа Элдерлингов? – Свифт вскинул голову, почувствовав, что сейчас услышит интересную историю.

На губах Шута играла едва заметная улыбка. Подозреваю, что он заметил интерес и на моем лице.

– Так говорят жители Дождевых Чащоб, те, что селятся в верховьях Дождевой реки. Они утверждают, будто когда-то там стояли великолепные города Элдерлингов. Теперь уже трудно сказать, кем были эти созданья. Но в некоторых местах, в глубинах болот Дождевых Чащоб, попадаются каменные города. Иногда удается найти дорогу туда, и в тех домах, что остались стоять неповрежденными, можно обнаружить удивительные сокровища других времен и народов. Некоторые вещи, найденные там, обладают магическими свойствами, которые не до конца понимают даже обитатели Дождевых Чащоб. Впрочем, там попадаются и самые обычные вещи, вроде тех, что мы делаем для себя, но только совсем другого качества.

– Вроде этой стрелы? – Свифт приподнял серую стрелу. – Ты говорил, что она из Дождевых Чащоб. Я никогда не видел такого дерева.

Взгляд Шута метнулся ко мне, а потом он вновь посмотрел на Свифта.

– Это волшебное дерево, очень редкое. Еще более редкое, чем материал шатра, который тоньше и прочнее шелка. Я могу сложить всю палатку в небольшой шарик, который поместится у меня на ладони, однако он настолько прочен, что выдерживает мощные порывы ветра.

Свифт осторожно коснулся удивительного материала.

– Здесь так хорошо. Гораздо теплее, чем в обычной палатке. И мне нравятся драконы на стенах.

– Мне тоже, – кивнул Шут и вновь откинулся на своей постели, глядя на пламя жаровни. Отблески огня плясали в его глазах.

Я внимательно смотрел на Шута. На его лице появились морщины, которых не было, когда мы играли с ним в детстве. Казалось, обретя цвет, волосы стали гуще. Они больше не парили в диком беспорядке вокруг лица, на его плечах лежала гладкая грива прекрасных волос.

– Именно из-за драконов я здесь.

И вновь он бросил на меня мимолетный взгляд. Я скрестил руки на груди и откинулся назад, так что мое лицо оказалось в тени.

– В Дождевых Чащобах водятся драконы, – продолжал он, обращаясь к Свифту. – Но только один из них сильный и здоровый. Ее зовут Тинталья.

Мальчик подвинулся к Шуту.

– Значит, торговцы из Бингтауна сказали правду? У них есть дракон?

Шут склонил голову, словно размышлял над его вопросом. И вновь тень улыбка коснулась его губ. Потом он покачал головой.

– Нет, я бы так не сказал. На самом деле драконица живет в Дождевых Чащобах, а Бингтаун находится на территории, которую Тинталья считает своей. Она великолепное существо, ее чешуя удивительного синего цвета с серебристым отливом.

– Так ты видел ее собственными глазами?!

– Да, видел. – Шут улыбнулся, глядя на восхищенное лицо мальчика. – И даже разговаривал с ней.

Свифт затаил дыхание. Он вообще забыл о моем присутствии. Но когда Шут заговорил вновь, я не знал, к кому из нас он обращался.

– Этот шатер был одним из даров, который я получил от жителей Дождевых Чащоб по просьбе Тинтальи.

– А почему она попросила об этом?

– Тинталья понимала, что я буду служить ей верой и правдой. Потому что мы знали друг друга в прежние времена и в иных обличьях.

– В каком смысле? – Мальчик заподозрил, что Шут его дразнит.

– Я не единственный представитель моего народа, имевший дело с драконами. А Тинталья обладает всей памятью своей расы. Ее воспоминания подобны ярким бусинам, нанизанным на нить ожерелья, они к уходят к далеким временам, к дракону, отложившему это яйцо, к змею, которым был дракон, к яйцу, из которого вылупился змей, к змею, которым дракон…

– Хватит! – Мальчик рассмеялся.

Язык Шута жонглировал словами, словно булавами.

– Вернемся к тем временам, когда она познакомилась с такими, как я. Быть может, если бы я обладал памятью драконов, я мог бы сказать ей: «О да, я припоминаю, как это было. Как приятно вновь встретиться с тобой». Но я не обладаю памятью дракона. Поэтому мне ничего не оставалось, как поверить ей на слово, ведь ей не часто удавалось встретить таких достойных доверия людей, как я.

Он начал говорить с интонациями барда, рассказывающего легенду. Мальчик был совершенно очарован.

– И как же ты должен ей служить? – нетерпеливо спросил он.

– Ах вот ты о чем! – Шут отбросил волосы с лица, а потом его длинный палец неожиданно указал на меня. – Он знает. Однажды он обещал мне помочь. Не так ли, Баджерлок?

Я принялся отчаянно перебирать свои воспоминания. Обещал ли я ему помогать? Или лишь сказал, что приму решение, когда придет время? Я улыбнулся и ответил, неожиданно проявив гибкость:

– Когда придет время, я исполню свою роль.

Я знал, что Шут заметил мою попытку уйти от прямого ответа, но он улыбнулся так, словно я согласился.

– Как и все мы, – заметил он. – Даже юный Свифт, сын Баррича и Молли.

– Почему ты так меня назвал? – возмущенно воскликнул мальчик. – Мой отец ничего для меня не значит! Ничего!

– Как бы там ни было, ты его сын. Возможно, сейчас ты его отвергаешь, но тебе не под силу заставить Баррича отказаться от сына. Некоторые связи нельзя разорвать при помощи слов. Они остаются с тобой навсегда. И связывают мир и время, не давая им распасться.

– Ничто не связывает его со мной, – упрямо настаивал на своем Свифт.

