home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 16

– Ты же ночью говорила, что больше не будешь ничего делать, никого искать не станешь и вообще примешься заседать под домашним арестом, как тебе и было предписано! – надрывалась Анастасия, нарезая круги по комнате. – А что теперь? Снова-здорово? Почему ты не хочешь, в самом деле, успокоиться и прекратить эту игру в кошки-мышки?

– Если я сейчас сдамся, получится, что я испугалась, – упрямо проговорила Валерия.

– Но ведь так оно и есть! – остановившись перед подругой, прокричала Настя чуть ли не в самое ее ухо. – Ты и в самом деле испугалась, сама мне говорила!

– Насть, неужели ты не понимаешь, что он этого и добивался? Если я покажу, что испугалась, то-то праздник будет для него! Я не могу доставить этому подонку такой радости! – крикнула в ответ Лера. – Ни за что и никогда я не доставлю ему такого счастья, – твердо повторила она. – И не нужно меня отговаривать, я все равно сделаю по-своему. Ты меня поняла? Ему не удастся меня запугать. Пусть даже для этого мне придется умереть!

– Типун тебе на язык, дура несчастная! – сплюнула Настя. – Сначала думай, что говоришь, а потом и рот раскрывай.

– Это образное выражение, нечего к словам придираться, – отмахнулась Лера. – Такого зрелища, как мои поминки, ему уж тем более не дождаться. И вообще, Настя, хватит меня учить уму-разуму, я тебе не маленькая девочка и вполне могу отвечать за свои поступки.

– В чем я лично сомневаюсь, – проворчала та в ответ.

– Ты сначала на себя посмотри, а потом и других учи. Забыла, как в прошлом году втянула нас обеих в историю с сатанистами? – напомнила Валерия. – Молчишь? Вот и правильно, молчи и не лезь туда, куда не просят! Не хочешь помогать, не помогай, тебя никто не принуждает. Сама как-нибудь справлюсь.

– Ты, Валерка, где-то умная, а где-то – непроходимая тупица, – вздохнула Настя. – И, похоже, останешься такой до конца дней своих.

– Какая есть, такой и буду.

– Нечего на меня обижаться, я же твоя подруга, беспокоюсь за тебя…

– По-моему, больше ты беспокоишься за себя, чем за меня.

– Я же говорю – тупица, – развела Настя руками. – Что еще можно про тебя сказать? Ты же прекрасно знаешь, что я никогда тебя не брошу. Нужно будет в огонь броситься? Нет проблем! В воду? Да ради бога. Сквозь медные трубы проползти? Какие могут быть разговоры!

– Ладно, проехали, – резко прервала спор Валерия. – Нервы у нас сейчас на пределе, еще не хватало, чтобы мы с тобой поссорились. Пошли лучше кофе попьем, успокоимся, – предложила она.

Девушки прошли на кухню. Лера начала готовить кофе, а Настя занялась бутербродами.

– Лер, ты в самом деле думаешь, что убийцу нужно искать среди коллекционеров? – задала вопрос Анастасия.

– А где же? Кто еще мог знать о драгоценностях?

– Они столько лет пробыли в ее семье, я имею в виду семью Епишиной, что про них кто угодно мог знать. Соседи, например, или еще кто-то. Да мало ли за это время знакомых перебывало в их доме?

– Ага, и вдруг только сейчас они решили застрелить старушку, и именно из моего пистолета? – с сарказмом проговорила Валерия. – Нет, Насть, есть какая-то связь, – не согласилась она, – между пропажей кота, приходом графини ко мне в агентство и убийством.

– Ясный перец, есть, – хмыкнула Анастасия. – Как будто специально ждали, когда она к тебе придет, чтобы потом тебя же и подставить! Слушай, если как следует задуматься, то с ума сойти можно! Твой пистолет, твоя расписка, разговор на диктофоне, записка в двери… Как будто все специально подстроено.

