home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


XXVIII

ИЗМЕНЯЮЩИЙ

Здесь, в тихих заводях реки, недалеко от города Дождевых Чащоб, лежат огромные бревна, их называют диводревом. Один матрос рассказал мне, что это оболочка, в которую облачаются змеи, чтобы превратиться в драконов. Большая магическая сила приписывается этому «дереву». Сделанные из них артефакты со временем обретают собственную жизнь; говорят, что живые корабли торговцев Бингтауна делали из такого дерева. Если любовники растирают диводрево в порошок, а потом обмениваются им, они видят общие сны. В больших количествах порошок может быть ядовитым. Когда я спросил, почему такой ценный материал до сих пор остается на дне реки, матрос ответил, что драконица Тинталья и ее потомство охраняют дерево так, словно дороже его нет ничего на свете. Одна щепка стоит больше человеческой жизни, заверял меня матрос. Все мои попытки подкупить его закончились сокрушительной неудачей.

Неподписанное донесение шпиона для Чейда Фаллстара.

Черный Человек был прав. Никакая ночь не могла скрыть от меня тропы.

Тем не менее идти в темноте по узкому извилистому проходу вдоль обрыва было совсем не просто. Изредка на утес накатывали волны, брызги долетали до тропы и моментально превращались в ледяные змейки под моими ногами. Дважды я едва не упал; а спустившись вниз, посмотрел назад и поразился, что мне удалось пройти по такому крутому склону.

И я увидел свой путь. Во всяком случае, его начало. Выше на скале, в стороне от двери в жилище Черного Человека, покрытый льдом камень испускал бледно-голубой свет. Я его узнал и содрогнулся, а потом, тяжело вздохнув, стал подниматься вверх.

Даже днем подъем был бы тяжелым. Мой недолгий отдых в пещере Черного Человека скорее отнял, чем восстановил мои силы. Не раз мне хотелось повернуть назад, чтобы вновь оказаться в тепле и поспать до утра. Однако я думал о возвращении не как о том, что я могу сделать, а как о несбыточном желании, и теперь, когда я был близок к цели, мне вдруг стало не по себе. Мне удалось воздвигнуть стену времени между скорбью и собой, но я знал, что этой ночью мне придется взглянуть в глаза правде и принять ее, какой бы горькой она ни была. Одновременно мне хотелось, чтобы все это поскорее осталось позади.

Когда я наконец добрался до трещины в стене, из которой лился свет, оказалось, что я с трудом могу в нее протиснуться. Тоненькие струйки воды, текущей по склону, замерзали, постепенно сужая проход. У меня даже возникло подозрение, что Черному Человеку приходилось ежедневно скалывать лед, чтобы им пользоваться.

Я вытащил нож и сколол часть льда, чтобы протиснуться в узкий лаз. Мой заплечный мешок едва не застрял. Мне даже пришлось его снять и двигаться боком в сторону света. Постепенно трещина расширялась, но когда я обернулся, чтобы посмотреть назад, у меня возникли сомнения, сумею ли я самостоятельно выбраться отсюда. С этой стороны создавалось впечатление, что трещина заканчивается тупиком.

Проход вновь сузился и слегка опустился вниз, перед тем как пересечься с пробитым в камне туннелем. Здесь сияла одна из сфер Бледной Женщины – именно это сияние и привлекло меня.

Прежде чем войти в туннель, я внимательно осмотрелся по сторонам. Здесь царила тишина, и мне удалось различить едва слышный звук капающей воды и тихий шорох смеющихся пластов ледника. Уит подсказал мне, что поблизости нет живых существ, но это едва ли могло служить утешением. А если не все «перекованные» обрели свободу? Я приподнял голову, принюхиваясь, точно волк, но уловил только запах тающего льда и едва ощутимый аромат дыма. Я немного постоял, не зная, куда свернуть, а потом, сам не знаю почему, зашагал налево. Однако сначала я оставил знак на стене на уровне глаз, словно подтверждая, что намерен вернуться.

Вновь я путешествовал по холодным туннелям владений Бледной Женщины. Проходы казались знакомыми, но уверенности у меня не было, поскольку все здесь выглядело одинаковым. У меня появилось ощущение, будто я попал в место, где когда-то побывал, однако мне никак не удавалось вызвать нужные воспоминания, поскольку здесь совершенно не чувствовалось течения времени.

Свет, который испускали диковинные сферы, оставался ровным и неизменным, и я вдруг обнаружил, что стараюсь шагать бесшумно, а перед каждым перекрестком внимательно оглядываюсь по сторонам. Мне казалось, будто я проник в склеп – и не только из-за того, что я искал тело Шута. Быть может, причиной тому было движение воздуха в холодных туннелях и странные приглушенные шорохи, похожие на шепот.

Похоже, этой частью цитадели Бледной Женщины давно не пользовались. Большинство помещений, выходящих в коридоры, были пусты. В одном я нашел кучу мусора: старый носок, сломанную стрелу, потрепанное одеяло и потрескавшийся кувшин валялись на пыльном каменном полу. В другом обнаружил разбросанные по полу кубики из камня памяти – очевидно, они упали с длинных, узких полок. Интересно. Кто и когда обитал в этих помещениях? Возможно, здесь жили между набегами экипажи красных кораблей?

Или, как сказал мне Черный Человек, эту цитадель построили очень давно, в незапамятные времена? Я пришел к выводу, что люди появились здесь задолго до начала войны красных кораблей. Высоко на стенах сохранились древние барельефы – узкое женское лицо, летящий дракон, высокий стройный король. Впрочем, часть из них была уничтожена, остались лишь фрагменты. Возможно, Бледная Женщина приказала очистить от них стены, а может быть, «перекованные» по собственной воле расправились с искусными творениями мастеров? Постепенно я все лучше понимал людей, построивших эту цитадель, и у меня неминуемо возник вопрос: хотела ли Бледная Женщина стереть все свидетельства пребывания здесь Элдерлингов? И были ли они теми «древними», что погибли на глазах у Черного Человека?

Туннель, по которому я шел, слился с сильно обледеневшим коридором. Теперь я шагал не по черному камню, а по голубому льду и вскоре оказался в огромном зале с куполом. Прекрасные ледяные гирлянды украшали мощные колонны из льда, которые поддерживали голубой потолок. Время смягчило их очертания, во многих местах лед подтаял, потеряв прежнюю форму, но изящество осталось.

