home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Рассмотренный период в отношениях между СССР и Японией – от восстановления между ними межгосударственных отношений после прекращения вооруженной интервенции Японии и других государств Антанты на российский Дальний Восток и в Сибирь до окончания военных действий во Второй мировой войне, в том числе между Советским Союзом и Японией, – явился важной вехой в истории двусторонних отношений и истории международных отношений на Дальнем Востоке – составной части мирового исторического процесса.

Несмотря на враждебность, вооруженные конфликты и даже войну, в отношениях между двумя странами в конечном счете возобладала тенденция к миру, добрососедству и мирному урегулированию возникавших между ними проблем.

После поражения социалистических революций в Европе Советское государство, не отказываясь от идей мировой революции, на практике перешло к борьбе за дипломатическое признание его капиталистическими странами, среди которых важное место занимала Япония.

Налаживая политические, экономические и культурные связи с этой страной, что благотворно сказывалось на двусторонних отношениях, Советский Союз в то же время, вопреки обязательству сторон по конвенции 1925 г. не вмешиваться во внутренние дела друг друга, продолжал линию на поддержку революционного движения в Японии, ставившего своей целью свержение существующего строя в этой стране.

Такую же, но противоположно направленную линию на поддержку белогвардейских и других эмигрантских элементов, выступавших за ликвидацию советского строя, проводила и Япония. С периода вторжения японских войск в Маньчжурию в 1931 г. под влиянием военщины эту политику стало проводить и правительство Японии, что привело к серии пограничных инцидентов и вооруженных конфликтов во второй половине 30-х гг. и создало в 1941 г. угрозу войны Японии против СССР в союзе с Германией и Италией («Особые маневры Квантунской армии»), несмотря на заключение в том же году советско-японского пакта о нейтралитете. В этих условиях, руководствуясь принципами современного международного права, допускающего несоблюдение договоров с агрессорами, отраженными в Уставе ООН 1945 г., Советский Союз, отвечая взаимностью на сотрудничество союзных держав, прежде всего США, Великобритании и Китая, в нарушение упомянутого пакта о нейтралитете принял решение вступить в войну против Японии, развязавшей агрессивную войну против этих государств.

Каковы же были итоги советско-японской войны 1945 г.? Каково было ее историческое значение и, что главное для темы настоящей работы, роль Советского Союза в победе над Японией и тем самым завершении Второй мировой войны? Главным итогом войны СССР против Японии явилось ее поражение в этой войне как составной части войны на Тихом океане и Дальнем Востоке, как следствие авантюризма в экспансионистской внешней политике японского милитаризма. Важную роль в ее провале сыграла и недооценка роста советского военно-промышленного потенциала и положительных изменений в военной доктрине нашей страны в 30– 40-е годы по сравнению с периодом Русско-японской войны.

Отказ Советского Союза от вооруженного противодействия японской оккупации Маньчжурии в 1931 г. породил в военных кругах Японии ошибочное представление о том, что в нашей стране сохраняется синдром поражения в Русско-японской войне при «панической боязни» тактики фланговых «клешей» и окружения, несмотря на наше преимущество в лобовых столкновениях. Это заблуждение применительно к 30-м гг. было, по мнению японской стороны, «подтверждено» отказом СССР от эскалации в 1937 г Благовещенского инцидента на р. Амур.

Отрезвление в Токио наступило в результате вооруженных пограничных конфликтов 1938—1939 гг. в районе озера Хасан и в особенности на р. Халхин-Гол.

Известно, что при попытке со стороны японцев фланговых охватов советских войск в районе р. Халхин-Гол последние не только обратились в бегство на западном берегу этой реки, но и после ожесточенного сопротивления перешли в решительное контрнаступление. Сходная ситуация сложилась и на восточном берегу этой реки, где японские войска, захватившие там в результате ночной атаки ряд опорных пунктов, были остановлены упорно сражавшимися советскими войсками. Такой же отпор получили японцы и годом ранее при аналогичной атаке советских пограничников на высоте Заозерная в районе озера Хасан.

Не учла японская военная доктрина и качественно усилившуюся боевую мощь вооруженных сил нашей страны по сравнению с периодом Русско-японской войны, а также тесную координацию и взаимодействие всех родов войск. К концу 30-х гг. в этой оценке произошли определенные изменения, что и удержало Токио от вступления в войну с СССР в 1941 г.