Наступила пауза. Мальчик понял, что прервал нить повествования и что Шут не собирается его продолжать. Свифт вздохнул и спросил:

– Так что же ты должен сделать здесь?

– О, ты и сам знаешь! – Шут вновь сел. – Ты слышал, какие слова были произнесены на берегу, а мне известно, как быстро распространяются слухи в такой маленькой группе людей. Вы приплыли на Аслевджал, чтобы убить дракона. А я намерен вам помешать.

– Если только не начнется честная битва. Если дракон не нападет первым.

Шут покачал головой.

– Нет. Я здесь для того, чтобы дракон остался в живых.

Свифт перевел взгляд на меня, а потом вновь посмотрел на Шута.

– Значит, ты наш враг, – с сомнением проговорил он. – Ты будешь сражаться с нами, если мы попытаемся убить дракона? Но ты же один! Как ты можешь нам противостоять?

– Я ни с кем не собираюсь сражаться. У меня нет врагов, хотя некоторые и считают меня своим врагом. Свифт, все предельно просто. Я здесь для того, чтобы никто не убил спящего подо льдом дракона.

Мальчик смущенно повел плечами. Я прекрасно понимал, о чем он сейчас подумал, а когда Свифт заговорил, он был так похож на Баррича, что мое сердце пропустило удар.

– Я дал клятву служить моему принцу. – Он вздохнул, но его голос слегка дрожал. – Если вы встанете у него на пути, я должен буду сражаться с вами, милорд.

Шут не сводил глаз с мальчика.

– Я не сомневаюсь, что так и будет, если ты веришь, что поступаешь правильно, – спокойно сказал он. – И если события будут развиваться именно так, то скоро мы станем противниками. Я уверен, что ты с уважением отнесешься к долгу моего сердца, как я отношусь к твоему. Однако сейчас мы путешествуем вместе, и я не вижу причин, почему мы не можем поддерживать то, зачем пришел сюда Том Баджерлок. Дружбу.

И вновь Свифт перевел взгляд с Шута на меня.

– Значит, вы друзья?

– В течение многих лет, – ответил я, и почти одновременно Шут произнес:

– Я бы сказал, что даже больше, чем просто друзья.

Именно в этот момент Сивил Брезинга откинул полог шатра и заглянул внутрь.

– Именно этого я и опасался! – разгневанно воскликнул он.

Свифт, разинув рот, уставился на него. Шут покачал головой и вздохнул. Первым отреагировал на вторжение Сивила я.

– Твои страхи беспочвенны, – спокойно сказал я. Между тем Свифт, сделавший собственный вывод, воскликнул:

– Я никогда не предам своего принца, кто бы ни пытался меня к этому склонить!

Слова Свифта окончательно смутили Сивила. Тем не менее он бросил презрительный взгляд на Шута и резко сказал:

– Свифт, немедленно отправляйся спать в собственную постель. – А потом он вновь повернулся к Шуту: – И не думай, что все на этом закончится. Я сообщу о своих опасениях принцу.

Прежде чем Шут или я успели ему ответить, раздался окрик Риддла:

– Стой! Кто идет?

Оттолкнув Свифта, я выскочил из шатра, едва не сбив с ног Сивила, о чем, впрочем, нисколько бы не стал жалеть. К тому моменту, когда я добрался до Риддла, почти весь лагерь успел проснуться. Люди высовывались из палаток, пытаясь выяснить причину шума.

– Кто идет? – вновь закричал Риддл, тревога в его голосе усилилась.

– Где? – поинтересовался я, подбегая к нему, и он указал пальцем:

– Там.

И тут только я заметил чью-то тень. Или эта была не тень, а человек? Неровная поверхность засыпанного снегом ледника отражала слабые отблески костра, сливавшиеся с серым полумраком северной ночи. Заснеженные горы отбрасывали более глубокую тень. Я прищурился. Кто-то стоял на самой границе света и тени. Я мог различить лишь силуэт, но не сомневался, что именно этого человека я видел сегодня днем. У меня за спиной послышалось восклицание Пиоттра:

– Черный Человек!

В голосе Блэкуотера слышался страх, да и подоспевшие воины Хетгарда выглядели не слишком уверенными в себе. Рядом со мной оказался Шут, и его тонкие пальцы сильно сжали мое предплечье.

– Кто он такой? – выдохнул Шут так тихо, что никто, кроме меня, не услышал его слова.

– А ну, покажись! – приказал Риддл.

Он вытащил меч и шагнул из круга света в темноту. Лонгвик сунул факел в тлеющие угли костра. Когда смола загорелась и капитан стражи поднял факел повыше, человек исчез. Так исчезает тень при приближении света.

И если его появление разбудило лагерь, то исчезновение и вовсе вызвало настоящий переполох. Все заговорили одновременно. Риддл и другие стражники подбежали к тому месту, где стоял человек, и даже Чейд крикнул, чтобы они не затоптали следы. Но к тому моменту, когда мы с Чейдом подошли туда, было уже слишком поздно. Лонгвик поднял факел повыше, но мы так не нашли цепочки следов, ведущих к стоянке или от нее. К тому же вокруг лагеря было полно наших собственных следов.

Один из воинов Хетгарда начал громко молиться Элю. Его молитва произвела на меня тяжелое впечатление – закаленный воин обращался к богу, известному своей безжалостностью. Воин обещал Элю щедрые дары за то, чтобы тот обратил свое внимание куда-нибудь в другое место. Уэб был потрясен, а лицо Пиоттра показалось мне смертельно бледным даже в свете факела. На белом лице нарчески застыло выражение ужаса.

– Быть может, это была игра света и тени, – предположил Кокл, но никто не воспринял его слова всерьез.

Воины Хетгарда тихонько переговаривались между собой. Все они были сильно встревожены. Пиоттр хранил молчание.

