home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


7

Райт Сейнар был очень богатым человеком. Его доскональное знание всех рынков, выдающийся талант управления своими рабочими, как людьми, так и представителями иных рас, а также его стратегия вести операции относительно небольшие и не рассеиваться, хватаясь за все сразу, - все это принесло ему прибыли, о которых он и не мечтал в юности.

Его новый проект - поучаствовать вместе с Уиллхуфом Таркином в рискованном деле с туманными перспективами - заставил Райта немало понервничать, но что-то внутри все равно толкало его вперед.

Инстинкт заставил Сейнара зайти слишком далеко, и этот инстинкт говорил ему, что он нащупал пульс будущего. На самом деле, Райт знал об этом будущем, пожалуй, побольше Таркина.

И все же он считал, что гораздо мудрее быть предусмотрительным, хорошо осведомленным и в любой момент готовым к неожиданным переменам.

Одним из составляющих его успеха было то, что у Сейнара была хорошая привычка не показывать своих увлечений. А у него и в самом деле были увлечения - он предпочитал это слово, а не "слабости" или "эксцентричности".

Даже Таркин не знал о коллекции неудавшихся экспериментов, которую собрал Сейнар.

Райт медленно шел по длинному коридору, который был проложен в тоннеле более чем в километре под главным заводом фирмы "Сейнар Системе" на Корусканте. Прямо перед ним появлялись различные голограммы: это автоматически включались на звук его шагов голографические проекторы. Он в который раз смотрел, как происходит отгрузка продукции, заказанной по оборонному плану Республики. Неужели это было десять лет назад! Вот его продукцию расхваливают сенаторы и провинциальные правители. А вот - создание прототипов оборудования для Торговой Федерации. Когда-то он имел дело с многочисленными ее подразделениями, пока она еще не окружила себя завесой тайны, сконцентрировав всю власть в мощном центре.

Сейнар улыбнулся, когда увидел свой самый красивый - и пока что самый большой - корабль, церемониальный крейсер на тысячу пассажиров, созданный для триумфальных полетов на планеты, подписывающие эксклюзивные контракты с Торговой Федерацией.

Затем был его самый быстрый и самый передовой проект, с самым тяжелым вооружением, созданный для очень секретного покупателя - Сейнар подозревал, что даже Таркин не знал, кто именно это был. Он не должен недооценивать мои собственные контакты, мое политическое влияние! - подумал Сейнар.

На самом деле, Райт и сам был не в курсе личности этого загадочного покупателя, кроме того, что он (или она, или оно) любил проекты Сейнара. Но Райт подозревал, что этот покупатель был очень влиятельной персоной. Он подозревал и большее: Это был заказчик, произнести имя которого означает верную смерть.

Итак, Республика менялась, возможно, погибала, возможно, ее методично, день за днем, добивали. Таркин прямо давал это понять, и Сейнар не мог с этим поспорить. Но Сейнар собирался выжить.

Его корабли скорее всего и катали по Галактике тех самых важных персон, на которых Таркин мог только намекать. Это заставляло Сейнара гордиться, но в то же время… Райт Сейнар знал, что этот невероятный шанс означал также и невероятную опасность.

Таркин был достаточно умен и очень амбициозен, а также корыстен и продажен. Это забавляло Сейнара, который не искал комфорта для плоти. Он был выше этого. Ему прежде всего нужен был комфорт для ума.

Его слабостью были шикарные интеллектуальные игрушки, и лучшими экземплярами были неудачные опыты его конкурентов. Он скупал их, где только можно, спасая от мусорных куч и своего рода казни - переплавки. Некоторые экземпляры были слишком опасны, чтобы их хранить в рабочем состоянии или даже в целости и сохранности.

Сейнар набрал код доступа, и открылась дверь в подземный музей. Он немного постоял в темноте на пороге, вдыхая холодный воздух, наслаждаясь тишиной. Чаще всего Сейнар приходил сюда, чтобы подумать в одиночестве, отвлечься от суеты при принятии важного решения.

Узнав его, автоматика включила свет в прихожей, и он ввел еще один код, который открывал дверь в длинную подземную галерею. Вздохнув в предвкушении, Сейнар вошел в этот храм неудач и провалов, улыбнулся и поднял руки, приветствуя длинные ряды экспонатов.

