home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


XVIII

МИЛЕДИ КОРОЛЕВА!

Вы знаете, что я остаюсь самым преданным вашим слугой. Я не ставлю под сомнение мудрость ваших решений, однако молю вас проявить снисхождение. Пережитое заставляет нас выйти за границы справедливости ради возмездия. Уверяю вас, что известия об «истреблении Полукровок» есть сильное преувеличение. Если мы, принадлежащие к Древней Крови, и совершили ошибку, то она заключалась в том, что мы слишком долго воздерживались от конкретных действий, пытаясь словом убедить отступников прекратить выступления против наших людей. В некотором смысле это похоже на наведение порядка в собственном доме, мы не можем более терпеть среди нас тех, кто позорит наш народ. И мы молим вас, отведите взор свой, пока мы очистим наши ряды от грязных предателей.

Письмо без подписи, доставленное вскоре после бойни в Гримстоне.

И мы начали рубить лед.

Лонгвик послал Риддла и Хеста в лагерь, чтобы они принесли лопаты, кирки и ледорубы. Пока их не было, капитан стражи спросил у принца:

– Какой величины дыру следует пробить, милорд?

Дьютифул и Чейд начертили на снегу границы. Получился обширный участок, где могли свободно пройти в ряд четыре человека. Риддл, Хест и я принялись колоть лед. К моему удивлению, Лонгвик присоединился к нам. Наверное, он решил, что теперь, когда двое стражников остались в лагере, он должен работать наравне с нами. Стражники рубили лед старательно, но без особой сноровки. Они были солдатами, а не крестьянами, и хотя им приходилось рыть укрепления, никто из них никогда не рубил лед. Как и я. Нам довелось узнать немало нового.

Оказалось, что пробить отверстие во льду совсем не то же самое, что выкопать яму в земле. Почва состоит из частиц, которые поддаются лопате. А лед сопротивляется. Но хуже всего был верхний слой снега: с тем же успехом можно было пересыпать муку мельчайшего помола. Полная лопата такой крупы почти ничего не весит, однако трудность заключалась в том, чтобы отбросить груз прочь от места работ, поскольку он так и норовит ссыпаться обратно. Следующий слой был получше. Плотно спрессованный снег охотно ложился на лопату. Но чем глубже мы вгрызались в ледник, тем труднее становилось работать. Вскоре начался лед, который уже не поддавался лопате. Приходилось при помощи кирок разбивать его на кусочки – осколки летели во все стороны. Только после этого удавалось собрать колотый лед на лопату и отбросить его наружу, где его складывали на сани и увозили в сторону. Если я работал в плаще, то очень скоро начинал сильно потеть. Стоило его снять, как рубашка тут же покрывалась ледяной коркой.

Сначала мы со стражниками копали, а группа Уита на санях оттаскивала прочь снег и лед. Через некоторое время мы поменялись. К вечеру первого дня яма стала глубиной почти в человеческий рост, но никому так и не удалось увидеть дракона.

Когда стемнело, поднялся ветер, замела поземка. Мы спустились в разбитый внизу лагерь, чтобы съесть чуть теплый ужин, теснясь вокруг крошечных костерков. Интересно, какую часть ямы за ночь занесет снегом?

Хотя днем во время работы наши разногласия были забыты, за ужином они всплыли вновь. Потом все разошлись по своим палаткам, которые частично защищали от ветра и давали иллюзию тепла. Лагерь занимал не слишком много места, но все расположились в соответствии со своими предпочтениями. Воины Хетгарда предпочитали водить компанию с обладателями Уита и Шутом, обменивались с ними едой и даже вели беседы. Их сухощавый бард, Филин, сидел рядом с Коклом, когда тот выступал перед нами. Кокл спел две песни без аккомпанемента, поскольку берег руки и инструменты, не желая рисковать на холодном ветру.

Одна из баллад была о драконе, который так зачаровал человека, что тот бросил семью и дом и больше его никогда не видели. Если в ней и была заключена какая-то мораль, я ее не обнаружил. По словам Уэба, это была легенда о человеке, который вдохнул дыхание дракона – и отдал ему свое сердце. Вторая песня и вовсе не имела прямого отношения к драконам, однако все внимательно слушали, как одинокий голос Кокла преодолевает шум ветра. Соперничал с менестрелем только Олух. Он сидел рядом с Дьютифулом и что-то напевал себе под нос, раскачиваясь из стороны в сторону. Хотя Чейд несколько раз пытался его утихомирить, маленький человечек замолчал всего на несколько минут, а потом вновь начал напевать. Меня это тревожило, но я ничего не мог сделать.

Днем я видел Пиоттра и нарческу, которые наблюдали за нашей работой. На их лицах застыло одинаковое выражение – смесь ужаса и надежды. К ним подошел Дьютифул, но мне не удалось расслышать, о чем они говорили. Нарческа смотрела на него так, словно принц был проходимцем, оторвавшим ее от важных дел. Вечером они с дядей не присоединились к нам за ужином, а сразу же скрылись в своей палатке. Лишь тусклый свет зажженной внутри свечи напоминал об их присутствии.

Когда Кокл закончил петь и мы поблагодарили его, я собрался спать. И хотя мне хотелось поговорить без посторонних с Чейдом, Дьютифулом и Шутом, сейчас мне гораздо больше требовался сон и отдых. Действие эльфовской коры окончательно прекратилось, и долгая работа вымотала меня.