– Так или иначе, он исчез, – наконец заявил Чейд. – Давайте спать. Лонгвик, удвой дозор. И разожгите поярче костры.

Воины Хетгарда выставили своих дозорных. Они вновь расстелили шкуру выдры на границе лагеря и разложили на ней свои дары. Пиоттр отвел нарческу обратно в шатер, но я сомневался, что он заснет в эту ночь. Интересно, почему он так напуган. Жаль, что я мало знаю о Черном Человеке и о связанных с ним легендах.

Я предполагал, что Чейд захочет поговорить со мной, но он лишь бросил на меня укоризненный взгляд. Сначала я решил, что он недоволен тем, что я не сумел задержать незнакомца, но потом сообразил, что ему не понравился стоящий рядом со мной Шут. Я было собрался отойти от него, но потом рассердился. Нет, я буду делать то, что считаю нужным, и не стану исполнять все прихоти старого убийцы. Я посмотрел в глаза Чейда, и ни один мускул не дрогнул на моем лице. Тем не менее он покачал головой и вместе с Дьютифулом скрылся в своем шатре.

Я услышал полный сомнений голос Свифта:

– Что мне делать?

Ему было страшно. Как успокоить мальчика? Я попытался вспомнить, что могло бы утешить меня в таком возрасте. И вновь обратился к мудрости Баррича: «Придумай ему дело».

– Следуй за принцем и оставайся рядом с ним. Полагаю, что сегодня тебе будет лучше провести ночь в его палатке, твои чуткие уши и Уит предупредят тебя, если кто-то захочет незаметно подобраться к вам. Напомни лорду Чейду о своих способностях и скажи, что я предложил тебе охранять принца сегодня ночью. А теперь забирай свои одеяла и иди к ним, пока они еще не улеглись спать.

Мальчик уставился на меня, разинув рот, а потом благодарно кивнул. Наши глаза встретились, и я не увидел в них ни малейшей враждебности.

– Вы же знаете, что я верен моему принцу.

– Знаю, – кивнул я.

Интересно, сияло ли так же лицо Баррича, когда Чивэл назвал его своим человеком. И мне вдруг показалось, что слишком уж легко завоевал принц сына Баррича. Если у мальчика есть хотя бы половина храбрости и верности отца, то Дьютифул получил бесценный подарок. Когда Свифт убежал в сторону шатра принца, я услышал за спиной шаги. К нам приближались Уэб и Сивил.

– Мальчик вырастет хорошим человеком, – сказал Уэб, словно прочитав мои мысли.

– Если ему не помешают другие, пробуждая в нем противоестественные наклонности, – вмешался Сивил.

Он вошел в круг света, и я сразу понял, что он готов к драке. Кот скользнул мимо его ног, подобно снежному призраку. Мне совершенно не хотелось выслушивать необоснованные обвинения, да и драка нам была ни к чему.

– Ты упорствуешь в своем заблуждении, – спокойно проговорил Шут. – Что ж, если хочешь, я готов повторить. Я не представляю для Свифта никакой опасности. А то, что произошло в доме твоей матери, было лишь уловкой, объясняющей мой поспешный отъезд. Ты совсем не глуп и давно мог бы заметить, что Том Баджерлок и я служим принцу, оказывая ему услуги, смысл которых тебе никто не станет объяснять. Равно как и кому-либо другому. Так что больше ты ничего от меня не услышишь, и я прямо тебе об этом говорю. Я не испытываю ни малейшего физического влечения к мальчику и не намерен его совращать. Да и к тебе я не питаю никаких чувств.

Слова Шута должны были успокоить Сивила, если бы его тревожило именно это. Однако все оказалось гораздо сложнее. Я понял это, взглянув на прижатые уши кота.

– А как насчет той, что была помолвлена со мной? Как насчет Сайдел? Не станешь же ты утверждать, что не испытывал к ней никакого влечения, когда разрушил доверие между нами?

Холод и подозрительность сомкнулись над нами. Я редко видел, чтобы Шут так тщательно взвешивал каждое свое слово. И еще я заметил стоящего неподалеку Кокла, который внимательно прислушивался к нашему разговору; часть людей, собравшихся разойтись по палаткам, остались, чтобы досмотреть представление до конца. Какие выводы сделает менестрель из услышанного, не говоря уже том, что Шут скажет сейчас?

– Когда я в последний раз ее видел, – спокойно ответил Шут, – Сайдел была милым ребенком. И как всякий ребенок, она легко увлекалась. Признаю, что я воспользовался интересом, который она ко мне проявила. Я уже объяснял тебе, почему мне пришлось так поступить. Но не я разрушил доверие между вами. Только вы сами могли это сделать – так и произошло. Теперь, когда с тех пор прошло немало времени, ты должен понимать, о каком доверии между вами шла речь: то был интерес ребенка, а не любовь молодой женщины. Я готов биться об заклад, что она знала и других молодой людей кроме тебя; она не сделала окончательного выбора в твою пользу, Сивил. Просто ты был рядом, родители не возражали против ваших отношений. Но как только появился я и она поняла, что возможен выбор…

– Не пытайся свалить всю вину на меня! – прорычал Сивил, и я заметил, как ощерился его кот. – Ты соблазнил Сайдел, ты украл ее у меня. А потом отбросил, и она осталась одна, опозоренная…

– Я… – Шут был потрясен. Казалось, он не находит слов. Но когда он заговорил, его голос вновь был твердым: – Ты ошибаешься. Все, что произошло между мной и Сайдел, ты видел сам. Большего я и не добивался! Между нами ничего не было, я не соблазнял Сайдел. Да, я уехал, но ни о каком позоре речи идти не могло.

Сивил яростно затряс головой. Чем более спокойно говорил Шут, тем больший гнев охватывал Сивила.

