home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


XXI

В ЦАРСТВЕ БЛЕДНОЙ ЖЕНЩИНЫ

Религия Белых Пророков никогда не пользовалась популярностью в северных землях, однако некоторое время дарила приятное времяпрепровождение аристократам Джамелии. Сатрап Эсклепий увлекался книгами пророчеств и платил большие деньги купцам, которые привозили ему копии редких манускриптов. Их он передавал священнослужителям Са, а те, в свою очередь, делали для него собственные копии. Говорят, он часто советовался с ними – делал подношение Са, задавал свой вопрос и случайным образом выбирал какой-нибудь абзац из манускриптов. Затем он медитировал над прочитанным до тех пор, пока не начинал чувствовать, что нашел решение.

Аристократы при его дворе, которые стремились подражать своему правителю, тоже добывали копии Белых Пророчеств и поступали с ними также, как Эсклепий. В течение некоторого времени это занятие пользовалось огромной популярностью, пока верховный жрец Са не провозгласил его дорогой к святотатству и лени. По его настоянию была собрана большая часть манускриптов, затем их либо уничтожили, либо передали на хранение священнослужителям.

Однако ходят слухи, что любовь сатрапа к данным манускриптам помогла юноше с необычайно бледным лицом завоевать его расположение. Восхищенный способностью юноши цитировать священные книги и поверивший в то, что его помощь предсказана в нескольких стихах, которые юноша ему привел, сатрап позволил ему взойти на борт одного из кораблей работорговцев, направлявшихся в Чалсед.

«Культы Южных земель», автор неизвестен.

Я дважды приходил в себя на краткие мгновения, прежде чем сознание вернулось ко мне окончательно. В первый раз я обнаружил, что меня тащат, подхватив под руки, по ледяному коридору. Во второй я лежал на животе, а кто-то связывал мне запястья за спиной. В третий раз выяснилось, что меня снова куда-то волокут два дюжих типа. Я упрямо пытался выкарабкаться из забытья, хотя это причиняло мне мучительную боль.

Меня втащили в огромный тронный зал, вырубленный внутри ледника. Потолок в зале поддерживали толстые рифленые колонны голубого цвета. Изысканные резные панно на стенах прославляли женщину – вот она с мечом в руке на носу корабля, длинные волосы развеваются на ветру; вот стоит над поверженными врагами, попирая ногой горло одного из них; а здесь – сидит на троне и указует обвиняющим перстом на несчастных, скорчившихся на полу у ее ног. Все фигуры были во много раз больше человеческого роста, они нависали над нами, исполненные гнева и лишенные сострадания. Мы ступили в царство Бледной Женщины.

Но даже здесь, в самом сердце своего королевства, у нее имелся соперник. Сквозь прозрачный потолок, за толстым слоем льда, я увидел очертания того, кого искал. Бесконечное путешествие по коридорам привело нас к дракону. Мне даже показалось, что я вижу более яркий прямоугольник света в том месте, где наш отряд вот уже несколько дней старается добраться до Айсфира. Интересно, наши друзья продолжают свою работу? Я прекрасно понимал, что звать их на помощь так же бессмысленно, как пытаться докричаться до кого-нибудь сквозь три или даже четыре замковые стены.

Десятки последователей Бледной Женщины собрались в зале, чтобы посмотреть, как нас приведут к ней. Огромные белые шары, подвешенные на покрытые инеем цепи, заливали все вокруг неестественным бело-голубым светом. Одетые в толстые меховые плащи воины-островитяне в этом громадном ледяном дворце казались гномами. Когда нас тащили мимо, ни один не произнес ни слова, а их лица походили на застывшие маски. Татуировка, которая указывала на принадлежность к тому или иному клану, была сведена, и на ее месте остались черные пятна. Некоторые из них в качестве демонстрации верности новой госпоже украсили себя изображением дракона или змеи. Они смотрели на нас без жалости и ненависти, даже без любопытства. Мне показалось, что они вообще лишены каких бы то ни было страстей. Их апатия выходила за пределы равнодушия к боли, которое обычно приписывают животным, страдающим от дурного обращения.

Даже мое восприятие их через Уит было каким-то приглушенным. Неужели Бледная Женщина обнаружила новый способ «перековывания», который лишает жертву всего человеческого, но оставляет страх и заставляет подчиняться приказам? Среди присутствующих я заметил одно знакомое лицо – Хению, которая выступала в роли служанки нарчески, когда та гостила в Баккипе. Но и она не проявляла к нам никакого интереса. Я повернул голову, чтобы убедиться, что не ошибся. Да, это она. После того как она покинула замок, я видел ее один раз в городе, когда Полукровки чуть меня не прикончили, а потом она шпионила за принцем и нарческой во время верховой прогулки на острове Мейл. Какова ее роль в происходящем? – спрашивал я себя и не находил ответа. Однако я не сомневался, что Хения с самого начала являлась орудием в руках Бледной Женщины. А следовательно, принцу угрожала не меньшая опасность, чем мне.

Я сумел встать на ноги, но все равно не поспевал за моими стражами. Спотыкаясь, я болтался между ними, а когда они толкнули меня, заставив опуститься на колени перед Бледной Женщиной, не стал сопротивляться. Голова у меня по-прежнему кружилась, и я решил, что должен постараться прийти в себя – не важно, в каком положении, – и набраться сил в благословенной неподвижности. Я попытался повернуть голову, чтобы взглянуть на Шута, но лишь сумел краем глаза увидеть, что он безвольно повис на руках стражей, которые подвели его к своей правительнице. В следующее мгновение мою щеку обожгла пощечина, заставившая меня смотреть на их хозяйку.

Она была белокожей, как когда-то Шут, с бесцветными глазами, совсем как у него в детстве. Волосы волной ниспадали на плечи. Лицо Бледной Женщины, лишь немного смягченное женственностью, как две капли воды походило на лицо Шута. Она обладала неземной красотой, холодной, точно лед, окружавший ее со всех сторон. Бледная Женщина сидела на груде мехов – белый медведь, белая лисица, горностаевые шкурки со свисающими черными хвостами, наваленной на ледяной трон. Ослепительно белое платье из шерсти не скрывало изгибов ее фигуры, шею украшало ожерелье из вырезанных из слоновой кости цветов с алмазными сердцевинками. Руки с длинными пальцами спокойно лежали на покрытых мехами подлокотниках трона. На пальцах я успел заметить серебряные кольца с неизвестными мне белыми камнями. Бледная Женщина смотрела на нас, стоящих перед ней на коленях, и я не видел на ее лице ни удивления, ни удовольствия. Возможно, как и Шут, она всегда знала, что это должно произойти.

Ее трон стоял в изгибе хвоста спящего дракона, вырубленного из черно-серебристого Камня Памяти. Прижимая могучие крылья к телу, он возвышался у нее за спиной, словно огромная сверкающая гора. Впрочем, дракона вырезали не из цельного куска камня, а из нескольких блоков, видимо, с невероятным трудом доставленных сюда из каменоломни, расположенной на другом конце острова. Затем блоки соединили, чтобы получилась скульптура. Тонкие швы в подогнанных друг к другу каменных деталях были едва заметны.

Спящий дракон был огромным, больше того, каким стал Верити, но все равно меньше Айсфира. Кроме того, внимательный взгляд открывал, что работа не доведена до конца – скорее намек на дракона, чем реальное изображение. Квадратная голова на длинной шее замерла перед троном Бледной Женщины и представляла собой ступеньку. Глаза дракона были закрыты, но я содрогнулся, глядя в исполненную злобы морду. Мой Уит переполняли самые разные эмоции – страх, ненависть, боль, похоть и жажда мести.

Источник пробуждающейся сути дракона находился тут же. К его бокам были прикованы несколько островитян, которые находились на грани смерти. Пленников явно пытали и держали в самых нечеловеческих условиях. Таким способом Бледная Женщина пыталась извлечь из них нужные ей эмоции. Именно чувства и воспоминания группа Скилла отдала каменному дракону, когда создала его, чтобы он впитал в себя их объединенную душу.

Я не мог понять, как она может рассчитывать на то, что существо, вскормленное на разорванных воспоминаниях несчастных, которых подвергают пыткам, станет разумным. Что объединит этих людей и заставит дракона подняться в воздух? Каменные драконы, виденные мной до сих пор, были рождены общей целью и стали великим творением групп Скилла. И вне зависимости от образа, выбранного группой магов, их создания поражали своей красотой. Даже Крылатый Кабан вызывал слезы восторга, когда грациозно поднимался в воздух.

