home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


XXXVI

ПРАЗДНИК УРОЖАЯ

По вашей просьбе я отправляю гонца, чтобы он сообщил вам, что сине-зеленую драконицу Тинталью и черного дракона Айсфира недавно видели. Они пребывали в полном здравии и не страдали от отсутствия аппетита. Мы передали им, что вы тревожитесь о них и о юных драконах, оставленных на вашем попечении. Мы не станем утверждать, что они поняли ваше нетерпение, – впрочем, вы и сами это знаете. Они настолько поглощены друг другом, что не слишком заинтересованы в разговорах с людьми.

Послание королевы Кетриккен Совету торговцев Бингтауна.

Вечер застал меня на хорошо знакомом посту за стеной. Для разнообразия я шпионил ради собственного удовольствия, а не по указанию Чейда. Рядом стояла корзина с вином, хлебом, яблоками, сыром и колбасой. Неподалеку устроился хорек. Я приник к глазку и наблюдал за придворными Шести Герцогств и гостями с Внешних островов.

Сегодня никто не пытался соблюдать формальности. Торжественные церемонии будут завтра. Столы ломились от яств, но посреди зала было оставлено место для танцев. Прекрасный шанс для юных менестрелей, жонглеров и кукольников показать свое мастерство. В зале сразу же воцарилась веселая суета, все увлеченно обсуждали завтрашний праздник. Простонародье и аристократы смешались во дворе и залах замка. Вероятно, я мог бы совершенно спокойно присоединиться к ним, но мое сердце к этому не лежало. Поэтому я спрятался, чтобы наблюдать за другими, и получал удовольствие, глядя на их радость.

Я занял свой пост довольно рано, чтобы послушать пение Неда. Он пел для детей, собравшихся пораньше, прежде чем их отошлют спать. Нед выбрал две простенькие песенки: одну про человека, который охотился на луну, а другую о женщине, посадившей чашку, чтобы выросло вино, и вилку, чтобы выросло мясо. Он всегда смеялся, когда Старлинг пела эти песенки, веселилась его аудитория и сейчас. Нед получал огромное удовольствие от выступления, да и его наставник казался довольным. Я вздохнул. Мой мальчик уходит с менестрелями. Я и представить себе не мог, что так будет.

Я также видел Свифта с коротко остриженными в знак траура волосами. Мальчик заметно повзрослел со времени нашей последней встречи, но не внешне, а в том, как он себя держал. Он следовал за Уэбом, и я радовался, что рядом с ним замечательный учитель. Мои глаза округлились, когда среди танцующих я заметил лорда Сивила. Он кружился вместе с девушкой, в которой я с ужасом узнал Неттл. Я сидел, жевал и продолжал наблюдать за танцующими парами. Принц Дьютифул подвел к Сивилу леди Сайдел, а сам пригласил Неттл. Принц, как мне показалось, выглядел немного поникшим, несмотря на то что старался улыбаться. Сомневаюсь, что он хотел танцевать с девушкой друга или с кузиной. Что до Неттл, она танцевала неплохо, но слегка смущалась. Возможно, она еще не до конца выучила все па и боялась сделать ошибку, танцуя с принцем. Ее платье было простым, как и костюм Дьютифула, и я понял, что к их нарядам приложила руку королева Кетриккен.

Тогда я поискал взглядом королеву и обнаружил, что она сидит на высоком кресле, наблюдая за праздником. Она выглядела усталой и довольной. Рядом не было Чейда, и мне это показалось странным, но вскоре я обнаружил, что он танцует с женщиной с огненно-рыжими волосами, которая была по меньшей мере втрое младше его.

Одного за другим я выискивал в толпе и находил людей, сыгравших важную роль в моей жизни. Старлинг, а ныне леди Фишер, сидела в мягком кресле. Ее муж стоял рядом, заботливо поглядывая на жену. Он сам приносил ей закуски и питье, словно слуги не могли справиться с такой серьезной задачей. Прибыла леди Пейшенс, на ее платье было больше кружев, чем у всех собравшихся здесь женщин, вместе взятых, рядом шествовала Лейси. Они устроились на скамье рядом с ширмой кукольника и тут же принялись шептаться, точно маленькие девочки. Леди Розмари беседовала с двумя кемпра с Внешних островов. Я не сомневался, что ее очаровательная улыбка и высокая грудь помогли собрать немало полезных сведений для лорда Чейда.

Аркон Бладблейд в плаще, подбитом лисьим мехом, что-то оживленно обсуждал с герцогиней Бернса. Она вежливо слушала, но я сомневался, что торговые соглашению смогут изменить ее отношение к обитателям Внешних островов. Я узнал трех представителей Хетгарда, они стояли возле столов с угощением и с изумлением следили за кукольным представлением. Мой взгляд вновь отыскал Неттл, которая в одиночестве пробиралась сквозь толпу. К ней приблизился коренастый юноша. По его коротко подстриженным кудрям я узнал Чивэла, старшего сына Баррича.