Сколько блистательных примеров переоценки своих возможностей и плохого планирования! Они определенно помогали ему самому прояснить свои мысли. Эти неудавшиеся проекты, технологические и политические просчеты бодрили и отрезвляли его, как холодный душ.

В прозрачном кубе у самого входа в музей стояла группа его любимых экземпляров: четыре боевых универсальных дроида. Гигантские и неповоротливые, они были увешаны столькими видами оружия, что с трудом могли передвигаться. Их собрали на фабриках Кол Хуро, системы четырех планет, чья промышленность производила оборонные системы и звездные корабли для мелкого глупого тирана, разгромленного Республикой пятнадцать лет назад. Каждый дроид был более четырех метров в высоту и почти столько же в ширину, с примитивным думателем, нескладным и заторможенным. Такие же тупые, как и тиран, заказавший их. Сейнар протащил этих дроидов контрабандой под самым носом у республиканских таможенников десять лет назад, так что они остались в полной боеготовности и сохранили все свое вооружение. Хотя их основная программа, их "ум", был удален, на них это практически не сказалось. Они продолжали функционировать в режиме минимального потребления энергии и провожали сенсорами Сейнара, когда он шел мимо, поблескивая крошечными глазками и разочарованно подергивая многочисленными дулами, торчавшими из самых неожиданных мест.

Сейнар улыбнулся. Ему было жаль не этих несчастных уродцев, а их создателей.

Следующей в ряду экспонатов стояла самая коварная машина, в которой сочетались оригинальность и осторожность: посадочный аппарат, предназначенный для высадки на астероиды с высоким содержанием металлов в неразведанных звездных системах. Этот аппарат добывал руду, выплавлял металл и делал из него боевых дроидов для вторжения на планеты. Шахтное оборудование было прекрасным, но качество дроидов оставляло желать лучшего: боеготовными оказались менее одного процента.

Сейнар частенько задумывался над тем, чтобы развить эту идею: построить машину для создания машин, запрограммированных на наступательные операции. Но Республика не решалась заказать такое вооружение по соображениям чрезмерной щепетильности, а неймо-дианские лидеры Торговой Федерации отвергли такой проект по причине его непрактичности. Совсем никакого воображения, по крайней мере еще пару лет назад…

Возможно, именно по этой причине они капитулировали перед канцлером Палпатином.

Зажглись световые панели над главным рядом прозрачных стендов, который протянулся на пятьсот метров, до дальней стены галереи. Две тысячи двенадцать образцов неудачного вооружения и кораблей. Так много грозных предупреждений: и ты можешь ошибиться, Райт Сейнар, Всегда трижды подумай перед тем, как действовать, и всегда подготовь три запасных плана.

В небольшом кубе между двумя крупными экспонатами стоял уродливый дроидубийца, с вытянутой цилиндрической головой и рудиментарной "грудной клеткой". Этот проект провалился по двум причинам: дроиды слишком бросались в глаза и имели склонность вырываться из-под контроля и убивать своих создателей. Микромозг этого убийцы был раздавлен другими, более мощными охранными дроидами. Сейнар держал его у себя в коллекции, потому что его бывший сокурсник из Риговианского технического университета, один из разработчиков проекта, был убит именно этим дроидом. Это было еще одним настойчивым предупреждением не заходить за рамки своей компетенции.

Предчувствуя скорые перемены в политической психологии, Сейнар недавно начал задумываться о собственных недостатках, о своей ограниченности во взглядах. Он всегда предпочитал элегантность, изящество и точечные усилия, направленные на поддержание власти. И уже встречался с некоторыми правителями, которые в той или иной мере разделяли его взгляды, - они были выходцами из широко распространенного клана политиков, которые веками правили в условиях относительной стабильности, и улаживали вооруженные конфликты в дальних уголках Галактики при помощи экономических эмбарго и политического давления. Кто придет им на смену?

Унаследуют ли их преемники элегантность и изящество?

Вряд ли. Входя в музей неудач, Сейнар чувствовал себя одним из экспонатов: негибким, закостенелым, устаревшим, старомодным… и таким молодым!