Это же существо представляло собой мозаику, составленную из боли. Какой будет у него нрав? Мой Уит подсказал мне, что людей сначала «перековали», отняли у них душу и отдали ее дракону. А сейчас Бледная Женщина вливала в него лишь тупые мучения живых существ, которых даже нельзя было назвать животными. Какой же в конце концов родится дракон, если в его основе будет боль, ненависть и жестокость?

Между лапами спящего дракона стоял еще один трон, тоже изо льда и тоже застеленный мехами. Все поверхности трона покрывали грязь и человеческие испражнения. К нему было приковано то, что когда-то было человеком: на щиколотках кандалы, на запястьях и горле цепи, закрепленные кольцами в полу. Черная корона на голове казалась очень маленькой и явно причиняла несчастному боль, клочья королевского одеяния были испещрены пятнами. На шее мужчины болтались серебряные цепи, а те, что удерживали его на месте, словно в насмешку над его пленом, украшали драгоценные камни. Длинные волосы и борода спутались, под желтыми ногтями виднелись черные полоски грязи. Кончики голых пальцев на руках и ногах почернели, они явно были обморожены. У его ног на полу валялись обглоданные кости. Одна из них, кажется, была человеческой.

Я отвернулся, стараясь не думать о том, чем кормят пленника. Его «перековали», но не до конца. Я чувствовал его ненависть – возможно, единственное чувство, которое в нем осталось. И вдруг я уловил легкое покалывание Скилла так возвращается жизнь в онемевшую руку или ногу. Я повернул голову, надеясь поймать это ощущение, словно человек, который услышал какой-то звук и теперь пытается его узнать. Скилл не стал сильнее, но я обнаружил его источник.

Это безумный король атаковал меня при помощи Скилла. Он обнажил в оскале желтые зубы, глубоко запавшие глаза буравили меня злобным взглядом. На мгновение я почувствовал силу его ненависти, которая ударила в меня могучей волной и тут же исчезла, но не потому, что я выставил защитные стены, просто я снова лишился возможности воспринимать Скилл. Я глубоко вздохнул, потрясенный силой его магии. Возможно, Олух мог бы с ним соперничать, я – нет.

Мне удалось поднять голову и посмотреть на Бледную Женщину. Она улыбалась. Она ждала меня и позволила мне самому сделать собственные выводы. Затем она взмахнула изящной рукой в сторону плененного короля.

– Кебал Робред. Впрочем, не сомневаюсь, что ты и сам, Фитц Чивэл Видящий, догадался, что только мой Изменяющий, не сумевший выполнить свое предначертание, мог заслужить наказание. О, к чему такое удивление? Я лишь решила закончить то, что начали драконы Шести Герцогств. Он совершил глупость, решив атаковать драконов в небе при помощи своего лука. Они лишили его разума, промчавшись у него над головой. Впрочем, он никогда умом не отличался и был лишь полезным орудием – некоторое время. Природа наградила его хитростью и амбициями, а еще он неплохо умел воевать.

Бледная Женщина встала и спустилась вниз, наступив на голову спящего дракона. Она медленно подошла к грязному трону и жалкому подобию монарха, сидящему на нем, и задумчиво посмотрела на своего пленника.

– И тем не менее он обманул мои ожидания. – Бледная Женщина протянула к нему изящную руку, и он тут же оскалился, словно хотел ее укусить. Она покачала головой, и на лице у нее промелькнуло выражение, похожее на нежность, – так смотрит человек на строптивого коня, которому нельзя доверять. А потом ласковым голосом спросила: – Может быть, мне стоит отдать еще немного тебя дракону, милый? Хочешь?

Безумный король наморщил лоб, словно отчаянно старался что-то вспомнить, а в следующее мгновение отшатнулся и приподнял одно плечо, как будто пытаясь от нее защититься.

– Не-е-е-е-ет! – хрипло застонал он.

– Может быть, не сейчас. Разумеется, в конце концов он получит всего тебя. Когда ты больше ни на что не будешь годен, я швырну тебя ему на спину и буду смотреть, как ты в него погружаешься. Ведь именно так все и происходит, верно? – Она резко повернулась ко мне. – Разве жертвы не бывают полностью поглощены, когда наступает последняя стадия? Когда ваши группы Скилла отдают дракону, они ведь полностью остаются в его теле?

Я молчал – отчасти от потрясения, отчасти потому, что не хотел отвечать на ее вопрос. Она считала, что членов группы Скилла насильно отдавали дракону, в то время как они входили в его тело добровольно. Я решил оставить ее в неведении на сей счет. Один из моих стражей зарычал и поднял кулак, собираясь меня ударить, но Бледная Женщина покачала головой и махнула рукой, показывая, что мое молчание не имеет никакого значения.

Затем она посмотрела на Шута, который безвольно висел на руках своих охранников, и впервые на ее гладком лице появилось недовольное выражение.

– Надеюсь, вы его не изувечили? Я ведь предупреждала, что вы должны доставить его ко мне в целости и сохранности. Он исключительно редкое существо, самое редкое в нашем мире, фальшивый Белый Пророк. Впрочем, он больше не заслуживает этого звания. Посмотрите на него, он стал коричневым, точно высохший цветок. Он мертв?

– Нет, Божественная Госпожа. Он всего лишь потерял сознание. – Голос стражника, который ответил, прозвучал испуганно.

– Не верю. Ну-ка, встряхните его. Он наделен выносливостью кошки, и могу поклясться, что убить его так же непросто. Открой глаза, Любимый. Поприветствуй меня снова, улыбкой и поклоном, как в прежние времена, когда ты был бледным подобием ребенка. О, каким милым существом он тогда был, словно его сотворили из взбитых белков, молока и сахарной пудры, – конфетка, а не дитя. С языком змеи!

Неожиданно Бледная Женщина наклонилась вперед, и в ее голосе появился яд. Словно почувствовав смертоносные пары ее ненависти, Шут вдруг пошевелился и застонал. А в следующее мгновение он все понял. Я думал, он закричит, так страшно напряглось его лицо. Но он посмотрел на меня и сказал, обращаясь только ко мне:

– Мне очень жаль. Очень.

Бледная Женщина отвернулась от нас и направилась к своему трону. Она довольно долго устраивалась, кутаясь в меха. Затем грозным голосом отдала приказ:

– Я давно ждала этого дня и не вижу причин откладывать, как, впрочем, и торопить удовольствие, которое я намерена получить. По правде говоря, я надеялась встретиться с вами год назад. Полукровкам обещали много золота, но только в случае, если они передадут нам вас обоих, в целости и сохранности. Они не выполнили своих обязательств. Наши планы разрушил один глупец, который мечтал о мести. Полукровки оказались ненадежными союзниками, да еще их дружба с мерзкими животными, которые вечно крутятся около них и отравляют их сознание своими мыслями – все равно что спариваться с овцами! Не удивительно, что они оказались ни на что не годными. Я только зря потратила на них время. Ну, теперь это уже не имеет значения. Мне удалось самой заманить вас сюда. Исключительно приятный поворот событий.

Бледная Женщина откинулась на спинку трона и, положив руки на подлокотники, принялась жадно нас рассматривать.

– Я уже давно приготовила для вас апартаменты. Стража, проводите моих гостей в отведенные для них комнаты и проследите, чтобы они ни в чем не нуждались. Фитц Чивэл, отдохни и расслабься. Скоро я тебя навещу. А пока, у тебя есть ко мне вопросы? Нет? Какая жалость. Я нечасто предлагаю своим гостям ответы на их вопросы, но для тебя готова сделать исключение, поскольку считаю, что чем больше ты будешь знать, тем яснее поймешь, как ужасно тебя обманывал наш милый мошенник. Уведите их, но обращайтесь с ними как можно мягче, чтобы ни один волос не упал с головы.

У двери в большой тронный зал нас разделили, Шута увели в одну сторону, а меня – в другую.

– Фитц!

Я напрягся и попытался вырваться из рук стражей. Один из них чуть приподнял мою руку у меня за спиной. Я уперся в пол и заскользил по нему, но они продолжали тащить меня вперед. Я едва расслышал слова Шута:

– Я знал, какая судьба меня ждет! И пошел ей навстречу! Иди своим путем и ни в чем не сомневайся! Все будет, как… – Его голос прервался, а мы завернули за угол и оказались в другом коридоре.

