home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


XXXIII

СЕМЬЯ

Поэтому я должна отправиться в Баккип в разгар летней жары, поскольку не могу полностью довериться посланцу. Моя старая Лейси заявила, что будет меня сопровождать, несмотря на одышку, которая появилась у нее в последнее время. Ради ее блага я прошу вас предоставить нам такие покои, чтобы ей не пришлось долго взбираться вверх по лестнице.

Мне потребуется ваша аудиенция, поскольку пришло время открыть тайну, которую я скрывала много лет. Благодаря своему незаурядному уму вы частично раскрыли ее сами, но мне бы хотелось посидеть с вами и обсудить, что необходимо сделать для блага известной вам молодой женщины.

Письмо леди Пейшенс королеве Кетриккен.

Я сразу же ее узнал по коротко остриженным волосам. Но на этом ее сходство с образом, сложившимся в снах, заканчивалось. Она была в зеленом платье для верховой езды и скромном коричневом плаще. Очевидно, она считала себя похожей на мать, поскольку именно такой являлась в моих снах. Теперь мне показалось, что Неттл гораздо больше похожа на отца Молли, но я обнаружил и некоторые черты Видящих. И взгляд, которым она меня пригвоздила к месту, принадлежал Видящим – я сразу же понял, что не сумею незаметно проскользнуть мимо. Я остановился.

Казалось, меня разбил паралич, я стоял и тупо смотрел на Неттл. Она также не сводила с меня взгляда. Наконец она прервала молчание:

– Неужели ты думаешь, Сумеречный Волк, что, если ты будешь стоять неподвижно, я тебя не замечу?

Я глупо улыбнулся. У нее был необычный грудной голос, слишком низкий для девушки ее возраста. Такой голос был у Молли.

– Я… нет, конечно нет. Я знаю, что ты меня видишь. Но… как ты меня узнала?

Она приблизилась ко мне на два шага. Я огляделся, а потом мы отошли от бань, прекрасно понимая, что юная девушка из окружения королевы, беседующая с немолодым стражником, сразу же привлечет внимание сплетников. Неттл шагала рядом со мной, не задавая лишних вопросов. Вскоре мы оказались возле уединенной скамейки в Женском Саду.

– Ну, это очень легко, – пояснила Неттл. – Ты обещал, что откроешься мне, не так ли? Я знала, что ты возвращаешься домой. Когда мы ночью разговаривали с Дьютифулом, он сказал, что скоро меня на некоторое время освободят от исполнения нынешних обязанностей. И когда сегодня утром меня пригласила королева и сказала, что теперь я могу вернуться домой, чтобы оплакать отца вместе со своей семьей, я сразу же поняла, что ты вернулся в Баккип. А потом, – тут она самодовольно улыбнулась, – я встретила Олуха, который направлялся к королеве, когда я выходила от нее. Я сразу же узнала его благодаря музыке и по имени. И он моментально признал меня. Как он меня обнял! Леди Сайдел была потрясена до глубины души. Я спросила у Олуха, где его спутник. Он на мгновение закрыл глаза и тут же ответил: «В банях». Мне оставалось лишь прийти сюда и дождаться тебя.

Жаль, что Олух меня не предупредил.

– И ты меня сразу узнала?

Неттл фыркнула.

– Я увидела смятение на твоем лице. Никто из стражников так не пялился на меня. – Она бросила косой взгляд в мою сторону, ужасно довольная собой, но в ее глазах плясали опасные искорки.

Интересно, подумал я, как выглядят мои глаза, когда я злюсь. Неттл говорила спокойно и уверенно, так случалось вести себя Молли, когда она кипела от ярости. После некоторых размышлений я пришел к выводу, что у нее есть основания на меня обижаться. Я обещал, что откроюсь ей, как только вернусь, но я попытался увильнуть и не выполнил свое обещание.

– Ладно, ты меня нашла, – запинаясь, ответил я и сразу же понял, что этого говорить не следовало.

– А ты вообще ничего не сделал, чтобы наша встреча состоялась! – Неттл сердито уселась на скамейку. Я стоял рядом, не забывая о том, что я всего лишь стражник. Ей пришлось смотреть на меня снизу вверх, но она не обратила на это ни малейшего внимания, насмешливо спросив: – Как тебя зовут, сэр?

И я назвал ей имя, под которым меня знали, когда я носил синюю форму стражников Баккипа.

– Том Баджерлок, миледи. Из стражи принца.

Неттл вдруг стала похожа на кошку, поймавшую мышь.

– Очень удачно получилось. Королева сказала, что пошлет со мной стражника. Я выбираю тебя.

– Но я не могу вас сопровождать, миледи, – возразил я, переходя на «вы», и добавил, чтобы мой отказ не прозвучал как отговорка: – Как вы, наверное, поняли, я буду выполнять ваши обязанности в качестве посредника между лордом Чейдом, принцем Дьютифулом и нашей милостивой королевой.

– С этим справится Олух.

– Его магия сильна, но он человек ограниченный, миледи.

– Миледи! – презрительно пробормотала она. – А как мне вас называть? Лорд Волк? – Неттл сердито тряхнула головой. – Я знаю, что ты сказал правду. Тем хуже для меня. – Ее плечи поникли, и я вдруг увидел, какая она еще юная и уязвимая. – Мне предстоит сообщить печальную весть своей матери и братьям. Но они должны знать, как погиб их отец. И что Свифт был рядом с ним. – Она машинально подняла руки и провела по коротко остриженным волосам, отчего он встали дыбом. – Магия Скилла легла на мои плечи тяжелым грузом. Меня оторвали от дома, и я не могла покинуть замок, а ведь моя мать так во мне нуждается. – Она укоризненно посмотрела на меня и добавила: – Почему ты выбрал именно меня? Почему передал Скилл мне?

Слова Неттл меня поразили.

– Я тебя не выбирал. Ты такой родилась. Именно поэтому между нами установилась связь. Очень долго я даже не догадывался, что ты где-то рядом, наблюдаешь за моей жизнью.

