home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


x x x

Падение Анакина смягчил островок пены, дрейфующий по поверхности силиконового озера. Он медленно погружался в пенную массу, вдыхая все больше ядовитых газов. Лопнувший вдруг пузырь окатил его волной аммиака и вернул его почти в полное сознание. Глаза резала нестерпимая боль. Дышать было нечем. Дело в том, что при падении его очки и маска съехали набок.

Но сначала то, что нужно делать сначала. Он расправил крылья и ослабил ремешки, затем перевернулся на спину, равномерно распределив свой вес по крыльям. Они держали его на пене, как снегоступы, и его погружение замедлилось. Крылья были погнуты и стали бесполезными, даже если ему бы и удалось вырвать их из вязкой пены.

Кровавый резчик только что убил его. То, что смерть пока не приходила и растягивала свое садистское удовольствие, не служило облегчением - все равно она была неотвратима. Островок желтоватой пены пришел в движение: пузыри начали с треском лопаться, и Анакин опускался все ниже. Затем он услышал еще более зловещий звук, если только это можно было представить: негромкое шуршание сползающихся к нему со всех сторон мусорных червей. Они наползали друг на друга, извивались и переплетались, спеша к добыче.

Анакин практически ничего не видел. Я - пропащий человек. Он мог обратиться за помощью к Силе, и это немного успокоило бы его, но он еще не достиг такого владения ею, чтобы левитировать, по крайней мере более чем на несколько сантиметров.

На самом деле, Анакин Скайуокер был настолько подавлен своим проступком, своей невнимательностью, что смерть теперь казалось не такой важной по сравнению с тем стыдом, что он переживал.

Ему не суждено было стать джедаем, чтобы про него ни говорил Куай-Гон Джинн. Йода и Мэйс Винду оказались правы.

Но горькое осознание собственной глупости не заставит его спокойно сдаться. Он почувствовал, как к нему бесшумно подлетает кровавый резчик. Он был всего в нескольких метрах, замахиваясь для нового удара, и Анакин едва успел увернуться от него.

Джедаи не помышляют о мести. Но мысли Анакина неслись со скоростью света, проясненные болью в виске и ноющей рукой. Кровавый резчик знал, кто он такой и откуда родом, - слишком маловероятно наугад назвать его рабом, в такой дали от беззакония планет Внешних территорий, где рабство было общепринятой практикой. Кто-то покушался либо на Анакина лично, либо на всех джедаев сразу.

Анакин сомневался, чтобы он за свою короткую жизнь успел привлечь к себе чье-то внимание или сам по себе представлял интерес для наемных убийц.

Скорее всего, за Орденом следили и та или иная группа решила расправиться со всеми джедаями поодиночке, начиная с самых слабых и незащищенных.

И первым буду я.

Кровавый резчик представлял угрозу для тех, кто освободил Анакина из рабства, кто забрал его с Татуина и предоставил шанс начать новую жизнь. Если ему уже не суждено стать джедаем или дожить до совершеннолетия, он может избавить отважный и необходимый миру Орден хотя бы от одной угрозы.

Анакин нацепил маску, полной грудью вдохнул очищенный воздух и осмотрел медленно погружающийся островок, на котором покоился. Ремень крепления можно было отстегнуть и использовать как оружие. Анакин осторожно приподнялся и схватился за ремень потоньше. В полете он был натянут, а сейчас болтался, к тому же съехал на один бок. Анакин поерзал, освобождаясь от "сбруи", и ремень с громким щелчком расстегнулся. Он вытащил ремень, намотал его на кулак и закинул противоположный конец крыла, там, где был прикреплен ротатор. Затянув ногой петлю потуже, он рванул ремень на себя, с хрустом ломая тонкий кожух со смазкой. Из вертушки получилась классная дубинка.

Но крылья весили менее пяти килограммов. Импровизированная дубинка - пару сотен грамм. Ему придется вложить в удар всю свою мощь, чтобы эффект был ощутимым.

Кровавый резчик снова пикировал на него, подогнув ноги, вытянув вперед руки с тремя суставами, как педипальпы опи - морского убийцы с Набу.

Он все свое внимание сфокусировал на Ана-кине. Сделав ту же ошибку, которую только что допустил падаван.

У Анакина чуть сердце из груди не выскочило от радости, когда он увидел, что над кровавым резчиком навис Оби-Ван. Мастер активировал меч и обеими ногами пихнул нападавшего в крылья, ломая их как пушинки.

Два взмаха жужжащим клинком - и кончики крыльев кровавого резчика полетели прочь.