Я встал и потянулся, но Чейд поманил меня к себе. Когда я подошел, он попросил привести Олуха в шатер принца и уложить его спать. Сначала я подумал, что это лишь повод для беседы со мной, но когда подошел к Олуху, то сразу же встревожился. Он раскачивался из стороны сторону, ни на миг не переставая напевать. Глаза у него были закрыты. Мне не хотелось прикасаться к ему – так обжегшийся ребенок боится приблизиться к огню. Но потом я вспомнил о своем исчезнувшем Скилле и подумал, что любой контакт лучше, чем тишина. Поэтому я положил руку на плечо маленького человечка и слегка потряс его. Я ничего не почувствовал, а Олух не обратил на мое прикосновение ни малейшего внимания. Я потряс его сильнее, но и это не помогло, и мне пришлось поставить Олуха на ноги – только после этого он открыл глаза и начал лепетать, как только что проснувшийся ребенок. Я чувствовал себя настоящим извергом, когда вел его к шатру принца. Там я принялся снимать с него одежду, а он лишь что-то бормотал о том, как ему холодно. Мне не пришлось его долго уговаривать – Олух сам забрался под одеяло.

Как только я закончил возиться с Олухом, в шатер вошли Чейд и принц.

– Он меня тревожит, – негромко сказал я, кивая в сторону Олуха.

Я услышал, как он вновь начал тихо напевать под одеялом.

– Это дракон, – мрачно ответил Чейд.

– Мы так думаем, – устало согласился Дьютифул. Он сел на свою постель и принялся стаскивать сапоги. – Но не можем знать наверняка. Мы пытались связаться с Олухом при помощи Скилла, и выяснилось, что он не закрылся, просто у него нет никакого желания вступать в контакт.

Я сообщил новость, которая целый день камнем лежала у меня на душе.

– Такое впечатление, что я полностью утратил Скилл.

Принц угрюмо кивнул. Казалось, мои слова его не удивили.

– Я пытался с тобой связаться, но у меня всякий раз возникало впечатление, что у тебя его вообще нет. Странное ощущение. – Он посмотрел мне в глаза. – И я вдруг понял, что большую часть моей жизни ты постоянно присутствовал в уголке моего сознания. Ты знал об этом?

– Да, – признался я. – Мне рассказал Чейд. Он говорит, что в раннем детстве тебе снились сны о мужчине с волком.

Дьютифул удивился. Потом на его лице появилась улыбка.

– Так это был ты? И Ночной Волк? – Он вздохнул и быстро отвернулся. – То были мои лучшие сны. Иногда по ночам совсем-совсем маленьким я мечтал, чтобы мне вновь приснились тот мужчина и волк. Но сны ни разу не повторялись и снились нечасто. Хм-м. Даже в те времена ты учил меня Скиллу и тому, как связаться с тобой. И с Ночным Волком. О, Эда, Фитц, как ты, наверное, скучаешь по нему! В моих снах вы были единым существом. Ты знал об этом?

Я почувствовал, как на глаза наворачиваются слезы. Отвернувшись, я провел рукой по лицу, прежде чем они успели пролиться.

– У меня были такие подозрения. А Неттл до сих пор представляет меня как человека-волка.

– Значит, ты входил и в ее сны?

Неужели я услышал ревность в голосе Дьютифула?

– Всегда случайно. Как и в твои. Мне и в голову не приходило, что я учу вас Скиллу. Иногда я пытался увидеть Молли и Баррича глазами Неттл. Ведь я любил их и скучал. К тому же Неттл моя дочь.

– А я?

На мгновение я даже обрадовался, что больше не владею Скиллом. Я никогда не хотел, чтобы Дьютифул узнал о той роли, которую я сыграл в его зачатии. Да, Верити использовал мое тело, но Дьютифул оставался сыном короля. А не моим. Не моим во всех смыслах, за исключением одного – когда его разум взывал к моему. Вслух я сказал:

– Ты сын Верити. Я не искал контактов с тобой и не знал, что ты разделяешь мои сны. Я понял это значительно позже.

Я бросил взгляд на Чейда и с удивлением обнаружил, что он почти не следит за нашим разговором. Казалось, он смотрит в пустоту, но ничего не видит.

– Чейд? – встревожено позвал я. – С тобой все в порядке?

Он судорожно сглотнул, словно я его разбудил.

– Я думаю, что дракон заворожил Олуха. Я пытался привлечь его внимание, но звучащая в нем музыка удивительно сильна, она полностью завладела им. Ни я, ни принц не способны почувствовать дракона при помощи Скилла. Но когда я Скиллом тянусь к Олуху, я ощущаю чье-то присутствие. Оно такое необычное… Похоже на тень человека, но вовсе не сам человек. Я ничего не могу о нем сказать, кроме того, что он где-то рядом. Дьютифул говорит, что время от времени до него доносится запах Айсфира, который тут же исчезает, – словно несущий его ветер поменял направление.

Я застыл на месте и настороженно прислушался при помощи Уита. После долгой паузы я сказал:

– Он здесь. А потом исчезает. Уж не знаю, делает он это специально или, как предположил Уэб, потому что находится на грани жизни и смерти.

Я посмотрел на Дьютифула, но он думал о другом. Быть может, он даже не слышал, о чем говорили мы с Чейдом.

– Сегодня ночью я намерен попытаться войти в контакт с Неттл, – неожиданно объявил он. – Нам необходимо связаться с Баккипом, и она осталась нашей единственной надеждой. И еще я считаю, что если кто-то из нас способен отвлечь Олуха от дракона – если его заворожил именно дракон, – то только Неттл. И даже если это не дракон, она все равно единственная, кто может говорить с Олухом.

Я был ошеломлен. Мне не хотелось, чтобы он разговаривал с Неттл.