– Куда его ведут? – возмущенно спросил я и получил еще одно доказательство ласкового обращения в понимании людей Бледной Женщины, когда один из них врезал мне кулаком под дых.

Я еще не совсем отдышался, когда они остановились около покрытой льдом двери. Один из стражей достал какой-то длинный предмет и засунул его в небольшое отверстие. Я услышал щелчок, дверь распахнулась. Меня втолкнули внутрь, и я упал лицом вниз на оленьи шкуры, разбросанные по полу. Другой страж вошел следом, и я откатился в сторону, понимая, что меня не может ждать ничего хорошего, но он схватил меня за связанные руки резким движением, так что я едва сдержал крик, поднял их вверх, и тут же отпустил. Нож, которым он разрезал мои путы, оцарапал мне руку, но ему было все равно.

– И не шуми! – предупредил он меня. – Она этого не любит, а мне совсем не хочется тебя утихомиривать.

Ледяная дверь за ним закрылась прежде, чем я успел придумать достойный ответ. Я еще не совсем пришел в себя после удара по голове, который получил в самом начале. Оглядевшись по сторонам, я обнаружил, что в комнате, кроме меня, никого нет. Убедившись, что в углах не прячутся «перекованные», я снова опустил голову, закрыл глаза и попытался обдумать положение, в которое попал.

Через некоторое время я снова открыл глаза. Прошла минута или день, а может быть, неделя. Свет в комнате оставался прежним. Полезных мыслей не приходило, и, наверное, я уснул. Потом я медленно встал, чувствуя, как ломит все тело. Но мою собственную боль заглушило беспокойство за Шута. Куда его отвели и какая судьба его ждет? Я задавал себе один и тот же вопрос, на который не находил ответа: почему мы не сопротивлялись, когда нас разделили?

Я быстро обследовал свою камеру. Кровать представляла собой деревянный ящик, заполненный соломой, на которую бросили несколько одеял. В углу стояло ведро для естественных надобностей. В другом была вода, покрывшаяся коркой льда. Тряпка около нее указывала на то, что она предназначалась для мытья. На полу лежали оленьи шкуры. Я похлопал себя по карманам – по-видимому, пока я был без сознания, стража забрала инструменты, найденные мной около дракона. Я остался полностью безоружным, пропал даже кинжал Шута.

Я не обнаружил в комнате ни одного окна, если не считать низкой щели в закрытой двери. К потолку прилип световой шар, но я не мог до него дотянуться. Никакой еды. И никакой возможности следить за временем. Я перебрался с пола на кровать и вспомнил старый совет Ночного Волка: если сон – это единственное доступное тебе утешение, воспользуйся им. Он позволит тебе лучше подготовиться к тому, что тебя ждет.

Я закрыл глаза и попытался уснуть. Не вышло. Тогда я попробовал проверить, не вернулся ли ко мне мой Скилл. Ничего. Я потянулся вперед Уитом и почувствовал смутное присутствие людей, но над ним преобладало ощущение дракона. А потом Айсфир снова исчез. Я сел и прислонился разламывающимся от боли затылком к ледяной стене, стало немного легче. Видимо, я задремал, потому что проснулся оттого, что мои волосы примерзли к стене. Ругая себя за глупость, я медленно отодвинулся и постепенно снова обрел свободу.

К тому времени, когда вернулись стражники, я успел несколько раз обследовать щель в двери и ее края. Я сидел на полу и выглядывал в коридор, когда они появились. Наверное, мне следовало почувствовать себя польщенным из-за того, что Бледная Женщина прислала за мной аж троих стражников – не тех, что захватили нас.

– Ложись на пол, лицом вниз! – приказал мне из-за двери один из них.

Я подчинился, понимая, что мое здоровье вряд ли станет лучше, если я вступлю в схватку с тремя вооруженными громилами. Я услышал, как они вошли, и один из них равнодушно поставил колено мне на спину, чтобы я не вздумал шевелиться, пока они связывали мне руки. Потом меня вздернули за волосы и путы, заставив встать на ноги. Видимо, они уже много раз делали нечто подобное, и им не требовалось разговаривать друг с другом, когда они вели меня по коридору.

– Где мой спутник? Смуглый человек, который был со мной?

Удар кулаком в левый бок, под ребра, был единственным ответом. Мои стражи молча тащили меня за собой, пока я снова не смог держаться на ногах. По дороге мы никого не встретили, и я вдруг понял, что потерял чувство направления. Даже если бы они меня отпустили, я бы не знал, где искать Шута и как отсюда выбраться. Так что мне оставалось лишь отдаться в их руки.

Вскоре мы подошли к ледяной арке, украшавшей дверь из полированного дерева. Один из стражей постучал. Женский голос разрешил им войти, и мы оказались в спальне Бледной Женщины.

Белые светящиеся шары были расставлены самым причудливым образом на полу и на низком столе и освещали только середину комнаты. Железная жаровня, над которой не поднимался дым, добавляла уюта и тепла обстановке. Все остальное тонуло в тенях. На границе света я заметил большую кровать и целый отряд слуг, которые молча ждали указаний. Я так и не сумел понять, какого размера комната.

Бледная Женщина только что вышла из ванны с горячей водой. Сама ванна, похоже, была сделана из толстого стекла, и вода в ней казалась призрачно-белой. Я почувствовал аромат летних цветов. Бледная Женщина стояла обнаженная на роскошном белом ковре, спокойно разглядывая нас, в то время как ее вытирали две служанки, лица которых ничего не выражали. У меня возникло ощущение, что она нисколько не смущается своей наготы и наших взглядов. Я обнаружил, что она вся, с головы до ног, белая, словно ее вылепили из снега или сделали из мрамора. Мокрые белые волосы, с кончиков которых капала вода, облепили голову. Робкий намек на розовый цвет тонким кольцом окружил соски округлой груди.

Как и у Шута, у нее были длинные изящные руки и ноги и гибкая талия, но роскошные грудь и бедра. Ни один мужчина не мог посмотреть на нее и не испытать желания ею обладать. Она это знала и тем не менее демонстрировала свои прелести стражникам и пленным, словно ее способность выставлять напоказ свое тело и не пасть жертвой чужих страстей подчеркивала ее власть над нами. Стражи стояли – двое по бокам от меня и один сзади – с каменными лицами и никак не реагировали на ее наготу. Они ждали.

Служанки принесли Бледной Женщине мягкие меховые сапожки и халат из тончайшего шелка, а поверх накинули второй, из шерсти, отделанный белым мехом. Она очень долго усаживалась на трон с низкой спинкой из темного дерева. В этот момент в комнату вошла еще одна островитянка, и я узнал Хению. В руках она держала чистое полотенце, щетки и заколки для волос. Встав за спиной Бледной Женщины, Хения начала причесывать ее мокрые волосы. За все это время она не произнесла ни одного слова. Откинувшись на спинку, Бледная Женщина с явным удовольствием отдала себя заботам Хении, даже глаза прикрыла, когда та начала медленно водить щеткой из слоновой кости по ее белым волосам. Когда они были расчесаны, заплетены в бессчетное количество косичек, которые затем Хения закрепила на голове, Бледная Женщина открыла глаза и оглядела комнату. Заметив меня, она нахмурилась, словно видела в первый раз.

– Он грязный! Разве я не приказала вам принести ему воды для мытья, прежде чем вести ко мне?

Стражники испуганно задрожали, и один из них пролепетал:

– Мы все сделали, миледи. Он не стал мыться.

– Я вами недовольна.

Услышав три таких простых слова, стражники стали белыми как полотно.

Затем она перевела взгляд на меня.

– От тебя воняет, как от Кебала Робреда. Я думала, что мужчины в Шести Герцогствах более чистоплотные. – Она посмотрела на ванну. – Ладно, это можно исправить. В ванне еще осталась вода. – Бледная Женщина спокойно сидела на своем троне, словно бросая мне вызов. – Помойся, Фитц Чивэл. Ты будешь со мной обедать, я хочу ощущать запах еды, а не твоего грязного тела.

Я не пошевелился, и ни один мускул на моем лице не дрогнул.