Те, кто придет на смену загниваюгцей элите, будут править страхом и силой. Это исторический закон, не раз подтвержденный в Галактике. Закон политического маятника. Ужасная, но правда.

Несколько месяцев назад, найдя новый подход к постройке кораблей (жесткость и централизованная сила - вот новый девиз!), Сейнар начал работу над экспедиционным боевым планетоидом, чей проект привел в восторг Таркина. Реакция Таркина подтвердила, что догадка Сейнара - удар из неизвестности может быть точнее и удачнее - оказалась верной. Этих новых правителей интересует не изящество стиля, а громкий театральный эффект.

На Таркина всегда так легко было произвести впечатление огромными размерами и военной мощью. Вот почему Сейнару удалось сохранить дружбу с ним. Таркин был очень проницателен в вопросах политики и военного искусства, но в области, где Сейнар был признанным знатоком, во всем, что касалось машин для транспортировки и ведения войны, - он был практически профаном, Сейнар не раз убеждался в этом во время разговоров с ним.

И все же… Признаться в своей слабости и необходимости в партнере было так непохоже на Таркина.

Кто же с кем играл?

- Как интересно, - раздался у него за спиной чей-то голос.

Сейнар чуть ли не до потолка подпрыгнул от неожиданности. Обернувшись, он увидел между двух стендов высокого худощавого Таркина. Его фигура была наполовину скрыта тенью, и только глаза сверкали маленькими бусинками. Рядом с ним возвышалось существо с многосуставными конечностями, невероятно широким носом и переливающейся золотистой кожей. Оно пристально следило за Сейнаром.

- Неожиданно выяснилось, что у нас осталось совсем мало времени и нам нужно твое решение. Немедленно, - сказал Таркин. - Или ты отправляешься с нами, или мы улетим без тебя. Но нам необходимо кое-что узнать у тебя. Если ты предпочтешь не присоединяться к нам, то из глубокого уважения к нашей дружбе, а также зная, как ты умеешь хранить секреты, если они не могут принести тебе выгоды, мой молодой друг не станет убивать тебя прямо здесь. - Сейнар знал, что у него не оставалось времени, чтобы удивляться. Времена менялись. Видимо, понятие дружбы тоже начало меняться. Спрашивать о том, как Таркин со своим дружком проникли в его святая святых, было бесполезно, и в данный момент даже грубо.

- Вам что-то от меня нужно, - перефразировал монолог Таркина Сейнар, хитро улыбнувшись. - И вы считаете, что добровольно я это вам не скажу. Но тебе нужно было просто-напросто попросить меня, Таркин.

Таркин проигнорировал это. Он не был настроен на юмор и не выказывал терпения. Его лицо было удивительно постаревшим и недоброжелательным. И злым.

Сейнар почувствовал, что оказался прижат к стенке.

- Ты был одним из основных субподрядчиков на модернизацию легких торговых кораблей класса ИТ, - начал Таркин.

- Ну, это еще когда было. Основная масса этих кораблей давным-давно списана, а их владельцы подобрали себе новые. Последние модели намного лучше этого старья.

Таркин раздраженно отмахнулся: - Ты поставил на каждый из модифицированных тобою кораблей блок слежения. И ты можешь активировать их при помощи персонального кода. Ты скрыл этот факт как от владельцев судов, так и от властей.

Выражение лица Сейнара не изменилось. Ему нужны коды, чтобы включить один из блоков слежения.

- Поспешите, - сказал кровавый резчик тонким, хладнокровным голосом. Сейнар заметил, что это золотистое существо было покрыто многочисленными свежими ранами. В основном ссадины и ушибы, но две раны довольно глубокие и опасные.

- Дай мне серийный номер корабля, и я скажу тебе код, - выдохнул Сейнар. - Как другу. Честное слово, Таркин.

Таркин подал жест кровавому резчику. Тот протянул Сейнару небольшую деку, на которой красными цифрами высвечивался серийный номер корабля. Под номером были регистрационные орбитальные данные корабля, показывающие, что посадочный док скоро будет открыт для еще одного судна, принадлежащего Сенату.