– Ты полагаешь, что сможешь вступить с ней в контакт?

– Возможно. Конечно, было бы легче, если бы я был с ней знаком. – Он вновь намекал на мою вину. Похоже, Дьютифул уловил сомнение в моем голосе и обиделся. Я не стал его прерывать. – Лишь однажды наши разумы соприкоснулись, да и то через тебя. Войти с ней в контакт самостоятельно будет непросто.

Меня охватила тревога. Мне не следовало задавать этот вопрос, но я не сумел перебороть искушение.

– И что ты ей намерен сказать?

Он холодно посмотрел на меня.

– Правду. Я знаю, что это будет шагом на неизведанные территории, но хотя бы один из Видящих должен попытаться.

Я знал, что Дьютифул хочет спровоцировать меня. День выдался тяжелым, и принц вел себя, как капризный подросток, который пытается найти человека, на которого он мог бы возложить вину за все. Я вновь сделал вид, что ничего не заметил.

– Правда – понятие сложное. Какую часть правды ты ей расскажешь? – спросил я и попытался улыбнуться в ожидании ответа.

– Пока только ту ее часть, которая принадлежит мне. Я скажу, что с ней говорит принц Дьютифул и что для меня очень важно услышать совет матери. Я хочу сообщить матери о Сайдел и ее родителях. Не только для того, чтобы спасти девушку, но чтобы дать знать королеве, что их следует опасаться. И если Неттл выслушает меня и согласится передать мое сообщение матери, я расскажу ей об Олухе и его состоянии. Открою Неттл, что дракон пытается похитить остатки его разума, и попрошу ее отвлечь Олуха, если она сумеет с ним связаться. – Неожиданно он вздохнул. – Впрочем, едва ли мне повезет и наш разговор будет продолжаться долго. – И он бросил на меня еще один страдальческий взгляд.

И я с отчаянной остротой пожалел об утрате Скилла. Сейчас мне ужасно не хотелось, чтобы Дьютифул разговаривал с моей дочерью один на один. Я боялся, что он может наговорить ей много лишнего. И тогда она составит обо мне ложное представление. Дьютифул ответил на мои опасения так, словно услышал мои мысли.

– Тебе ничего не остается, как поверить мне, не так ли?

Я набрал в грудь побольше воздуха.

– Я тебе верю, – сказал я, стараясь, чтобы голос меня не выдал.

– Я буду вместе с мальчиком, – вмешался Чейд, а потом рассмеялся, увидев мое смятение. – Нет, только не говори, что ты мне веришь. Это будет уже чересчур.

– Мне придется довериться вам обоим, – заметил я, и Чейд кивнул. Потом я спросил: – Что ты думаешь о событиях сегодняшнего дня? Могут ли воины Хетгарда напасть на нас, если мы откопаем живого дракона и попытаемся отрубить ему голову?

– Да, – ответил Дьютифул. – Вне всякого сомнения. Я считаю, что отсутствие одобрения со стороны Черного Человека всколыхнуло их суеверные страхи.

– Наверное, ты прав, – согласился Чейд. – Я заметил, как сегодня ночью они оставили для него на границе лагеря еще одно подношение.

Я покачал головой.

– Я знаю, о чем ты думаешь. Даже если бы я сумел это сделать незаметно, нам не следует так рисковать. Если подношение будет принято сейчас, они могут посчитать, что Черному Человеку понравилось, что они выступили против принца. Уже слишком поздно мошенничать, Чейд.

– Пожалуй, – ответил он без малейших угрызений совести. – А если тебя поймают, они выступят против нас немедленно. Нет. Лучше подождать. – Он вздохнул и потер руки. – Я устал от холода. В моем возрасте не следует так долго находиться под открытым небом.

Принц молча закатил глаза.

Я решил сменить тему:

– Пожалуйста, будьте осторожны, когда попытаетесь войти в контакт с Олухом. Дьютифул, это касается и тебя, когда будешь говорить с Неттл. Я до сих пор не совсем понимаю, что произошло в тот день со мной и Олухом. Кто-то использовал Скилл, чтобы натравить нас друг на друга. У нас есть все основания считать, что он до сих пор где-то рядом. Однажды он уже добрался до разума Олуха. Когда ты войдешь в контакт с Олухом, ты можешь обнаружить себя. И если он последует за тобой, Дьютифул, то доберется и до Неттл, когда ты свяжешься с ней ночью. Или ты можешь привлечь внимание драконицы Тинтальи. – Я вдруг почувствовал себя трусом, поскольку не мог защитить их обоих. – Будь осторожен, – повторил я.

– Хорошо, – раздраженно ответил Дьютифул, и я понял, что он не собирается принимать всерьез мои предостережения.

Я перевел взгляд на Чейда.

– А ты когда-нибудь видел, чтобы я шел на ненужный риск? – спросил мой старый наставник.

«Да, видел, – едва не ответил я. – Когда ты погружен в Скилл, то забываешь обо всем на свете. Боюсь, что ты способен поставить под удар все, что мне дорого».

Однако я придержал язык и лишь кивнул ему в ответ.

– Как странно – вам предстоит такая трудная работа, а я ничем не могу помочь. Я чувствую себя совершенно бесполезным. Если у вас нет для меня поручений, я пойду спать. Сегодня был тяжелый день. – Я ссутулился. – В последние месяцы, проведенные в Баккипе, мне бы следовало упражняться с лопатой, а не с мечом?

Принц усмехнулся, а Чейд мрачно спросил:

– Ты собираешься поговорить с Шутом?

– Да, – настороженно ответил я.

– И вновь будешь спать в его шатре?