Здесь, в лунном саду изо льда с огромным сияющим полумесяцем, врезанным в потолок вместе с созвездиями, царил сумрак. Женский Сад замка Баккип был вдвое меньше. Очевидно, люди, создавшие это произведение искусства, рассчитывали, что приходящие сюда обретут в нем умиротворение и покой. Однако нижняя часть сада, ледяные фонтаны и скамейки были жестоко изуродованы. Такое могли сотворить лишь те, кого переполняла слепая ненависть. Осталась лишь фигура дракона на ледяном постаменте. Впрочем, его крылья были сломаны, а голова разбита в дюжине мест. В воздухе стоял застарелый запах мочи, основание постамента пожелтело, словно вандалам мало было изуродовать дракона, они постарались еще и осквернить его.

Я пересек ледяной сад и обнаружил винтовую лестницу, которая вела вниз. Когда-то здесь во льду были вырезаны ступени и балюстрада, но время и тающий лед превратили лестницу в неровный и опасный склон. Я несколько раз падал и цеплялся за стены, чтобы не свалиться вниз. Изуродованный ледяной сад говорил о силе ненависти Бледной Женщины. Я все еще опасался, что она бродит где-то в ледяном лабиринте. Наконец я добрался до самого дна, весь в синяках и ссадинах. Мне даже думать не хотелось о том, как я буду подниматься обратно.

Широкий коридор купался в голубом сиянии. Сферы, расположенные в нишах, освещали проход. В одной из них я обнаружил обрубки ледяных ног. В другой – осколки вазы. В прежние времена в нишах стояли скульптуры, по-видимому, здесь была галерея. От нее ответвлялся более узкий коридор, и я с облегчением свернул в него, мне больше не хотелось смотреть на изуродованную красоту. По коридору мне пришлось идти довольно долго. Он постепенно уходил вниз. На следующей развилке я свернул направо – мне показалось, что теперь я знаю, где нахожусь.

Однако я ошибся, поскольку попал в лабиринт ледяных туннелей. Вдоль некоторых из них шли ряды дверей, но открыть их мне не удалось. Я начал оставлять свои метки на перекрестках, но вскоре начал сомневаться, что найду обратный путь. Всякий раз я выбирал проход, который казался мне более широким и со следами недавнего пребывания людей.

Следы стали попадаться чаще, по мере того как я спускался все ниже в ледяной город. Теперь у меня не осталось никаких сомнений, что Элдерлинги использовали лед в качестве строительного материала, когда поняли, что бороться с его наступлением невозможно. Вероятно, сначала они воздвигли свой город из камня, но когда ледник захватил остров, стали строить жилища изо льда. Вскоре я попал в туннели, где жила Бледная Женщина и ее приспешники, и изящные ледяные строения остались далеко у меня за спиной, а мне стало стыдно за людей.

Теперь я все чаще находил следы пребывания здесь людей. В углах казарм стояли ведра с помоями. На полу валялись шкуры, служившие постелями. Однако я не заметил никаких примет того, что здесь жили обычные солдаты: ни игральных костей или амулетов, подаренных возлюбленными, ни аккуратно сложенных чистых рубашек для похода в таверну. Здесь все говорило о тяжелой жизни, лишенной всяческого смысла. «Перекованные». В моей душе поднялась волна жалости к людям, потерявшим годы жизни на службе у Бледной Женщины.

Скорее удача, чем память, привела меня в тронный зал. Когда я увидел двойную дверь, меня охватили дурные предчувствия. Именно здесь я в последний раз видел Шута. Неужели его прикованное тело до сих пор распростерто на полу? От этой мысли у меня закружилась голова, и перед глазами потемнело. Я остановился и сделал несколько глубоких вдохов и выдохов, дожидаясь, когда пройдет слабость. А потом заставил себя идти дальше.

Одна из высоких дверей была приоткрыта, и оттуда в коридор намело горку снега. Сердце замерло у меня в груди, и я подумал, что, возможно, на этом мое путешествие закончится, поскольку весь тронный зал завален снегом и обрушившимся льдом. Две трети дверного проема были забиты льдом и снегом. Лишь с большим трудом мне удалось протиснуться внутрь. На несколько мгновений я застыл в неподвижности, завороженно глядя сквозь тусклый голубой свет.

Вся центральная часть потолка рухнула, наполнив середину зала глыбами льда. Тусклый свет исходил от нескольких уцелевших сфер. Сколько еще будут гореть волшебные светильники? Что это – магия Бледной Женщины или наследство Элдерлингов?

Я двинулся вперед с осторожностью крысы, попавшей в незнакомое место, стараясь держаться поближе к стенам, где льда было заметно меньше. Мне приходилось взбираться на глыбы льда, и я опасался, что смогу пройти не так уж далеко. Однако мне удалось добраться до противоположной стороны, где стоял трон.

Обрушившийся лед пощадил эту часть зала, лавина остановилась в нескольких шагах от трона. Впрочем, сам трон был разбит и перевернут, но я решил, что это произошло после того, как ожил каменный дракон. По-видимому, он выбрался из зала через потолок. Среди льда лежали останки двух мужчин. Быть может, воинов, с которыми сражался Дьютифул, или они имели несчастье оказаться на пути каменного дракона. Бледной Женщины нигде не было видно. Я надеялся, что она разделила судьбу погибших воинов.

Тусклое сияние магических сфер едва освещало зал, и глыбы льда тонули в голубом сумраке. Я обошел перевернутый трон, пытаясь вспомнить, где именно был прикован Шут к дракону. Теперь мне казалось, что дракон просто не мог быть таким огромным. Я тщетно искал оковы или тело моего друга. Наконец я забрался на гору льда и сверху осмотрел зал.

Почти сразу же я заметил переплетение знакомых цветов и очертаний, медленно спустился вниз и подошел к этому месту. Я стоял и молча смотрел, не в силах ощутить скорбь, меня охватил ужас, я не верил своим глазам. Наросший слой наста ничего не скрывал. Наконец я опустился на колени – то ли для того, чтобы все получше разглядеть, то ли меня не держали ноги.

Драконы и змеи переплелись в смятых складках. Их очерчивал алый иней. Мне не было нужды его касаться; и я не мог заставить себя протянуть руку, но не сомневался, что тело примерзло к полу. Как только оно лишилось тепла, оно стало единым целым со льдом.

Они содрали татуированную кожу со спины Шута.