Они стояли и разговаривали, а вокруг кипело веселье. К ним подошла женщина в простом темно-синем платье, которая вела за руку сопротивляющегося мальчика. Я содрогнулся, глядя на короткие волосы Молли, совершенно убежденный, что Баррич никогда бы не одобрил то, как она обошлась со своими локонами. Как ни странно, короткая стрижка молодила ее. Она продолжала держать Хирса за руку, показывая на другого мальчишку. Молли хотела, чтобы Чивэл помог ей отвести их спать. Однако на помощь пришла Неттл, схватила младшего брата в охапку и с ним на руках сделала несколько пируэтов. Мальчишка визжал от восторга – еще бы, ему ведь удалось ускользнуть от матери. Чивэл успокаивающе поднял руку, уговаривая Молли, и она кивнула. В следующее мгновение группа акробатов заслонила от меня семейство. Когда они закончили свое выступление, Молли исчезла.

Я продолжал сидеть в темноте. Джилли недоуменно спросил:

Колбаса?

Я пошарил в корзинке, но обнаружил лишь мясо. Колбасу уже всю прикончил в неравной борьбе Джилли. Я нашел кусочек мяса побольше и предложил ему в качестве угощения, и хорек с довольным видом тут же его схватил.

Так прошел мой вечер. Люди, которых я любил, танцевали под музыку, едва доносившуюся до моих ушей. Я отодвинулся от глазка, чтобы дать отдых уставшей спине. Сквозь щель пробивался узкий луч света. Я поймал его ладонью и некоторое время смотрел на него. Метафора всей моей жизни, подумал я. Вздохнув, я отбросил сожаления и вновь приник к глазку.

Олух отошел от столов с угощением, держа в руках сразу несколько пирожных. Его музыка была громкой и радостной, он двигался в такт с ней, не обращая внимания на звуки настоящих инструментов. И все же он там, со всеми, с горечью подумал я. Во всяком случае, он может быть вместе с другими людьми. Мне вдруг захотелось забыть об осторожности и присоединиться к Олуху, но желание тут же исчезло. Нет.

Дети Молли нашли жонглера, который им нравился. Они стояли перед ним, Неттл держала за руки Хирса и Стеди. Чивэл поднял Джаста. Нимбл и Свифт пристроились рядом с ними. Я заметил неподалеку Уэба. Мои глаза устремились дальше, в толпу, но мне не удалось найти Молли. Я встал, оставил корзину и подушку хорьку и ничем не обремененный зашагал по темным узким коридорам.

Я знал, что существует глазок, откуда можно наблюдать за Фиолетовыми покоями. Однако я решил им не пользоваться. Выбравшись из лабиринта потайных ходов в какой-то кладовой, я стряхнул с одежды пыль и паутину и, не поднимая глаз, быстро зашагал по заполненным гостями залам и коридорам Баккипа. Никто не обращал на меня внимания, никто не звал меня по имени, никто не остановил и не спросил, как мои дела. С тем же успехом я мог быть невидимкой. Я поднялся по лестнице наверх. Здесь толпа была заметно реже. А когда я добрался до южного крыла, оказалось, что в тех коридорах и вовсе пусто. Все собрались на нижних этажах. Все, кроме меня, и, быть может, Молли.

Я трижды прошел мимо дверей Фиолетовых покоев. На четвертый раз я заставил себя постучать. Стук получился слишком громким и нетерпеливым. Сердце отчаянно колотилось в груди, меня трясло. Тишина. Затем, когда я решил, что напрасно волновался и никто мне не ответит, послышался спокойный голос Молли:

– Кто там?

– Это я, – глупо ответил я.

И пока я мучительно искал имя, которым следует себя назвать, она показала, что прекрасно знает, кто к ней явился.

– Уходи.

– Пожалуйста.

– Уходи!

– Пожалуйста. Я обещал Барричу присмотреть за тобой и детьми. Я обещал ему.

Дверь немного приоткрылась. Я увидел, что она смотрит на меня одним глазом.

– Забавно. Именно эти слова он говорил, когда начал приносить вещи к моей двери. Он говорил, будто перед твоей смертью обещал тебе позаботиться обо мне.

У меня не нашлось ответа, и дверь стала закрываться. Я успел всунуть в щель ногу.

– Пожалуйста, пусти меня. Всего на несколько минут.

– Убери ногу, иначе я ее сломаю. – Молли явно собиралась выполнить свое обещание.

Я решил рискнуть.

– Пожалуйста, Молли. Пожалуйста. После стольких лет, разве ты не дашь мне шанса объяснить? Только объяснить.

– Объяснять надо было шестнадцать лет назад. Когда это имело значение.

– Пожалуйста, впусти меня.

Неожиданно она распахнула дверь.

– Я хочу услышать от тебя только одно, – сверкая глазами, заявила Молли. – Расскажи мне о последних часах моего мужа.

– Хорошо, – ответил я. – Наверное, таков мой долг.

– Да, – сказала она, отступая от двери настолько, чтобы я мог протиснуться внутрь. – Таков твой долг – но он на этом не заканчивается.

На Молли была ночная рубашка и халат. Она заметно пополнела, из девушки превратившись в женщину. Однако она сохранила привлекательность. В комнате пахло Молли – то был не просто аромат ее духов, но ее собственный запах, смешанный с запахом пчелиного воска. Аккуратно сложенное платье лежало на стуле возле кровати. Рядом я заметил низенькую кроватку на колесиках – очевидно, мальчики спали тут же. На столике я увидел гребень и расчески – они оказались там скорее по привычке, чем из необходимости.

– Он бы не хотел, чтобы ты срезала волосы, – по глупости сказал я первое, что пришло мне в голову.

Молли поднесла руку к голове.

– Откуда тебе знать? – возмущенно спросила она.