– Нет! Нет, ты и твоя мерзкая похоть разрушили наши отношения! А теперь говоришь, что это была игра или уловка. Ты разбил мечты моей матери, унизил отца Сайдел, он больше не может находиться в одной с ней комнате. И все ради шутки? Нет, нет, я отказываюсь тебе верить.

Мне стало не по себе. Ведь я тогда был рядом с Шутом. Мы гостили в доме Сивила Брезинги, делая вид, что наслаждаемся охотой, а на самом деле пытались найти принца Дьютифула, похищенного Полукровками. А когда нам потребовалось срочно уехать по следам принца, лорд Голден повел себя так, чтобы леди Брезинга обрадовалась нашему отъезду. Он всячески ухаживал за леди Сайдел, невестой Сивила, заморочив ей голову своим богатством, очарованием и комплиментами. А когда Сивил попытался вмешаться, лорд Голден, будучи якобы пьяным, намекнул юноше, что хотел бы разделить с ними постель. Мы сделали это ради спасения принца, чтобы побыстрее покинуть дом леди Брезинги, не вызвав удивления своим ранним отъездом. Но теперь я с тоской думал о вреде, который мы причинили. И мне вдруг стало страшно, когда я подумал о том, куда все это может привести.

Мой принц, боюсь, вам нужно вмешаться. Сивил и Шут поссорились, и я боюсь, что Сивил может пустить в ход кулаки.

Мне очень жаль, – сказал Шут с таким глубоким чувством, что не оставалось сомнений в его искренности. После короткой паузы он продолжал: – Сивил, еще не поздно. Если ты действительно любишь эту девушку, приди к ней после возвращения в Шесть Герцогств и скажи о своей любви. Дай ей время стать женщиной и понять, отвечает ли она взаимностью на твои чувства. Если да, то ничто не помешает вам любить друг друга. А если нет, значит, ваши чувства не выдержали бы испытания временем и мое вмешательство ничего не могло изменить.

Но Сивил хотел услышать совсем другое. Он смертельно побледнел и неожиданно закричал:

– Я вызываю тебя! – И бросился на Шута.

Уэб чуть-чуть не успел его перехватить. Я тоже опоздал. Он прыгнул на Шута, как кошка на мышь, и они покатились по свежему снегу. Сивил шипел, точно кот. Сам кот почему-то не бросился на помощь юноше, должно быть, Уэб каким-то образом помешал ему. Я шагнул вперед, чтобы вмешаться, но ощутил прикосновение Скилла Дьютифула. Через мгновение он уже вышел из своего шатра, на ходу натягивая куртку.

Пусть они разбираются сами, Фитц. Если ты вмешаешься, весь наш отряд разделится. Ненависть Сивила вызревала давно, и словами их вражду не унять.

Но Шут не дерется. Я никогда не видел, чтобы он дрался!

Тем не менее, — вмешался Чейд, и в его интонациях мне послушал злорадство, – ему придется.

Мне кажется, оба считали, что Сивил быстро одержит победу. Однако я знал Шута гораздо лучше, чем они. Несмотря на кажущуюся хрупкость, Шут всегда мог мне противостоять. Однажды, когда я был ранен, он сумел отнести меня на спине к себе домой. А работа резчика по дереву требовало не только ловкости, но и силы. Поэтому я не сомневался, что Шут, если захочет, справится с Сивилом. Но я боялся, что он не станет драться. И мои опасения оказались не напрасными. Сивил оседлал Шута. И принялся колотить его кулаками в грудь, плечи и лицо.

Прекрати это! — попросил я принца. – Прикажи Сивилу остановиться!

Пусть они сами разберутся, раз и навсегда, — предложил Чейд, и я бросил на него свирепый взгляд, поскольку полагал, что старый убийца хочет поражения Шут совсем по другим причинам.

Тогда я сам остановлю их! – Но не успел я шагнуть вперед, как ситуация резко изменилась.

Шут сумел ловко вывернуться и захватить колени Сивила правой ногой. Неуловимым движением он сбросил Сивила в снег и сам оказался сверху. Я был поражен, хотя и хотел, чтобы Шут отомстил.

Но он не стал бить Сивила. Без малейших усилий Шут схватил его за руки и прижал их к земле. Из носа Шута текла темно-красная кровь. Она капала на Сивила, который отчаянно пытался вырваться. Однако хватка Шута лишь усилилась, а потом я увидел, как он, словно бы нехотя, вывернул Сивилу руку, и юноша застонал от боли. Рядом злобно шипел кот, но Уэб по-прежнему не подпускал животное к дерущимся.

Шут не давал Сивилу подняться. Брезинга был вне себя от ярости, поскольку чувствовал, что соперник удерживает без особых усилий.

– Ну, хватит, – сказал Шут, обращаясь не только к Сивилу, но и ко всем остальным. – Все кончено. Я не стану больше возвращаться к этому разговору.

Неожиданно Сивил обмяк. Шут несколько мгновений продолжал его держать, а потом встал и сделал шаг в сторону. Но как только Брезинга освободился, он сразу же вновь бросился в атаку. Я попытался его остановить, но Шут изящно отскочил в сторону. Мы с Сивилом оказались лицом к лицу, юноша не выдержал и опустил взгляд. Он отступил на шаг и злобно прорычал:

– Ты утверждаешь, что он не твой любовник, однако готов за него драться.

Словно корабль под полными парусами, Шут промчался сквозь снежную ночь и остановился в угрожающей близости от Сивила.

– Он не мой любовник. Он куда более дорог для меня. Я – Белый Пророк, а он мой Изменяющий, и мы пришли сюда, чтобы изменить течение времени. Я здесь для того, чтобы Айсфир остался жив.