Я стоял на коленях, точно человек, обратившийся к богам в жаркой молитве. Вне всякого сомнения, мучители действовали медленно и методично, чтобы не повредить кожу. Снять ее было совсем не просто, и мне даже думать не хотелось о том, как они удерживали Шута или кто именно управлялся с клинком. Но потом мне в голову пришла, новая мысль. Нет, не так Бледная Женщина решила бы отнять у Шута жизнь, когда узнала, что я бросил ей вызов, разбудив дракона. Скорее всего, она просто развлекалась, понемногу отделяя кожу от плоти, как только я покинул тронный зал. А потом кожу отбросили в сторону, как грязную рубашку. Я не мог отвести от нее взгляда. И все время представлял себе каждое мучительное мгновение, пережитое моим другом. Он все это предвидел; именно такого конца Шут боялся. Сколько раз я заверял его, что отдам жизнь, но не допущу, чтобы он умер! И все же я стоял на коленях, живой.

Прошло какое-то время, и я пришел в себя. Нет, я не потерял сознание; не знаю, где бродили мои мысли, помню лишь, как я вынырнул из глубокого мрака. Я с трудом поднялся на ноги, решив, что не стану вырубать изо льда этот кровавый трофей, чтобы унести его с собой. Это не часть моего Шута. Это лишь жестокая метка, которую Бледная Женщина оставила на его теле, ежедневное напоминание о том, что он должен к ней вернуться и принести то, что она начертала на его коже. Полный черной ненависти к ней и скорби по своему другу, я с неожиданной уверенностью понял, где найду его тело.

Когда я поднялся на ноги, мне в глаза бросился отблеск серого, совсем недалеко от того места, где вмерзла в лед кожа Шута. Сделав несколько шагов, я опустился на колени и стер снег с окровавленного обломка Петушиной короны, на которой одиноко сверкал самоцвет – глаз птицы. А вот это я возьму с собой. Корона принадлежала ему и мне, и я не оставлю ее здесь.

Я вышел из разрушенного зала и двинулся по коридору, замерзшему, как мое сердце. Во всех направлениях коридоры выглядели одинаково, и я никак не мог вспомнить дорогу, по которой меня тащили к Бледной Женщине, не говоря уже о темнице, где я дожидался ее приглашения на ужин. Впрочем, я знал, куда мне следует идти, – я должен был найти туннель, сквозь который мы с Шутом вошли в царство Бледной Женщины.

Я потратил на поиски почти всю ночь. Один коридор сменялся другим, я забыл об усталости. Холод сковал тело, уши ныли от постоянного напряжения – я пытался уловить воображаемые шорохи. Но нигде не видел ни одного живого существа. Наконец, когда я уже с трудом заставлял себя держать глаза открытыми, мне удалось себя уговорить, что пора отдохнуть. Я положил свой мешок в углу маленькой комнаты, где были сложены дрова, и сел на него, опираясь спиной о стену. Зажав в правой руке обнаженный меч, я опустил голову на колени. Так я немного поспал, пока меня не разбудили кошмары.

В конце концов я нашел ее спальню, но жаровни давно погасли и покрылись льдом. Однако сферы все еще горели ярко, позволяя разглядеть всю спальню, резные шкафы из редких сортов дерева, изящный столик с зеркалом и гребнями, сверкающие драгоценности, висящие на серебряном деревце. Кто-то успел здесь побывать, поскольку один из шкафов остался открытым и на полу валялась одежда. Интересно, почему никто не взял драгоценности. Мягкий мех на постели покрылся инеем. Я не стал здесь задерживаться. Мне не хотелось смотреть ни на пустые оковы прикрепленные к стене напротив кровати, ни на кровавые следы на обледеневшей стене.

Из спальни я попал в соседнее помещение. Посреди комнаты стоял стол, на стене висели полки со свитками, свернутыми так, как принято в Шести Герцогствах. Я подошел к ним, уже зная, что в них, – но, как ни странно, я вдруг понял, что ничего не чувствую. Взяв наугад один из свитков, я открыл его. Да. Его написал мастер Трикни. В нем содержались правила поведения для тех, кто проходит обучение Скиллу. Я равнодушно уронил свиток на пол и взял другой. Этот был новее, и я узнал круглый почерк Солисити. Слова плясали перед моими слипающимися глазами, и я бросил второй свиток на пол.

Потом я оглядел комнату и сразу понял, куда попали исчезнувшие из Баккипа свитки, посвященные Скиллу и тайком проданные Регалом, чтобы оплатить свой роскошный образ жизни в Тредфорде. Торговцы, подосланные Бледной Женщиной и Кебалом Робредом, покупали у младшего принца сведения о магии Видящих. Наше наследие отправилось на север и попало в руки обитателей Внешних островов, а потом перекочевало в эту комнату. Здесь Бледная Женщина научилась обращать нашу магию против нас, здесь она узнала, как сделать каменного дракона. Чейд многое бы отдал за один день в этой комнате. Тут скопились настоящие сокровища утерянных знаний. Но они не могли купить того, что я хотел больше всего, не могли дать мне шанс все изменить. Покачав головой, я вышел из комнаты.

В конце концов я нашел темницы, где Бледная Женщина держала мать и сестру нарчески. Пиоттр оставил двери открытыми, когда освободил их. Дальше моим глазам предстало ужасное зрелище. На полу лежали трое мертвых мужчин. Умерли ли они как «перекованные», сражаясь друг с другом, или смерть каменного дракона освободила их и они простились с жизнью, когда разум и чувства вернулись к ним?

Дверь в камеру, где находились Риддл и Хест, также осталась открытой. Хест лежал на полу лицом вниз. Я заставил себя подойти к нему и взглянуть в его лицо. Оно потемнело от голода и холода, но я знал молодого парня, с которым провел немало часов. После коротких колебаний я наклонился, взял тело за плечи и с трудом оторвал от пола. Потом я перетащил его в камеру, где содержали мать и сестру нарчески, и уложил на деревянную кровать. Затем я принес в камеру все, что могло гореть, собрал в кучу солому и вылил половину фляги с маслом, которую принес, чтобы сжечь тело Шута. Солома разгорелась не сразу, но вскоре пламя нетерпеливо набросилось на масло и дерево. Я дождался, пока огонь разгорится, и добавил к погребальному костру прядь своих волос – традиционное жертвоприношение Шести Герцогств для прощания с другом.

– Ты погиб не зря, Хест, совсем не зря, – сказал я ему, но, покидая горящее тело, тем не менее спросил себя, чего же он добился на самом деле. Пройдут годы, прежде чем мы поймем, что дало нам возрождение драконов.