Я не стал спрашивать, как ему удалось узнать, что прошлую ночь я провел в шатре Шута.

– Может быть, – холодно ответил я, – еще не решил. Если наш разговор затянется и он меня попросит, я останусь в его шатре.

– Знаешь, со стороны это выглядит странно. И не надо бросать на меня мрачные взгляды, показывая, что это меня не касается. Я слишком давно тебя знаю, чтобы у меня возникли сомнения относительно твоих постельных пристрастий. Я хочу лишь сказать, что многие могут подумать, что ты разделяешь мнение Шута относительно Айсфира. Ведь Шут утверждает, будто нам следует выкопать дракона и освободить его, а не выполнить обещание, данное нарческе.

Я задумался.

– Я не могу повлиять на их мнение, – негромко ответил я.

– Значит, ты не станешь избегать Шута?

Я посмотрел в глаза Чейда.

– Нет. Он мой друг.

Чейд поджал губы, а затем осторожно спросил:

– А есть ли надежда убедить Шута перейти на нашу сторону?

– На твою сторону? – уточнил я. – Я сомневаюсь. Ведь речь идет не о капризе. Всю свою жизнь он верил, что является Белым Пророком. Одна из главных миссий его жизни состоит в возрождении драконов. Вряд ли мне удастся его убедить, что он ошибается.

– Вы много лет были друзьями. Он прислушивается к тебе, – деликатно намекнул Чейд.

– Вот почему я не намерен давить на него. – Я убрал волосы с лица. Пот после тяжелой работы начал высыхать, и я стал мерзнуть. Мне было больно – и болело не только тело. – Чейд, ты должен мне верить. Я не могу быть твоим инструментом и не стану обещать тебе, что буду вести себя в соответствии с твоими желаниями после того, как мы откопаем дракона. На сей раз я должен поступить так, как подскажет мне собственное сердце.

Вспышка гнева на мгновение исказила лицо Чейда, он отвернулся, чтобы оно оказалось в тени, и сказал:

– Понятно. А я думал, что твоя клятва Видящим значит для тебя больше. И еще я имел глупость считать, что мы с тобой были друзьями едва не дольше, чем ты с Шутом.

– Ох, Чейд. – На меня вдруг навалилась ужасная усталость, и я едва мог говорить. – Ты для меня гораздо больше, чем друг. Ты был моим наставником, родителем и защитником, когда многие ополчились против меня. Можешь не сомневаться, что я без колебаний отдам за тебя жизнь.

– И он Видящий, – неожиданно вмешался Дьютифул, удивив нас обоих. – Чья клятва верности семье принесла ему много горя. Поэтому я, как твой принц, приказываю тебе, Фитц Чивэл Видящий: возьми свою клятву обратно. Будь верен своему сердцу так, как ты был верен Верити и королю Шрюду. Вот повеление твоего короля.

Я посмотрел на него, пораженный не только щедростью его приказа, свободой, которую ни один из королей Видящих даже и не думал мне даровать, но и неожиданным изменением, произошедшим в пятнадцатилетнем наследнике престола. Дьютифул нахмурился, увидев мой удивленный взгляд, совершенно не понимая, что он сделал мгновение назад. Наконец я обрел дар речи.

– Благодарю, мой принц. Еще никогда ни один из Видящих не оказывал мне таких благодеяний.

– Вот и прекрасно. Надеюсь, я не совершил глупости. Ведь мы оба понимаем, что, какое бы решение не принял ты, я должен исполнить обещание, данное нарческе. Я пришел сюда для того, чтобы отрубить дракону голову. Уж не знаю, что ей за радость любоваться на его мороженый череп. – Он вновь превратился в замкнутого мальчишку.

Я смотрел на него, понимая, в каком трудном положении он оказался. Дьютифул оставил украденные поцелуи на острове Мейл. Едва ли он разговаривал наедине с Эллианой с тех пор, как мы покинули ее материнский дом. Он встряхнул головой, заметив сочувствие в моих глазах.

– Я могу лишь попытаться сделать то, что считаю правильным, и надеяться, что на сей раз не совершу ошибки.

– Значит, нас двое, – буркнул Чейд.

– Нет, трое, – возразил я,

Чейд склонился над маленькой жаровней и принялся раздувать почти потухший огонь. Взяв уголек, он добавил его в жаровню.

– Я слишком стар для подобных приключений, – повторил Чейд свою любимую жалобу.

– Нет. Вовсе нет. Ты будешь слишком стар в тот момент, когда попытаешься попрощаться с приключениями. – Я присел на корточки рядом с ним. – Чейд, пожалуйста, поверь мне. Речь идет не о том, что ты или Шут дергаете за ниточки, заставляя меня стать послушным вашим желаниям. Вам нет нужды соперничать за то, кто больше места занимает в моем сердце.

– Так о чем тогда речь? – проворчал он. Я постарался дать ему правдивый ответ.

– Я должен сам разобраться, на чьей стороне правда, какую точку зрения необходимо поддержать. Мы все знаем, что с тех пор, как мы покинули Баккип, требование нарчески осложнилось подводными течениями. Быть может, придет время, когда ты будешь радоваться, что колебался и не стал слепо выполнять ее волю. Не забывай, ее служанка Хения была каким-то образом связана с Полукровками. И мы не можем не учитывать этого. Она, Пиоттр и их материнский дом пошли против воли большинства представителей Хетгарда, взвалив на плечи принца свое условие. Почему? Что они рассчитывают получить? Зачем им полусгнившая голова дракона?