Подобно призраку появился Пиоттр. Услышав слова Шута, он содрогнулся так, словно в его тело вошла стрела. Воины Хетгарда, с интересом наблюдавшие за схваткой, о чем-то негромко заговорили между собой. Но у меня не было времени наблюдать за ними. Сивил напоминал изготовившуюся к прыжку кошку, бьющую о землю хвостом. Не сводя взгляда с Шута, он прошипел:

– Мне наплевать, как ты называешь себя или его. Я знаю, кто ты есть!

И он снова бросился на Шута. Но на этот раз Шут был готов. Он легко отклонился от ударов и крепко схватил Сивила, однако не стал его отталкивать, а потянул на себя, воспользовавшись инерцией противника, – через мгновение юноша упал лицом в снег. И вновь Шут оказался рядом. Одной рукой он схватил Сивила за шею, а другой заломил его руку за спину. Сивил принялся злобно ругаться, но Шут хрипло его предупредил:

– Мы можем проделать это столько раз, сколько ты пожелаешь. Не уймешься – обещаю тебе, получишь вывих плеча. Дай мне знать, когда с тебя будет довольно.

Я испугался, что Сивил будет настолько глуп, что вывихнет себе плечо. Шут продолжал его удерживать, упираясь ногами в снег. Дважды Сивил пытался вырваться и всякий раз стонал от боли. Наконец убедившись, что у него ничего не выйдет, он перестал сопротивляться. Однако не успокоился, а продолжал ругаться и кричать:

– Это ты во всем виноват! И не смей отрицать свою вину! Ты все разрушил, все! А теперь моя мать мертва, и у меня ничего не осталось. Ничего. Сайдел опозорена, а я не могу предложить ей руку и сердце, поскольку теперь я нищий и ее отец винит мою семью в позоре дочери. Он не разрешает мне видеться с ней. Если бы не ты, ничего бы не случилось. И моя жизнь не была бы разрушена.

– А принц бы умер. Или еще того хуже, – тихо отозвался Шут.

Сам того не заметив, я вплотную подошел к дерущимся. Быть может, никто, кроме нас троих, не слышал последних слов Шута.

С безнадежным стоном Сивил упал лицом в снег и замер в неподвижности. Шут не стал заставлять его просить о пощаде, просто отпустил и выпрямился. Я чувствовал, как ему больно.

– Я ни в чем не виноват, – заговорил он, слегка задыхаясь. – Я не убивал твою мать. И не опозорил ее. Это дело рук Полукровок. Вини их. Не меня. И не перекладывай вину на юную девушку, которая лишь немного пофлиртовала с незнакомцем. Прости ее… и себя. Вы попали в ловушку, и вас обоих использовали.

Проникнутые мудростью слова Шута вонзились в душу Сивила, и его боль хлынула в ночь. Уит и Скилл, я ощущал их, словно горячий, отвратительный яд, выливались из него. Когда Шут вновь отвернулся, Сивил остался лежать на снегу, рыдая от горя. Уэб отпустил кота, и тот бросился к хозяину. Шут успел отойти от них. Тяжело дыша, он провел рукавом по лицу, а потом встряхнул головой, оросив снег темно-красной кровью. Сделав еще несколько шагов в сторону, он присел на корточки, глубоко вдыхая холодный воздух.

И только тогда принц вмешался:

– На этом и закончим. У нас маленький отряд, и мы не можем позволить себе раздоры. Сивил, ты бросил свой вызов – будем считать, что ты получил удовлетворение. Лорд Голден, ты здесь, покуда я тебе дозволяю оставаться с нами. Ты открыто заявил, что попытаешься помешать довести мою миссию до конца. Я согласен на это, как и на присутствие среди нас воинов Хетгарда. Но если ты затаил злобу против Сивила, я не стану терпеть твоего присутствия. Ты будешь изгнан, и наши пути разойдутся.

В последних словах принца я услышал угрозу. Я подошел к Шуту и постоял рядом с ним, пока он не восстановил дыхание. Уэб присел на корточки рядом с Сивилом, который все еще лежал на снегу, прижимая к себе своего кота, как ребенок – любимую куклу. Уэб что-то тихо сказал Сивилу, но я не расслышал слов. Взяв Шута за руку, я повел его к шатру. Теперь, когда все кончилось, он выглядел ошеломленным.

– Следуй за принцем, – сказал я Свифту, проходя мимо него, – все кончилось. Мы поговорим позднее.

Он кивнул, не спуская с нас глаз. Шут споткнулся, и я обхватил его за плечи. Лонгвик у нас спиной принялся ругать стражников, забывших о своих обязанностях. Обитатели лагеря медленно расходились по палаткам.

Я помог Шуту добраться до шатра, а потом вышел наружу с его платком в руках, чтобы собрать свежего снега. Когда я вернулся, то обнаружил, что он добавил топлива в свою маленькую жаровню, огонь разгорелся ярче. Языки пламени отбрасывали пляшущие отблески на блестящие стены шатра. Шут поставил маленький котелок на жаровню, а потом опустился на постель, зажав ноздри окровавленной рукой. Кровотечение почти прекратилось, но на лице уже начали проступать синяки от ударов Сивила. Он неловко улегся, словно вся левая половина его тела болела.

– Вот, попробуй, – сказал я, осторожно прикладывая холодный компресс к его щеке.

Он отпрянул в сторону.

– Пожалуйста, не надо! Я и так ужасно замерз, – пожаловался Шут. – Мне здесь все время холодно, – добавил он.

– Все равно, – настаивал я, – потерпи, пока не перестанет идти кровь. К тому же так синяки будут меньше. У тебя и без того один глаз заплывет.

– Пожалуйста, Фитц, – слабо запротестовал он, и его пальцы сжали мое запястье в тот самый миг, когда моя ладонь коснулась его щеки.