При одинаковой стойкости и боевом духе японских и советских военнослужащих последние выигрывали в силе за счет необычайной мощи одновременной скоординированной огневой поддержки со стороны артиллерии, бронетанковых войск и авиации.

Некоторые историки упрекают СССР за то, что занятие самых южных островов Хабомаи (Плоские) – южной части Малой Курильской гряды произошло после подписания Акта о капитуляции с 3 по 5 сентября 1945 г.[631] Но это не представляло собой единственного исключения, ибо бои с занятием территории, оккупированной японскими войсками, происходили еще 40 дней после решения о капитуляции и на Азиатском континенте, т. е. после подписания упомянутого документа о прекращении войны с Японией как в отдельных районах Маньчжурии, так и Северного Китая, а также в районе южных морей, причем чанкайшисты, не разоружая некоторые японские соединения, бросали их в бой в качестве антикоммунистических наемников во всех провинциях Северного Китая вплоть до 1946 г.[632].

Несомненно, как это видно из проведенного выше исследования данной темы, вступление СССР в войну с Японией сыграло решающую роль в ее поражении и капитуляции ее вооруженных сил.

Однако эта решающая роль разными историками понимается различно.

В советской историографии эта роль, на наш взгляд, преувеличивается, так как традиционно считается, что СССР внес основной, огромный вклад в разгром японского милитаризма. Так, A.M. Дедовский, критикуя западных ученых, писал: «Принижается вклад Советского Союза в разгром японского милитаризма… О героических подвигах советского народа и его вооруженных сил, о гигантском вкладе СССР(курсив мой. – К. Ч.) в достижение победы свидетельствуют неопровержимые факты, зафиксированные в многочисленных документах и материалах…»[633] Определенным преувеличением вклада СССР в победу над Японией и причины ее капитуляции с игнорированием вклада США и роли применения ими атомного оружия является оценка А.С. Савина: «…Вступление СССР в войну с Японией в августе 1945 г было главной причиной (выделено нами. – К. Ч.), ускорившей капитуляцию Японии». И далее в духе приведенного мнения Ледовского: «Советский народ и его Вооруженные Силы… внесли решающий вклад в победу антифашистской коалиции над милитаристской Японией»[634].

Преувеличивалась и ожесточенность боев, которая без оговорок распространялась на всю маньчжурскую военную кампанию. Так, А.А. Кошкин писал: «Несмотря на упорное сопротивление японских войск, которое продолжалось и после отдачи приказа о прекращении боевых действий, мощная группировка противника была наголову разбита всего за 24 дня»[635].

О «неоценимом вкладе» СССР в победу над Японией пишет и российский историк В.П. Сафронов, хотя его вполне обоснованно можно оценить как важный (К. Ч.) или весомый (Зимонин)[636] и даже, как указано нами выше, в определенном смысле решающий.

Странным выглядит и позиция другого российского историка, Б. К Славинского, который считает якобы «неблагодарным трудом» оценку того, кто виноват в тех отношениях, которые были исследованы им, включая данную войну между СССР и Японией, заявляя об этой войне в то же время в противоречие с самим собой, что «может быть мы квиты»[637], т. е. по сути дела одобряя не стремление союзников наказать Японию за агрессию в соответствии с нормами международного права, а осуждаемое им стремление к реваншу.

Издержки и преувеличения в оценке роли СССР в победе над Японией, свойственные советской историографии, стремится в своих работах устранить А.А. Кириченко[638].

Что касается мнения зарубежных ученых из числа критически мыслящих современных оппонентов советской политике в отношении Японии в качестве характерного рассмотрим точку зрения профессора Цуёси Хасэгава, японца по национальности, давно переехавшего в США, интересную, в особенности отражением отношения японцев к этой войне и ее последствиям для советско-японских отношений. «Было бы слишком нереальным ожидать, чтобы сознание вины Японии за развязывание войны было распространено также на отношения с Советским Союзом. Тем не менее до тех пор, пока японцы не приступят к самокритической оценке (в этом отношении. – К.Ч.) своего прошлого с установлением сложного баланса между своей приверженностью к милитаризму, экспансии и войне и их оправданным требованием исправить негативные стороны сталинской внешней политики, – не без основания пишет этот историк, – подлинное примирение между двумя странами невозможно».