– Когда он в первый раз тебя увидел, задолго до того, как забрал, он сказал про твои волосы: «На ее шкуре есть рыжий цвет».

– Да, он мог бы так выразиться, – ответила Молли. – Но он никогда не «забирал» меня у тебя. Мы считали, что ты умер. Ты дал нам понять, что тебя больше нет, и я узнала, что такое отчаяние. У меня не осталось ничего, кроме ребенка, который полностью от меня зависел. И если кто-то кого-то забрал, то это я взяла Баррича. Потому что я его любила. Потому что он хорошо обращался со мной и с Неттл.

– Я знаю.

– Я рада, что ты знаешь. Присядь и расскажи, как он умер.

И я сел на стул, а она устроилась рядом на сундучке с одеждой. Мой рассказ о последних днях Баррича оказался коротким. Меня не покидала мучительная мысль о том, что больше мне не придется говорить с Молли. Но все же я испытал огромное облегчение. Молли должна была знать, как погиб ее муж. Она слушала меня с жадностью, словно каждое мгновение его жизни считала своим по праву.

Сначала я не знал, стоит ли рассказывать ей об Уите Баррича, но решил, что не должен ничего скрывать. Вероятно, она уже слышала кое-что и раньше, поскольку не выказала ни малейшего удивления или отвращения. К тому же моя история звучала совсем не так, как поведал бы ее Свифт, поскольку только мне было известно, как сильно Баррич любил своего сына. И главное, перед его смертью они помирились. Говорить с Молли оказалось совсем не то, что рассказывать о гибели Баррича Неттл. Молли понимала всю важность его последней просьбы позаботиться о ней и его маленьких сыновьях. Я повторил все его слова, в том числе и то, что он был для нее лучшим мужем, чем мог бы стать я. И что я согласился с ним.

Молли расправила плечи и с горечью сказала:

– Отлично. Значит, вы все решили за меня. Неужели вам не приходило в голову поинтересоваться моим мнением? Неужели вы не понимали, что решение должна принимать я?

Так у меня появилась возможность открыть дверь в прошлое и поведать Молли, что я делал все эти годы, как и где узнал, что она стала женой Баррича. Она не смотрела на меня, пока я рассказывал долгую историю шестнадцати лет. Наконец, когда я замолчал, она сказала:

– Я думала, что ты умер. Если бы я знала правду, если бы я знала, что ты…

– Я все понимаю. Но я не мог найти безопасного способа послать тебе весточку. А после того, как ты… было уже слишком поздно. Если бы я вернулся, мы бы все чувствовали себя ужасно.

Она наклонилась вперед, опираясь подбородком на ладони, и закрыла глаза, по ее щекам текли слезы.

– Как же ты все ужасно запутал. Во что превратилась наша жизнь?

У меня были сотни разных ответов на ее вопрос. Я мог бы сказать, что не я все запутал, что просто такая нам выпала судьба. Но вдруг понял, что у меня больше не осталось сил. И я решил – пусть так все и останется.

– Что ж, уже слишком поздно что-то изменить.

– О Фитц, – сказала она. Но мне было сладостно услышать свое имя из ее уст, пусть даже она произносила его с укоризной. – Для тебя все было слишком поздно или слишком рано. Когда-нибудь, так ты всегда говорил. Всегда, завтра или после того, как ты выполнишь свой долг перед королем. А женщине нужно сейчас. Мне это необходимо. Но у нас было так мало таких минут.

Мы посидели еще немного в горестном молчании. Потом она тихо сказала:

– Скоро Чивэл приведет малышей. Я разрешила им посмотреть кукольное представление. Мне будет трудно объяснить им твое присутствие здесь.

И я ушел, поклонившись Молли у двери. Я даже не коснулся ее руки. На сердце у меня было еще тяжелее, чем когда я стоял у ее порога, не решаясь постучать. Тогда у меня еще оставалась надежда. А теперь… Что ж, нужно посмотреть правде в глаза. Теперь слишком поздно.

Я спустился по лестнице и вновь оказался посреди толпы. Неожиданно все зашумели еще громче, со всех сторон звучали вопросы, кто-то крикнул:

– Корабль! Корабль с Внешних островов!

– Но уже слишком поздно, чтобы швартоваться!

– С флагом клана нарвала?

– Только что прибыл гонец! Я видел, что он нес какое-то послание.

Так я оказался в толпе, устремившейся в Большой зал. Я попытался выбраться в коридор, но лишь заработал несколько чувствительных тычков под ребра. Кто-то больно наступил мне на ногу. Я понял, что сопротивляться бесполезно.

Гонец действительно добрался до королевы. Прошло еще немного времени, и в зале воцарилась тишина. Сначала прекратили играть музыканты, затем прервали свое представление кукольники. Жонглеры перестали подбрасывать в воздух яркие предметы. Толпа глухо шумела, ожидая новостей, в зал входили все новые и новые люди. Гонец, который еще не отдышался после быстрого бега, стоял возле королевы. В следующее мгновение рядом с Кетриккен появился Чейд, а потом и принц взобрался на помост. Она протянула им свиток, чтобы оба могли его прочитать. Потом подняла его вверх, так что в зале стих даже шепот.

– Хорошие известия! Корабль с флагом клана нарвала вошел в гавань, – объявила королева. – Возможно, кемпра Пиоттр из клана нарвала с Внешних островов решил присоединиться к нашему празднику.