– Ты боишься раздеться и потерять свое достоинство? Уверяю тебя, большинство моих слуг давно забыли, что такое человеческое достоинство, а уж на тебя им и вовсе наплевать. Ты держишься за вонь своего тела, словно это твоя гордость. Обещаю: если мне придется вымыть тебя силой, пострадает не только твое самолюбие. Выбирай быстрее. Я нетерпелива и не собираюсь переносить такую ужасную вонь за своим столом. – Повернувшись к слугам, она заметила: – А я думала, что сын короля, пусть и бастард, обладает настоящей гордостью.

– У меня руки связаны, – пробормотал я.

Я отчаянно искал выход из положения, в котором оказался, или хотя бы возможность использовать его с выгодой для себя – и ничего не находил. Я вдруг понял, что от меня действительно страшно воняет. На мгновение мне стало стыдно, но потом я вспомнил уроки Чейда. Давным-давно он мне рассказывал, что иногда бывает полезно лишить человека гордости и уважения к себе и только потом начинать допрос. С некоторыми эта тактика дает результаты гораздо быстрее, чем пытки.

Лиши человека чувства собственного достоинства, держи его в клетке, точно дикого зверя, и, когда ты вернешь ему малую толику удобств, его благодарность будет безграничной. Иногда расположение можно завоевать небольшим проявлением доброты. Если ты держишь своего пленника в холодном подземелье, в темноте и не даешь ему еды, то даже свеча и миска горячего супа покажутся ему спасением. Кроме всего прочего, чтобы сломать человека таким способом, нужно затратить гораздо меньше сил – в отличие от пыток.

Бледная Женщина улыбнулась мне.

– Ах, да. Со связанными руками мыться трудно. – Она махнула рукой одному из стражников. – Подведите его к ванне и развяжите руки.

Меня подтащили к ванне так, что у меня не осталось ни малейших сомнений: они сделают все, что пожелает их госпожа. Если я буду сопротивляться, они получат отличный повод, чтобы хорошенько меня отделать. Если же буду вести себя прилично, получу хотя бы одно преимущество: мне развяжут руки. Я сжал зубы и заставил себя забыть о гордости. Как только мне освободили руки, я повернулся к Бледной Женщине спиной и разделся, умудрившись спрятать в ладони лисичку, которая была приколота к вороту рубашки. Затем я забрался в ванну и быстро помылся, стараясь не расслабляться в теплой воде. Одна из служанок принесла мне мягкое мыло в миске, и я с самым серьезным видом поблагодарил ее. Ответа я не получил. Выбравшись из воды, я заметил, что она стала серого цвета.

Ко мне тут же подошли две служанки. Я взял у них из рук полотенца и отвернулся, чтобы вытереться. Через пару минут они вернулись и принесли мне мягкие сапожки из шерстяного войлока и просторный балахон из белой шерсти. Моя собственная одежда куда-то исчезла. Я надел то, что мне дали, и незаметно приколол лисичку изнутри к воротнику. После этого я повернулся к присутствующим. Бледная Женщина развернула свое кресло, чтобы было удобнее за мной наблюдать.

– У тебя интересные шрамы и тело воина, – заметила она и улыбнулась и сразу стала похожа на кошку, которая играет с мышью. – Побрей его, Хения. Я хочу видеть лицо человека, чуть не ставшего королем.

Меня ее слова потрясли. Я никогда так не думал о себе. На мгновение мне даже показалось, что это чистая правда. Впрочем, я тут же сообразил, что это просто смена тактики. Две служанки вернулись и принесли стул, следом за ними появилась Хения, которая держала в руках миску, мыло и лезвие для бритья.

– Я сам, – поспешно сказал я, поскольку мысль о том, что эта женщина будет размахивать ножом около моего горла, была невыносима.

– Нет, – заявила Бледная Женщина и едва заметно улыбнулась. – Тебя опасно недооценивать, Фитц Чивэл. Я знаю, какое обучение ты прошел. Твоя семья сделала из тебя убийцу, а не принца. Они не позволили тебе узнать, что они у тебя отняли. Я покажу. Ты увидишь, что такое наследование по праву, которого тебя лишили. Однако до тех пор, пока я не увижу, что ты осознаешь, какое предложение я тебе делаю, ты не получишь никакого оружия. Сиди спокойно. Хения опытная служанка, но я не стану ее винить, если ты дернешься и с тобой что-нибудь случится.

Не думаю, чтобы еще когда-нибудь в жизни я чувствовал себя так ужасно. Пока Хения брила меня, а потом причесывала, другие служанки привели в порядок мои руки, почистили и подрезали ногти. А Бледная Женщина наблюдала за мной, как кошка, вышедшая на охоту. До сих пор никто так за мной не ухаживал, однако я находил эту роскошь унизительной. Один раз я открыл рот, чтобы спросить:

– А где Шут?

И тут же нож Хении проткнул мою кожу. Я почувствовал, как по шее потекла тонкая струйка крови. Хения прижала к ранке полотенце, а Бледная Женщина ответила:

– Мне кажется, он перед нами, разве нет?

По правде говоря, в моем положении я вряд ли мог с ней спорить. Стражники угодливо фыркнули, но она бросила на них мимолетный взгляд, и они сразу затихли. Пока служанки занимались мной, а стражники стояли и холодно наблюдали за происходящим, другие слуги принесли стол, накрыли белой скатертью и поставили тяжелые серебряные приборы и блюда. Затем появился канделябр с шестью толстыми белыми свечами. За ним последовали накрытые крышками тарелки и супницы, от которых поднимались дразнящие ароматы. Наконец пришла очередь вина и бокалов, а также двух мягких стульев, которые поставили у противоположных концов стола. Хения закончила работу, шагнула в сторону и поклонилась своей госпоже. Бледная Женщина подошла ко мне, но оставалась вне пределов досягаемости. Склонив голову набок, она принялась холодно меня рассматривать, словно я был лошадью, выставленной на продажу.

– А ты довольно привлекательный, – заявила она. – Если бы твоя семья тебя берегла, ты был бы красавчиком. Ну что ж, поужинаем?

Бледная Женщина подошла к стулу, который выдвинул для нее один из стражников. Я встал и последовал за ней к столу, другой стражник от меня не отставал. Взмахом руки Бледная Женщина показала, что я должен сесть напротив нее. Как только я опустился на стул, она снова махнула рукой, и стражник, стоявший у меня за спиной, скрылся в темном углу. Повинуясь ее воле, свет в комнате стал приглушенным, и мы оказались словно на острове, освещенном желтым сиянием свечей. Это создавало иллюзию уединения, хотя я прекрасно знал, что стража и слуги наблюдают за нами, притаившись в тени.

Стол был маленьким. Бледная Женщина налила в тарелку суп и поставила передо мной, а потом из той же супницы наполнила и свою тарелку.

– Чтобы ты не подумал, что я хочу тебя отравить или опоить какой-нибудь дрянью, – объяснила она и взяла ложку. – Ешь, Фитц Чивэл. Вот увидишь, это очень вкусно, а ты наверняка проголодался. Пока я не стану отвлекать тебя разговорами.

Несмотря на ее заверения, я подождал, пока она съест две ложки, прежде чем сам попробовал суп.

Он действительно оказался очень вкусным: наваристый, ароматный белый бульон с кусочками овощей и нежного мяса. Я не ел ничего лучше с тех пор, как покинул Баккип, и наверняка проглотил бы все единым духом, если бы не вспомнил вовремя про манеры. Но самообладание было единственным оружием, что у меня осталось, поэтому я заставил себя есть медленно, взял из корзинки хлеб, намазал на него масло. Бледная Женщина налила нам обоим белого вина, а когда мы доели суп, предложила мне взять с тарелки несколько кусочков мягкого мяса какой-то дичи. Оно было восхитительным, и мое тело, насытившись, расслабилось, хоть я и дал себе слово держаться с Бледной Женщиной настороже. На десерт нам подали белый пудинг с ванилью и специями. Пока мы его ели, она молча, с задумчивым видом за мной наблюдала. Вино пело в моей крови, постепенно снимая напряжение. Я некоторое время сражался с этим ощущением, но потом узнал его, сделал глубокий вдох и расслабился. Сейчас не время воевать.

Бледная Женщина улыбнулась. Неужели она решила, что я сдался? Неожиданно я почувствовал запах ее духов – аромат нарциссов.

