home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


4

Анакин лежал на кровати в своей маленькой комнатке и вертел в руках микромозг дроида. Его лицо было залито сиянием световой панели, и брови отбрасывали глубокие тени на глаза. Он провел рукой по коротким волосам и заглянул в разъем платы.

Ему не понравилось, что он победил. Как это казалось неправильно: он зашел далеко за границы дозволенного, а ему разрешили остаться падаваном. Ему не нравилась тревога, сопровождавшая эту победу, словно она была одержана над самим собой. Уверенность в себе была для него самым дорогим богатством и стояла превыше всех слабостей.

Они оставили меня здесь, потому что я обладаю потенциалом, равного которому они никогда не видели. Они продолжают обучать меня, потому что им интересно посмотреть, что из меня получится и на что я буду способен. Я оказался в положении богача, который не знает, где настоящие друзья, а где те, кому просто нужны его деньги.

Эта мысль была особенно горькой и досадной, - и наверняка несправедливой и неверной.

Тогда зачем же они возятся со мной? Зачем я продолжаю испытывать их? Они говорят мне, чтобы я использовал свою боль - но иногда я даже не понимаю, откуда она берется! Я столько расстраивал мою маму, снова и снова заставляя ее доказать любовь ко мне. Она отпустила меня сюда, чтобы меня могли воспитывать более сильные личности. Чтобы я смог контролировать себя. Но я так и не научился этому.

Он присел на корточки и воткнул в микромозг проводок тестера. По периметру округлого прибора замигали красные лампочки.

В углу комнаты стоял компактный робот-секретарь. Анакин встал, открыл переднюю панель дроида и вставил туда думатель. Затем подсоединил еще несколько проводков и прогнал еще пару тестов. Сигнальные огоньки показали, что дроид снова сможет управлять своими действиями. Анакин крутанул думатель пальцем, и тот начал вращаться на крошечном шарнире туда-сюда настолько быстро, что даже быстрый взгляд не мог различить отдельных движений. Вскоре все выводы сенсоров в "голове" у дроида были подсоединены к думателю.

Еще один дроид отремонтирован. Джедаям негде было использовать дроидов, но рыцари воспринимали их просто как еще одну странность, которую можно пережить. Как пробило.

Один из небольших дроидов Анакина, прекрасная модель для работы по дому, которого он подобрал раздавленным и разбитым на улице, починил и наладил, был застукан магистрами в зале Совета. Он чинил и без тою прекрасно работающую проводку… Его вернули Анакину разрубленным на две аккуратные половинки, и оплавленные края не оставляли сомнений в том, каким оружием это было сделано.

Сравнительно мягкое предупреждение.

Но Анакин находил в этом некоторое удовольствие. Бесконечное терпение его выходок было свидетельством слабости мастеров, а нападение кровавого резчика на Анакина давало понять: на Корусканте становилось опасно.

Он глубоко вдохнул и решил, что джедаи были, пожалуй, единственными во всей Галактике, кто мог учить, тренировать и направлять его. И груз этой ответственности был полностью возложен на Оби-Вана Кеноби, которого Анакин любил и уважал, а поэтому подвергал его все новым испытаниям.

Завтра они покинут Корускант в необъявленном им пока направлении. Ему нужно было хорошенько выспаться.

Анакин ненавидел сон.

Казалось, что во сне что-то испытывает его изнутри, что-то очень мощное, и этому "чему-то" было безразлично, любят его или боятся.


предыдущая глава | Планета-бродяга | cледующая глава