Кровавый резчик испустил сдавленный крик и завалился на спину. Топливо, вырвавшееся из подрезанных крыльев, загорелось и превратило его в яркую потешную ракету, поднявшуюся, прежде чем погаснуть, метров на двадцать.

Побежденный противник беззвучно плюхнулся в озеро в десятке метров от Анакина, подняв фонтан силиконовых брызг. Словно болотные духи, вспыхнули метановые пузыри.

Кеноби остановил падение как раз вовремя - когда он уже по пояс был в пене. Выражение на его лице, когда он вырубил лазерный меч, было чисто обивановское: терпение, смирение и подавленное раздражение, словно Ана-кин только что сделал ошибку в диктанте.

Анакин протянул руку, чтобы помочь учителю подняться: - Не опускай крылья, держи их повы-ше! - крикнул он.

- Зачем? - задумчиво поинтересовался Оби-Ван. - Я не могу вытащить нас обоих из этой дряни.

- Но у меня еще есть топливо!

- А у меня его как раз почти не осталось. Эти крылья просто ужасные, их невозможно контролировать.

- Можно использовать мое топливо, - предложил Анакин, и его глаза ярко засияли в полутьме.

Пена начала угрожающе быстро лопаться. На берегу крошечного островка пены показалась блестящая серебристая труба диаметром метра четыре и изогнулась вопросительным знаком, высунув голову из кремнийорганического месива. На коже червя были прилипшие куски мусора, а из-под них выглядывали блестящие голубые бусинки глаз.

Глаза вытянулись вперед на тонких стебельках и с интересом разглядывали невиданную добычу. Червь явно размышлял, будет ли его обед вкусным.

Но Анакин не испугался, не спуская глаз следил он за своим призом - чешуйками червя. Таких огромных я еще не видел - с мою ладонь!

Оби-Ван стремительно погружался. Он часто моргал и задыхался в окутавшем их облаке ядовитых газов.

Анакин нагнулся и осторожно, не теряя равновесия, снял с крыльев топливные баки, отсоединив от них трубки подачи горючего на сопла и зубами сорвав с них наконечники.

Оби-Ван тем временем сконцентрировался на том, чтобы полностью не уйти под пену.

Еще один сегмент червя на противоположном конце его уменьшающегося в объеме тела с отвратительным скрипом трущейся мокрой кожи высунулся из озера. Теперь на них смотрело. еще больше глаз. Червь задрожал, словно в предвкушении.

- Я больше не буду таким глупым, - еле слышно выдохнул Анакин, присоединив топливные баки к крыльям Оби-Вана.

- Совету это расскажешь, - невозмутимо ответил Оби-Ван. - Не сомневаюсь, что мы оба там окажемся, если в течение ближайших двух минут мы совершим шесть невозможных дел.

Два сегмента червя завибрировали в унисон и одновременно супротивным шипением стали продвигаться по озеру, доказывая, что эти два куска каната - одно длинное живое существо. Их окружали еще кольца веревок: видимо, черви решили, что падаван с рыцарем - это новый деликатес, и за обладание им развернулась настоящая борьба. Сегменты первого червя стали теребить берега пенного острова, который быстро сокращался, пока от него не осталась крошечная клякса на поверхности силиконового озера.

Анакин одной рукой схватился за плечо Ке-ноби: - Оби-Ван, ты - самый крутой из всех джедаев.

Оби-Ван прожег своего падавана гневным взглядом.

- Ты не мог бы немного подкинуть нас… - взмолился Анакин. - Ну, вверх и в сторону?

Что Оби-Ван и сделал, и Анакин в ту же секунду завел реактивные движки обоих пар крыльев.

Мощный рывок не отвлек его от главного: он нагнулся, вытянул руку и сорвал с ближайшего червя его чешуйку. Каким-то чудом им удалось подняться до первого экрана и сесть на хвост взлетающему контейнеру. Оглушенные, почти лишенные чувств, в бешеном вращении они миновали отверстие.

Оби-Ван почувствовал, как тонкие руки Анакина обвили его пояс.

- Если это так просто… - сказал мальчик, и затем что-то - возможно, это был внезапно проснувшийся в падаване дар левитации - пронесло их сквозь второй экран, словно они стояли на гигантской ладони.

Оби-Ван Кеноби никогда не видел столь мощного слияния с Силой. Ни у КуайГона Джинна, ни у Мэйса Винду, ни даже у Йоды.

- Думаю, мы выберемся отсюда, - заверил учителя Анакин.


x x x | Планета-бродяга | cледующая глава