Закончив есть, мы встали. По мановению ее руки из теней появились слуги, чтобы убрать стол, один из них добавил дров в жаровню, и огонь разгорелся с новой силой. Перед ней поставили полукруглый мягкий диванчик, Бледная Женщина подошла к нему и села, похлопав по подушкам рядом с собой. Я последовал за ней и опустился на диванчик, наслаждаясь комфортом. Ее доброта была обезоруживающей, вино и еда сняли напряжение, и я понимал, что она попытается получить от меня нужную ей информацию, задавая самые невинные вопросы. Я старался ни о чем не думать. Я знал, что должен оставаться начеку и в свою очередь, выяснить у нее как можно больше, открыв самую малость. Она мне снова улыбнулась, и мне показалось, что она разгадала мои мысли. Но в следующее мгновение она подобрала под себя ноги – совсем как Шут – и наклонилась ко мне. Ее круглые колени едва не касались меня.

– Я напоминаю тебе его? – неожиданно спросила она. Отрицать очевидное было бессмысленно, и потому я ответил:

– Да, напоминаешь. Где он?

– В безопасном месте. Ты к нему очень хорошо относишься, верно? Ты его любишь? – И прежде чем я успел ответить, сделала это за меня. – Конечно любишь. Когда ему нужно, он умеет вызывать к себе любовь. Он такой загадочный, такой обаятельный. Разве тебе не льстит уже одно то, что ты получил возможность с ним познакомиться? Он пляшет на грани твоего понимания и предлагает мимолетные намеки на то, кто он такой на самом деле, – так мы даем собаке кусочки сахара. И с каждым новым откровением ты испытываешь гордость оттого, что он тебе доверяет. А он тем временем извлекает из тебя те знания, что ему нужны, подвергает опасности и заставляет страдать ради достижения собственной цели и отнимает все, что у тебя есть.

– Он мой самый близкий друг. Я хочу его видеть и убедиться в том, что с ним хорошо обращаются.

Мои собственные слова показались мне какими-то неправильными. И сердце у меня упало. Ее описание Шута получилось жестоким и очень точным. Она вывела меня из состояния равновесия и знала это.

– Конечно хочешь. Возможно, позже. После того, как мы поговорим. Скажи мне, ты действительно веришь в то, что он Белый Пророк, пришедший в этот мир, чтобы направить его по другому, лучшему пути?

Я пожал одним плечом, поскольку так и не смог ответить на этот вопрос самому себе. Однако я почувствовал, что предаю Шута, когда ответил:

– Так он мне всегда говорил.

– Понятно, но он с таким же успехом мог сказать тебе, что он Потерянный Король с Острова Сказок. Ты бы и этому поверил?

– У меня ни разу не возникло поводов сомневаться в его правдивости. – Я попытался говорить уверенно, но чувствовал, как в мое сердце закралось сомнение, рожденное ее словами.

– Правда? Понятно. В таком случае, я тебе помогу. – Она потянула руку, из невидимого сосуда, стоящего на полу, достала пригоршню какого-то порошка, бросила его в огонь, и над жаровней поплыл сладковатый аромат. Я постарался отклониться в сторону, и Бледная Женщина рассмеялась.

– Ты боишься, что я попытаюсь тебя отравить? Мне это не нужно. Логика и здравый смысл убедят тебя в моей правоте. Итак, наш друг сказал тебе, что он Белый Пророк. Хотя сейчас не вызывает сомнений, что он больше не белый. Не сомневаюсь, что он говорил тебе о том, что настоящие Белые Пророки всегда, всю свою долгую жизнь, остаются белыми. Нет? Так вот знай, что это так. Как он тебе наверняка поведал – а может быть, и нет, – мы потомки истинных Белых из легенд. Они были удивительным народом, который давно исчез из нашего и всех других миров. Народом с бледной, точно молоко, кожей, не знавшим равных себе в своей мудрости. Потому что они обладали даром предвидения.

Любой, кто способен сложить два и два, знает, что будущее не однозначно. Каждое событие может вылиться в бесчисленное множество новых событий, и на любое из них влияют самые поразительные обстоятельства – например, неожиданно распустившийся цветок. Но тем не менее одни варианты будущего вероятнее других, и очень малое их число настолько предсказуемо, что они напоминают протоптанные дороги, по которым время мчится вперед. Давным-давно, еще до появления вашего народа, мы, Белые, поняли это и постарались своими действиями влиять на будущее. Мы не могли наверняка предсказать тот или иной поворот, но могли использовать свои знания для того, чтобы указать людям тропу, которая постепенно выведет время на более безопасный путь, где всех ждет благополучие. Ты понимаешь, что я пытаюсь тебе сказать, Фитц Чивэл?

Я медленно кивнул. Несмотря на заверения Бледной Женщины, изысканный аромат дыма, поднимавшегося над жаровней, делал ее более привлекательной. Я чувствовал запах ее надушенной кожи и белых волос, заплетенных в косы. Знание о том, каково ее тело, распускалось во мне, словно весенний цветок, и я вздохнул, а она улыбнулась.

Мне показалось, что она вдруг оказалась совсем близко от меня.

– Все именно так и есть. Подумай о том, как вы явились в мои владения и почти добровольно отдались в мои руки. Я знала, что наступит день, когда вы оба будете мне принадлежать. Однако путь, который привел вас сюда, оставался для меня неясным. И потому я постаралась изменить будущее, использовав все свои возможности, чтобы вы оказались здесь или погибли по дороге. Мои агенты договорились с Регалом, чтобы он лишил тебя, ну… скажем, орудий, которые могли бы тебе пригодиться.

Многим «перекованным» приказали отыскать и прикончить тебя или Верити. Все они потерпели поражение, но я не сдавалась. Я отправила в Баккип Хению и заплатила Полукровкам, чтобы они захватили вас обоих и передали мне. Они тоже не справились с моим заданием. И я снова расставила сети, послав вам пирожные с корой делвен, чтобы погасить вашу магию. Но ты вновь нарушил мои планы, ты успел предупредить своих спутников об опасности. Тогда я захватила людей, отправленных Чейдом за припасами на берег, поскольку прекрасно знала, что ты отправишься их искать. Но прежде чем я смогла тебя поймать, ты исчез. Впрочем, довольно скоро ты сам ко мне явился. Такова сила времени, Фитц Чивэл. Наша встреча была неизбежна.

Я вполне могла положиться на удачу, и она привела бы тебя ко мне. Однако в природе Белых заключена потребность сделать все, чтобы нужное нам будущее свершилось. И даже зная, что наш народ должен исчезнуть с лица земли, мы попытались пройти вперед во времени и позаботиться о том, чтобы не лишиться своего влияния – по крайней мере не до конца.

Видишь ли, Белые знали, что наступит день, когда они погибнут и миру придется идти дальше и совершать ошибки без них. Но среди них была одна женщина, которая обладала особым даром предвидения, какого не было ни у кого из ее соплеменников, она знала, что мы будем продолжать влиять на судьбы мира, если она добровольно смешает свою кровь с кровью простого смертного. Так она и поступила. Она бродила по свету и всякий раз, когда встречала достойного героя, дарила ему дитя.

Она родила шестерых сыновей и шестерых дочерей, и все они ничем не отличались от обычных людей. Но эта женщина покинула мир со спокойной душой, поскольку знала, что, когда потомки ее детей встретятся и соединятся в акте любви, на свет появится Белое дитя. Разве не прекрасная сказка?

– Шут говорил мне, что в одном поколении может родиться только один Белый Пророк.

– Шут, Дурак… Какое милое, ласковое имя. – Бледная Женщина улыбнулась. – Оно настолько ему подходит… Удивительно, что он позволяет тебе так его называть. – Она вздохнула. – Думаю, мне следует радоваться, что он был с тобой настолько честен. Да. Управлять судьбой мира может только один Белый Пророк. И для нашего времени такой Пророк – я. Твой друг – нечто вроде выродка, ему не повезло родиться не в своем времени. Полагаю, именно по этой причине его кожа начала темнеть.

Если бы его продержали в храме достаточно долго, он никому не причинил бы вреда. Но его наставники обращались с ним слишком мягко, они оказались чересчур доверчивыми, ведь он был таким милым существом. И он сбежал от них, чтобы творить свои дела. Возможно, нам с тобой удастся исправить то зло, которое он причинил людям. Ну-ка, скажи мне, от какой страшной судьбы он так сильно хочет спасти мир, что решил противопоставить свое жалкое влияние на его судьбу моему?

Я молчал несколько минут, а потом был вынужден признать:

– Я не знаю точно. От мрака и зла.