– Не сыпь мне соль на раны, все это давно известно, – одернула подругу Валерия. – Сейчас мне очень бы пригодился Холмс со своим дедуктивным методом. Но так как его здесь нет, значит, нужно собственные мозги включать.

– Так включай, – поддержала Леру Анастасия. – Посмотрим, как у тебя с ними дела обстоят. Не растеряла еще последний разум от большой любви к своему гонщику? – пошутила она.

– Хватит, Настя, так я и обидеться могу! – прикрикнула на подругу Валерия.

– Да молчу, молчу я. Подумаешь, уж и слова нельзя сказать, – проворчала та. – Давай выдвигай свои соображения, а потом и я своими поделюсь.

– Графиня собиралась комплект «Анастасия» завещать музею, а когда пропадает ее кот, она берет браслет, нарушая тем самым целостность комплекта, и идет ко мне. Кот находится, браслет я ей возвращаю, а на следующий день ее убивают. У меня постоянно вертится какая-то мысль в голове, только я ее поймать никак не могу. Ты подумай хорошенько – что получается? По словам старика – соседа с первого этажа, – Епишина стала затворницей после кончины своего мужа. Она ни с кем не общалась, кроме своей подруги и коллекционеров. Может, я и ошибаюсь, но, вообще-то, у меня даже есть подозрение… и оно падает на конкретного человека. Это – Валентин Гаранин, сын подруги графини. Он искусствовед, со слов Курилова, он даже изредка помогал Епишиной продавать кое-какие вещи. Ну, ты и сама слышала, как он об этом говорил? Именно Гаранин познакомил его с графиней.

– А с чего это вдруг Гаранин решил пришить старушку?

– Как это – с чего? Из-за «Анастасии», естественно! Сама слышала, каких ненормальных денег этот комплект стоит.

– Это я помню, – согласилась Настя. – Только почему ему вдруг именно сейчас вздумалось прикончить графиню? Как я поняла, он же ее сто лет знает и мог бы это сделать давным-давно. Тем более что он был почти своим человеком в ее доме.

– А может, он не знал, каких больших денег стоит этот комплект, а когда узнал…

– Искусствовед – и не знал? – усмехнулась Настя. – Я тебя умоляю!

– Тоже верно, что-то здесь не сходится, – нехотя согласилась Валерия. – Вот интересно: какому музею Епишина собиралась завещать комплект? При разговоре она об этом не упомянула.

– Наверняка Алмазному фонду, – подсказала Настя. – Где у нас еще бриллианты выставляются?

– Там не только бриллианты. Ты бы только видела эту вещь, обомлела бы, до чего красива!

– Я фотографии видела, – напомнила Настя. – Если уж от снимков обалдела, представляю, как это выглядит в реальности.

– А помнишь, что Курилов говорил? Комплект состоит из семи предметов, – тем временем продолжала рассуждать Лера. – Если браслет сразу ослепляет своими камнями, воображаю, как выглядят колье и диадема!

– Совсем не удивительно, что старуху убили, – вздохнула Настя. – В наше время за тысячу рублей могут грохнуть, а за такие вещи – и подавно.

– То, что ее убили из-за этих вещей, меня как раз совсем не удивляет, – сморщилась Валерия. – Меня удивляет, а скорее больше возмущает, что это сделали из моего пистолета!

– Мы опять вернулись к тому, с чего начали. Я думаю, что нужно искать среди тех людей, которым графиня доверяла, значит, всем рассказывала. Тот человек все знал: и про кота, и про тебя, и про браслет.

– Еще и про пистолет, – напомнила Валерия. – И этот факт меня больше всего пугает.

– Слушай, Валерка, кажется, я знаю, где нужно искать, – возбужденно проговорила Настя.

– Ну и где же?

– А в твоей фирме! – выпалила девушка.

– Не поняла, – нахмурилась Лера. – Что значит – в моей фирме? Ты что, подруга, совсем сдурела?