– Иногда возникали моменты, когда это было очевидно, – заметила Неттл, но прежде чем я успел себя выдать, добавила: – А теперь я владею Скиллом – он словно заразная болезнь, приговорившая меня до конца жизни служить нашей королеве. А потом королю Дьютифулу, когда он унаследует трон. Не думаю, что ты представляешь, какое это тяжкое бремя.

– Немного представляю, – негромко ответил я. Увидев, что Неттл молчит, я спросил: – Разве тебе не следует торопиться? Лучше всего отправляться в путь, пока солнце еще не взошло.

– Мы только что встретились, а ты уже стараешься от меня избавиться. – Она опустила глаза. Неожиданно передо мной возникла Неттл из моих снов. Покачав головой, она призналась: – Нет, я совсем иначе представляла нашу первую встречу. Мне казалось, что ты обрадуешься, нам будет весело и мы станем друзьями. – Она кашлянула и смущенно призналась: – Очень давно, когда я только начала видеть сны о тебе и волке, я решила, что мы обязательно встретимся в реальной жизни. Я представляла себе, что мы с тобой одного возраста и что ты окажешься юным и красивым, а меня назовешь хорошенькой. Глупо, правда?

– Сожалею, что я тебя разочаровал, – осторожно проговорил я. – Однако ты очень хорошенькая. – Неттл недовольно посмотрела на меня, давая понять, что такие комплименты из уст немолодого стражника ее смущают.

Ее фантазии неожиданно воздвигли между нами барьер. Подойдя поближе, я присел перед ней на корточки и заглянул в глаза.

– Быть может, нам следует начать сначала? – Я протянул руку и сказал: – Меня зовут Сумеречный Волк. Неттл, ты не представляешь, сколько лет я мечтал тебя увидеть. – И тут у меня перехватило горло.

Оставалось надеяться, что я сумею удержаться от слез. После коротких колебаний моя дочь взяла мою руку. У нее была изящная узкая ладонь, как и положено благородной леди, но загорелая и мозолистая. Прикосновение усилило нашу связь через Скилл, и мне вдруг показалось, что она сжимает мое сердце, а не руку. Даже если бы я захотел скрыть от Неттл свои чувства, у меня бы ничего не получилось. Мне показалось, что это пробило брешь в разделявшей нас стене.

Она посмотрела мне в лицо, которое находилось совсем рядом. Наши глаза встретились, и ее нижняя губа неожиданно задрожала, как у ребенка.

– Мой папа умер! – пролепетала она. – Мой папа умер, и я не знаю, что делать! Как мы будем жить? Чивэл еще совсем ребенок, а мама ничего не понимает в лошадях. Она уже поговаривает о том, чтобы продать их и переехать в город, поскольку она не может жить там, где она привыкла видеть отца! – Неттл задохнулась от боли, а потом воскликнула: – Все теперь развалится. Я ничего не могу изменить! Во мне нет таких сил, на которые все рассчитывают. Но и выбора нет. – Она расправила плечи и посмотрела на меня. – Я должна быть мужественной, – сказала она, как будто слова могли ей помочь.

Однако у нее получилось. Неттл сумела сдержать слезы. Храбрость отчаяния. Я обнял ее и прижал к груди. Первый раз в жизни я обнимал свою дочь. Ее короткие волосы кололи мне подбородок, и я был в состоянии думать только о том, как сильно я ее люблю. И тогда я открыл себя и позволил своим чувствам излиться на Неттл. Я ощутил удивление – как силой моих чувств, так и тем, что незнакомец обнял ее. Я попытался объяснить.

– Я присмотрю за вами, – обещал я. – Я позабочусь обо всей семье. Я обещал… обещал твоему папе заботиться о тебе и твоих младших братьях. И я выполню свое обещание.

– Не думаю, что у тебя получится, – возразила она, а потом, стараясь смягчить свои слова, добавила: – Но я верю, что ты попытаешься. На свете нет таких людей, как мой папа. Больше нет.

Еще несколько мгновений она разрешала мне обнимать себя. А потом мягко высвободилась из моих рук.

– Моя лошадь оседлана, меня ждут, – тихо проговорила Неттл. – Да и стражник, выбранный королевой, уже на месте. – Она глубоко вздохнула. – Мне нужно идти. Дома столько дел. Мама не справляется с детьми. Я нужна ей. – Она вытащила платок и вытерла глаза, из которых так и не пролились слезы.

– Да, ты права. – После коротких колебаний я сказал: – Твой отец хотел, чтобы я кое-что тебе передал. Возможно, тебе его слова покажутся странными, но для него это было важно.

Она вопросительно посмотрела на меня.

– Когда придет время для Малты, пусть ее покроет Радди.

Она поднесла руку ко рту и тихонько фыркнула.

– С тех самых пор, как у нас появилась эта кобыла, они с Чивэлом постоянно спорили из-за нее. Я передам ему. – Неттл отошла от меня на два шага и повторила: – Я передам ему. – А потом повернулась и убежала.

Я стоял, чувствуя себя потерянным. Потом на лице у меня появилась печальная улыбка. Усевшись на скамейку, я оглядел Женский Сад. Летние ароматы наполняли воздух, и все же запах волос моей дочери оставался со мной. Я смотрел вдаль, поверх ветвей сирени и размышлял. Да, мне потребуется много времени, чтобы по-настоящему узнать собственную дочь. Быть может, я так и не смогу признаться ей, что я ее отец. Теперь это уже не казалось мне таким важным, как прежде. Более того, я понял, что должен войти в их жизнь, не причинив боли. И не имею права вносить в их семью разлад. Будет трудно. Но у меня обязательно получится. Пусть и не сразу.

Должно быть, я заснул, сидя на скамейке. Когда я проснулся, солнце стояло уже высоко. Мне не сразу удалось сообразить, где я нахожусь, но ощущение счастья, непривычное для меня, было удивительно сильным. Я еще долго смотрел в голубое небо сквозь густую листву. Потом я почувствовал, что от сна на каменной скамье у меня затекла спина. И почти сразу же я вспомнил, что обещал Шуту принести сегодня еду и вино. Впрочем, у меня еще есть время, сказал я себе. Я встал и потянулся, чтобы размять тело.