Оставалась последняя камера. Конечно, именно так Бледная Женщина намеревалась окончательно унизить Шута и торжественно избавиться от него. Я нашел своего друга в камере, среди мусора и помоев. Он был жив, когда его сюда бросили. Бледная Женщина наверняка хотела, чтобы Шут знал, какому унижению она его подвергла. Он сумел отползти в относительно чистый угол. Здесь, скорчившись на грязном мешке, он умер. В жизни Шут отличался удивительной чистоплотностью, и я не сомневался, что смерть среди отбросов стала для него дополнительным источником мучений. Оставалось тайной, набросил ли кто-то на него грязную мешковину уже после смерти или он завернулся в нее сам, безуспешно пытаясь спастись от холода, прежде чем умер на ледяном полу. Быть может, они швырнули Шута на мешок, чтобы было удобнее его тащить. Кровь и другие жидкости пропитали грубую мешковину, и она примерзла к хрупкому телу. Он поджал под себя колени и опустил голову к груди, а на лице застыло выражение страдания. Блестящие волосы были распущены и заляпаны кровью.

Я положил руку на холодный лоб. Я не знал, что намерен сделать, до того самого момента, пока не оказался здесь. Собрав весь свой Скилл, я потянулся к Шуту. И обнаружил лишь неподвижность. Тогда я приложил обе ладони к его щекам и начал медленно перемещать их вдоль тела. Я ощупывал труп, мои руки скользили вдоль сосудов, по которым раньше легко циркулировала жизнь. Я пытался исцелить его, вернуть к жизни.

Теки! – приказал я крови. – Живи! – сказал я телу.

Но его тело слишком долго пребывало в неподвижности. И мне пришлось с неохотой признать то, что хорошо знают все охотники. С момента смерти начинается разложение. Крошечные частицы, из которых состоит плоть, распадаются, связь между ними нарушается, они стремятся обрести свободу и превратиться в нечто иное. Кровь Шута сгустилась, кожа, прежде вмещавшая целый мир, стала мешком, содержащим груду плоти. Задыхаясь, я продолжал свои попытки вдохнуть в него жизнь, но с тем же успехом мог бы пытаться распахнуть дверь, висящую на намертво заржавевших петлях. Частицы, что раньше текли по жилам, слиплись в единую вязкую массу. И единственно возможной функцией тела стала неподвижность. Здесь начали работу иные силы, отделяющие друг от друга мельчайшие частицы, размалывающие их в тончайший порошок. Все связи разорвались. Тем не менее я не прекращал попыток оживить своего друга. Я попробовал передвинуть руку, заставить тело сделать вздох.

Что ты делаешь?

Это был Олух, недовольный тем, что я нарушил его сон. И я вдруг ужасно обрадовался, что он со мной.

Олух, я нашел его, я нашел Шута, моего друга, лорда Голдена. Я нашел его. Помоги мне его исцелить. Пожалуйста, поделись со мной своей силой.

Он отнесся к моей просьбе с сонной благосклонностью.

Ладно. Олух попытается. — Я ощутил, как он широко зевнул. – Где он?

Здесь! Рядом со мной! – При помощи Скилла я показал ему лежащее рядом со мной тело.

Где?

Здесь! Вот, Олух, смотри. Под моими руками.

Там никого нет.

Нет, есть. Я касаюсь его, видишь? Пожалуйста, Олух. — А потом, полный отчаяния, я направил свою мольбу во все стороны. – Дьютифул, Чейд. Пожалуйста. Поделитесь со мной силой и Скиллом для исцеления. Пожалуйста.

Кто ранен? Это ты, Олух? — И я ощутил присутствие запаниковавшего Чейда.

Нет, я в порядке. Он хочет исцелить того, кого там нет.

Он здесь. Я нашел тело Шута, Чейд. Пожалуйста. Вы ведь сумели меня вернуть. Пожалуйста, помогите мне!

Я услышал спокойный голос Дьютифула.

Фитц, мы все здесь, и ты знаешь, что мы сделаем это для тебя. Возможно, нам будет труднее, поскольку мы далеко друг от друга, но мы попытаемся. Покажи его нам.

Он здесь! Прямо здесь, я его касаюсь. — Меня вдруг охватило яростное нетерпение. Почему они ведут себя как последние глупцы, почему не хотят мне помочь?

Я не ощущаю его, – заговорил Дьютифул после долгой паузы. – Коснись его.

Но я и так его касаюсь! – Склонившись над телом, я обнял Шута руками. – Я держу его. Пожалуйста. Помогите его исцелить.

Это? Но это не человек. — Олух был удивлен. – Нельзя исцелить грязь!

Меня охватила ярость.

Он не грязь!

И вновь послышался успокаивающий голос Дьютифула.

Все в порядке, Олух. Не огорчайся. Ты не сказал ничего плохого. Я знаю, что ты вовсе не имел в виду ничего обидного. — Потом он обратился ко мне. – Фитц. О Фитц, мне очень жаль. Он мертв. И Олух по-своему прав. Его тело превращается… в нечто другое. Я не чувствую его присутствия. Только… – Он замолчал, не в силах произнести эти слова.

Падаль. Разложение. Грязь.

Исцеление есть свойство живого тела, Фитц, — спокойно заговорил Чейд, словно напоминая мне очевидные факты. – Скилл способен его ускорить, но исцеление производит само тело. Если оно еще живо. В твоих руках вовсе не Шут, Фитц, а лишь его мертвая оболочка. Ты не можешь заставить его жить – как невозможно оживить кусок скалы. Мы не в силах его вернуть.

Олух заговорил с неожиданной практичностью:

И даже если ты сумеешь заставить тело работать, тебе будет некого туда поместить.

Только в этот момент я осознал реальность происходящего. Труп перестал быть Шутом. Исчез его дух. Казалось, прошло очень много времени. Потом вновь заговорил Чейд:

Фитц, что ты сейчас делаешь?

Ничего. Просто сижу рядом. Я потерпел неудачу. Вновь. Как и с Барричем. Он умер, верно?

Мне показалось, что я вижу, как на лице старика появилось выражение смирения. Я знал, как он сейчас вздохнет и скажет, что я хочу взять на себя всю боль сразу.

Да. Он умер. Рядом со своим сыном. И Уэбом. И все мы почтили его память. Мы остановили корабли, чтобы вместе спустить его на воду и оставить одного. А сейчас ты должен отпустить Шута.

Я не хотел соглашаться с ним, не хотел ему отвечать. Но трудно отказаться от привычек, выработанных за многие годы. Я решил отвлечь внимание Чейда.