– Ты погоди, не кипятись, выслушай сначала. Графиня приходит к тебе в кабинет и выкладывает все о своих драгоценностях. Вот идиотка старая, кто же о таких вещах рассказывает? – критически высказалась девушка. – Ты все это записываешь на диктофон, а браслет прячешь в сейф. Пока тебя нет на работе, кто-то из твоих сотрудников прослушивает запись, и… дальше ты сама все знаешь.

– Бред сивой кобылы, – фыркнула Валерия. – Мои сотрудники – все – проверенные люди, причем не один раз, а сотню! Никто из них не стал бы меня подставлять под статью.

– Тогда это твой гонщик, – брякнула Настя. – За ним не заржавеет, я в этом даже не сомневаюсь!

– Димка?! – вытаращила глаза Лера. – Насть, у тебя как с головой-то?

– У меня – в порядке, – пожала та плечами. – Сама мне говорила, что все версии, которые приходят в голову, имеют право на существование. Я тебе высказала свое мнение, а принимать его к сведению или нет – это уже твое дело.

– Ну, это просто ни в какие ворота не лезет! – возмущенно пропыхтела Лера. – То, что вы с Димкой в контрах, не дает тебе право бросать в его адрес такое чудовищное обвинение. Это нечестно с твоей стороны!

– Его никто пока не обвиняет, и давай-ка без сердца, – совершенно спокойно проговорила Настя. – Просто мне пришла такая мысль в голову, вот я ее и высказала, – повторила она. – Он – твой близкий человек, ты ему все рассказала о графине, о ее драгоценностях и вообще обо всем остальном. У него есть ключи от твоей квартиры, он знает, где лежал твой пистолет, а это значит, что он спокойно мог его стянуть и воспользоваться им. Скажи, что я говорю неправду, и я прыгну с Крымского моста!

– Нет, ты говоришь правду, и я с тобой согласна, что Димке сделать это было бы проще всех, но… Но давай-ка мы поговорим о более реальных претендентах на роль преступника.

– Мне кажется, что никого более реального, чем твой гонщик, будет найти достаточно трудно, – не сдалась девушка. – Он часто выезжает за границу и может спокойно вывезти туда «Анастасию». А там, сама знаешь, он в два счета найдет, кому ее сбагрить. И поминай тогда, как звали твоего Димочку: он сразу в олигарха-миллионера превратится, а про тебя и думать забудет!

– Какая же ты жестокая, Настя! Что ты к Димке привязалась? – прикрикнула на подругу Лера.

– Говорю, что думаю! – парировала та. – Мы же условились, что каждая из нас высказывает то, что она считает наиболее реальным.

– Дмитрий не способен на такое, я его лучше тебя знаю! Все, что угодно, только не это! И давай мы с тобой еще кое о чем договоримся, Насть: ты больше не будешь мне говорить такие гадости! Мне и так тяжело из-за того, что мы с Димой поссорились, а ты….

– Хорошо, больше не буду, – нехотя согласилась девушка. – Просто он подходит на эту роль лучше, чем все остальные, – все-таки не удержалась она от последнего слова. – Итак, на ком же мы тогда остановимся?

– Это кто-то из тех коллекционеров, которым Гаранин продавал вещи графини, или вообще – сам Курилов.

– А вот здесь я с тобой не согласна. Ты думаешь, такой человек, как Курилов, может опуститься до убийства? Никогда в жизни не поверю, – возразила Анастасия. – У него денег и так куры не клюют.

– А при чем здесь деньги? Он же коллекционер, а они – люди не от мира сего, завернутые на своем пристрастии. Я очень отчетливо видела, как он заволновался, когда увидел снимок браслета. Он хоть и старался не показать вида, но глаза все равно его выдали. Загорелись, прямо как две лампочки по сто ватт каждая.

– Лер, ты сама только что сказала, что они все завернутые на своем пристрастии. Что же тогда удивительного в том, что человек заволновался, когда увидел такую вещь?