Тропинка в кухню вела по саду. Лаванда, укроп и фенхель необыкновенно разрослись в этом году. Я услышал, как одна женщина сказала другой:

– Ты только посмотри, во что превратился сад! Позор. Даже до сорняков не добраться!

Как только я вышел на открытое место, то сразу же узнал голос Лейси:

– Не думаю, что это сорняки, милая. Полагаю, вы их спутали с ноготками – впрочем, их время уже прошло, так что выдирайте их вместе с корнями. Давайте мне, я выброшу их в кусты, чтобы они никому не попались на глаза.

Так я увидел этих двух милых старых леди: Пейшенс в летнем платье и шляпке, которая видела свет солнца еще в те дни, когда мой отец был наследным принцем, и Лейси, как всегда, в простом платье служанки. В одной руке Пейшенс держала свои туфли, а в другой – пучок вырванных ноготков. Она близоруко прищурилась, увидев меня. Возможно, она решила, что перед ней самый обычный стражник в синей форме, поскольку сурово заявила:

– А что он здесь делает? – Она строго потрясла сорванными цветами. – Вот что такое сорняк, молодой человек, – это растение, которое появляется в неположенном месте. И не надо на меня так смотреть! Разве твоя мать не научила тебя хорошим манерам?

– О Эда, царица полей! – воскликнула Лейси.

Я все еще надеялся, что успею сбежать, но в следующее мгновение Лейси, флегматичная, надежная Лейси, медленно повернулась и упала в обморок прямо в заросли лаванды.

– Что ты делаешь, дорогая? Ты что-нибудь потеряла? – воскликнула Пейшенс, глядя на свою горничную. Затем, как только она поняла, что Лейси лежит не двигаясь, она повернулась ко мне и с яростью воскликнула: – Посмотри, что ты наделал! Напугал старую женщину до смерти! Ну не стой как слабоумный. Подними ее, пока она не смяла всю лаванду!

– Да, мадам, – ответил я и наклонился, чтобы поднять Лейси.

Она всегда была пышной женщиной, и годы не сделали ее стройнее. Тем не менее я сумел ее удержать и даже перенести в тенистое место, где и положил на траву. Пейшенс последовала за нами, упрекая меня в неловкости.

– Теперь она так легко падает в обморок! Бедняжка. Тебе уже лучше? – Она опустилась на землю возле своей спутницы и погладила по руке.

Глаза Лейси открылись.

– Принести воды? – спросил я.

– Да. И поторопись. Только не вздумай сбежать, молодой человек. Это ты во всем виноват.

Я сбегал на кухню за чашкой и набрал воды из колодца. Когда я вернулся, Лейси уже сидела, а леди Пейшенс обмахивала веером свою старую служанку, ругая и сочувствуя ей одновременно.

– … ты же знаешь не хуже меня, что в нашем возрасте глаза нас часто обманывают. Вспомни, как на прошлой неделе я попыталась прогнать мою шаль со стола, приняв ее за кошку. Она так лежала… ну, ты помнишь?

– Миледи, нет. Посмотрите сами. Это либо он, либо его призрак. Он – копия своего отца в этом возрасте. Ну вы только взгляните на него.

Я опустил глаза и встал рядом с ними на колени, протягивая чашку.

– Немного воды, мадам, и я уверен, что вам станет лучше. Все дело в жаре.

Когда Лейси взяла чашку из моих рук, Пейшенс потянулась ко мне и взяла меня за подбородок.

– Посмотри на меня, юноша! Посмотри на меня, я сказала! – А потом, наклонившись ко мне поближе, воскликнула: – У моего Чивэла никогда не было такого носа. Но его глаза… напоминают мне. Ах… Ах, мой сын, мой сын! Этого не может быть. Не может быть.

Она отпустила меня и выпрямилась. Лейси протянула ей чашку с водой, и Пейшенс рассеянно ее взяла. Сделав несколько глотков, она повернулась к Лейси и спокойно сказала:

– Он не осмелится. Не осмелится.

Лейси не сводила с меня взгляда.

– Вы же знаете, какие ходят слухи, миледи. А помните, менестрель, обладающий Уитом, спел нам песню о драконах, о том, как Бастард, наделенный Уитом, восстал из могилы, чтобы послужить своему королю.

– Он не осмелится, – повторила Пейшенс и посмотрела на меня, но мой язык примерз к гортани. – Помоги мне подняться, юноша. И Лейси тоже. У нее в последнее время случаются обмороки. Полагаю, она ест слишком много рыбы. В особенности речной рыбы. От этого у Лейси дрожат ноги, так что проводи нас в наши покои.

– Да, мадам. Буду счастлив вам помочь.

– Полагаю, что так оно и будет, пока мы не окажемся за закрытыми дверями. Возьми ее под руку и помоги добраться до постели.

Однако это легче было сказать, чем сделать. Пейшенс повисла на другой моей руке так, словно боялась, что речной поток унесет ее прочь, если она меня отпустит.

Лейси и в самом деле шла неуверенно, и мне стало стыдно, что я ее напугал. Никто из них не произнес ни слова, лишь Пейшенс дважды указывала на гусениц, сидящих на розах, и говорила, что в прежние времена она бы такого не потерпела. После того как мы оказались под крышей, нам пришлось пройти по длинному коридору, а потом подняться по широкой лестнице. Я обрадовался тому, что нам нужно преодолеть лишь один пролет, поскольку Пейшенс бормотала под нос ругательства, а колени Лейси нехорошо поскрипывали.

Наконец мы подошли к двери, и Пейшенс указала на нее рукой. Это были едва ли не лучшие покои в Баккипе, и я порадовался, что королева Кетриккен выказала Пейшенс такое уважение. Посреди комнаты стоял огромный открытый сундук, а на каминной доске лежала шляпка. Кетриккен не забыла, что Пейшенс предпочитает обедать у себя в комнатах, поскольку у окна, в лучах солнца, я заметил столик с двумя стульями.