Это была замечательная новость, и громкий радостный крик Аркона Бладблейда разнесся над толпой. Аркон даже хлопнул по спине герцога Тилта. Принц кивнул всем собравшимся, и музыканты заиграли радостную мелодию. В зале собралось так много народу, что танцевать было почти невозможно; однако люди принялись, не сходя с места, притопывать и подпрыгивать в такт веселой музыке. Постепенно в зале стало свободнее, поскольку многие решили выйти подышать свежим воздухом и поделиться радостной новостью.

Кукольное представление закончилось, и я видел, как Чивэл и Неттл собрали малышей и вместе с ними покинули зал. Другие дети тоже друг за дружкой уходили из зала. Как раз в тот момент, когда в толпе образовались просветы и я решил, что смогу незаметно улизнуть, снаружи послышалась новая волна радостных голосов. И тут же все начали возвращаться в зал. Я почувствовал, как кто-то тянет меня за рукав. Обернувшись, я увидел Лейси.

– Пойдем, мой мальчик, посиди с нами. Мы тебя спрячем.

Так я оказался на скамейке, между Пейшенс и Лейси. С тем же успехом можно было запустить лису в курятник и рассчитывать, что никто не обратит на нее внимания. Я опустил плечи и постарался спрятать лицо за кружкой сидра, осторожно выглядывая из-за нее, чтобы узнать причину оживления.

Все дело в Пиоттре, подумал я, увидев его у входа. Однако шум становился все сильнее, да и сам Пиоттр выглядел как человек, которому доверена важная миссия. Он поднял руки вверх и закричал:

– Пожалуйста, освободите проход! Освободите проход!

Конечно, попросить об этом было гораздо легче, чем выполнить такую просьбу, однако люди постарались. Пиоттр вошел первым, ступая медленно и торжественно, а в следующий миг гости замка стали свидетелями удивительного зрелища. За ним следовала Эллиана в синем плаще с капюшоном, отороченным белым мехом, который оттенял ее сияющие черные глаза и волосы. Сам плащ тянулся за ней по полу, как шлейф. Цвет плаща полностью соответствовал цветам Бакка и по всей поверхности был украшен резвящимися оленями и нарвалами. Крошечные белые самоцветы заменяли им глаза, так что всем показалось, будто в зал вошло сверкающее летнее небо.

Принц Дьютифул оставался на помосте рядом с матерью. Он смотрел на нарческу, и все понимали, что его переполняет радость. Он ни слова не сказал ни Чейду, ни королеве. Дьютифул не стал спускаться по ступенькам, а спрыгнул с помоста прямо на пол. Увидев принца, Эллиана откинула капюшон и бросилась ему навстречу. Они встретились в центре большого зала. И когда их руки соединились, прозвучал чистый радостный голос Эллианы:

– Я больше не могла ждать. Я не могла дожидаться зимы, а тем более весны. Я здесь для того, чтобы стать твоей женой, и я постараюсь сделать все, чтобы жить согласно вашим обычаям, какими бы странными они мне ни казались.

Принц смотрел на нее с высоты своего роста. Я видел, что его лицо светится от радости, но он колебался, видимо, искал слова, которые следовало сказать в присутствии такого большего количества людей. Эллиана смотрела на него, и свет ее лица начал тускнеть.

Я тут же обратился к нему при помощи Скилла:

Скажи, что ты ждал ее с нетерпением. Скажи, что любишь ее и что ваша свадьба состоится немедленно. Любовь, которая прошла такой долгий путь, за которую пришлось заплатить такую цену, не может больше ждать! Женщину нужно любить в настоящем.

Лицо Чейда застыло в улыбке ужаса. Королева стояла, затаив дыхание. Пиоттр превратился в изваяние. Я знал, что он молится о том, чтобы принц не обидел и не унизил его девочку.

Дьютифул заговорил громким и ясным голосом:

– Тогда мы поженимся в течение ближайшей недели. И пригласим на церемонию не только моих герцогов, а всех, кто здесь собрался. Мы поженимся и примем урожай как муж и жена. Ты этого хочешь?

– Эль и Эда, Море и Земля! – закричал Бладблейд. – Олень и нарвал! Да будет с нами удача!

– Так тому и быть! – закричал Пиоттр, и я увидел, как на его лице впервые появилось удивление.

– Да, хочу, – прочитал я по губам Эллианы, слова же потонули в восторженных восклицаниях.

Все оглушительно кричали, сотни рук взметнулись в воздух. Чейд на мгновение закрыл глаза, а потом улыбнулся и с нежностью посмотрел на своего порывистого принца. Однако сомнения окончательно покинули Чейда, когда он увидел горящий в глазах Эллианы огонь. Если ей и требовалось подтверждение правильности ее решения, Дьютифул только что его дал. Интересно, какую цену пришлось заплатить ей и ее клану, чтобы приплыть сюда к Празднику Урожая. На ее плаще были вышиты олени и нарвалы, и я сомневался, что Эллиана успела бы сделать все это сама. Значит, мать поддержала ее решение.

– Они собираются пожениться на этой неделе? – спросила у меня Пейшенс, и я кивнул в ответ.

– Да, этот Праздник Урожая запомнят надолго, – заметила она. – Пора посылать гонцов во все герцогства. Никто не захочет пропустить такое событие. В Баккипе ни разу не было настоящей свадьбы с тех пор, как мы Чивэлом поженились.