Я нашел свитки Скилла. Украденную библиотеку. Она здесь, в цитадели Бледной Женщины. Вот только я не думаю, что эта крепость действительно принадлежала ей. У меня есть основания считать, что здесь обитали Элдерлинги.

Чейд умудрился меня удивить.

Позднее, Фитц. У нас еще будет время вернуть свитки. А сейчас выслушай меня. Почти тело своего друга так, как считаешь нужным. А потом поскорей возвращайтесь вместе с Олухом на берег. Я приплыву на корабле, который придет за вами. Я совершил ошибку. Тебя не следовало оставлять наедине с твоим горем.

Но он ошибался. Скорбь требует одиночества, и я знал, что должен сам ее пережить. И я решил пойти на компромисс, поскольку иначе Чейд не оставил бы меня в покое.

Мы с Олухом будем на берегу, когда придет корабль. Тебе не нужно возвращаться за нами. Я не допущу, чтобы с нами что-нибудь случилось. Но сейчас я хочу побыть один. Если ты не против.

Никаких лодок! — решительно заявил Олух. – Никогда. Нет, лучше я останусь здесь навсегда.

Олух не с тобой? – с тревогой спросил Чейд.

Нет. Он сам тебе все объяснит. Мне нужно завершить свою работу, Чейд. Спасибо тебе. Всем вам. Спасибо за то, что вы пытались. – И я поднял защитные стены, закрываясь от них.

Я ощутил, что Дьютифул пытается связаться со мной, но мне мешало даже его тихое присутствие. Я закрылся от них, услышав напоследок, как Олух сонно рассказывает им, что Черный Человек замечательно готовит. И в самый последний момент я ощутил слабое прикосновение Неттл, которая пыталась хоть как-то меня утешить.

Но для меня не существовало утешения, и я решил, что не стану обрушивать на нее свою боль. Ей достаточно и своей. Я окончательно опустил стены. Пришло время остаться один на один со смертью.

Я отодрал труп Шута от пола, оставив очертания его тела и несколько прядей золотых волос, отметив таким образом место, где он умер. Тело лежало в моих руках холодным тяжким грузом. И все же в смерти оно показалось мне гораздо более легким, чем при жизни, словно исчезнувший дух унес большую его часть с собой.

Я прижал его к груди, и испачканные кровью золотые волосы оказались под моим подбородком. А потом я зашагал по ледяным коридорам. Мы прошли мимо камеры, где все еще горело тело Хеста. Дым, поднимающийся от его плоти, стлался под потолком, отравляя холодный воздух запахом паленого мяса. Я мог положить тело Шута в тот же костер, но мне показалось, что это будет неправильно. Мой друг должен сгореть один, мы простимся так, чтобы никого не было рядом. Я шел дальше, мимо других камер.

Через некоторое время я обнаружил, что разговариваю с ним вслух.

– Где? Где я должен это сделать? Я могу положить тебя на ее постель и сжечь вместе со всем ее богатством… хочешь? Или тебе противно прикасаться к ее вещам? Где мне сжечь тебя? Думаю, ты бы хотел увидеть ночное небо, чтобы искры огня отнесли тебя к небесам. Что ты выбираешь, Шут? Быть может, отнести тебя в палатку Элдерлингов, где в окружении твоих вещей ты еще раз испытаешь уединение, которое так ценил?

Почему мы никогда не говорили с тобой о таких вещах? Ведь о своем лучшем друге необходимо знать все. Впрочем, имеет ли это теперь значение? Смерть есть смерть, пепел к пеплу… но я бы предпочел, чтобы твой дым унес ночной ветер. Посмеешься ли ты надо мной за это? Боги, неужели ты сможешь когда-нибудь посмеяться надо мной?

– Как трогательно.

Насмешливый голос, полный сарказма, так похожий на голос Шута, заставил мое сердце замереть и вновь мучительно забиться. Я постарался укрепить свои защитные стены, но не почувствовал атаки. Оскалившись, я повернулся, чтобы встретиться лицом к лицу с Бледной Женщиной. Она стояла у двери в свою спальню, кутаясь в белую горностаевую мантию с маленькими черными хвостами, которая свисала с ее плеч до самого пола, полностью скрывая тело. Несмотря на богатство одеяния, она выглядела измученной. Прекрасной лепки лицо показалось мне изможденным, а спутанные белые волосы свисали на плечи, точно высохшая солома. Бесцветные глаза потускнели и стали похожи на глаза выброшенной на берег рыбы.

Я стоял перед ней, прижимая к груди тело Шута. Я знал, что он мертв и она больше не в силах причинить ему боль, и все же отступил, словно хотел защитить от нее своего друга. Впрочем, я вдруг отчетливо понял, что никогда не мог этого сделать.

Бледная Женщина приподняла подбородок, обнажив белую шею.

– Брось его, – предложила она, – подойди и убей меня.

Неужели то, что она сама попросила меня об этом, показалось мне таким неприемлемым?

– Нет, – ответил я, и мне вдруг ужасно захотелось остаться одному. Я не собирался ни с кем делить свои последние мгновения с Шутом. Она не должна была стать свидетельницей моей скорби. – Уходи, – сказал я и не узнал своего рычащего голоса.

Она рассмеялась – сосульки разбились о камень.

– Уходи? И все? Уходи? Какая изощренная месть Фитца Чивэла Видящего! Нет, это должны воспеть барды! «И тогда он повернулся, держа своего Любимого на руках, и сказал врагу: уходи!»

Бледная Женщина рассмеялась, но в ее смехе не осталось музыки, так камни с грохотом несутся по склону горы; однако я ничего не ответил, и ее смех смолк. Она смотрела на меня и несколько мгновений казалась смущенной. Она искренне верила, что я оставлю Шута и брошусь на нее. Склонив голову, она разглядывала меня, а потом заговорила вновь:

– Подожди, я вижу, ты еще не развернул мой маленький подарок. Похоже, ты не видел всего, что я с ним сделала. Посмотри на руки, на его умные изящные пальцы! О да, а еще зубы и язык, который так часто произносил смешные слова! Я это сотворила для тебя Фитц Чивэл, чтобы ты в полной мере пожалел о том, что отказался от меня. – Она помолчала несколько мгновений, а потом продолжала, словно напоминая о моем обещании: – Давай, Фитц. Ты обещал меня прикончить, если я последую за тобой.