Я усадил женщин на стулья и спросил, не нужно ли им чего-нибудь.

– Шестнадцать лет, – резко сказала Пейшенс. – Ты можешь вернуть мне шестнадцать лет! Закрой дверь. Не думаю, что нам следует давать повод для сплетен. Шестнадцать лет и ни одного слова, ни одного намека. Том, Том, или как там тебя, о чем ты думал?

– Скоре всего, он ни о чем не думал, – предположила Лейси, глядя на меня страдальческими глазами.

И мне стало очень больно, поскольку в прежние времена, когда Пейшенс начинала меня ругать, Лейси всегда вставала на мою сторону. Она уже успела прийти в себя после обморока. На щеках появился румянец. Она с трудом поднялась со стула и вышла в соседнюю комнату. Вскоре она вернулась с тремя чайными чашками и графинчиком бренди на подносе. Лейси поставила поднос на маленький столик, за которым сидела Пейшенс, и я поморщился, увидев, как распухли суставы ее пальцев. Возраст изуродовал ловкие быстрые руки, которые когда-то виртуозно плели кружева.

– Пожалуй, нам всем не помешает немного выпить. Впрочем, ты этого не заслужил, – холодно добавила она. – Ты меня ужасно напугал в саду. Я уж не говорю о годах горя.

– Шестнадцать лет, – уточнила Пейшенс, на случай если я успел забыть ее слова. Повернувшись к Лейси, она сказала: – Я говорила тебе, что он жив! Когда мы готовили его тело к погребению, даже в тот момент, когда я мыла его холодные ноги, я говорила тебе, что он не может умереть. Я знала. И я оказалась права!

– Он был мертвым, – не сдавалась Лейси. – Миледи, его дыхание не затуманивало зеркало, а сердце не билось. Он был мертвым. – Она указала на меня слегка трясущимся пальцем. – А теперь ты жив. Ты должен объяснить свое поведение, юноша.

– Так решил Баррич, – начал я, но прежде, чем успел закончить фразу, Пейшенс воздела руки к небу и воскликнула:

– О, мне бы следовало догадаться, что без Баррича тут не обошлось. И все эти годы он воспитывал твою девочку, не так ли? Через три года после твоих похорон до нас дошел слух. Лудильщик Котлсби, который продает замечательные иголки, рассказал нам, что он видел Молли в каком-то городе с маленькой девочкой. И тогда я подумала: сколько ей лет? Потому что я сказала Лейси, когда Молли неожиданно ушла от меня, что она ведет себя как женщина, которая ждет ребенка. А потом она уехала – и я даже не успела помочь ей с ребенком. Твоя дочь, моя внучка! Позднее я услышала, что вместе с ней покинул Баккип и Баррич, а когда я стала задавать вопросы, выяснилось, что он заявил: все дети у Молли от него. Ну вот, пожалуйста. Я могла бы догадаться. Могла бы!

Я не ожидал, что Пейшенс окажется в курсе дел Молли и Баррича. Впрочем, удивляться не следовало. В те дни, когда состоялось мое погребение, Пейшенс управляла замком Баккип и у нее имелось немало источников информации.

– Пожалуй, мне не помешает немного бренди, – сказал я и потянулся к бутылке, но Пейшенс ударила меня по руке.

– Разливать буду я! – грозно воскликнула она. – Неужели ты думаешь, что тебе позволено прикинуться мертвым и исчезнуть из моей жизни на шестнадцать лет, а потом спокойно заявиться ко мне и разливать мой бренди? Какая дерзость!

Пейшенс откупорила бутылку, но когда она попыталась разлить напиток, руки у нее так дрожали, что она едва не опрокинула чашки. Я взял у нее бутылку и к тому времени, когда бренди был разлит, Пейшенс разрыдалась. Ее прическа никогда не отличалась аккуратностью, сейчас же волосы и вовсе торчали в разные стороны. И когда только в них появилось столько седины? Я опустился перед ней на колени и заставил себя заглянуть в ее потускневшие глаза. Она закрыла лицо руками и зарыдала еще сильнее. Осторожно протянув руку, я убрал ее ладони от лица.

– Пожалуйста, поверь мне, мама, решение принимал не я. Если бы я мог вернуться к тебе, не подвергая риску благополучие людей, которых любил, то обязательно бы это сделал. Ты и сама знаешь. И то, как ты приготовила мое тело к погребению, возможно, спасло мне жизнь. Спасибо.

– Ты выбрал прекрасное время, чтобы назвать меня мамой после стольких лет, – всхлипнула она, а потом добавила: – Баррич вообще ничего не понимает, если только речь не идет о существах на четырех ногах и с копытами. – Однако она протянула мне влажные от слез ладони, наклонилась и поцеловала меня в лоб. Потом откинулась на спинку стула и бросила на меня строгий взгляд. Кончик ее носа покраснел. – Впрочем, мне придется тебя простить. Эда знает, я могу умереть в любой момент, и хотя я ужасно на тебя сердита, мне не хочется, чтобы ты прожил остаток жизни, сожалея, что я умерла, так тебя и не простив. Однако не думай, что я больше на тебя не сержусь или что Лейси больше не сердится. Ты это заслужил. – Она громко всхлипнула, и Лейси протянула ей платочек.

Лицо старой горничной выражало суровое неудовольствие. Долгие годы, проведенные вместе, стерли грань между госпожой и служанкой.

– Конечно заслужил.

– Ну тогда встань. У меня нет ни малейшего желания свернуть себе шею, глядя на тебя сверху вниз. И почему тебе взбрело в голову вырядиться в форму стражника? Неужели ты не знаешь, что здесь еще остались люди, которые с радостью увидели бы тебя мертвым! В Баккипе тебе грозит опасность, Том. Когда я вернусь в Тредфорд, ты должен уехать вместе со мной. Там я сумею выдать тебя за садовника или сына сбившейся с пути кузины. Впрочем, к моим цветам и растениям я тебя все равно не подпущу. Ты в них ничего не понимаешь.