– Боюсь, что и сейчас настоящей свадьбы не получится, – возразила Лейси. – Повара будут очень недовольны, что их не предупредили заранее!

Конечно, Лейси была права. Спустя некоторое время мне удалось выбраться из хаоса и даже поспать пару часов.

Сомневаюсь, что такая удача выпала многим. Слуги трудились всю ночь. Нам еще повезло, что замок готовился к празднику и повсюду и так висели гирлянды. Повезло нам еще и потому, что все герцоги и герцогини собрались в Баккипе, поскольку отсутствие даже одного из них на свадьбе принца вызвало бы грандиозный скандал.

На следующий день я едва не опоздал к своему наблюдательному пункту. Мне пришлось занять место в заднем ряду стражи принца во время церемонии празднования урожая. Лонгвик успел восполнить потери, но я ощущал отсутствие тех, кто погиб во время нашего путешествия. Риддл стоял рядом со мной и, мне кажется, испытывал похожие чувства. И все же мы радовались, глядя на нашего принца и его невесту.

Они были одеты как король и королева урожая. Прошло уже много лет с тех пор, как соблюдалась эта традиция, – люди успели забыть то время, когда в Баккипе жила королевская чета. Белошвейки работали всю ночь. Эллиана надела свой плащ с оленями и нарвалами, а за ночь мастерицы Баккипа сумели сделать такую же мантию для принца. Простой венец принца сменили на корону короля урожая – здесь я увидел умелую руку Чейда, благодаря которому Дьютифул предстал перед герцогами как коронованный король.

Конечно, корона была лишь церемониальной, но нужное впечатление производила. Эллиана также получила изящную диадему. В то время как корону принца украшали позолоченные оленьи рога, на короне у Эллианы выделялся покрытый синей эмалью рог нарвала, оправленный в серебро. Когда они танцевали в центральной части зала, а гости, затаив дыхание, смотрели на них, Дьютифул и. Эллиана были похожи на оживших персонажей легенды.

– Точно Эда и Эль, – заметил Риддл, а я молча кивнул.

Аристократы и простонародье были в равной степени восхищены пышным зрелищем. В течение последующих нескольких дней в замке побывало невиданное количество народа. На церемонию чествования группы Уита пришло гораздо больше зрителей, чем ожидалось. Честь поведать о событиях на далеком Аслевджале была предоставлена Коклу, который рассказал обо всем с удивительной точностью, чего я никак не ожидал от менестреля. Возможно, он не хотел ничего приукрашивать, поскольку и сам был наделен Уитом. В результате его рассказ получился трогательным и простым – магия Уита занимала в нем незначительное место, а на первый план вышло мужество Баррича и людей Уита и их готовность пожертвовать собой ради принца.

Кокл, Свифт, Уэб и Сивил были официально признаны членами группы Уита принца. Пожилые дворяне ворчали, что раньше это слово употреблялось, только когда речь шла о тех, кто занимался Скиллом и помогал королю. Чейд заверил их, что у Дьютифула будет и группа Скилла, как только завершится выбор кандидатов.

Королева передала Ивовый Лес Молли, а не Неттл, чтобы поместье перешло к детям Баррича в награду за его службу. Молли приняла подарок, и я знал, что доходы помогут ей прокормить детей. Леди Неттл была представлена как новая фрейлина королевы, а Свифт стал официальным учеником мастера Уита Уэба. Уэб кратко, но выразительно рассказал о силе магии Баррича и выразил сожаление, что покойному герою пришлось столько лет скрывать свой дар. Он заявил, что очень хочет верить, что больше никому не придется прятать свои способности. Потом Уэб открыл ответ на загадку, которую загадал мне в самом начале нашего плавания: перед смертью Баррич пришел в себя, попрощался с сыном и умер с «воинской молитвой» на устах. Со своим последним вздохом он произнес одно слово: «Да», а всем известно, что это сокровенная молитва, обращенная к самой жизни. Тем самым умирающий принимает все, что произошло с ним на этом свете.

Я размышлял над словами Уэба, сидя вечером в своей комнате. Мои руки стали липкими от масла для светильников, которым были пропитаны свитки Скилла. Работа оказалась трудной и неблагодарной. Я отодвинул свиток в сторону, вытер руки тряпкой и налил себе еще немного бренди.

Я не был уверен, что согласен с Уэбом, но все же склонялся к тому, что «да» Баррича действительно было обращено к жизни. Нет ничего достойного в том, чтобы говорить ей «нет», да и счастья это тоже не принесет. Я сам слишком часто это делал, так что мог судить по собственному опыту.

Я тщетно пытался найти возможность еще раз поговорить с Молли наедине. Она была постоянно окружена детьми. Постепенно до меня стало доходить, что дети являются неотъемлемой частью ее жизни и мне вряд ли удастся когда-нибудь застать ее в одиночестве. Время шло, и очень скоро Молли должна была покинуть Баккип.

На следующее утро, в канун свадьбы, я отправился в бани. Помылся и побрился тщательнее, чем обычно. Вернувшись в башню, я связал волосы в воинский хвост, а потом разобрал одежду, навязанную мне Шутом. Я выбрал синий камзол и белую рубашку, а также синие штаны – цвета Баккипа. И сразу превратился в жителя Бакка, вот только перестал походить на слугу или стражника.