– И Эллиану совсем не радует, что я принесу ей эту голову, – задумчиво сказал принц. – Однако она тверда, как камень, и требует выполнения моего обещания. И в то же время ждет его исполнения с ужасом. Словно поступила так не по своей воле.

– Тогда кто за этим стоит? Пиоттр?

Чейд покачал головой.

– Нет. Его интересы совпадают с интересами нарчески, а она предана ему. Если бы она попросила голову дракона ради Пиоттра, она бы с радостью ждала, когда принц сдержит слово. Нет. Что ж, Фитц задал главный вопрос. Чью волю они выполняют?

Я попытался разгадать тайну.

– Волю Хении. Она имеет над ними власть. Мы все это видели. И она связана с Полукровками, которые нас ненавидят.

– Полукровки, – задумчиво проговорил Чейд. – Значит, Бледную Женщину, о которой говорит Шут, ты в расчет не принимаешь? – неожиданно спросил он.

– Не знаю. Что мы о ней знаем? Только то, что рассказал Шут. Островитяне говорят о ней как о старом зле из прошлого, о котором следует забыть, – у меня не сложилось впечатления, что она до сих пор жива и действует. Драконы Шести Герцогств убили ее и Кебала Робреда, во всяком случае я много раз это слышал. Тем не менее островитяне связывают Бледную Женщину с Аслевджалом. Они утверждают, что здесь добывали черный камень, который использовали в качестве балласта белых кораблей. Кроме того, совершенно очевидно, что каменный дракон в полосе прибоя связан с «перекованными». – Я с трудом сдержал зевок.

– Отправляйся спать, – проворчал Чейд. – Тебе необходимо отдохнуть. Сегодня ночью мы с принцем попытаемся убедить Неттл нам помочь. Должен признаться, мне ужасно хочется услышать, что сейчас происходит в Шести Герцогствах. Если Полукровки вновь оживились, мы можем узнать нечто полезное.

– Может быть. – Дьютифул широко зевнул, и я вдруг его пожалел.

Я собирался проспать всю ночь, а ему предстояла трудная работа. И все же, покидая шатер, я почувствовал, что принц ждет встречи с Неттл со смесью нетерпения и страха. Я постарался хотя бы на время забыть о дочери. От меня ничего не зависит. На данный момент я исключен из игры. Возможно, навсегда. От этой мысли земля едва не ушла у меня из-под ног, но я заставил себя идти дальше. Будет ли такой уж ужасной моя дальнейшая жизнь без Скилла? Быть может, стоит взглянуть на это как на избавление?

Я заглянул в палатку стражников. Лонгвик еще не спал. Он молча кивнул мне, когда я проскользнул к своей постели мимо спящих солдат. Когда я почти сразу повернулся, чтобы уйти, он не стал задавать мне вопросов. Человек Чейда. Люди Чейда, поправил я себя, глядя на спящих стражников. Чейд лично отбирал всех, кто сопровождал нас на остров. Интересно, насколько безоглядно они будут выполнять его приказы?

Я все еще размышлял над этим вопросом, когда остановился возле шатра Шута. Некоторое время я прислушивался к шороху ветра, несущего над землей снежинки и кристаллики льда. Изредка более сильный порыв ветра бросал мне в лицо влажный снег. Но больше ничего мне услышать не удалось. Из шатра Шута не доносились голоса, но сквозь тонкую ткань я видел, как внутри колеблется тонкий язычок пламени.

– Могу я войти? – негромко спросил я.

– Один момент, – последовал столь же тихий ответ. Я услышал шорох материи, почти неотличимый от шума ветра, и почти сразу же он развязал полог и впустил меня внутрь. Вместе со мной в шатер вошел холод. Я ничего не мог с этим поделать, но Шут поморщился, когда я принялся стряхивать снег с одежды. Из-под куртки я вытащил балахон Элдерлингов.

– Вот, я принес.

Он успел улечься в постель и накрыться одеялом. Крошечный чайничек грелся над пламенем свечи. Шут приподнял брови и улыбнулся.

– Ты выглядел в нем ужасно привлекательно. Уверен, что не хочешь оставить его себе?

Я вздохнул. Его шаловливое легкомыслие слишком уж контрастировало с моим сегодняшним настроением.

– Чейд и Дьютифул сегодня ночью попытаются связаться с Неттл. При помощи Скилла. Они боятся, что дракон окончательно сведет Олуха с ума, и надеются, что Неттл сумеет отвлечь его от Айсфира.

– А ты решил не принимать в этом участия?

– Я не могу им помочь, поскольку полностью лишился Скилла. Однако я вижу, что Олух постоянно что-то напевает и ни на что не обращает внимания. Раньше его музыка звучала в Скилле. Почему он теперь напевает вслух? Он изменился, а я не люблю изменений, в особенности тех, которых не понимаю.

– Жизнь есть изменение, – безмятежно заметил Шут. – А смерть – еще большее изменение. Я считаю, что мы должны спокойнее относиться к переменам, Фитц.

– Мне надоело мириться с заведенным порядком вещей! Я делаю это всю свою жизнь.

Бросив одеяние Элдерлингов на постель, я тяжело опустился рядом с Шутом, заставив его поджать ноги. Сняв рукавицы, я протянул руки к огоньку свечи, надеясь хоть немножко согреться.

– Но ты же Изменяющий, неужели тебе не видны изменения, которые ты творишь? Иногда смиряясь с реальностью, а иногда – оказывая ей отчаянное сопротивление. Ты можешь говорить, что ненавидишь изменения, но ты их делаешь.

– Ох, перестань. – Я поджал колени, обхватил их руками и положил на колени голову. – Давай не будем говорить об этом сегодня. О чем угодно, только не об этом. Пожалуйста. Сегодня я не хочу и не могу думать о выборе и об изменениях.