– Может, ты и права, – неохотно согласилась Лера. – А если наоборот – я права?

– Ну-у, не знаю, – протянула Настя. – Он весь такой, – закатила она глаза под лоб. – Весь такой…

– Какой – такой-то? – усмехнулась Лера. – Обыкновенный мужик среднего возраста, только с деньгами.

– Вот именно, с деньгами, и что бы ты мне здесь ни говорила, я не могу поверить, что он – убийца. Ты видела его руки?

– Нет, не видела, – пожала Лера плечами. – Вернее, видеть-то я их, конечно, видела, просто не заостряла на этом своего внимания. А что с его руками?

– Они у него холеные до безобразия, – улыбнулась Анастасия. – С мужским маникюром. Такими руками невозможно нажать на курок пистолета! Нет, Валерка, как ни крути, а Курилов – ни при чем, я почему-то в этом уверена, – мечтательно вздохнула она. – Не то у него воспитание… Такой мужик, как он, не станет рисковать своим благополучием. А он его обожает, свое благополучие. Ты видела, какой он вальяжный? Какой он весь холеный и довольный собой?

– Я же не говорю, что он сам нажал на курок пистолета: он вполне мог для этого нанять кого-нибудь.

– Ты сама-то веришь в то, что говоришь? – усмехнулась Настя.

– Не очень, – откровенно призналась Валерия. – Я просто выдвигаю возможные версии, вот и все. Сегодня нужно съездить в музей, посмотреть на искусствоведа и постараться познакомиться с ним.

– Нужно, значит, съездим и познакомимся, – весело согласилась Настя. – Но в первую очередь нужно позвонить Трофимову и рассказать ему про ночной звонок.

Валерия бросила взгляд на часы и согласно кивнула:

– Время – уже девять утра, думаю, что вполне можно его побеспокоить.

Она прошла в комнату и набрала номер телефона капитана, но тот не ответил, и девушка решила, что позвонит чуть позже.

– Настя, давай пока собираться, надо в музей приехать пораньше. Мне потом еще на работу нужно успеть, так что времени у нас совсем немного.

– Как скажешь, – тут же согласилась та и, допив кофе, пошла одеваться.

Через полчаса девушки уже вышли из дома и сели в машину Валерии.

– Нужно на мойку заехать, – проговорила Лера, сев за руль. – После вчерашнего путешествия за город моя машина похожа на замызганного бомжа.

– Не напоминай мне, пожалуйста, про вчерашнее путешествие, – передернулась Настя. – Мне теперь оно, наверное, до конца жизни будет в кошмарах сниться!

– И не говори, – вздохнула Лера. – Жалко старика.

– Слушай, я в таком ступоре была, что даже забыла у Трофимова спросить… Дед сам повесился или его все-таки… повесили?

– Повесили, – хмуро ответила Лера.

Девушки на время притихли и ехали молча. Минут через пятнадцать Настя спросила:

– Валер, а что ты хочешь выяснить у этого искусствоведа?

– Я и сама пока не знаю, на месте посмотрим, что к чему.

Валерия повернула на светофоре направо и уже собиралась сделать еще один поворот, как вдруг из арки выскочил огромный грузовик. Девушка изо всех сил нажала на педаль газа, но та вдруг провалилась, и машина продолжала ехать, а грузовик, и не думая сбавлять скорости, тоже продолжал нестись вперед, как торнадо.

– Ой, мамочки! – завизжала Настя, поняв, что сейчас произойдет столкновение. Лера резко крутанула руль влево, но положения это не спасло. Все произошло настолько стремительно, что девушка не успела ничего сообразить. Она почувствовала сильный удар, голова ее сильно дернулась назад, и тут же сработала подушка безопасности. Лера сидела несколько минут, замерев, соображая – жива она или ей только это кажется, а потом, вспомнив про подругу, резко повернула голову в сторону места пассажира. Настя сидела с вытаращенными глазами и приоткрытым ртом.