Посмотрев на себя в зеркало, я грустно улыбнулся. Пейшенс бы одобрила мой внешний вид. Я стал ужасно похож на сына своего отца. Вздохнув, я переместил булавку с серебристой лисой на грудь камзола. Маленькая лиса подмигнула мне, и я улыбнулся в ответ.

Покинув тайный лабиринт, я зашагал по коридорам замка Баккип. Несколько раз я замечал, что люди на меня смотрят, а однажды какой-то мужчина застыл на месте, недоуменно глядя на меня, словно пытался что-то вспомнить. Я прошел мимо него, не останавливаясь. В замке было полно аристократов, которые беседовали друг с другом, и слуг, спешивших по своим делам. Я подошел к Фиолетовым покоям и решительно постучался.

Дверь открыла Неттл. Я не был к этому готов, рассчитывая, что встречу юного Чивэла. На лице моей дочери отразилось удивление – Неттл далеко не сразу сумела меня узнать. Она молчала, и я спросил:

– Могу я войти? Я хочу поговорить с твоей матерью и братьями.

– Не думаю, что это разумно. Уходи, – ответила она и стала закрывать дверь, но тут появился Чивэл и спросил:

– Кто это? – Потом он повернулся ко мне и добавил: – Не обращайте на нее внимания. Хоть она одевается как леди, манеры у нее как у жены рыбака.

Комната была полна детьми. Никогда прежде я не понимал, как это много – семеро детей. Свифт и Нимбл сидели на полу возле камина и играли в камни, Стеди устроился рядом и наблюдал за ними. Свифт поднял голову, увидел меня, и его рот удивленно открылся. Брат-близнец ткнул его под ребра и проворчал:

– Ну, чего ты? Твой ход.

Хирс и Джаст возились на кровати и не обращали на меня ни малейшего внимания. Неожиданно я понял, как многого потребовал от меня Баррич; Чивэл попросил от него самого в семь раз более простой услуги. Малыши запутались в одеялах, а стоящий рядом на столике подсвечник подвергался серьезной опасности. Затем, прежде чем Неттл успела захлопнуть дверь, а Чивэл пригласить меня войти, из соседней комнаты появилась Молли. Она увидела меня и остановилась.

Мне кажется, если бы у нее была возможность, Молли вышвырнула бы меня вон. Хирс встал на кровати и прыгнул на брата, но тот ловко откатился в сторону. Я сделал два быстрых шага и поймал шестилетнего мальчика, прежде чем тот успел упасть на пол. Он тут же вывернулся из моих рук и снова бросился в схватку с братом. Они напомнили мне расшалившихся щенков, и я с улыбкой сказал:

– Я обещал Барричу, что присмотрю за его сыновьями. Но я не смогу это сделать, если не узнаю их. Я пришел с ними познакомиться.

Свифт медленно повернулся в мою сторону. В его глазах ясно читался вопрос. Я сделал глубокий вдох. Да, пришло время дать ответ.

– Меня зовут Фитц Чивэл Видящий. Я вырос в конюшнях Баккипа. Ваш отец научил меня вещам, которые, как он считал, необходимо знать мужчине. И теперь я должен передать это знание его сыновьям.

Чивэл успел заметить волнение Неттл, а когда он услышал мое имя, то встревожился еще сильнее. Он встал между мной и младшими братьями. Его поступок был настолько инстинктивным, что я улыбнулся, хотя Чивэл сказал:

– Полагаю, я и сам могу научить братьев всему, что нужно, сэр.

– Не сомневаюсь. Но тебе нужно думать и о других вещах. Кто занимается конюшнями сейчас, когда все уехали в Баккип?

– Оксуорти. Он живет в деревне и раньше часто приходил помочь нам с тяжелой работой. Он справится в течение нескольких дней, а я вернусь домой сразу после свадьбы принца.

– Это не его дело! – возмущенно вмешалась Неттл. Я знал, что должен вступить с ней в спор, – в противном случае она попросту выгонит меня отсюда.

– Я дал слово, Неттл. Свифт тому свидетель. Не думаю, что твой отец попросил бы меня об этом перед смертью, если бы не хотел, чтобы я позаботился о его сыновьях. Так что не тебе принимать решение.

– Не пора ли поинтересоваться моим мнением? – холодно заговорила Молли. – Я считаю, что это неразумно сразу по многим причинам.

Я напряг всю свою волю. Повернувшись к Чивэлу, я сказал:

– Я люблю твою мать. Я люблю ее уже много лет и любил еще до того, как она выбрала твоего отца. Однако я обещаю тебе, что не буду пытаться занять его место в сердце любого из вас. Я лишь постараюсь сделать то, о чем он меня просил. Присмотреть за всеми вами. – Я перевел взгляд на Молли, которая так сильно побледнела, что казалось, вот-вот упадет в обморок. – Никаких тайн, – сказал я ей. – Никаких секретов друг от друга.

Молли тяжело опустилась на постель. Двое младших мальчиков тут же подошли к ней, а Хирс забрался на колени. Она обняла его.

– Думаю, тебе лучше уйти, – едва слышно сказала она. Свифт неожиданно вскочил на ноги.

– Никаких тайн? Значит, ты скажешь им, что наделен Уитом? – он бросил мне вызов.

Я улыбнулся ему.