Я медленно поднялся на ноги.

– Я мог бы помочь пропалывать сад, – не удержался я. – Я знаю, как выглядят ноготки, даже когда они не цветут.

– Вот! Ты видишь, Лейси! Не успела я его простить, а он уже надо мной потешается! – Затем она прикрыла ладонью рот, словно хотела скрыть рыдание. На руках сильно выступали голубые вены. Пейшенс сделала глубокий вдох и сказала: – Пожалуй, пора выпить бренди. – Она сделала глоток, посмотрела на меня поверх ободка чашки, и из ее глаз вновь покатились слезы. Она поставила чашку на столик и покачала головой. – Ты здесь, и ты жив. Сама не знаю, отчего я плачу. Если не считать шестнадцати лет и внучки, потерянной для меня навсегда. Как ты мог, негодник! А теперь расскажи об этих годах. Что в твоей жизни было такого важного, мешавшего навестить нас?

И вдруг все причины, которые раньше выглядели вполне серьезными, показались мне никуда не годными. Я мог найти возможность их повидать.

– Если бы я не отдал свою боль каменному дракону, – неожиданно для себя самого заговорил я, – мне бы удалось найти способ с вами встретиться, пусть бы даже он оказался очень опасным. Наверное, нужно сохранять в себе свою боль, в противном случае ты превращаешься в труса.

Она стукнула ладонью по столу и вскрикнула от боли.

– Я не желаю больше слушать твоих оправданий. Рассказывай, я хочу знать, чем ты занимался вое эти годы!

– Я никогда не забуду яблоки, которые вы кидали мне сквозь прутья моей темницы. Вы и Лейси были невероятно храбрыми, когда пришли туда.

– Прекрати! – возмущенно зашипела она, а ее глаза вновь наполнились слезами. – Вот как ты теперь любишь развлекаться? Заставляешь плакать старую леди?

– Я не хотел.

– Тогда рассказывай, что с тобой происходило. С того самого момента, когда я в последний раз тебя видела.

– Миледи, я сделаю это с радостью, обещаю. Но когда я вас встретил, у меня было одно дело. Мне необходимо успеть до заката солнца, но я обещаю, что завтра я вернусь и все подробно расскажу.

– Нет. Конечно нет. А какое у тебя дело?

– Вы помните моего друга Шута? Он болен. Я должен отнести ему кое-какие растения, еду и вино.

– Тот бледный парнишка? Он никогда не был здоровым ребенком. Ел слишком много рыбы, если тебя интересует мое мнение. И с тобой будет то же самое.

– Я скажу ему. Но сейчас мне нужно его навестить.

– А когда ты в последний раз его видел?

Вчера.

– Ну а меня ты в последний раз видел шестнадцать лет назад. Он может подождать.

– Но он болен.

Пейшенс со стуком поставила свою чашку.

– Я тоже! – воскликнула она, и по ее щекам вновь потекли слезы.

Лейси обняла ее за плечи и сказала мне:

– Она не всегда бывает благоразумной. В особенности когда устает. Мы приехали сегодня утром. Я говорила, что ей следует отдохнуть, но ей захотелось прогуляться по саду.

– И что в этом неблагоразумного? – рассерженно спросила Пейшенс.

– Ничего, – торопливо вмешался я. – Все в порядке. У меня появилась идея. Вы можете прилечь, а когда устроитесь поудобнее, я начну рассказывать свою историю. Если вы начнете дремать, я потихоньку уйду, а завтра вернусь и продолжу. Шестнадцать лет трудно уложить в один час или даже в один день.

– Потребуется шестнадцать лет, чтобы поведать о событиях, которые произошли за шестнадцать лет, – сурово заявила Пейшенс. – Тогда помоги мне, я еще не оправилась от путешествия.

Я подал ей руку, она оперлась на нее, и мы прошествовали к кровати. Пейшенс со стонам опустилась на постель и, когда пуховая перина просела под ней, пробормотала:

– Слишком мягко. Я не смогу здесь спать. Неужели они думают, что я курица в гнезде? – Она легла, и я помог ей поднять ноги. – Знаешь, ты испортил мне сюрприз. Я уже собралась призвать к себе свою внучку и открыть, что в ее жилах течет благородная кровь, а потом передать ей разные подарки, которые напоминали бы ей об отце. Помоги мне снять туфли. И почему мои ноги теперь далеко от рук?

– Судя по всему, туфли остались в саду.

– И чья в том вина? Ты нас так напугал. Удивительно, что я не забыла там голову.

Я кивнул, но промолчал, заметив, что на ней надеты разные чулки. Пейшенс никогда не интересовали мелочи.

– А о каких подарках идет речь? – спросил я.

– Теперь это не имеет значения, раз ты жив, я намерена оставить их себе.

– Какие подарки? – нетерпеливо спросил я, охваченный жгучим любопытством.

– Ну, рисунок, который ты мне подарил, разве ты не помнишь? А когда ты умер, я отрезала прядь твоих волос. С тех пор я носила их в медальоне. – Я не нашелся что ответить, и Пейшенс приподнялась на локте. – Лейси, тебе нужно немного полежать. Ты знаешь, что я не люблю, когда ты слишком далеко. Твой слух уже не тот, что прежде. – Она доверительно добавила, обращаясь ко мне: – Для нее приготовили узкую кровать в маленькой комнатке. Она подходит для молоденькой девушки, а не для зрелой женщины. Лейси!

– Я здесь, голубушка. Не нужно кричать. – Старая служанка подошла к Пейшенс с другой стороны кровати. Потом с беспокойством взглянула на меня, словно я считал, что ей не следует ложиться в одну постель со своей леди. – Я устала, – призналась Лейси, присаживаясь на край кровати.

Она укрыла шалью ноги Пейшенс.

Я принес стул и уселся на него верхом, развернув спинкой вперед.

– Так с чего начать? – спросил я.

– Начни с того, чтобы сесть на стул как следует! – После того как я выполнил ее просьбу, Пейшенс сказала: – Не рассказывай мне о том, что этот мерзкий претендент на трон сделал с тобой. Я видела следы на твоем теле, этого достаточно. Лучше расскажи, как тебе удалось уцелеть.