Я как раз собирался произнести эти слова, и мне пришлось прикусить язык. Бледная Женщина сделали мои угрозы пустыми и детскими. Быть может, они всегда такими были. Я поудобнее перехватил тело, повернулся к ней спиной и зашагал прочь. Мои защитные стены были высоко подняты, но если она и попыталась атаковать, я ничего не почувствовал. Я повернулся к ней спиной и должен признать, что мне отчаянно хотелось броситься бежать. Я спросил себя, почему я ее не убил. Ответ показался мне слишком простым, чтобы быть правдивым. Я не хотел опускать тело Шута на пол, чтобы положить конец ее подлой жизни. Более того, я не собирался делать то, чего она от меня ждала.

– Он звал тебя! – пропела она мне вслед. – Наверное, думал, что умирает. Конечно, до конца было еще далеко. Я хорошо знаю заплечное ремесло! Но он надеялся, что боль его убьет, и он звал тебя: «Любимый! Любимый!» – Она мастерски имитировала исполненный муки голос Шута.

Волосы у меня на голове встали дыбом, словно Шут заговорил со мной из могилы. Несмотря на решимость, я замедлил шаг, но сильнее прижал его тело к груди и склонил к нему голову. Я ненавидел Бледную Женщину за слезы, которые катились из моих глаз. Я должен ее убить. Почему я ее не убил?

– Он ведь звал именно тебя, не так ли? Ну конечно, так и было, хотя ты можешь этого и не знать. Сомневаюсь, что тебе известен обычай его народа, – они обмениваются именами, чтобы подтвердить создаваемые на всю жизнь связи. Называл ли ты его своим именем, чтобы показать, что он дорог тебе, как собственная жизнь? Или ты трус и боялся сказать ему, как сильно ты его любишь?

В этот момент мне захотелось ее убить. Но тогда мне пришлось бы положить на пол тело Шута. И я дал себе слово, что она не сможет заставить меня вновь его покинуть. Сгорбившись, я продолжал уходить от нее.

– Было ли это? Было ли это?

Я рассчитывал, что ее голос постепенно стихнет, однако Бледная Женщина заговорила громче, и теперь, когда она вновь и вновь швыряла мне в спину свой ненавистный вопрос, в ее словах слышалась ярость. Через некоторое время я понял, что она следует за мной. Теперь она хрипло кричала – так каркают вороны, созывая своих сородичей на пиршество на поле брани.

– Было ли это? Было ли это?

И даже после того, как я услышал топот и сообразил, что она бежит за мной и собирается меня атаковать, я не смог заставить себя выпустить из рук тело Шута. Я повернулся и выставил ей навстречу плечо. Не думаю, что Бледная Женщина ждала такой реакции. Возможно, она рассчитывала, что я брошусь на нее с обнаженным клинком. Она попыталась остановиться, но поскользнулась на ледяном полу и врезалась в меня. Я продолжал крепко держать Шута, меня отбросило к стене, но я сумел устоять на ногах. В отличие от нее. Он упала на бок и застонала от боли. Я молча смотрел на нее, не понимая, почему падение причинило ей такие мучения. Потом она начала подниматься, и я увидел, что она скрывала от меня.

Риддл рассказал правду. Я смотрел на почерневшие обрубки, на которые она пыталась опереться, чтобы встать. Но ей не удавалось не только подняться, но и вновь их спрятать. Встретив взгляд ее бесцветных глаз, я холодно сказал:

– Ты труслива и слаба. В последний миг ты побоялась отдать себя полностью даже ради выполнения заветной мечты. Тебе не хватило мужества Шута. Он заплатил ту цену, которую потребовала от него судьба. Он принял боль и смерть – и одержал победу. Он добился своего, а ты потерпела поражение.

Бледная Женщина выкрикнула что-то неразборчивое, и ее голос был полон ненависти и ярости. А затем она ударила в мои защитные стены, но не смогла их пробить. Быть может, она черпала магию у Кебала Робреда? Я смотрел, как она пытается подняться на ноги. Длинная мантия мешала ей, путалась в ногах. Черные палки, которые прежде были ее руками, стали совершенно бесполезными. От локтя и ниже руки превратились в почерневшие кости. От кистей и пальцев не осталась и следа. Дракон успел забрать их прежде, чем она сумела оторваться от него. Я вспомнил, как уходили Верити и Кеттл, растворяясь в драконах, которых они с такой любовью создали собственными руками ради благополучия своего народа. Потом я повернулся и пошел прочь.

– Остановись! – приказала она. Ярость переполняла ее голос. – Ты убьешь меня здесь и сейчас! Я видела это сотни раз в своих кошмарах. Ты убьешь меня! Такова моя судьба в случае неудачи. Я боялась такого исхода. Но сейчас я призываю смерть! Мои видения всегда были истинными. Мне суждено погибнуть от твоей руки.

Я ответил ей, не оборачиваясь и не обдумывая своих слов:

– Я Изменяющий. Я меняю мир. Помимо прочего. Время, в котором мы оказались, выбрал Шут. Я живу в его будущем. В его видении я ухожу от тебя. И ты умираешь медленно. В одиночестве.

Я успел сделать дюжину шагов, когда она закричала. Она кричала до тех пор, пока хватало сил, а потом я услышал ее хриплое дыхание. Я шел дальше.

– Ты Изменяющий! – выкрикнула она. Теперь в ее голосе осталось лишь отчаяние и удивление. – Если ты не хочешь меня убивать, вернись и исцели меня при помощи Скилла. Я буду твоей! Ты сможешь использовать меня любым способом, я научу тебя всему, что узнала из свитков о Скилле! У тебя хватит силы, чтобы овладеть этой магией! Исцели меня, и я покажу тебе дорогу к могуществу. Ты станешь законным королем Шести Герцогств, Внешних островов и Проклятых Берегов! Ты получишь все. Я исполню все твои мечты, если ты вернешься ко мне!

Моя мертвая мечта лежала у меня на руках. Я продолжал идти.

Я слышал, как Бледная Женщина скребет почерневшими культями по подтаявшему льду. Она походила на перевернувшегося на спину жука в умывальнике. Я не обернулся. Интересно, подумал я, если она предвидела эти мгновения, то вставала ли перед ее мысленным взором моя удаляющаяся спина? Нет, неожиданно понял я. Черный Человек сказал мне. Теперь я жил в мире Шута, в будущем, которое создал он. Бледная Женщина ничего не могла видеть, ее пророчества больше ничего не значили. Наступило другое время. Время, выбранное Шутом.

Я не считаю себя жестоким человеком, но мне так и не довелось испытать угрызений совести из-за того, как я тогда поступил. Я слышал ее вопль – так кричит животное, попавшее в ловушку, но я не обернулся. Свернув за угол, я продолжал шагать дальше, возвращаясь тем же путем, что пришел.