– Ну, ты только что справился с этим за меня. – Я набрал в грудь побольше воздуха и посмотрел на Неттл. – Я буду также наставником твоей сестры в Скилле. – Увидев недоуменный взгляд Чивэла, я уточнил: – Это древняя королевская магия. Неттл владеет Скиллом. Она говорит с драконами. Тебе следует как-нибудь поболтать с ней о них. Именно по этой причине ее попросили явиться в Баккип, чтобы служить принцу. У меня есть основания считать, что твой отец имел некоторые способности к Скиллу, поскольку он помогал наследному принцу Чивэлу. – Теперь я говорил, обращаясь прежде всего к Неттл: – Именно в его честь и был назван старший из твоих братьев.

Свифт с сомнением смотрел на меня.

– Уэб сказал, что нам не следует говорить о том, кто ты такой на самом деле. Он утверждает, что еще остались люди, которые хотят твоей смерти. И что твоя жизнь в наших руках.

Я поклонился мальчику.

– Да. Я вручаю свою жизнь в ваши руки. – Затем я посмотрел на Неттл и добавил: – Если ты действительно захочешь от меня избавиться, то сделать это будет совсем не сложно.

– Пожалуйста, Фитц, – взмолилась Молли, – уходи. Я хочу поговорить с детьми. Мне жаль, что ты доверил младшим свою тайну. Мне с трудом удается заставить их мыть шею каждый день, а тут речь идет о таких серьезных вещах.

Я почувствовал себя глупо, и мне ничего не оставалось, как поклониться и ответить:

– Как пожелаешь, Молли.

И я ушел. Мне удалось сделать пять шагов после того, как дверь за моей спиной захлопнулась, меня пробрала такая дрожь, что мне пришлось прислониться к стене, чтобы устоять на ногах. Проходивший мимо слуга спросил, не нужна ли мне помощь, но я ответил, что со мной все в порядке. Однако после того, как я собрался с силами и двинулся по коридору, на меня обрушились сомнения – правду ли я сказал слуге?

Но мне не удалось долго размышлять на эту тему – на меня обрушился голос Неттл, которая связалась со мной при помощи Скилла:

Приближаются драконы! Тинталья передает, что мы должны приготовить для них живое мясо на «обычном» месте!

Нам повезло, что драконы прилетели перед свадьбой принца, к тому же Неттл сразу же придумала назвать требования Тинтальи пиром драконов. Несчастные бычки, украшенные голубыми лентами, были собраны в загоне, неподалеку от Камней-Свидетелей, где и дожидались своей участи. Тинталья и Айсфир не присутствовали на самой церемонии, что нас вполне устраивало. Толпа, собравшаяся засвидетельствовать клятвы принца и Эллианы перед Камнями-Свидетелями, заполнила все склоны холма. Жених и невеста были великолепны. Они стояли перед камнями под безупречно чистым синим небом и громко и ясно произносили свои клятвы.

Я находился в шеренге стражников, которые отделяли толпу от загонов с бычками. Подобно сияющим самоцветам, драконы появились на ясном небе как раз в тот миг, когда принц закончил произносить слова своей клятвы перед невестой и герцогами. Драконы подлетели ближе, и толпа принялась охать и ахать, словно чудовища были акробатами, прибывшими сюда для их развлечения.

Драконы подлетали все ближе, и вскоре нам уже не пришлось прикладывать усилий, чтобы держать толпу подальше от загонов. Люди начали осознавать, как огромны эти существа. Наступила тишина – все увидели, что Тинталья спасается от преследующего ее Айсфира. Над Камнями-Свидетелями они развернулись и устроили потешное сражение на такой небольшой высоте, что ветер от их могучих крыльев взметал в воздух волосы и шарфы. Потом они взмыли вертикально вверх, сияя серебристо-синей чешуей, и Айсфиру наконец удалось поймать Тинталью.

А затем они совокупились с невероятной страстью на глазах у собравшихся свидетелей – благоприятный знак для принца и его принцессы. И ни один человек в толпе, обладающий хотя бы минимальным даром Скилла, не мог остаться равнодушным к страсти этих великолепных существ. Толпу охватило сентиментальное и романтическое настроение, а пир в тот день запомнился людям на долгие годы и продолжался до самого утра.

Впрочем, драконов дела людей не интересовали. Совокупившись еще несколько раз, сопровождая это невероятное зрелище оглушительным ревом, они набросились на приготовленное для них угощение с таким рвением, что напугали стражников до смерти. Загоны не сумели сдержать перепуганных бычков, и одного из стражников затоптали, а несколько дюжин зрителей обратились в бегство, прежде чем Тинталья и Айсфир прекратили бойню и начали пир. Зрелище было настолько кровавым, что даже самые закаленные зрители поспешили вернуться в замок или отойти подальше.

И хотя драконы не обращали на людей никакого внимания, их появление стало настоящим триумфом для Дьютифула. Прежде чем герцоги вернулись в свои владения, они собрались и решили признать его наследным принцем. Конец приключений Дьютифула получился достойным песни менестреля – так и случилось, менестрели написали немало баллад, которые с огромным успехом исполнялись в Шести Герцогствах. Празднества в замке Баккип продолжались двадцать дней, потом наступили холода, и это убедило гостей, что пора возвращаться в собственные владения, пока путешествие не стало слишком трудным.

Жизнь в замке постепенно возвращалась в обычную колею. Однако в течение зимы у всех его обитателей сохранялось превосходное настроение. Наследный принц и его юная принцесса привлекали не только молодых придворных Шести Герцогств, но юных кемпра Внешних островов. Возникали союзы, не имеющие ничего общего с торговлей, было заключено немало браков, связавших оба государства. Среди прочих объявили и о предстоящей свадьбе лорда Сивила и леди Сайдел.