– Ну, как вы знаете, я наделен Уитом, – начал я после коротких размышлений.

– Да, я так и думала, – зевнув, кивнула она. – И?

И я начал пересказывать историю моей жизни. Я открыл им, как нашел спасение в своем волке, как Баррич и Чейд вернули меня в мое тело. Рассказал о долгом выздоровлении и визите Чейда. Мне показалось, что она задремала, но когда я попытался встать, ее глаза тут же открылись:

– Сядь! – приказала она, а когда я повиновался, Пейшенс взяла меня за руку, словно для того, чтобы помешать мне уйти. – Я слушаю, продолжай.

И я поведал ей об отъезде Баррича и о «перекованных». Потом объяснил, почему Баррич поверил, что я погиб, и вернулся к Молли, чтобы защитить ее и ребенка, которого она носила. Потом я рассказал о моем долгом путешествии из Бакка в Тредфорд и о группе Скилла короля Регала. Она открыла один глаз.

– Теперь там сад. Я собрала растения и деревья со всех Шести Герцогств. Лианы из Джамелии, куст с синими иголками с Острова Пряностей. Тебе там понравится, Том, когда ты будешь там жить со мной.

– Не сомневаюсь, что мне понравится, – согласился я, стараясь не касаться будущего. – Мне продолжать или вы будете спать? – С другой стороны постели уже раздавалось тихое похрапывание Лейси.

– Продолжай, мне совсем не хочется спать.

Но в самый разгар истории о том, как я пытался убить Регала, Пейшенс наконец заснула. Я немного посидел, дожидаясь, пока ее пальцы разожмутся и я смогу уйти.

Вскоре я тихонько подошел к двери. Когда я отодвинул задвижку, Лейси приподнялась на локте. Со слухом у нее все было в порядке, и я не сомневался, что, несмотря на распухшие пальцы, она вмиг найдет кинжал в широком рукаве своего платья. Она кивнула мне, и я выскользнул из комнаты.

Я зашел на кухню и с аппетитом поел. После соленой рыбы ничто не может сравниться со свежим хлебом, маслом и холодным мясом. Однако я не мог в полной мере насладиться трапезой, поскольку приближался вечер. Стражники всегда голодны, поэтому никто не стал ворчать, когда я прихватил с собой половину каравая хлеба и солидный кусок сыра. Затем я проскользнул в кладовую, где взял корзину и два круга колбасы, а потом со своей добычей поднялся в башню Чейда. Там я нашел Олуха. Пыль со стола и каминной полки была вытерта, появилось блюдо со свежими фруктами. В камине горел огонь. Олух пополнил запасы дров и свечей, принес воды в бочку. Я удивленно покачал головой. После стольких испытаний он в первый же день после возвращения вспомнил о своих прежних обязанностях. Я положил в корзину дюжину желтых и красных слив и добавил бутылку вина из запасов Чейда. Когда я заворачивал в бумагу пиретрум и сушеную ивовую кору, со мной связался Чейд.

Что такое? – спросил я.

Мне нужно поговорить с королевой, Фитц.

А ты не можешь воспользоваться услугами Олуха? Я собираюсь на Аслевджал.

Это ненадолго.

Мне потребуется время, чтобы организовать встречу с королевой Кетриккен.

Я уже сообщил ей через Олуха о необходимости поговорить. Она ответила, что готова. Если ты направишься в ее покои, она почти сразу же к тебе выйдет.

Хорошо.

Ты недоволен.

Я тревожусь за Шута. Я хотел кое-что отнести ему. Свежие фрукты и лекарственные травы от лихорадки.

Я понимаю, Фитц. Но мое дело не займет много времени. А потом ты поспишь и утром отправишься в путь.

Договорились.

Я разорвал контакт. Договорились. А что еще я мог сказать? Он был прав. Многие мысли Дьютифула были слишком сложными для понимания Олуха, не говоря уж о том, чтобы передать их Кетриккен. Я постарался не злиться из-за потерянного времени. С Шутом все будет в порядке, сказал я себе. Изменения происходят с ним не первый раз, да и Черный Человек знает, как о нем позаботиться. Кроме того, Шут сам сказал, что ему необходимо побыть одному, необходимо подумать. И не видеть лица человека, которому слишком хорошо известно, что ему выпало пережить. К тому же мое возвращение в Баккип позволило Неттл отправиться домой, к семье, где она сейчас необходима. Я нашел чистую тряпицу и накрыл хлеб. Потом спустился по длинной темной лестнице в покои королевы.

Переговоры получились долгими. Чейд и Дьютифул поспорили, и Чейд попытался опередить принца. Они с принцем находились на борту корабля, который должен был на следующий день выйти в море. Нарческа собиралась отплыть вместе с ними, но утром пришла к Дьютифулу и умоляла его разрешить ей остаться дома на три месяца, дать ей побыть с семьей перед переездом в Баккип. Принц лично дал ей разрешение, не проконсультировавшись с Чейдом.

Очень лично, — возмущался он.

Интересно, подумал я, хочет ли Чейд, чтобы я передал королеве, что просьба была высказана и удовлетворена в интимной обстановке, которую советник не одобряет.

– Вопрос был решен принцем и нарческой так, что остальные узнали об этом лишь позже, – сказал я Кетриккен.

– Понятно, – ответила она, но я не был уверен, что она действительно поняла меня.

Однако официального объявления сделано не было. Еще не поздно наложить запрет. Боюсь, что все наши планы будут нарушены, если мы разрешим девушке остаться. Прежде всего это означает, что она прибудет – если вообще сдержит свое обещание – в период зимних штормов, а не во время осенних свадеб, которые проводятся одновременно с Праздником Урожая. Принц вернется ко двору без невесты, и ему будет нечем оправдать расходы на долгое путешествие. Если вы – как мы и планировали – намерены заставить герцогов объявить Дьютифула наследным принцем, момент будет не самый подходящий.