– Насть, ты в порядке? – осторожно спросила Валерия.

Та резко захлопнула рот, клацнув при этом зубами, и быстро-быстро закивала головой:

– Ага, кажется, в порядке. Лерка, а что это было?

– Я так думаю, что ДТП, – ответила девушка и нервно хихикнула. – Как ты считаешь, мы живы?

– Вроде да…

– Мне показалось – все, конец!

Через некоторое время девушки услышали сигнал сирены, и рядом с их машиной остановился автомобиль ГИБДД. Из нее вышли два гаишника. Молодой лейтенант пошел к грузовику и, запрыгнув на подножку, заглянув в кузов. Второй подошел к машине, где сидели девушки.

– Живы? – спросил он, наклонившись к окну и заглянув в салон. – О господи, опять баба за рулем, – простонал он.

– Не баба, а женщина! – тут же ощетинилась Анастасия. – Что за хамство? Где этот ненормальный из грузовика?! – заорала она. – Я ему сейчас свой автограф на физиономии оставлю, чтобы помнил меня до конца дней своих! Вы только посмотрите, что он натворил, негодяй! – выскочив из машины и показывая на смятый капот машины Валерии, закричала она. – Где он? Куда подевался?

– Не кричите так, девушка, – сморщился лейтенант, который только что осматривал грузовик. – Зачем надрываться-то?

– Я не надрываюсь, а спрашиваю: где водитель, который нас чуть не угробил?! – не сдалась Анастасия. – Он что, пьяный в стельку или у него с головой проблемы? Где он?! – снова резко спросила она.

– Нету, – развел служивый руками. – Сбежал с места происшествия.

– Как это – сбежал? – опешила девушка.

– Как? Ну, не знаю, – усмехнулся гаишник. – Может, ползком, а может, ногами, я не видел.

– И что теперь? Кто будет отвечать? Вы обязаны его поймать, немедленно! Я этого так не оставлю, я – журналист! Попробуйте только его не найти, я тогда вас на первую полосу! В криминальную хронику, я вас… я даже не знаю, что я тогда сделаю! – возмущенно дымилась Анастасия.

– Не волнуйтесь так, девушка, сейчас сообщим, куда надо, и все будет нормально. Никуда он не денется: машина-то здесь, документы в бардачке лежат, найдем его, – совершенно спокойно говорил молодой человек, с легкой улыбкой глядя на возмущенную журналистку.

– Беспредел, твою мать! – продолжала ворчать тем временем она, никак не собираясь успокаиваться. – Валерка, ты представляешь, эта скотина из грузовика сбежала, – склонившись к окну, пропыхтела она. – Ты что замерла-то? Или это тебя не касается?

– Я не могу выбраться вот из-за этого, – проворчала Валерия, показывая на подушку безопасности.

– На ту вон кнопку нажми, и она сама отстегнется, – подсказала Настя. – Ты что, в первый раз в аварии, что ли?

– К моему счастью, в первый, – ответила девушка, пытаясь достать до кнопки, на которую указала подруга. – Можно подумать, что ты об этом не знаешь! Если бы у меня уже была авария, ты бы, наверное, первой об этом узнала.

– Да? А, конечно, – сморщилась Анастасия. – У меня что-то в голове заклинило.

– Кстати, по поводу «заклинило». У меня педаль тормоза провалилась, – вылезая из машины, сообщила подруге Лера. – Я стала тормозить, когда увидела грузовик, а она у меня под ногой провалилась.

– Эй, эй, ты об этом гаишникам не говори, – зашептала Настя, оглядываясь на машину, в которую уже сели молодые люди. Один из них с кем-то переговаривался по рации. – А то всю вину тогда на тебя свалят!