– М-р-р, – она издала звук, похожий на урчание довольной кошки. – Ну, я буду с тобой более откровенна. Он боится наступления эры человека, когда сильнейшие будут править миром и сумеют навести в нем порядок. Я никогда не понимала, почему он считает это злом. Такова моя цель.

Я хочу, чтобы в мире установился порядок, чтобы он процветал. Чтобы у сильных родителей рождались сильные дети. И если мне удастся этого добиться, я позабочусь о том, чтобы власть была распределена равномерно.

Мои бедные островитяне лишены самого необходимого. Когда здесь наступает короткое холодное лето, им приходится возделывать каменистую почву и существовать на то, что им удается отнять у сурового моря. Однако, несмотря на трудности, они стали сильным народом и достойны лучшей судьбы. Надеюсь, ты не будешь отрицать, что мир от этого только выиграет. Но твой смуглый друг считает иначе. Среди прочего он хочет возродить драконов, чтобы власть человека была ограничена соперничеством с ними. Он говорил тебе об этом?

– Что-то такое говорил.

– Правда? Я удивлена. И какая, по его мнению, будет польза от того, что громадный хищник появится в нашем мире и превратит его в свои охотничьи угодья? Хищник, который не уважает ни границ, ни владений, а людей рассматривает в лучшем случае как нечто полезное, но чаще в качестве пищи. Скажи-ка мне, тебе нравится думать о том, что твой народ станет кормом для огромных чешуйчатых тварей?

– Не особенно.

Это был единственно возможный ответ на такой вопрос, но я снова почувствовал себя предателем. Слова Бледной Женщины заронили искру сомнения в моей душе.

Она рассмеялась, довольная моим ответом, и придвинулась еще ближе.

– Естественно, тебе такое будущее не по душе. Никому из нас не по душе. Я Белая, но мои родители были людьми.

– Но ведь именно ты направила пиратов Внешних островов против моего народа, – решил возразить ей я. – Они сжигали наши дома, грабили города и «перековывали» людей. Что же тут хорошего?

– Ты думаешь, это моих рук дело? Ты ошибаешься. Я пыталась их удержать, дорогой мой друг. Более того, я не позволила им забрать себе земли, которые они покорили. Ты видел Кебала Робреда. Разве он похож на человека, сумевшего добиться исполнения своих желаний? Разве он похож на удачливого завоевателя? Нет, разумеется. Ведь именно я наказала его. Как же ты можешь считать меня врагом своего народа?

Ответить мне было нечего, и, отвернувшись от нее, я стал смотреть на огонь в жаровне. Неожиданно я почувствовал легкое покалывание моего Скилла и услышал, или мне только показалось, далекую музыку Олуха. Я сказал себе, что это мне только почудилось, ведь мой Скилл умер. И тут Бледная Женщина легко прикоснулась к моей щеке холодной рукой, и, повернувшись, я посмотрел ей в глаза. Какая белая шея, вдруг подумал я, наверное, у нее нежная, шелковистая кожа.

Глядя мне в глаза, она проговорила:

– Твой Шут не солгал тебе, когда сказал, что Белые Пророки приходят в мир, чтобы вывести его на новый путь. Я сделала все, что в моих силах. Мне не удалось полностью изменить ход истории, хотя я пыталась. Красные корабли напали на ваши земли, но не потребовали их себе. – Она говорила спокойно, и ее слова звучали разумно, однако у меня возникло ощущение, что она заманивает меня в сети. – Когда предатели из Шести Герцогств продали купцам Кебала Робреда книги по вашей магии, я не смогла помешать ему изучить ее законы и обратить против вашего народа. Ведь они передали ему – за очень хорошее вознаграждение – свитки, посвященные Скиллу, не так ли? А почему они так поступили?

Потому что младший сын короля хотел захватить всю власть в свои руки. Я знаю, ты не любил Регала. А он тебя. В какой-то мере он понимал, какой ты необычный человек, каким редким событием явилось твое появление на дороге времени. И потому, вероятно, не осознавая этого до конца, попытался избавиться от тебя, чтобы время снова покатилось по прежней колее. Подумай об этом.

Регал заключил тайную сделку с жителями Внешних островов. Если бы он получил власть, он пошел бы дальше, вел бы дела с ними открыто. Островитяне пришли бы на ваши земли как купцы, а не как захватчики. Разве это плохо? Все так и было бы, если бы не козни твоего друга Шута. Я не стану тебя обманывать. Мир и процветание наступили бы в случае твоей безвременной смерти. Но можешь ли ты совершенно искренне сказать, что цена была бы слишком высокой? Ты постоянно рисковал жизнью ради своей семьи. А разве Регал не являлся ее членом? Он ведь тоже принадлежал к династии Видящих, как и ты. Если бы ты умер, быстро и безболезненно, ради его целей, разве не стала бы твоя жертва благородной?

Бледная Женщина перевернула и извратила мое понимание мира, Видящих и Шести Герцогств. Ее нежный голос и звучавшие вполне разумно доводы окутывали меня, становились новой правдой, которая расцветала в моей душе. Я из последних сил попытался вернуть себе все, что знал, и наконец нашел изъян в ее доводах.

Если бы я не родился, престол Видящих достался бы моему отцу.

Бледная Женщина рассмеялась, но ее смех был почти нежным.

– Ты и сам прекрасно знаешь, что говоришь глупости. Твой отец умер бы бездетным. Он погиб бы на охоте, еще молодым человеком. Мне открылось это множество раз в моих видениях. Верити никогда не женился бы и умер бы от лихорадки следующей зимой. Если бы ты покинул этот мир в нужный момент, престол Видящих перешел бы Регалу. Он стал бы любимцем отца, получил бы его поддержку и стал бы великим правителем. Да, род Видящих прервался бы на нем, но это был бы славный конец. В Шести Герцогствах и на Внешних островах воцарились бы мир и процветание. У меня нет причин лгать тебе на сей счет. Такое будущее уже невозможно.

Я знал, что причин нет, и одновременно чувствовал, что они существуют. Я снова ощутил легкое прикосновение Скилла, но знал, что это ненадежная, летучая магия, и решил не обращать внимания на ее проявления.

– Ты сознательно пытаешься меня запутать, противоречишь себе и извращаешь мое понимание правды. Ты надо мной потешаешься.

Бледная Женщина гортанно, с удовольствием рассмеялась.

– Конечно. Я ничем не отличаюсь от твоего Шута. Тебе нравится, когда он жонглирует словами, предлагая сотни возможностей увидеть мир не таким, каким ты его себе представляешь. Теперь ты мой, и я доставлю тебе точно такое же удовольствие. Я забираю тебя себе. Я не могу поступить иначе.

Мы должны действовать заодно, чтобы вернуть мир на истинный путь. Но на сей раз тебе не придется для этого умереть. Я дам тебе жизнь. Ты станешь моим Изменяющим, в тысячу раз более сильным, чем Кебал Робред. И я подарю тебе в тысячи раз больше удовольствия, чем давал твой жалкий Шут. Мы идеально подходим друг другу – наконец-то. Мы с тобой будем не просто Пророком и Изменяющим, а мужчиной и женщиной, единым целым, которое изменит мир. Я стану для тебя всем, о чем он тайно мечтал и чем быть не смог. В отличие от него я безупречна. Ты поймешь, что не предаешь его, а, наоборот, хранишь верность миру и его будущему. Вкуси его сладость. – И, приблизив ко мне лицо, она прикоснулась губами к моим губам.

У нее были мягкие, теплые губы, прохладный язык умолял мой рот раскрыться им навстречу. Да, все, что она говорит, правда. От ее прикосновения у меня так сладостно закружилась голова, что я задрожал и положил руки ей на плечи, а потом прижался губами к ее рту.

Меня наполнила похоть, ощущение правильности и неизбежности происходящего прогнало все остальные мысли. Мне было наплевать на то, что ее стража и служанки стоят за кругом света и наблюдают за нами; в тот миг меня волновало лишь ее безупречное белоснежное тело. Впрочем, в будущем, которое она мне предлагала, кое-чего не хватало, и я об этом сказал.

– У нас родится очень красивый ребенок, – заверила меня Бледная Женщина и встала. – Обещаю, ты будешь восхищен нашим сыном.