Сказки об освобожденном драконе и его голове у материнского очага ничего не значат для дворян, которые отродясь не видели даже чешуи дракона, не говоря уж о невесте, которую удалось завоевать благодаря этим подвигам. И я боюсь, что чем дольше нарческа будет оставаться в своем материнском доме, тем труднее ей будет покинуть Внешние острова. Их нежелание расставаться с ней растет с каждым часом. Они горюют о ней так, словно она отправляется на смерть и навсегда покидает их.

Когда я передал эти мысли Чейда королеве, она ответила:

– Возможно, разумно дать ей время на прощание с близкими. Пожалуйста, передай мои заверения, что мы всегда рады гостям, а Эллиана сможет время от времени навещать родной дом. Ты уже пригласил кого-нибудь из членов ее клана? Человека, который не только бы выступил в качестве свидетеля на свадьбе, но остался бы у нас, чтобы Эллиана не чувствовала себя одинокой?

Передавая ее слова Чейду, я вдруг вспомнил, как трудно было самой Кетриккен, когда она приехала к нам из Горного Королевства одна, даже без служанки. Вспомнила ли она сейчас свои первые грустные дни при чужом дворе, где никто не говорил на ее родном языке и не признавал ее обычаев?

Это одна из наших трудностей. Насколько я понимаю, связь женщины с родной землей считается священной. Женщины, которым предназначено править, крайне редко покидают свой родной остров. Они живут на нем и умирают. И все, что связано с женщинойнапример, ее дети,должно оставаться на острове. Вот почему ни одна из женщин, имеющих власть, не может отправиться с Эллианой в Баккип. Ее будут сопровождать Пиоттр и два кузена. Приедет с ней и Аркон Бладблейд, а также немалое количество вождей кланов, чтобы подтвердить торговые соглашения, подписанные с нами. Однако с ней не будет ни служанок, ни других женщин.

– Понимаю, – задумчиво проговорила Кетриккен.

Мы сидели вдвоем в ее гостиной. Она налила нам вина, но бокалы так и остались стоять на низеньком столике. Со времени моего последнего визита комната изменилась. Как всегда, Кетриккен предпочитала простоту. В фаянсовой вазе стоял одинокий цветок, вокруг мягко сияли свечи. От свечей исходил густой успокаивающий аромат, но Кетриккен была напряжена, как кошка, вышедшая на охоту. Она заметила, что я смотрю на ее судорожно сжатые пальцы, и попыталась успокоиться.

– А Чейд слышит все, что говорю я? – тихо спросила она.

– Нет. Он не присутствует здесь, со мной, как это умел делать Верити. Это требует напряжения всех сил. Да я ему и не предлагал. Он слышит только то, что вы просите ему передать.

Ее плечи слегка опустились, и она немного расслабилась.

– Иногда я не согласна с моим советником. Когда мы говорили через Неттл… Это было трудно, к тому же мы с Чейдом ужасно осторожничали, стараясь не вовлекать девочку в наши интриги. Но теперь ты здесь. – Она приподняла голову, и по ее губам промелькнула быстрая улыбка. – Я черпаю у тебя силу, Фитц Чивэл. В некотором роде, когда ты используешь для меня Скилл, ты становишься человеком королевы. – Она вновь расправила плечи. – Скажи Чейду, что в данном случае нам не следует ставить под сомнение слово, данное принцем невесте. Если он считает, что зима не самое подходящее время для свадьбы, мы можем перенести церемонию на весну, когда путешествие будет более безопасным и приятным для нарчески. Ну а что касается объявления Дьютифула наследным принцем, то вопрос в любом случае решают герцоги. Если он должен привести в качестве трофея женщину, чтобы они посчитали его достойным титула, то для меня такой титул ничего не значит. Рано или поздно он получит власть. Я считаю, что его доброта и забота, проявленные к будущей жене, лишь укрепят наш союз, а не будут восприняты как проявление слабости. – Она ненадолго задумалась. – Скажи ему это, пожалуйста. – Она взяла бокал с вином и сделала несколько глотков.

Это неразумно, Фитц. Ты можешь ее переубедить? Принц одурманен Эллианой. Он должен понять, что для их будущего гораздо важнее ублажить герцогов, чем мать его невесты. Чем быстрее его брак станет реальностью, тем скорее герцоги воспримут его как мужчину, достойного престола, а не как мальчика-принца. Он слишком порывистый, слишком часто следует велениям своего сердца, а благо Шести Герцогств требует холодного расчета. Заставь ее понять, Фитц, что мы все лето выполняли прихоти нарчески, а теперь пришло время показать герцогам, что Дьютифул все еще думает о них и что они для него важнее желаний обитателей Внешних островов.

Я обдумывал его слова с закрытыми глазами, но потом почувствовал тревогу Кетриккен.

– Вот что думает по этому поводу Чейд, – сказал я и передал его соображения.

Моя хитрость не ускользнула от внимания Кетриккен.

– А что думаешь ты, Фитц Чивэл?

– Моя королева, меня радует, что я не должен давать вам советы по данному поводу.

Она с трудом сдержала улыбку.

– Но ты выскажешь свое мнение, если я тебя попрошу?

Некоторое время я молчал, отчаянно стараясь принять правильное решение.

– Тебе удобно на этом стуле? – заботливо спросила Кетриккен. – Ты ерзаешь, словно сидишь на муравейнике.

Я посмотрел ей в глаза.

– Я нашел промежуточное решение, миледи. Герцоги будут довольны, если принц женится и на свет появится наследник, но Дьютифул слишком молод, чтобы стать наследным принцем. Свадьба и титул могут подождать. Пусть нарческа проведет побольше времени с матерью и сестрой. Я был там и видел, как на Внешних островах распределяется власть. Хотя Эртр остается нарческой до самой смерти, отъезд Эллианы будет равнозначен отречению от короны моего отца в пользу Верити. Начнутся споры относительно наследницы титула. Пока Эллиана остается дома, она сможет закрепить права своей младшей сестры.