– Хорошо, – мягко ответил Шут. – А о чем ты хочешь поговорить?

– О чем угодно. О тебе. Как ты сюда добрался, что делал после того, как мы оставили тебя в Баккипе?

– Я же сказал. Я прилетел.

Я поднял голову и бросил на него мрачный взгляд. Он вызывающе улыбался. То была прежняя улыбка Шута, обещающая правду, когда он бессовестно лгал.

– Нет, ты не прилетел сюда.

– Ладно. Если ты так говоришь.

– Должно быть, Кетриккен вопреки советам Чейда помогла тебе найти подходящий корабль. И ты приплыл сюда на корабле с птичьим названием. – Я строил догадки, понимая, что за его словами должна таиться хотя бы толика правды.

– На самом деле во время нашей короткой встречи Кетриккен посоветовала мне остаться в Баккипе. Мне показалось, что ей хотелось сказать совсем другое. А дальше мне просто повезло, когда я встретил пришедшего в Баккип Баррича. Но раз уж я согласился рассказать тебе всю историю, позволь мне сделать это по порядку. Давай вернемся к тому моменту, когда мы виделись с тобой в последний раз. Когда мне показалось, что ты поспешил ко мне на помощь.

Я поморщился, но он спокойно продолжал:

– Начальник порта призвал городскую стражу, которая быстро и эффективно перенесла на берег вещи лорда Голдена. Как ты догадываешься, они сумели меня задержать до отплытия вашего корабля. Потом меня отпустили с бесконечными извинениями, всячески заверяя, что допущена ужасная ошибка. Но вскоре все узнали об этой истории. К тому моменту, когда лорд Голден вместе с багажом вернулся в свое жилище, явились кредиторы, уверенные, что он пытался покинуть город, не расплатившись с ними. Тут они были совершенно правы. Кредиторы с радостью конфисковали все мои вещи, за исключением одного мешка, в котором осталось только самое необходимое, – лорд Голден оказался достаточно прозорливым, чтобы оставить его в замке.

Маленький медный чайничек закипел. Шут снял его с огня и заварил чай.

Я не удержался от улыбки и обвел рукой шатер.

– Только самое необходимое.

Он приподнял золотую бровь.

– Для цивилизованного путешествия. – Шут накрыл чайник крышкой в форме розы. – И почему мы должны довольствоваться малым? Итак, на чем я остановился? Ах да, лорд Голден, лишившись своего богатства и великолепия, перестал быть лордом Голденом и превратился в беглого должника. Те, кто думал, что хорошо его знают, были удивлены проявленной им ловкостью, когда он выскочил из окна своего дома и скрылся в темных переулках. Так я исчез.

Шут выдержал паузу, заставив меня помучиться ожиданием. Потер глаз и задумчиво улыбнулся. Я прикусил губу, и он продолжил свой рассказ:

– Я пробрался к Кетриккен – пусть твое воображение домыслит, как мне это удалось. Полагаю, она была сильно удивлена, увидев меня в своей спальне. Как я уже говорил, королева уговаривала меня остаться в Баккипе под ее покровительством, пока вы не завершите свою миссию. Конечно, мне пришлось отклонить ее предложение. И… – Он колебался несколько мгновений, потом продолжил: – Я поговорил с Барричем. Наверное, ты уже об этом знаешь или догадываешься. Удивительное дело – он меня сразу же узнал, почти как ты. Баррич принялся задавать мне вопросы, но не для того, чтобы услышать ответы, – он хотел лишь получить подтверждение выводам, которые сделал после беседы с Кетриккен.

Он молчал так долго, что я даже испугался: а вдруг Шут не станет продолжать. Потом он тихо сказал:

– В какой-то момент он ужасно рассвирепел, и мне показалось, что моей жизни грозит опасность. А потом он разрыдался. – Шут вновь смолк, а я сидел с ощущением, что мой рот полон пепла.

Теперь мне уже хотелось, чтобы он на этом закончил свой рассказ. Когда он заговорил, я понял, что Шут решил многое от меня скрыть.

– Утратив поддержку замка, я имел глупость вернуться в гостиницу – в надежде, что кредиторы оставили от моего состояния что-нибудь ценное. Но выяснилось, что по моим покоям прошлась саранча. Однако самое худшее ждало меня впереди. Мои кредиторы подкупили хозяина гостиницы, и как только я вошел, он сразу же сообщил о моем возвращении, отработав свои грязные деньги. Появилась вторая волна моих бывших друзей. Можно подумать, что они честно заработали деньги, когда сражались со мной в азартные игры! Их ярость была такой искренней!

Что ж, я вновь сбежал. На сей раз я покинул город, спасаясь не от кредиторов, а от «друзей». Ты предал меня, Фитц. Впрочем, теперь настал твой черед, ведь я не оправдал твоих надежд.

– Что?

Меня поразило, что он может такое говорить. Но когда наши взгляды встретились, я увидел древний стыд в его потемневшем взоре и вспомнил, как в Горном Королевстве враги использовали его против меня.

– Ты знаешь, что я никогда не ставил тебе в вину те события, Шут. Никогда.

– Возможно, за твоим предательством стоял Чейд, но урон был нанесен. Я разозлился, обиделся и находился на грани отчаяния – стоило пройти через столько испытаний, чтобы меня предали те, кому я больше всего доверял. Я ускользнул от своих врагов пешком, но прекрасно понимал, что не смогу долго от них скрываться. Как мог Изменяющий все так изменить, что Белый Пророк потерпел полный крах? И постепенно я начал понимать, что этого просто не может быть; все дело в том, что я не сразу разгадал всю сложность замыслов судьбы.