В то же время Хасэгава считает, что «память о войне все еще свежа в современной Японии, и она имеет в себе достаточно сил, чтобы помнить о японских антисоветских акциях». «Сталин, – полагает он, – добился блестящего геостратегического выигрыша в последний месяц войны на Тихом океане, но это была пиррова победа, так как она создала глубоко негативный образ СССР в массовом сознании японцев. Груз этой коллективной памяти служит балластом, который препятствует любому движению по сближению между Советским Союзом и Японией»[639].

Говоря о трагедии 2,7 млн. японцев на территориях, оккупированных СССР, в том числе 150 тыс. чел., пропавших без вести, разъединенных японских семьях, часть которых осталась в Китае, а также принудительной репатриации 426 тыс. японцев с Сахалина и Курил при стремлении к объективной оценке более мягкого отношения к ним с советской стороны на этих островах, чем на континенте, а также о гибели более чем 60 тыс. интернированных в СССР японских военнослужащих в нарушение международной Женевской конвенции 1929 г.[640], Хасэгава делает вывод, что «самой важной причиной этой трагедии» является неприятие Токио Потсдамской декларации сразу после ее предъявления, что исключило бы в принципе как возможность войны с СССР, так и атомной бомбардировки Хиросимы и Нагасаки[641]. И с этим выводом нельзя не согласиться.

Вместе с тем этот историк отмечает, что японцы редко вспоминают об их интервенции в России в 1918—1925 гг., не любят говорить о японском милитаризме – реальной угрозе безопасности СССР в 30-е годы, вызывавшей вынужденную растрату им своих природных ресурсов в огромном масштабе, и милитаризацию его экономики и общества, а также о своей агрессии в Китае, Корее и других странах Азии.

Но его некоторые важные оценки страдают либо односторонностью, либо являются досадной ошибкой.

Так, правильно говоря о нарушении СССР пакта о нейтралитете с Японией, он не написал, что, в соответствии со ст. 103 Устава ООН – этого основополагающего документа современного международного права – подчеркивается, что в случае разногласий между прежними договорами и Уставом ООН преимущественную силу имеет последний, предусматривающий коллективные санкции против агрессора.

Бьет мимо цели и попытка Хасэгава обвинить Сталина в его речи 3 сентября в фальсификации, где он якобы говорил о «захвате» Японией Курил в 1905 г. вместе с Южным Сахалином, хотя в действительности он заявил, о том, что Япония воспользовалась этой войной, чтобы, в частности, «утвердиться» на Курилах, что на самом деле имело место в результате военного строительства и создания там военно-морских баз[642].

Советский Союз своими вооруженными силами внес важный вклад в победу союзников над милитаристской Японией в войне на Дальнем Востоке в период советско-японской войны 1945 г. – составной части, вопреки мнению Токио, войны его союзников на Тихом океане 1941—1945 гг., а в более широком смысле и Второй мировой войны 1939—1945 гг.

Присоединение СССР к Потсдамской декларации и его вступление в войну против Японии явилось решающим фактором в принятии Токио решения о безоговорочной капитуляции ее вооруженных сил на условиях Потсдамской декларации союзников после применения США атомного оружия против японского гражданского населения в том смысле, что это событие вопреки расчетам на посредничество Советского Союза в прекращении войны на Тихом океане развеяло последнюю надежду императорского правительства на ее окончание без сокрушительного поражения в расчете на раскол в рядах коалиции союзников.

Однако расчет на эти противоречия, обострившиеся в связи с началом «атомной дипломатии», направленной своим острием против СССР, позволили Японии отчасти реализовать такой расчет. В результате этого капитуляция ее вооруженных сил в отличие от Германии была осуществлена на более мягких условиях, сформулированных в Потсдамской декларации, позволившей Японии сохранить свое правительство пусть с консультативными функциями, а также важнейший для самосознания японцев институт императорской власти, хотя с кардинально урезанными полномочиями. Война была начата СССР в период действия советско-японского пакта о нейтралитете, срок которого, по признанию советской стороны, истекал в 1946 г. Но она соответствовала обладающим перед ним преимуществом обязательствам Советского Союза по решительным мерам борьбы с агрессором, сформулированным в подписанном союзниками ранее Уставе ООН и признанном в 1956 г. Японией при ее вступлении в ООН без каких-либо оговорок.