Мне кажется, что Шесть Герцогств только выиграют, если ее семья сохранит власть. Наших герцогов можно ублажить другими способами. Торговля с Внешними островами позволит им набить кошельки, а в наших товарах заинтересованы не только кланы нарвала и кабана. Давайте откроем ворота пошире. Пригласим в гости их кемпра, воинов-вождей. Мужчины без колебаний покидают материнские дома, если могут получить выгоду от торговли. Пусть их приезд будет отпразднован вместе с осенним сбором урожая. Нужно уже сейчас начать планировать Осеннюю ярмарку, чтобы продемонстрировать им богатства Шести Герцогств. Поощрим присутствие герцогов вместе с их семьями и другими аристократами. Отпразднуем торговые соглашения сейчас, и пусть свадьба окончательно закрепит их весной.

Кетриккен откинулась на спинку стула и внимательно посмотрела на меня.

– И когда ты научился такой дальновидности, Фитц Чивэл?

– Мудрый старик научил меня дипломатии в бархатных перчатках, скрывающих кулак власти. Убеждение, а не сила дает лучшие результаты, действие которых длится дольше. Пусть этот союз послужит истинным интересам герцогов, и они с радостью примут нарческу, когда она появится.

Я не стал добавлять, что он научил меня этому, когда сам шнырял по потайным ходам в стенах Баккипа и манипулировал троном, оставаясь невидимым.

– Но тогда он должен все это помнить. Передай ему свои мысли, но так, словно они принадлежат мне.

Я не хотел участвовать в торговле Чейда с королевой, но уже ничего не мог с этим поделать. У меня на глазах разворачивалась их тайная борьба за трон Видящих. Возраст и прекрасное знание Шести Герцогств были на стороне Чейда. Я поморщился, когда Чейд заявил, что воспитание в Горном Королевстве ослепило Кетриккен и она не видит политической необходимости демонстрации сильной воли Внешним островам.

Я знал, что Чейда очень интересует власть для себя. Не думаю, что у него были дурные намерения; он искренне верил, что борется за благо Шести Герцогств. Если бы я так же долго манипулировал властью, то, вне всякого сомнения, считал бы, что у меня есть на это все права. Тем не менее я прекрасно понимал: если Кетриккен не проявит твердость, Дьютифул унаследует лишь титул, но не власть.

Вот почему против воли я вмешался и начал давать советы Кетриккен, как перехитрить Чейда. Я не сомневался, что Чейд очень быстро это поймет. Тем не менее лукавый старик наслаждался игрой, придумывая одно изощренное возражение за другим. Наступила ночь, до рассвета оставалось уже совсем немного. Старик продолжал настаивать на своем, а мои доводы подходили к концу, между тем моя королева заметно бледнела.

Наконец во время паузы в наших спорах относительно герцогов и кемпра, когда Чейд пытался предсказать, какую сторону каждый из них займет, я так устал, что мое терпение кончилось.

– Скажите ему «нет», – предложил я. – Скажите, что принц дал слово невесте и оно не может быть отменено вами или Чейдом. И если принц совершил ошибку, то ему будет полезно узнать, что за последствия нужно отвечать. Таким образом он будет учиться.

Горло у меня болело, во рту пересохло. Голова казалась слишком большой и с трудом держалась на плечах. Глаза закрывались от усталости. Я потянулся за бутылкой, чтобы налить нам еще по глотку, но Кетриккен схватила мою руку, и я удивленно поднял глаза. Ее голубые глаза горели удивительным светом; они вдруг показались мне темными и немного дикими.

– Ты сам скажи ему, Жертвенный. Я не хочу, чтобы это исходило от меня. Пусть он знает, что таково твое решение. Как указ некоронованного короля.

Я удивленно заморгал.

– Я… не могу.

– Почему?

– Если я однажды займу эту позицию, то буду вынужден следовать ей и дальше, – сказал я, понимая, что моему ответу не хватает смелости. – Иными словами, с этого момента я должен буду постоянно доказывать Чейду, что у меня есть право окончательного решения.

– До тех пор, пока Дьютифул не станет королем.

– Да.

– Но тогда моя жизнь никогда вновь не станет моей.

– Такой была твоя судьба с самого начала. Но ты постоянно отказывался от нее. Займи положенное тебе место.

– Вы обсуждали это с Дьютифулом?

– Он знает, что я считаю тебя Жертвенным. И когда я сказала ему об этом, он не стал возражать.

– Моя королева, я… – Я прижал ладони к пульсирующим вискам.

Мне хотелось сказать, что я никогда даже не думал о подобной роли. Но это было бы неправдой. В ту ночь, когда умер король Шрюд, я был готов выступить вперед и захватить трон. Не для себя, но для того, чтобы охранять его для королевы до возвращения Верити. Я колебался, не зная, принимать ли мне корону теневого короля, которую предлагала Кетриккен. Имела ли она на это право?

В мои мысли пробился Чейд.

Сейчас поздно, а я уже старик. Хватит спорить, скажи ей…

Нет. — Она не может дать мне корону. Но я имею право ее взять. – Нет, Чейд. Наш принц дал свое слово, и никто из нас не может его отменить. Если он совершил ошибку, это его ошибка, и пусть он сам за нее отвечает – ведь только так юный правитель может научиться искусству управления.

Это не слова королевы.

Да. Это говорю я.

Наступило долгое молчание. Я чувствовал присутствие Чейда, мне вдруг показалось, что я слышу его мерное дыхание, пока он обдумывает мои слова. И когда наши разумы соприкоснулись в следующий раз, я вдруг ощутил, что он улыбается. Нет, теперь я знал, что он преисполнен гордости.

Хорошо. Кажется, после пятнадцати лет трон вновь занял Видящий?

Я молчал. Ждал. Ждал насмешек, ждал вызова или пренебрежения.

Я скажу принцу, что его решение не вызвало возражений. И передам наше приглашение всем кемпра Внешних островов. Как пожелаешь, король Фитц.


XXXII СКВОЗЬ КАМНИ | Судьба Шута | XXXIV ОБЯЗАТЕЛЬСТВА