Я едва держался на ногах от холода, голода и усталости. Но самым сильным чувством было ощущение утраты. В какой-то момент из моих глаз хлынули слезы. Они падали на золотые волосы Шута, и я ничего не видел в бледном лабиринте. Возможно, именно по этой причине я прошел мимо одной из своих отметок на стене. Я повернул обратно, но понял, что нахожусь в незнакомой части цитадели. Оказавшись возле обледенелой лестницы, я попытался подняться наверх, но понял, что не в силах это сделать с такой ношей. Я повернул обратно и вновь двинулся по коридору, окончательно заблудившись.

В какой-то момент я расстелил свой плащ на полу и немного поспал, одной рукой обнимая холодное тело Шута. Проснувшись, я нашел в своем заплечном мешке немного хлеба и поел, потом сделал несколько глотков из фляги, смочил край плаща и вытер грязь и кровь с его лица. Но я не сумел убрать с него гримасы боли. Поднявшись на ноги, я снова взял Шута на руки и пошел дальше, уже совершенно не понимая, где нахожусь. Возможно, я терял разум.

Наконец я подошел к тому месту, где сходились каменная и ледяная стены. Мне бы следовало повернуть обратно, но подобно мотыльку, летящему на свет, я двинулся по коридору, ведущему наверх. Голубое сияние магических светильников освещало мне путь, и я шагал все дальше, поднимаясь вверх по ступенькам, вырубленным в камне. На площадке я остановился, чтобы перевести дух. Впереди виднелась потрескавшаяся, высохшая деревянная дверь. Я распахнул ее, рассчитывая найти топливо для погребального костра.

Если у меня еще оставались сомнения, что эти ледяные владения раньше принадлежали Элдерлингам, то теперь они развеялись окончательно. Я уже видел такую мебель среди развалин города на берегу реки и карту, хотя на этой был изображен целый мир, а не просто город и окрестности. Карта лежала на столе, который стоял посреди комнаты. Она была круглой, но не плоской, да и материалом для нее послужила не бумага. Каждый островок, прибрежная отмель и даже гребень волны были тщательно вырезаны. Крошечные горы вздымались над блестящими лентами рек, бегущих по зеленым долинам к морю.

Остров, скорее всего Аслевджал, находился в центре карты. Остальные острова были разбросаны вокруг него. На юго-востоке я заметил побережье Шести Герцогств, хотя оно было изображено с небольшими, но многочисленными неточностями. К северу раскинулись земли, названия которых я не знал, а через широкую полосу моря, на восточном краю карты я заметил береговую линию, хотя считалось, что там можно найти лишь бесконечный океан.

Крошечные самоцветы, помеченные рунами, украшали карту в самых разных местах. Некоторые светились внутренним светом, а один горел ровным белым сиянием на Аслевджале. Четыре я разглядел на территории Бакка, рядом с Оленьей рекой – они располагались в форме квадрата. Я обнаружил еще несколько самоцветов на территории Шести Герцогств; какие-то из них испускали сияние, другие оставались тусклыми. Нашел я самоцветы и на территории Горного Королевства, а также на равных расстояниях друг от друга вдоль Дождевой реки, хотя многие из них не светились. Я задумчиво кивнул. Да, конечно.

Я смутно помню, что у меня болела спина и руки. Однако мне и в голову не приходило, что я могу положить свою ношу и немного отдохнуть. Как и следовало ожидать, я увидел в дальнем углу комнаты еще одну винтовую лестницу. Я подошел к ней. Она была значительно уже предыдущей, а ступеньки оказались более крутыми. Я начал медленно подниматься, ноги часто соскальзывали, поскольку я не видел, куда ступаю. Голубоватый свет постепенно тускнел, ему на смену приходил сумрачный свет дня. Наконец лестница кончилась, и я оказался в башне со стеклянными окнами. Одна панель потрескалась, все остальные покрылись инеем. Потолок имел форму купола. Я выглянул наружу сквозь трещину в окне. Снег. Вьюга. И больше ничего.

В центре башни стояла Скилл-колонна. Руны на ее гранях сохранились так, словно их вырезали вчера. Я медленно обошел колонну, пока не нашел ту, которой здесь не могло не быть. Я кивнул своим мыслям. Прижав Шута к груди, я тихо проговорил в его испачканные кровью волосы.

– Что ж, пора возвращаться.

Я высвободил одну руку, и мы вошли в Скилл-колонну.

Быть может, занятия Скиллом за последнее время сделали меня сильнее или эта колонна работала эффективнее остальных. Однако даже с Шутом на руках я с легкостью перешел из зимы в лето возле развалин каменной башни на рыночной площади. Вокруг шумел летний лес, подобравшийся совсем близко к площади. Сделав два шага, я опустился на колени, от слабости и переполнявшей меня благодарности. Здесь я мог опустить тело Шута на чистый камень и землю – это уже не было осквернением. А сам я присел рядом отдохнуть. Некоторое время вокруг нас царила тишина, которую нарушали лишь щебет птиц и гудение насекомых. Я смотрел на заросшую дорогу, словно туннель уходившую в лес. Если я пойду по ней, то вскоре окажусь в Каменном Саду, где спят драконы Элдерлингов. Я посмотрел на древнюю колонну, на которой когда-то сидел юный Шут и где на моих глазах он преобразился в белую девушку с Петушиной короной.

– Это хорошее место, – тихо сказал я. – Я рад, что мы сюда вернулись. – Потом я опустился на землю и закрыл глаза.

Вскоре я уже спал.

Прошло довольно много времени, прежде чем я согрелся. А когда я проснулся, мне было жарко, замерзшее тело Шута оттаивало на солнце. Я снял зимнюю одежду, словно избавился от собственной кожи, и остался в тунике и штанах. Теперь, когда мы были вдвоем, ощущение, что я должен спешить, исчезло. У нас появилось время, принадлежащее только нам, теперь я мог все сделать как следует.

Я принес воды из ручья, из которого мы когда-то пили, и осторожно вымыл его лицо, стер кровь с губ и пригладил волосы над разорванным ухом. Только после этого я осторожно отделил мешковину от растерзанной плоти. У меня закружилась голова. Да. Она не ошиблась. Я пожалел, что отвернулся от нее, а не предал мучительной смерти, которой она заслужила. Но по мере того, как я выпрямлял застывшие руки и ноги, стирая грязь и кровь чистой листвой, ненависть постепенно исчезла. Вот мой Шут, и если я не сумел спасти его от гибели, то сейчас хотя бы подарю ему достойный конец.