Контакт меня ослепил, словно я вышел из темной конюшни на солнечный свет. Я отпрянул от Шута, компресс со снегом упал на пол, но удивительный образ все еще оставался перед моим взором. Даже не знаю, что именно я успел увидеть. Я судорожно втянул в себя воздух и вновь протянул руку к его лицу.

– Я могу тебя исцелить, – сказал я, пораженный этим открытием. Неожиданно обретенное могущество пело в моей крови, обжигая, точно виски. – Я вижу, что произошло, участки поврежденной кожи, разлившуюся кровь. Шут, я могу исцелить тебя при помощи Скилла.

Он перехватил мое запястье и вновь сумел остановить мою руку. Когда кончики его пропитанных Скиллом пальцев коснулись моей кожи, я опять ощутил нашу связь. Он тут же отпустил мою кисть и вцепился в рукав куртки.

– Нет, – твердо сказал он, но на его разбитом лице появилась улыбка. – Разве ты забыл, какую цену тебе пришлось заплатить за «исцеление»? А у меня не осталось необходимых резервов. Пусть мое тело само позаботится о себе. – Он выпустил мою руку. – Но все равно спасибо.

По моему телу пробежала дрожь – так лошадь дергает шкурой, чтобы согнать севших ей на спину мух. Я смотрел на Шута, чувствуя, как пробуждается мой разум. Искушение медленно уходило. Как много во мне от Чейда, мрачно подумал я. Стоило мне узнать, что я могу что-то сделать, как у меня сразу же зачесались руки. Его разбитое лицо вызвало у меня такие же чувства, как криво висящая картина. Желание ее поправить возникает почти помимо воли. Я вздохнул. Скрестив руки на груди, я отошел от Шута.

– Ты меня понял? – спросил он.

Я кивнул, но Шут снова меня поразил. Его мысли двигались совсем в другом направлении.

– Нужно найти способ отправить послание королеве. Сайдел, как мне кажется, невинна. Она заслуживает лучшей участи, а после причиненных мной неприятностей я у нее в долгу. Уж не знаю, кто из ее родителей связан с Полукровками, которых возглавлял Лодвайн. Возможно, оба. Сайдел наказана за то, что невольно помогла осуществить наши планы. Сивил перестал быть для нее подходящей партией, поскольку связал свою судьбу с Видящими.

Конечно. Когда Шут об этом сказал, все встало на свои места. Теперь я уже иначе воспринимал отношение родителей Сайдел к интересу, проявленному лордом Голденом к их дочери. Мать с радостью восприняла ухаживания важного гостя; отец вел себя более сдержанно. Быть может, они рассчитывали, что лорд Голден поможет получить Полукровкам доступ в королевский замок? Или их привлекло его богатство, которое они могли использовать в своих целях?

– Но почему Сивил до сих пор ничего не сказал Дьютифулу? – возмущенно спросил я.

Принц простил Брезингу, вновь принял его в замке как спутника и друга, а Сивил скрыл от нас жизненно важные сведения.

Шут покачал головой.

– Не думаю, что Сивил даже сейчас до конца понимает, что произошло. Возможно, он что-то подозревает, но не хочет взглянуть правде в глаза. Он принадлежит к Древней Крови, а не к Полукровкам. По его представлениям заговорщики – подлинные чудовища, и он не может даже вообразить, что Сайдел имеет с ними нечто общее.

Шут наклонился, собрал оброненный мной снег, с тоской посмотрел на него и осторожно приложил к начавшей раздуваться щеке.

– Я так устал от холода, – заметил он. Одной рукой Шут открыл деревянный ящичек, стоявший у изголовья постели, и вытащил оттуда чашку и миску. Затем он извлек матерчатый мешочек и вытряс из него немного травы в чашку и миску. – Только так стыкуются все кусочки головоломки, – продолжал он. – Сайдел опозорена в глазах отца; помолвка разорвана. Сивил решил, что отец застал Сайдел в моей постели. Он не сумел придумать другого объяснения, поэтому и винит меня в случившемся. Но дело совсем в другом. Один или оба ее родителя связаны с Полукровками. Они воспользовались близкими отношениями с Брезингами, чтобы перехватывать сообщения, направленные Сивилу, и отправляли вместо него свои ответы. Именно они позаботились о том, чтобы принца тайно поместили в дом леди Брезинги. Кошку для принца также передали через них. Сивил должен был жениться на их дочери, принести в семью деньги, дать Полукровкам новые возможности. А потом Сайдел все испортила, начав флиртовать со мной. И мы сорвали планы Полукровок. Вот почему родители так недовольны Сайдел. – Он вздохнул, опустился на постель и осторожно переместил платок со снегом на другую щеку. – Боюсь, что мы разобрались в случившемся слишком поздно.

– Я позабочусь о том, чтобы Кетриккен все узнала, – обещал я, не объясняя, как именно намерен это сделать.

– Мы сумели разгадать одну загадку, но столкнулись с другой, еще более таинственной. Кто он такой и что он такое? – задумчиво проговорил Шут.

– Черный Человек?

– Конечно.

Я пожал плечами.

– Какой-нибудь отшельник, который живет на острове, охотно принимает дары от суеверных путешественников и нападает на тех, кто не оставляет ему даров. Это самое простое объяснение.

Чейд всегда говорил, что самое простое объяснение обычно оказывается верным.

Шут с сомнением покачал головой и скептически посмотрел на меня.

– Нет, я не верю. Никогда не чувствовал, чтобы от человека исходили такие сильные предзнаменования… во всяком случае с тех пор, как познакомился с тобой… Возможно, Фитц, – это самый важный человек из всех, кого нам доводилось встречать. Неужели ты не ощущаешь его значимость, которая висит в воздухе, точно туман? – Он отвел руку со снежным компрессом от лица и нетерпеливо наклонился вперед.