– Здравствуйте, приехали, – вытаращила Лера глаза. – Это с какой стати? Я ничего не нарушала, скорость не превышала, это он выскочил из арки как ненормальный! Ты видела, с какой скоростью он несся? Если бы я не вывернула руль, мы бы, наверное, уже с ангелами разговаривали. Все-таки его большое колесо немного смягчило удар.

– Девушки! – крикнул гаишник из машины. – Сюда подойдите!

Те послушно приблизились к молодому человеку и вопросительно уставились на него.

– В чем дело? – первой спросила Настя. – Поймали преступника?

– Нет, не поймали и вряд ли поймаем, – ответил лейтенант.

– Это почему? – снова возмутилась Анастасия.

– Этот грузовик угнали три часа назад от подъезда дома, где живет его хозяин.

– Врет, – тут же сделала свой вывод Настя. – Это он специально так говорит, чтобы наказания избежать!

– Да не врет он, – вздохнул лейтенант. – Владелец грузовика уже в отделении сидел, заявление писал о том, что его машину угнали, когда этот тип на вас наехал. Или вы – на него?

– Он выскочил вот из той арки на большой скорости, и мне некуда было деваться. Я никак не смогла бы его объехать, вы же видите, как здесь узко, – начала объяснять Валерия. – Ну, теперь я так понимаю: если преступника нет, значит, и протокола тоже? Мы можем ехать?

– Оставьте свои координаты на всякий случай, мало ли, – пожал гаишник плечами.

– Я вас умоляю! – сморщила Анастасия носик. – Вы хотите сказать, господин лейтенант, что действительно будете искать того, кто угнал этот грузовик? Вам самому-то не смешно?

Лейтенант ничего не ответил, лишь снова пожал плечами.

– Все, Лер, поехали, здесь нет состава преступления. Вернее, состав есть, но нет самого преступника, – вовсю возмущалась девушка. – Что творится, а?! Нет, вы только посмотрите, что творится! – разглядывая смятый капот машины, пыхтела она. – Ты что встала как истукан? – прикрикнула она на подругу. – Садись, поехали, говорю.

– Ты хоть слышала, что я тебе десять минут тому назад сказала? – спросила подругу Лера. – У меня педаль газа провалилась, а это значит, что тормозов у машины нет и ехать на ней мы никак не можем.

– И что теперь?

– Ничего. Сейчас вызову эвакуатор, чтобы оттащили ее в сервис, вот это и будет теперь.

– А мы?

– На метро поедем, – развела Лера руками. – И быстрее, и надежнее: там, во всяком случае, тормоза не откажут. Не нравится мне это, – вздохнула она и пристально посмотрела на свою машину. – Помыть ее сегодня собиралась, а видишь, как все получилось, – то ли с подругой, то ли сама с собой разговаривала девушка.

– Что ты хочешь этим сказать? – насторожилась Анастасия.

– В каком смысле? – не поняла Лера.

– Ну, ты сейчас сказала, что тебе не нравится «это». Что ты имеешь в виду?

– А тебе что, все очень нравится? – с сарказмом спросила Лера.

– Нет, конечно, только ты эти слова произнесла с каким-то другим смыслом.

– Верно заметила: с другим, – согласилась Валерия. – Глазастая, как погляжу, – вяло улыбнулась она.

– Я тебя сколько лет знаю, чему здесь удивляться?

– Понимаешь, Насть, я всего неделю назад ТО проходила, и тормоза были в полном порядке. А тут вдруг отказывают, да еще в такой момент! Вот я и говорю – мне это совсем не нравится. Тормоза не могли отказать, их проверили, прокачали, да и машина еще новая. Ей всего полтора года, а у них гарантия – сама знаешь.

– И ты думаешь, что… – испуганно спросила Настя, не сумев выговорить вслух то, о чем она подумала.

– Да, думаю, да, – кивнула Лера. – Их кто-то испортил! Так, чтобы при резком торможении педаль сорвало.

– Ну, дела, твою мать! – только и смогла выговорить Настя.