Я чувствовал правду в ее словах, и они пели в моем теле, словно лед и серебро. Бледная Женщина даст мне сына, которого я смогу держать на руках и любить. Дитя, которое никто у меня не отнимет. Она знала, чего я больше всего на свете хотел, и была готова мне это дать. Она создала в моей душе будущее, о каком я мечтал всю свою жизнь, будущее, где исполнятся все мои надежды. Разве я мог ей противиться, да и зачем?

Бледная Женщина встала, скинула халат и бросила его возле кровати. Шелковая рубашка последовала за ним. Она стояла передо мной, и желтый свет жаровни ласкал ее тело и лицо. Она приподняла руками белую тяжелую грудь, словно предлагая мне попробовать ее на вкус, потом медленно опустилась рядом со мной и откинулась назад, раскрыв руки и раздвинув передо мной ноги.

– Иди ко мне. Я знаю и дам тебе все, о чем ты когда-либо мечтал.

Она положила голову на ручку дивана. Ее бесцветные глаза видели меня насквозь и заглядывали в бескрайние дали. Ее слова проникли мне в кровь и в тот момент казались самыми правдивыми на свете. Я встал и начал лихорадочно возиться со своей одеждой. Бледная Женщина опустила глаза – посмотреть, что я могу ей предложить.

И в это мгновение я выставил такие жесткие защитные стены Скилла, каких не выставлял никогда, и за ними остались подбиравшиеся ко мне щупальца ее влияния. Я набросился на нее, как она и ожидала, но мои руки сомкнулись на молочно-белой шее, а коленом я без всякой жалости ударил ее в мягкий живот. Я почувствовал, как ее Скилл бьется в меня, и одновременно она изо всех сил колотила меня кулаками. Я прекрасно знал, что у меня будет всего одно мгновение, чтобы с ней справиться, и сразу понял, что я его упустил. Мне следовало сообразить, что Бледная Женщина не только внешне походила на Шута, но, как и он, обладала огромной силой.

Бледной Женщине не требовалась помощь стражи, когда она опустила подбородок и помешала мне довести задуманное до конца. Затем она просунула руки между моими локтями, а в следующее мгновение резко развела их в стороны, заставив меня разжать руки, потом отшвырнула меня, и я упал на жаровню – во все стороны полетели искры и угли.

Бледная Женщина подняла руки, и тут же вспыхнули белые шары, которые наполнили комнату ярким сиянием. Ко мне со всех сторон бросились вооруженные стражники. Я прекрасно понимал, что на ногах мне не устоять и самое разумное в моем положении – сдаться без сопротивления. И тут я увидел Шута, с кляпом во рту, распластанного на ледяной стене, словно трофей, добытый на охоте, и меня охватила такая ярость, какой я не испытывал со времен войн красных кораблей, когда разил пиратов своим боевым топором.

Перевернутая жаровня обожгла мне руки, когда я схватил ее и метнул в своих врагов. Я дрался с ними, уверенный, что все равно погибну, и потому меня уже ничто не сдерживало. Думаю, именно поэтому им потребовалось столько времени, чтобы со мной справиться. В отличие от меня им приходилось сдерживаться, и они понесли гораздо больше потерь, чем я. Одному я сломал ключицу. Я слышал ее треск, а еще я помню, как выплюнул кусок уха. Впрочем, как и всегда бывает, когда меня охватывает слепая ярость, у меня остались неясные и разрозненные воспоминания о сражении.

Правда, я отчетливо помню, что потерпел поражение. Я понял это, когда сообразил, что лежу на полу, а три дюжих воина прижимают меня коленями. Во рту я чувствовал вкус крови – и своей тоже. Я никогда не гнушался использовать зубы в драке, в особенности после того, как познакомился с Ночным Волком. Левая рука больше меня не слушалась. Когда меня поставили на ноги, она безвольно повисла вдоль тела, и я печально подумал, что она, по-видимому, вывихнута. Я стал ждать, когда придет боль.

Мне почти удалось добраться до ног Шута, и я поднял глаза, чтобы посмотреть на него. Его приковали к ледяной стене, точно бабочку, руки разведены в стороны, голова прижата при помощи железного ошейника, надетого на шею. Кляп забили в рот с такой силой, что из уголка на рубашку стекала струйка крови. Видимо, они рылись в его заплечном мешке, потому что на голову ему надели Петушиную корону, причем натянули ее так, что деревянный обруч касался его ушей. У него были открыты глаза, значит, он видел все, и Бледная Женщина устроила представление нарочно, чтобы помучить его, и ради этого пыталась меня соблазнить. А еще, встретившись с ним глазами, я понял: он знает, что я его не предал. В следующее мгновение я заметил едва различимое движение кончиков пальцев, на которых остались следы Скилла. Шут тоже почувствовал, что Бледная Женщина атаковала меня через мой просыпающийся Скилл.

– Я пытался! – крикнул я, когда он опустил голову, насколько позволял его ошейник, и у него начали закрываться глаза.

Я видел, что стражники отвели с ним душу. Его одежда и волосы были обильно испачканы кровью, а теперь его приковали к ледяной стене, пытая холодом, который он ненавидел. Предвидел ли он, что ему придется медленно умирать от холода? И по этой ли причине всегда его боялся?

– Отведите обоих в мой тронный зал! – Голос Бледной Женщины напоминал треск ломающегося льда.

Повернув голову, я взглянул на нее. Она снова оделась. Нижняя губа начала распухать, из прически выбилось несколько косичек, которые висели, обрамляя лицо. Вот и весь вред, который мне удалось нанести ей. Однако мне было не до смеха, когда стражники грубо схватили меня и, не обращая внимания на мою повисшую вдоль тела руку, потащили за собой. Мне вслед неслись жалобные крики Шута – его отдирали от стены.

Коридоры, по которым мы шли, показались мне длиннее и белее, чем в предыдущий раз, словно свет горел ярче от полыхающего гнева женщины, шагавшей впереди нас. Мы встретили несколько человек, которые в ужасе жались к стенам, когда она проходила мимо. Я старался запомнить дорогу, убеждая себя, что, если нам с Шутом удастся сбежать, я должен знать, где и когда нужно сворачивать. Ничего у меня не получилось – ни с дорогой, ни с надеждами на спасение. Все кончено, и нас ждет смерть. Шут умрет, и я рядом с ним. И все, ради чего он жил, придет к кровавому и бессмысленному концу.

– Все равно как если бы я умер в тот первый раз, когда Регал посмотрел на Верити и предложил незаметно меня убрать.

Я не знал, что произнес эти слова вслух, пока один из стражников не пихнул меня в бок и не рявкнул:

– А ну заткни пасть!

И мы пошли дальше. Мне было трудно сосредоточиться и еще труднее справиться со страхом, но я опустил защитные стены, собрал остатки сил и попытался связаться с Дьютифулом при помощи Скилла, чтобы предупредить об опасности и попросить о помощи. Я был похож на человека, который ищет в многочисленных складках одежды потерянный кошелек. Моя магия снова меня покинула, и я ее больше не чувствовал. Я лишился даже этого последнего оружия.

К тому времени, когда мы вошли в зал, Бледная Женщина уже уселась на трон. Слуги заняли свои места вдоль стен и проводили нас с Шутом равнодушными взглядами. Потом нас заставили опуститься на колени, и Бледная Женщина довольно долго молча нас разглядывала. Затем кивком изящного подбородка она показала на Шута.

– Отдайте его дракону. А другой пусть смотрит.

– Нет! – выкрикнул я, и в следующее мгновение сильный удар кулака заставил меня распластаться на полу.

Шут не произнес ни звука, когда его потащили вперед. В тот миг, когда они оказались около одного из закованных в цепи пленников, стражник спокойно достал меч и пронзил несчастного. Он умер не сразу, но не издал ни единого звука. Думаю, большая часть его сущности уже перешла к дракону и у души не осталось сил скорбеть о теле. Он упал на дракона и соскользнул вниз по каменному боку. Несколько мгновений его кровь оставалась на камне, а потом исчезла с поверхности – так песок поглощает воду, – а чешуя в том месте, где дракон напитался кровью, стала видна более отчетливо.

Вынимая тело убитого из оков, два стражника двигались уверенно и привычно, стараясь не касаться каменного дракона. Один из них посмотрел на свою королеву, она кивнула, и он аккуратно, точно разделывал дичь, отрубил у трупа руку по самое плечо и не глядя швырнул ее Кебалу Робреду. Я пожалел, что проследил за ним взглядом. Безумный король дернулся так, что натянулась цепь, схватил окровавленную руку и, словно голодный пес, получивший вожделенную кость, принялся рвать ее зубами. Ел он очень громко, и я отвернулся.