У него на носу повисла последняя капелька крови. Я указал на нее, и он небрежно стер ее испачканным рукавом.

– Нет, я ничего такого не ощущаю. На самом деле… Эда и Эль! Как я сразу не догадался? Я не видел его, когда часовой закричал, и только после того, как он указал в его сторону, мне показалось, что я заметил тень. Я не ощущал его присутствия при помощи Уита. Ни в малейшей степени. Он пуст, как «перекованный»… Да он и есть «перекованный»! Из чего следует, что предсказать его поведение невозможно.

Меня охватила дрожь, хотя в шатре было тепло. Прошло много лет с тех пор, как я имел дело с «перекованными», но ужасные воспоминания не померкли. Тогда я был еще учеником Чейда и получил от него задание прикончить как можно больше «перекованных», любыми способами. До сих пор воспоминания об убитых жителях Шести Герцогств преследуют меня, несмотря на то, что я знал: другого выхода попросту не было. «Перекованные» переставали быть людьми, и ничто не могло их спасти.

– «Перекованный»? Конечно же нет! – Удивленное восклицание Шута заставило меня вернуться в настоящее. Он покачал головой. – Нет, Фитц, он не «перекованный». Как раз наоборот – если такое возможно. Я ощутил в нем тяжесть сотен жизней, силу дюжины героев. Он… изменяет судьбу. Во многом он такой же, как ты.

– Я не понимаю, – с тревогой сказал я.

Я всегда ненавидел, когда он так говорил. А Шут получал от этого удовольствие.

Он наклонился вперед, и глаза его заблестели. Между тем закипела вода, и Шут перелил ее в чашку и миску. Я ощутил аромат имбиря и корицы.

– Каждое мгновение полно возможностями выбора. К этому так привыкаешь, что порой даже я забываю остановиться и напомнить себе: мы совершаем выбор даже тогда, когда кажется, будто ничего не происходит. Каждый вдох – выбор. Но порой мне напоминают об этом насильственно, я встречаю человека, настолько обремененного различными возможностями, что само его существование сотрясает реальность. Ты до сих пор остаешься таким человеком. Я не перестаю поражаться, что ты вообще существуешь, поскольку это почти невозможно. Мне удалось увидеть всего несколько вариантов судьбы, в которых ты вообще есть. В большинстве из них ты умер ребенком. В других… ну, нет нужды рассказывать тебе о смерти.

Сколько раз тебе удавалось избежать смертельной опасности, когда это казалось невозможным? Поверь мне, Фитц, что во временах, параллельных нашему, ты всякий раз умирал. И все же ты здесь, ты все еще жив, ты со мной, ты бросаешь вызов всем вероятностям одним фактом своего существования. И каждый твой вздох изменяет время. Ты подобен клину, вбитому в сухое дерево. С каждым биением твоего сердца ты наносишь удар по тому, что может произойти, и по мере твоего движения вперед будущее трещит, возникают сотни, тысячи новых возможностей, каждая из которых разветвляется на сотни и тысячи вариантов.

Шут замолчал, чтобы перевести дыхание. Заметив недовольство на моем лице, он расхохотался.

– Ладно. Нравится тебе это или нет, но так и есть, мой Изменяющий. Сегодня Черный Человек вызвал во мне такие же ощущения! Вокруг него мерцало столько различных возможностей, что я едва мог его разглядеть. Он еще менее вероятен, чем ты! – Шут вытащил из рукава черный платок и тщательно стер следы крови с лица и рук. Тщательно сложив платок испачканной стороной внутрь, он засунул его обратно в рукав. Потом он откинулся на подушки, и его взгляд уперся в потолок шатра. – Но я даже не представляю, кем он может быть. Я никогда не видел его прежде. Что это значит? Неужели наше появление здесь сделало его влияние на будущее возможным?

Он протянул мне миску, над которой поднимался пар.

– Извини, но я захватил с собой только одну чашку. Ну, ты понимаешь. Путешествую налегке.

Я с благодарностью принял миску, приятно согревшую мои ладони. И я вдруг вспомнил, что в Шести Герцогствах сейчас лето. Впрочем, здесь, на Внешних островах, среди ледников, лето бессильно. Шут взял в руки чашку, огляделся и слегка нахмурился.

– Похоже, ты взял мой мед? Он придает особый вкус имбирю, да и чай становится куда вкуснее.

– Извини. Я оставил его в моей палатке… нет, не совсем так. Я положил его прошлой ночью возле костра, а утром он исчез. – Я замолчал, мне вдруг показалось, что я слышу, как поворачивается ключ в замке. – Или его кто-то забрал. Шут, воины Хетгарда оставили свои дары Черному Человеку, среди них был и мед. Однако он их не взял. А твой мед утром исчез.

– Ты думаешь, он взял мой мед? И Черный Человек решил, что это дар, оставленный тобой?

Его волнение показалось мне чрезмерным. Я сделал глоток приготовленного им чая, и имбирь сразу согрел меня. Я почувствовал, как тепло распространяется по моему телу.

– Гораздо вероятнее, что мед взял кто-то из наших спутников, – возразил я. – Ну как мог чужак незаметно пробраться между палаток?

– Ты же сам сказал, что Черный Человек остается невидимым для твоего Уита. Значит, и остальные не ощутили его присутствия. Я почти уверен, что мед взял именно он. Тем самым он связал свою судьбу с нашей. Понимаешь, теперь мы связаны, Фитц.

Он сделал большой глоток из чашки и зажмурился от удовольствия. Когда Шут поставил чашку, она оказалась почти пустой. Протянув руку, он взял желтое одеяло, которое казалось таким же невесомым, как материал его шатра, и накинул его на плечи. Потом сбросил сапоги и подобрал ноги под себя.