Он лежал, прикрывая телом свое последнее сокровище. Шут сжимал безжизненными руками Петушиную корону. Я осторожно разжал лишенные ногтей пальцы и высвободил корону. Вероятно, его мучители сломали корону, когда избивали Шута, но он успел починить ее перед смертью. Когда я понял, как он это сделал, воспользовавшись своей застывшей кровью, чтобы скрепить отдельные части, я задохнулся от боли. Правда, одного кусочка не хватало. Быть может, это огорчило его перед смертью.

Я медленно вытащил из своего мешка недостающий осколок, который подобрал на полу тронного зала. Именно его не хватало, чтобы восстановить корону. Я опустил его края в оттаявшую кровь и осторожно приложил к короне. Влажное от крови дерево слегка увеличилось в объеме и легко заняло свое место – Петушиная корона стала как новенькая, словно никогда и не ломалась. Я не знал, что именно она символизировала. Так или иначе, но корона много значила для Шута, и я решил отправить его в ней из нашего мира на вечный покой.

Я отложил ее в сторону и принялся собирать ветки, высохший хворост и траву для погребального костра. Пока я этим занимался, наступил вечер. Когда все было готово, я накрыл хворост своим плащом. Над нашими головами мерцало синее небо, а лето задержало ради нас дыхание, поджидая, когда появятся первые вечерние звезды. Горящие искры, в которых будут частицы Шута, полетят к ним. Я поднял Шута и опустил на плащ. Опыт подсказывал мне, что ветви вечнозеленых деревьев будут хорошо гореть, и пламя поглотит тело Шута. С тяжелым сердцем, положив на колени Петушиную корону, я сел на камень рядом с костром. Оставалось совсем немного, чтобы она стала цельной.

Из своего заплечного мешка я вытащил сверток, осторожно развернул его и стал по одному вынимать перья с берега Других. И вновь, уже в который раз, подивился искусной работе. Несмотря на долгий путь, который проделали вместе со мной перья, они не пострадали. Почему кто-то предпочел такое тусклое дерево для столь прекрасной работы? Наверное, мне не дано узнать ответ на этот вопрос. Оно было таким же серым, как материал, из которого Шут сделал древко для стрелы, что подарил Свифту.

Мне пришлось потратить некоторое время, чтобы пристроить каждое перо на свое место. Только теперь я заметил, что на каждом имеются специальные отметки и перья аккуратно входят в предназначенные для них отверстия в короне. Когда я вставил последнее перо, перед моими усталыми глазами вдруг пронеслась волна цвета. Возможно, радуга на мгновение коснулась влаги, выступившей на моих глазах. Я нетерпеливой рукой стряхнул слезы. Время пришло.

Корона вдруг зашептала под моими пальцами, точно пойманная в кулак муха. Интересно, что же я держу в руках? Какая могущественная магия Элдерлингов оставалась запертой здесь до самой смерти Шута? На мгновение мой взгляд остановился на резных верхушках перьев, по кругу украшавших корону. Либо у Шута так и не дошли руки раскрасить их, либо они отказывалась держать краску. Впрочем, на некоторых перьях остались следы старой краски. Крошечные самоцветы все еще сверкали в двух резных глазах; остальные оставались пустыми и темными. Темные трещины виднелись в тех местах, где фрагменты скреплялись между собой кровью Шута. Я осторожно постучал по одному из таких швов, проверяя его надежность. Корона сохраняла целостность, и перед моими глазами вдруг так ярко встал образ живого Шута, что я скорчился под обрушившейся на меня скорбью.

Я продолжал сидеть рядом с погребальным костром, тело Шута в той же позе лежало рядом со мной. С этим я ничего не мог поделать. Как бы я хотел, чтобы выражение ужаса и страдания исчезло с его лица. Я убрал золотую прядь со смуглого лба.

– О Любимый, – сказал я, наклонился и поцеловал его в лоб. А потом я вдруг понял чужой обычай обмениваться именами. Поскольку теперь я знал: после того, как он сгорит, наступит конец и для меня. Тот человек, которым я был раньше, не переживет этой потери. – Прощай, Фитц Чивэл Видящий.

Я взял корону двумя руками и осторожно надел ее на голову Шута. И вдруг почувствовал, что вся моя жизнь неотвратимо мчалась к этому моменту. Как жестоко, что самое сильное течение моей судьбы привело меня к такому полному боли концу и потере. Но для меня уже не осталось выбора. Некоторые вещи нельзя изменить. Пришло время короновать короля шутов и отправить его в последний путь.

Я замер.

Мои руки остановились, и я вдруг осознал, что стою один против судьбы, отрицая неизбежность потока времени. Я понял, что должен сделать. Мне следует короновать Шута и полить погребальный костер оставшимся маслом. Одной искры, ну, может быть, двух будет достаточно, чтобы вспыхнул сухой хворост. И он сгорит дотла, его пепел унесет летний ветер в земли, что находятся за Горным Королевством. А я через колонну Скилла вернусь на Аслевджал. Потом возьму Олуха, мы спустимся на узкий пляж и дождемся корабля, который пришлют за нами. Так будет правильно, такова неизбежная, естественная дорога, по которой желает следовать весь мир. Жизнь пойдет своим чередом без Шута, потому что он умер. Я видел это с такой пронзительной ясностью, словно всегда знал, что все произойдет именно так.

Он умер. И ничего изменить нельзя.

Но ведь я Изменяющий.

И тогда я встал на ноги, поднял высоко над головой гудящую корону и потряс ею, угрожая небу.

– НЕТ! – взревел я. Я все еще не понимал, к кому обращаюсь. – Нет! Пусть все будет иначе! Не так! Заберите у меня все, что пожелаете! Но пусть конец будет другим! Пусть он возьмет мою жизнь, а мне отдайте его смерть. Пусть я стану им, а он – мной. Я беру его смерть! Вы слышите меня? Я беру его смерть себе!

Я поднял корону к солнцу. Сквозь хлынувшие слезы она засияла всеми цветами радуги, и мне показалось, что перья колышутся под легким летним ветром. А затем почти физическим усилием я вырвал ее из потока предназначения. И опустил на свою голову. И когда весь мир начался вращаться вокруг меня, я опустил свое тело на погребальный костер, обнял двумя руками своего друга и отдался на волю того, что ждало меня за порогом.


XXVII ДВЕРИ | Судьба Шута | XXIX ПЕРЬЯ НА ШУТОВСКОМ КОЛПАКЕ