Однако наступило и время расставаний. Я попрощался с Недом и его наставником, поскольку Нед должен был отправиться с ним в дальнюю дорогу. Мой мальчик казался совершенно счастливым, и хотя мне совсем не хотелось его отпускать, меня радовало, что он нашел дело по душе. Уэб взял с собой Свифта, заявив, что мальчику необходимо проводить побольше времени среди своего народа, чтобы познать все тонкости Уита.

Мое признание в любви к матери Свифта воздвигло между нами новую стену. У меня сложилось впечатление, что мне еще долго не удастся ее пробить, и все же я чувствовал, что поступил правильно, поговорив с ними начистоту. Уэб пытался уговорить меня последовать за ним, утверждая, что и я выиграю от занятий Уитом, но я вновь отказался, обещав, что в будущем обязательно найду для этого время. Он улыбнулся и напомнил мне, что достаточно только захотеть. Я обещал попытаться, и мы распрощались у ворот Баккипа.

Драконы улетели после первых заморозков, и никто не пожалел о расставании с ними. Каждый из них мог сожрать двух быков в день. Неттл предупредила нас, что, если мы не обеспечим их пищей, Тинталья и Айсфир сами будут брать все, что пожелают. Наши стада заметно пострадали, прежде чем их отогнали на юг. Однажды меня изрядно позабавил ночной разговор между Неттл и Тинтальей, свидетелем которого я стал во сне. Неттл летела вместе с Тинтальей. Порывы прохладного ветра, богатые ароматы, поднимающиеся от земли, пьянили сильнее вина.

А за той пустыней вы найдете самые тучные стада в нашей части мира. Во всяком случае, так я слышала. – Неттл старалась говорить небрежно.

Пустыня? Сухой песок? Я уже давно мечтаю о хорошем купании в песке. Влажный песок забивается между моих чешуек, а вода не может смыть старую кровь – песок чудесно помогает от нее избавиться.

Тогда тебе там понравится. Я слышала, что стада в Чалседе вдвое превышают наши, а бычки там такие жирные, что мясо начинает гореть, если ты готовишь его на открытом огне.

Сон Неттл был напоен таким потрясающим ароматом жарящегося мяса, что мне самому захотелось есть.

Никогда не слышал, чтобы скот в Чалседе был особенно крупным или жирным, — возразил я.

Мы с тобой не разговариваем, — сурово заявила Неттл. – Я почерпнула знания о Чалседе от моего отца. Полагаю, они немало выиграют от визита голодных драконов. — С этими словами она выбросила меня из своего сна, и я проснулся на полу у своей кровати.

Дьютифул, Чейд, Неттл, Олух и я продолжали встречаться по утрам, чтобы изучать Скилл. Неттл вела себя вежливо, но разговаривала со мной только в случае крайней необходимости. Я не пытался пробить эту стену, а обращался к Дьютифулу, Олуху и к ней как к единой группе. Вскоре мое скромное преимущество перед ними стало минимальным, и мы просто занимались вместе как единая группа. Знания, полученные нами из свитков, заставили нас продвигаться вперед медленнее, поскольку очень скоро стало ясно, что мы применяем Скилл, как мальчик, который размахивает мечом, плохо понимая все опасности и преимущества своего оружия.

Чейду отчаянно хотелось поэкспериментировать с Камнями Порталов, как мы их начали называть. Его завораживали города Элдерлингов, рассказы об их сокровищах и тайнах. Лишь полное отвращение, которое питали к порталам Олух и я, убедило Чейда, что прежде необходимо овладеть магией, а уж потом пытаться ею воспользоваться.

Пожалуй, главным достижением в этой области было согласие Чейда объявить о Вызове – в соответствии с древними традициями, чтобы из пришедших в Баккип людей мы смогли отобрать кандидатов для обучения Скиллу, которых мы попытаемся воспитывать в полном соответствии с наставлениями, почерпнутыми из свитков.

Несмотря на все мои обязанности, зима тянулась медленно. На следующий день после свадьбы принца и нарчески Молли и пятеро ее сыновей покинули Баккип. Она даже не попрощалась со мной. Три дня я глубоко переживал ее отъезд, а потом отправился к Пейшенс и Лейси за утешением и советом. Они внимательно выслушали меня, похвалили за мужество и честность, обругали за глупость, после чего сообщили, что Молли им обо всем сама рассказала. Пейшенс напомнила, что она просила меня не торопиться, и тут же предложила провести зиму у нее в Тредфорде, заняться чем-нибудь полезным и дать Молли время на размышление. Я с трудом сумел отбиться. И все же, прощание с ними получилось грустным, и я обещал навестить их еще до окончания года.

– Если мы будем живы, – весело заявила Пейшенс.

Пейшенс заверила меня, что будет ежемесячно присылать письма вместе с отчетами для королевы, и я обещал ей регулярно отвечать. Потом обе взгромоздились на лошадей, дружно отказавшись от кареты, и отбыли в сопровождении стражи, которую им выделила Кетриккен. Я долго смотрел им вслед, пока они не скрылись за поворотом дороги.


XXXV ВОЗВРАЩЕНИЕ | Судьба Шута | XXXVII И С ТЕХ ПОР…