– Мед связывает Черного Человека и нас. Полагаю, это очень важно. Неужели ты не понимаешь, что это может изменить исход нашей миссии? В особенности если я расскажу, что Черный Человек принял наш дар.

Я быстро обдумал возникающие возможности. Привлечет ли такое заявление воинов Хетгарда на сторону Шута? Или вызовет отчуждение со стороны Пиоттра и нарчески? И в каком положении окажусь я? А как отнесется к новому повороту Чейд? Ответы на эти вопросы меня не порадовали.

– Это приведет к еще большему размежеванию нашего отряда.

Шут поднял чашку и допил остатки чая.

– Нет. Просто разногласия станут ясными для всех. – Он почти с жалостью посмотрел на меня. – Это важнейшее дело всей моей жизни, Фитц. И я не могу отказаться от преимущества, которое подбрасывает мне судьба. Если мне суждено умереть на этом далеком и холодом острове, то дай мне принять смерть, зная, что цель моей жизни достигнута.

Я выпил свой чай и поставил миску рядом с чашкой.

– Я не собираюсь сидеть здесь и слушать эту… чепуху, – твердо сказал я. – Я в нее не верю.

Однако я солгал. И все внутри у меня сжалось от страха, никогда еще я не испытывал такого ужаса.

– Неужели ты думаешь, что если не станешь во что-то верить, то оно и не случится? Вот это-то как раз и есть чепуха, Фитц. Прими реальность такой, какая она есть, и давай постараемся извлечь все, что возможно, из оставшегося у нас времени.

Голос Шута звучал с таким ужасающим спокойствием, что мне захотелось его ударить. Если его действительно поджидает смерть, он не должен относиться к ней так покорно. Он должен сражаться, мне придется заставить его сражаться.

Я набрал в грудь побольше воздуха.

– Нет. Я не верю в это, и я не смирюсь. – Тут мне в голову пришла новая мысль, и я попытался высказать ее в шутливой форме, но получилась угроза. – Не забывай, Белый Пророк, что я твой Изменяющий. И я могу изменить даже то, что ты считаешь неизменным.

Не успел я закончить эту фразу, как эмоции преобразили лицо Шута. Я пожалел, что заговорил, но было поздно. Его лицо стало таким холодным и застывшим, словно я смотрел на голые кости черепа.

– Что ты сказал? – с ужасом прошептал он. Я не выдержал и отвернулся.

– Только повторил то, что ты говорил мне большую часть моей жизни. Быть может, ты и в самом деле Белый Пророк, способный предвидеть будущее. Но я Изменяющий. Я изменяю мир. Быть может, даже то, что ты предсказал.

– Фитц, пожалуйста.

Я вновь повернулся к нему.

– Что?

Он так тяжело дышал, словно только бежал наперегонки и проиграл.

– Не делай этого, – взмолился он. – Не пытайся помешать мне сделать то, что я должен. Мне казалось, я помог тебе понять, когда мы были на берегу. Я мог убежать прочь. Мог остаться в Баккипе, вернуться в Бингтаун или даже отправиться домой. Или туда, где когда-то был мой дом. Но я ничего этого не сделал. Я здесь. Я смотрю будущему в лицо. Да, не стану отрицать, я боюсь. И понимаю, как тебе будет трудно.

Но все эти годы я стремился к достижению одной цели. Ты ведь знаешь, что такое долг перед семьей и королем. Пожалуйста, пойми, сейчас мой долг состоит в том, чтобы довести до конца то, что я начал. И если ты намерен помешать мне только для того, чтобы я уцелел, моя жизнь потеряет всяческий смысл. Все испытания и лишения, через которые мы прошли, окажутся напрасными. Ты приговоришь меня жить остаток моих лет, понимая, что я потерпел неудачу. Неужели ты так со мной поступишь?

Он бросил на меня жалобный взгляд. Я подождал немного, чтобы Шут успокоился, а потом ответил:

– Хорошо. Иными словами, ты хочешь, чтобы я не стал вмешиваться, если тебе будет грозить смертельная опасность? Даже если я смогу тебя спасти?

Неожиданно он смутился.

– Ну, наверное…

– А если тебе будет грозить какая-нибудь другая опасность? Что, если я позволю медведю тебя прикончить, а ты должен погибнуть в лавине? Я не приду к тебе на помощь, и ты погибнешь напрасно, и окажется, что твоя жизнь прожита зря?

В его взгляде застыло недоумение.

– Но это… Нет. Думаю, ты почувствуешь. Когда придет время, ты узнаешь, что…

– А если нет? Если я совершу ошибку, что тогда?

– Я не… – он замолчал. Я перешел в наступление.

– Неужели ты сам не понимаешь, как глупо звучат твои слова? Я не могу отойти в сторонку и смотреть, как ты умираешь. И тебе это прекрасно известно. Ты хочешь, чтобы я перестал быть самим собой. И тогда изменять мир будешь ты, а не я. А разве не ты говорил мне, что влиять на изменения моя задача, а не твоя? Так что не проси меня жить вопреки моему сердцу. Если судьбе угодно, чтобы ты умер, тогда и я почти наверняка погибну. А в таком случае нам с тобой будет совершенно все равно. – Я резко встал. – И больше мы не будем об этом говорить. Во всяком случае, лично я считаю спор оконченным. Уже поздно, и я устал. Я иду спать.

Меня поразило выражение облегчения, которое появилось на лице Шута. Только теперь я понял, как он боялся того, что ему предстояло. И то, что ему удалось скрыть свой страх от всех, было проявлением настоящего мужества. Когда я поднял полог шатра, он вновь заговорил:

– Фитц, я скучал по тебе. Не уходи. Останься со мной. Пожалуйста.

И я остался.


XIV ЧЕРНЫЙ ЧЕЛОВЕК | Судьба Шута | XVI ЭЛЬФОВСКАЯ КОРА