Сейнар практически моментально восстановил минный ряд цифр - код доступа к радиомаяку этого корабля: он создавал коды при помощи несложной формулы на основе серийных номеров кораблей. Сейнар сказал код, и кровавый резчик тут же ввел его в комлинк и кому-то отправил.

Сейнар поежился, пытаясь почувствовать в своей одежде крошечного дроидашпиона, который явно был подсажен к нему во время последнего визита Таркина.

- Блок слежения в гиперпространстве не работает, - предупредил он Таркина. - Это маломощное и ненадежное устройство. Сейчас я делаю намного лучше. Мы установим новый блок, подсоединенный к твоему, прежде чем корабль покинет орбиту. Нам нужен код, чтобы синхронизировать их. Работая в паре, они прекрасно подойдут для наших целей.

- Это сенаторское судно? - спросил Сейнар.

Таркин покачал головой.

- Принадлежит приспешнику Ордена. Хватит теребить свои штаны, Райт. Это просто непристойно.

Таркин помахал небольшим пультом дистанционного управления, зажатым в ладони. Он нажал на кнопку, и что-то прошелестело у Сейнара в штанине. Он брыкнул ногой, когда это упало ему на ботинок, а затем и на пол и отползло в сторону. Это оказалось крошечным дроидом, каких Сейнар еще не видел. Плоский и гибкий, он был способен менять свою текстуру, подстраиваясь под окружающую ткань. Даже эксперт мог не заметить его.

Сейнар задумался, во что ему обойдется такая промашка.

- Я уже собирался принять твое предложение, - сказал он резко.

- Я снова повторяю: нас время поджимает.

- Так что, его не осталось даже на простые правила приличия… между двумя старыми друзьями?

- Нет, совсем не осталось, - мрачно ответил Таркин. - Все старое отмирает. Нужно привыкать к новым условиям. Я уже адаптировался.

- Я вижу. Чем еще я могу помочь вам?

На губах Таркина наконец-то появилась легкая улыбка, скорее намек на нее, но от этого он не стал выглядеть более дружелюбным. У Таркина кожа всегда слишком сильно обтягивала череп, даже в юности.

- Многим, Райт. Прошло немало времени с тех пор, как ты прошел военную подготовку, но я верю, что ты еще не все забыл. Теперь, когда я уверен, что ты с нами…

- Другой мысли мне даже во сне в голову не приходило, - слащавым голосом вставил Сейнар.

- Как тебе понравится пост командующего экспедиции?

- На ту экзотическую планету, о которой ты рассказывал мне?

- Да.

- А почему ты рассказал мне об этой планете раньше, раз не был уверен во мне? Сомневался, что я смогу поделиться с тобой такой ерундой, как коды доступа к маякам слежения?

- Потому что у меня были сведения, что эта планета не была секретом для тебя.

Райт Сейнар откинул голову назад, словно змея, готовящаяся к броску, и затаил дыхание.

- Я поражен, Таркин. И скольких из моих самых доверенных работников мне придется… уволить?

- Ты знаешь, что эта планета существует на самом деле. У тебя есть один такой корабль.

Сейнар не любил, когда его загоняли в угол, каким бы виновным он при этом ни был.

- Мертвый корпус, - сказал он оправдывающимся тоном, - купленный у одного продажного лейтенанта из Торговой Федерации, который убил владельца судна. Эти корабли бесполезны, как только погибает их владелец.

- Ценная информация. И как ты думаешь, сколько всего таких кораблей было построено?

- Возможно, около сотни.

- Из двенадцати миллионов звездных кораблей, зарегистрированных и незарегистрированных, в известной Галактике. И во сколько они обошлись их владельцам?

- Точно не знаю. В миллионы или миллиарды, - ответил Сейнар.

- Ты всегда считал, что умнее меня, на один шаг впереди, - процедил Таркин сквозь зубы.

- Всегда на гребне волны. Но на этот раз я могу спасти твою карьеру и, возможно, твою жизнь. Мы можем объединить наши силы и наши средства - вдвоем мы шагнем намного дальше.

- Конечно, Таркин, - невозмутимо подтвердил Сейнар. - Я думаю, сейчас самое время и место для крепкого доброго рукопожатия.


предыдущая глава | Планета-бродяга | cледующая глава