Во всех фронтовых и армейских операциях советские войска применяли широкий маневр с охватом, обходом и окружением группировок противника при большой глубине и высоких темпах наступления.

Период советско-японской войны совпал с завершающим этапом Второй мировой войны в Азиатско-тихоокеанском регионе, основную тяжесть которой с учетом ее общей деятельности вынесли на своих плечах США. Их роль заключалась в разгроме военного флота Японии, в уничтожении ее торгового флота, осуществлявшего морские перевозки между метрополией и различными районами Японской империи, где велись боевые действия, в существенном уроне, нанесенном авиации противника, в нанесении большого ущерба военно-промышленному потенциалу и важным гражданским объектам и населению, в результате бомбардировок, в особенности варварских атомных бомбардировок Хиросимы и Нагасаки, оказавшим наряду со вступлением Советского Союза во Вторую мировую войну на Дальнем Востоке и Тихом океане решающее влияние на ее исход.

Роль основных участников этой войны мы попытались представить в следующей таблице.

Серьезную роль в отпоре японскому агрессору в этой войне сыграла борьба китайского народа, которому большую помощь оказал в его борьбе Советский Союз. Китай, раньше других стран принявший на себя, еще в 1931 г., удар со стороны японского милитаризма, дольше других, с 1937 г., организовал и продолжал упорное сопротивление японской регулярной армии.

Государства Британского содружества наций, начиная с Великобритании, также внесли важный, но менее значительный вклад в дело победы над Японией в этой войне.

Советско-японскую войну можно и даже нужно в научных работах, специально посвященных советско-японским отношениям, выделять в отдельный предмет исследования, не отказываясь, как это делают некоторые японские историки, рассматривать ее как органическую часть войны на Тихом океане и даже Второй мировой войны в целом. Но советские и российские историки нередко отчетливо методологически не отграничивают эти два разных предмета исследования, что в конце концов проявляется в оценке вклада того или иного союзника «в победу над милитаристской Японией» без указания, в какой – советско-японской войне 1945 г. или в войне на Тихом океане 1941—1945 гг. с эклектическим чередованием в тексте работы упоминания обеих войн.

В качестве характерного примера сошлемся на статью В.П. Зимонина «Советско-японская война 1945 г.», в заключительной части которой о сравнительном вкладе союзников в победу над Японией, делается вывод применительно к войне на Тихом океане, т. е. к другому предмету исследования, а это методологически неправомерно[643].

Что же касается самой советско-японской войны, то вклад в советско-японскую войну со стороны США выражался главным образом в значительной военной и военно-технической помощи по ленд-лизу, координации военных действий между командованием вооруженными силами двух стран, в подготовке советских моряков на Аляске для боевых операций против Японии, предоставлении военных кораблей для действий в районе Южных Курил и снабжения СССР военной разведывательной информацией.

Вклад других стран ограничивался вспомогательными операциями вооруженных сил Монгольской Народной Республики во взаимодействии с советскими войсками в Маньчжурии.

Во Внутренней Монголии, в провинциях Жэхе и Чахар, определенную роль в этой войне сыграли китайские войска, взаимодействовавшие с советскими войсками Забайкальского фронта. Помогали советским войскам и китайские партизаны в Маньчжурии и корейские в Корее.

Не только решающий, но и самый крупный вклад в победу над Японией, естественно, внес Советский Союз, прежде всего своими мощными и стремительными действиями, а также в результате самого факта вступления в войну против Японии. Это вынудило ее правительство во главе с императором через несколько дней вопреки воле военщины заявить о прекращении военных действий не только на Азиатском континенте и прилегающих к нему островах в зоне военных действий с советскими войсками, но и в войне в других районах Азии и Тихого океана в зоне боевых операций с союзниками..


2.  ВОЕННЫЕ ДЕЙСТВИЯ И ПЕРЕГОВОРЫ О КАПИТУЛЯЦИИ ЯПОНИИ | Серп и молот против самурайского меча | Примечания