Я повернул голову, чтобы наблюдать за Шутом, а потом, вздохнув, вытянул ноги. Шут налил чай в чашку и кубок и предложил мне выбрать. Чайник явно предназначался для одного человека, и меня тронуло, что Шут разделил его со мной. Я взял кубок и сделал несколько глотков. У чая был цветочный вкус, казалось, я пригубил лето в вечном царстве зимы. Чай быстро остывал, но кубок согревал руки. Длинные пальцы Шутка крепко сжимали чашку, когда он пил свою порцию.

– Продолжай, – попросил я, когда вновь воцарилась тишина.

Я понимал, что Шут специально подогревает мой интерес, но не обижался на него.

– Хорошо. Вторая толпа кредиторов сделала выводы из рассказов первой. Они сразу же бросились за мной в погоню. Я бежал быстро, но одеяния лорда Голдена слишком выделялись в толпе, к тому же мне мешал заплечный мешок. Ты помнишь холм за Баккипом, где стоят Камни-Свидетели?

– Конечно.

Шут меня заинтриговал. Мне бы и в голову не пришло туда бежать. Гладкие черные камни стояли на голом склоне, равнодушные и глухие ко всем мольбам. Народ Шести Герцогств давно использовал это место для разных обрядов. Любовники клялись там в вечной любви. Говорят, что в поединке посреди Камней-Свидетелей всегда побеждает тот, на чьей стороне правда. Удивительно сумрачное место, лишенное растительности. Там негде спрятаться от преследователей.

– Зачем ты туда направился?

Шут выразительно пожал изящными плечами.

– Я знал, что мне далеко не уйти. Если бы меня поймали и отвели в Баккип, то кредиторы не только отобрали бы мои вещи, но и заставили отрабатывать долги. И мне бы не удалось выполнить миссию, ради которой я пришел в мир. Поэтому я решил положиться на судьбу и проверить одну догадку, которая пришла мне в голову много лет назад. Камни-Свидетели – это портал, Фитц, как Скилл-колонны, которые ты использовал, когда тебе грозила опасность. Вот только кто-то уничтожил все руны на всех гранях Камней-Свидетелей. Возможно, они такие древние, что само время стерло письмена; или древний маг, владеющий Скиллом, решил положить конец использованию портала. Так или иначе, но руны, позволяющие узнать, куда может перенести портал, исчезли. Когда я подбежал к камням с тяжелым мешком на спине, я вспомнил твой рассказ о ваших с Дьютифулом приключениях на Берегу Сокровищ. Я знал, что могу выбрать не ту грань и оказаться глубоко под водой.

Я в ужасе вскинул голову.

– Шут, все могло закончиться гораздо хуже! Представь себе, что камень погрузился под землю! Ты оказался бы замурованным! А если камень кто-то расколол, никому не известно, что с тобой произошло бы…

– Все эти мысли промелькнули у меня в голове, пока я бежал к камням. К счастью, у меня не было времени выбирать или размышлять о том, достаточно ли у меня Скилла, чтобы воспользоваться порталом. Я ударил по камню кончиками пальцев, твердо убежденный в том, что я должен, должен, должен пройти сквозь портал.

Он умолк. Я сидел, наклонившись к нему, сердце отчаянно колотилось у меня в груди. Пройти сквозь портал всегда было для меня трудной задачей. Мы слишком мало знали о Скилл-колоннах. Некоторые из них могли перенести человека в самые далекие и неожиданные места. За всю свою жизнь я пользовался порталами менее дюжины раз, и всегда при этом мне приходилось преодолевать сомнения и страх. Некоторые члены группы Скилла Регала сошли с ума, когда их вынудили воспользоваться порталами. А Дьютифул забыл обо всех наших приключениях на Берегу Сокровищ после того, как мы убрались оттуда через портал. И мы оба потеряли много сил.

Шут мягко улыбнулся.

– Не нужно на меня так смотреть. Ты ведь знаешь, что со мной ничего не случилось.

– Но какую цену тебе пришлось уплатить? – спросил я, прекрасно понимая, что даром такое приключение пройти не могло.

– Усталость. Я оказался в совершенно незнакомом месте. Никогда прежде мне не доводилось там бывать. Это были руины города, и кругом один лишь мертвый камень. Рядом протекала река. Вот, пожалуй, и все, что я могу рассказать. Я долго спал. А когда проснулся, наступил рассвет. Надо мной высилась колонна Скилла. Камень был совершенно чистым, никакого тебе лишайника или мха, а руны такие четкие, словно их вырезали вчера. Я долго изучал их, понимая, что они – единственная моя надежда. В конце концов я выбрал две руны, которые могли привести меня в желаемое место. И вновь воспользовался порталом.

– О нет! – простонал я.

– У меня были похожие мысли. Я вышел из портала с ощущением, что меня сильно избили. Однако на этот раз я оказался в нужном месте.

Шут заставил меня задать вопрос – он получал удовольствие от своего рассказа.

– И где же?

– Ты помнишь разбитую площадь, похожую на древний рынок? Лес наступает на нее со всех сторон. Во сне я стоял на вершине каменной колонны и на мне была Петушиная корона. Ты меня видел. Ты помнишь.

Я задумчиво кивнул.

– По дороге в Каменный сад. Там спали каменные драконы, прежде чем мы их разбудили и послали сражаться с красными кораблями. Они продолжают там спать, а среди них дракон-Верити.