Но меня ждало еще более страшное зрелище. Мои стражники сжали меня своими железными лапищами, к ним подошел третий и схватил меня за мой воинский хвост, заставив поднять голову. Шут и его стражи продолжали идти вперед. Он не сопротивлялся. Его лицо напоминало лицо человека, который истек кровью и уже не может испытывать ни боли, ни страха, только приближение смерти. Его приковали за запястье и щиколотку к дракону. Скорчившись и выставив вперед колени и локти, Шут мог избежать соприкосновения с голодным камнем. Поза была мучительной, и ни один человек не мог бы выдержать долго в таком положении. Рано или поздно он устанет, и, когда это произойдет, он упадет на дракона и отдаст ему частичку себя.

Шута ждала медленная смерть через «перековывание».

– Нет, – выдохнул я, наконец поняв, какая участь ему уготована. – НЕТ! – заорал я, обращаясь к Бледной Женщине. Затем, с трудом повернув голову, не обращая внимания на волосы, оставшиеся в кулаке стражника, я крикнул:

– Все, что угодно. Если ты отпустишь его, я сделаю все, что ты захочешь!

Бледная Женщина откинулась на роскошный мех.

– Как скучно. Ты слишком быстро сдался, Фитц Чивэл Видящий. Ты даже не дождался самого интересного. Ну, я не стану лишать себя удовольствия. Дрет! Представь его моему дракону.

Стражник выступил вперед и выхватил меч.

– Нет! – взревел я и забился в руках стражников, когда Дрет подошел к Шуту и острием меча подтолкнул его к каменному дракону.

Он удерживал его всего одно мгновение. Шут не закричал. Может быть, его тело не испытало боли. Но когда стражник убрал меч, Шут отшатнулся от камня – так человек убирает руку, прикоснувшись к горячим углям. Несколько коротких секунд он, дрожа, висел на своих цепях. Шут так и не издал ни звука. На мгновение я увидел на шкуре дракона отпечаток силуэта моего друга – дракон поглощал его воспоминания и чувства. А потом силуэт погрузился в камень.

Что потерял Шут за это короткое прикосновение к камню? Летний день из своего детства или разговор короля Шрюда и Чейда у камина в королевских покоях? А может быть, у него отняли какое-то из наших общих переживаний, и теперь оно покинуло его навсегда? Он конечно же знает, что с ним происходит, но «перековывание» постепенно сделает его равнодушным. Наша дружба и все, что мы друг для друга значили, уйдет из его сознания, а потом он умрет. И, умирая, даже не будет знать, что его когда-то любили. Я поднял глаза и посмотрел на Бледную Женщину. Думаю, она наслаждалась моей болью.

– Чего ты от меня хочешь? – спросил я ее. – Что я должен сделать?

– Я хочу, чтобы в ближайшем будущем ты выбрал самый простой путь и сыграл самую естественную роль, – спокойно ответила она. – Это совсем нетрудно, Фитц Чивэл. Почти во всех вариантах будущего, которые я видела, ты идешь мне навстречу. Выполни волю принца, и волю Чейда, и нарчески. И мою. Отруби Айсфиру голову. Больше от тебя ничего не требуется. Чейд будет доволен, а твоя королева получит союз с Внешними островами. Ты станешь в их глазах героем. Дьютифул и нарческа смогут заключить брак, они ведь любят друг друга. Я не прошу ничего особенного, только того, чего от тебя ждут твои друзья.

– Не убивай Айсфира! – услышал я жалобный крик Шута.

Бледная Женщина вздохнула, словно ее перебил дурно воспитанный ребенок.

– Дрет, он хочет еще раз поцеловаться с драконом. Помоги ему.

– Прошу тебя! – завопил я, когда стражник вытащил меч и покорно склонил перед ней голову. – Прошу, не делай этого! Я убью Айсфира. Убью.

– Конечно убьешь, ласково проговорила Бледная Женщина, когда острие меча коснулось спины Шута.

Он продолжал сопротивляться, даже когда на его рубашке появились новые пятна крови.

– Фитц, она захватила мать и сестру нарчески и держит их здесь. Мы с тобой их видели. Они «перекованы»! Эллиана и Пиоттр согласились выполнить ее требование, чтобы купить их смерть!

В следующее мгновение Шут закричал, сдался под натиском меча и рухнул на дракона. Он отчаянно дрожал, но стражник твердой рукой удерживал его на месте, казалось, эта мука продолжается целую вечность. Стражники крепко держали меня за руки, но я зажмурился, не в силах на это смотреть.

Когда Шут перестал кричать, я открыл глаза и увидел, что тело моего друга серебристым силуэтом отпечаталось на боку дракона. Чувства и знания, сделавшие Шута тем, чем он стал, впитались в бездушный камень. Он стоял напряженный, точно натянутая струна, изо всех сил стараясь не коснуться камня. Потом я услышал, как он вздохнул, и тогда я обратился в безмолвной молитве к богам, чтобы он больше ничего не говорил, но боги меня не услышали.

– Она мне их показала! Чтобы я знал, что она может сделать со мной. Тебе меня не спасти, Фитц! Но пусть моя смерть не будет напрасной. Не дай ей…

– Еще раз, – скомандовала Бледная Женщина, упрямство Шута раздражало и одновременно развлекало ее.

И снова Дрет шагнул вперед. И снова меч медленно, безжалостно начал подталкивать Шута к дракону. Я опустил голову, когда мой друг закричал. Если бы в тот момент я мог умереть, я бы умер. Так было бы легче, чем видеть, как его мучают. Гораздо легче, чем прогонять малодушную, страшную и утешительную мысль, что не я должен стать жертвой каменного дракона.

Когда эхо его криков стихло, я не смог поднять голову. Я решил, что больше ничего не скажу ни ей, ни Шуту, чтобы у него не возникло желания снова заговорить и навлечь на себя новое наказание. Я наблюдал за каплями пота, которые падали с моего лица на ледяной пол и исчезали. Точно так же Шут исчезнет внутри дракона. Любимый. Я попытался передать ему это при помощи Скилла, поделиться хотя бы частью своей силы, но напрасно. Моя непослушная магия, отравленная эльфовской корой, снова меня покинула.

– Думаю, я тебя убедила, – промурлыкала Бледная Женщина. – Но я хочу, чтобы тебе было ясно все до самого конца. Ты должен сделать свой выбор сейчас. Жизнь Айсфира или твоего Любимого. Я тебя отпущу, чтобы ты мог прикончить дракона. Выполни мою волю и получишь назад своего друга. Чем быстрее ты все сделаешь, тем больше от него останется. Станешь зря тратить время, и он будет полностью «перекован». Но не мертв. Я же тебе обещала. Он останется жить. Ты меня понял, Фитц Чивэл Видящий, мой маленький король-убийца?

Я кивнул, не поднимая глаз, и тут же получил удар кулаком под ребра.

– Да, – тихо проговорил я, умудрившись поднять голову. – Я понял.

На Шута я не смотрел, боялся.

– Отлично. – В голосе Бледной Женщины звучало неприкрытое удовольствие. Она подняла глаза к потолку своего ледяного тронного зала и улыбнулась. А потом громко сказала: – Ты слышал, Айсфир. Он понимает, и он тебя прикончит.

Потом она снова повернулась к своим стражникам.

– Вышвырните его наружу через северную трубу. – Потом, словно почувствовав мое удивление, Бледная Женщина посмотрела мне в глаза и ласково улыбнулась. – Я не знаю, как тебе удастся найти свой отряд, знаю только, что ты их отыщешь. И что ты убьешь дракона. Теперь мне все ясно. Другой дороги нет. Иди, Фитц Чивэл. Выполни мой приказ и купи жизнь своего Любимого. Иди.

Я не попрощался с Шутом, когда меня повели прочь из тронного зала, я боялся, что он еще что-нибудь скажет и будет за это наказан. Меня провели по ледяному лабиринту логова Бледной Женщины, потом мы долго поднимались по какой-то лестнице и в конце концов вышли в небольшую пещеру, расположенную между скалами и ледником. Двое заставили меня опуститься на колени и крепко удерживали, а третий расчистил снег, который намело ветром перед входом. Затем меня поставили на ноги и потащили наружу.


XX ЛАБИРИНТ | Судьба Шута | XXII ВОССОЕДИНЕНИЕ