– В общем, так, Анастасия: ни в какой музей мы сегодня с тобой не едем, мне, если честно, что-то расхотелось. Я сейчас вызываю эвакуатор, после этого еду к себе на работу. Ты можешь отправляться по своим делам, а вечером созвонимся.

– Хорошо, – согласилась та. – Давай звони, и пойдем к метро.

В это время Валерия услышала, что зазвонил ее телефон. Посмотрев на определитель, она улыбнулась:

– Димка звонит!

– О, легок на помине, час назад о нем говорили, – недовольно проворчала Настя. – Помяни черта, и он тут как тут.

Лера строго посмотрела на подругу и показала ей кулак.

– Молчу, молчу, – буркнула та. «И провалиться мне на этом месте, если я окажусь не права!» – уже про себя подумала она.

– Алло, – как можно спокойнее проговорила Лера в трубку.

– Привет, – услышала она голос своего милого. – Валер, я, конечно, понимаю, что ты на меня сердишься. Но зачем же вот так?

– Так – это как?

– Я тебе вчера весь вечер звонил, а телефон был отключен. Дома тебя нет, на работе тоже. Ты что, специально скрываешься от меня?

– Нет, Дим, не специально. Я вчера за городом была по служебным делам, а в телефоне зарядка села. Домой я уже поздно ночью приехала.

– Ты со своей работой скоро вообще перестанешь дома жить, – недовольно проворчал Дмитрий. – Ну, а хоть сегодня-то я тебя смогу увидеть? Мне очень нужно с тобой поговорить, ведь я скоро уезжаю.

– Да, сегодня сможешь, позвони мне вечером, часов в восемь, – сдержанно ответила девушка.

– А может, я сразу и приеду?

– Хорошо, приезжай.

– Спасибо, малыш, мне очень многое тебе нужно сказать, – проникновенно произнес молодой человек. – Я ужасно по тебе скучаю! Я только сейчас понял, какой же я дурак.

– Дим, давай мы с тобой вечером все обсудим, – перебила друга Валерия. – У меня, честное слово, нет сейчас времени да и настроения тоже.

– Ладно, тогда до вечера, – согласился Дмитрий. – Ты только будь, пожалуйста, дома, не пропадай, как вчера.

– Договорились, пока, – торопливо сказала Лера и отключилась. Она задумчиво посмотрела в сторону Анастасии. «Господи, а вдруг Настя права?!» – с испугом подумала девушка. – Ее версия по поводу того, что Димка больше всех остальных вписывается… Нет, что за глупости лезут мне в голову? – нахмурилась она. – Он, конечно, импульсивный, взрывной, даже в некоторые моменты – несправедливый и жестокий, но… убийцей он быть не может! Нужно выкинуть эти дурацкие мысли из головы. Дима меня любит, и я его тоже. То, что он так ревнует и здорово меня обидел, это еще не повод, чтобы обвинять его черт-те в чем. А на душе-то кошки заскребли, и их коготочки причиняют мне очень неприятную боль…»

– Что-то случилось? – услышала Лера голос Анастасии. Та с тревогой заглядывала ей в глаза. – Что с тобой, Валер?

– Нет, нет, ничего, – тряхнула та головой. – Просто мысли дурацкие в голову лезут. Брошенное зернышко яда росточек дает, – усмехнулась она. – Как я сейчас понимаю и Отелло, и злой замысел Яго – он все правильно рассчитал. Всего одно слово, которое вызовет подозрение, – и все….

– Что еще за аллегория? – не поняла Настя. – При чем здесь Отелло с Яго и вообще Шекспир… гениальный Вильям? Что с тобой, Валера? – нахмурилась она, внимательно вглядываясь в озабоченное лицо подруги.

– Это я так, не обращай внимания, – отмахнулась та и, кисло улыбнувшись, сразу же начала набирать номер дорожной службы, чтобы заказать эвакуатор.


Глава 15 | Развод и вещи пополам | Глава 17