– Совершенно верно. Я вновь прошел по лесной тропе и увидел его там. Но не его я искал. Вскоре я нашел спящую Девушку-на-Драконе, обнимавшую своего скакуна за шею, как ты мне и рассказывал. Я разбудил ее и заставил понять, что мне необходимо попасть на Аслевджал. И я вновь уселся на спину дракона позади наездницы, и мы прилетели сюда. Теперь ты понимаешь, друг мой, что я тебе не солгал. Я действительно сюда прилетел.

Сон испарился, мне хотелось задать ему сотни вопросов, но я выбрал самый главный:

– Как ты сумел ее разбудить? Для этого требуется Уит, Скилл и кровь – иначе каменный дракон не проснется. Я прекрасно это знаю.

– Так и было. Скилл остался на кончиках моих пальцев, да и кровь найти совсем нетрудно. – Он потер запястье, словно вспоминая старую рану. – Однако у меня не было и нет Уита. Но ты, наверное, помнишь, что я имел глупость отдать часть самого себя Девушке-на-Драконе, когда пытался завершить процесс ее создания и хотел пробудить.

– И когда это сделал я, – виновато вспомнил я.

– Да, я помню, – тихо сказал он. – И твоя частица также осталась в ней. Ты вложил в нее свои воспоминания и эмоции, которые не хотел оставить себе. О том, как твоя мать тебя бросила, и о том, что ты совсем не знал отца. И пытки, которым тебя подверг в темнице Регал. Но самое главное, ты отдал ей боль от потери Молли и твоего ребенка, доставшихся Барричу. Ты вложил в нее свою ярость, и боль утраты, и ощущение, что тебя предали. – Шут едва слышно вздохнул. – И все это до сих пор остается в ней. Чувства, которые ты не мог и не хотел хранить в себе.

– Много лет назад я оставил все это у себя за спиной, – медленно проговорил я.

– Ты отсек часть себя и двинулся дальше, став другим человеком.

– Я смотрю на это иначе, – холодно возразил я.

– Естественно, – спокойно ответил Шут. – Сейчас ты не можешь вспомнить, как ужасно это было. Ты вложил свой ужас и тоску в Девушку-на-Драконе.

– Давай оставим эту тему, ладно? – попросил я, удивленный, что ощущаю гнев.

– А у нас нет выбора. Ты уже оставил все в прошлом, много лет назад. И лишь я буду хранить в воспоминаниях все твои чувства. Лишь я буду помнить, каким ты был прежде. Потому что мы связаны вместе не только Скиллом и судьбой, но и потому, что мы оба живем в Девушке-на-Драконе. Потому что я знаю, какие чувства заключены в ней, и могу войти с ней в контакт и разбудить. И я смог заставить ее понять, как важно мне было попасть на остров. И вот я здесь.

То было странное путешествие, дикое и замечательное. Ты знаешь, я летал с ней и раньше. Я был с ней, когда она и другие драконы атаковали не только красные корабли, осаждавшие Шесть Герцогств, но и белые корабли, ставшие жестоким инструментом Бледной Женщины. Я испытал странные чувства, участвуя в настоящей битве. Мне не понравилось.

– А это никому не нравится, – заверил его я. Я опустил голову и закрыл глаза.

– Наверное. Но на этот раз, когда я летел с ней, все получилось иначе. Я не стал свидетелем сражения, а рядом не было других драконов. Только она и я. Я сидел у нее за спиной, обхватив руками стройную талию. Ты знаешь, она часть дракона, а не самостоятельное существо. Как дополнительная конечность в форме девушки. Поэтому она не говорила со мной, но изредка улыбалась, поворачиваясь назад, чтобы заглянуть в лицо или обратить мое внимание на какую-то деталь мира под нами.

Она летела вперед без устали. С того самого мига, как я уселся на спину дракона и он расправил свои могучие крылья, и до тех пор, как вдали показалось черное побережье Аслевджала, мы ни разу не отдыхали. Сначала мы пронеслись под голубыми летними небесами, над землями, что граничат с Горным Королевством. Все выше и выше поднимались мы вверх, пока у меня не начала кружиться голова. Внизу оставались снежные пики и перевалы, а потом мы вновь спустились в лето. Мы летели над поселениями Горного Королевства, примостившимися у подножия холмов, я видел разбросанные по пастбищам светлые пятна стад, подобные лепесткам, осыпавшимся в яблочном саду после весенней грозы. – Шут замолчал, чтобы перевести дух.

Я представлял себе картины, которые он описывал, и по моим губам скользнула мимолетная улыбка, когда Шут рассказал о том, как он пролетал над какой-то деревушкой Шести Герцогств и какой-то мальчишка поднял голову, увидел их и с воплями побежал к своему дому. Шут говорил о реках, подобных серебристым лентам, и цветущих полях, о морщинистом океане, похожем на бумагу, испещренную полосками серебра. И я летел вместе с ним.

Должно быть, я задремал, убаюканный его удивительной историей. Когда я проснулся, наступила глубокая ночь. Лагерь за стенами палатки затих, и лишь чахлое пламя свечи освещало шатер. Я лежал под одним из одеял Шута в ногах его постели. Он спал, свернувшись в клубок, как котенок. Его дыхание было глубоким и ровным, одна тонкая рука лежала ладонью вниз на одеяле между нами, словно что-то предлагая мне или о чем-то меня умоляя. Я сонно потянулся к нему и вложил свою руку в его ладонь. Казалось, он не проснулся. Как ни странно, я ощутил покой. Закрыв глаза, я погрузился в глубокий сон.


XVII АЙСФИР | Судьба Шута | XIX ПОДО ЛЬДОМ