home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


12

Оби-Ван остановился по дороге на мостик и наклонился, чтобы рассмотреть небольшой бассейн, который слркил домом родне-еде, небольшим крабообразным созданиям, в свободное от работы время. Анакин сидел на маленькой табуретке в кругу родни-еды. Он нахмурил брови и задумался.

Мальчик посмотрел на Оби-Вана.

- Не могу понять, нравится мне это или нет, - сказал он.

- Нравится что?

- Их отношения с Чарзой Куинном. Они, похоже, боготворят его, но он же ест их.

- В таком случае, я поверю их чувствам, а не твоим, - сказал Оби-Ван.

Анакин не был столь уверен в этом.

- Мне не по себе рядом с Чарзой.

- Он - благородная личность.

Анакин встал, и под его ногами, одетыми в водонепроницаемые сапоги, захлюпала вода. Родня-еда расползлась в стороны, щелкая клешнями.

- Я понимаю почти все из того, что они говорят, - сказал мальчик. - Они очень умные. Хоть и такие крошечные. Они сказали мне, что гордятся тем, что Чарза ест только их.

- Ешь ты пишу или сам становишься ею - это только вопрос времени и удачи, - заметил Оби-Ван, возможно чересчур резко. Он восхищался дисциплиной и самопожертвованием, которые он увидел на борту "Звездного морского цветка". - Чарза ждет нас через несколько минут. Он хочет провести инструктаж. А через час - наш первый выход из гиперпространства.

Анакин щелкнул пальцами, прощаясь с родней-едой, выбрался из бассейна и зашлепал по центральному коридору, нагоняя Оби-Вана.

- Тебе нравится такое положение дел, потому что они бездумно подчиняются приказам, - сказал он учителю.

Оби-Ван остановился и возмущенно возразил: - Здесь все гораздо глубже. И ты наверняка чувствуешь эту скрытую структуру.

- Конечно же, - подтвердил Анакин, проходя вперед.

Они прошли мимо водопада очищенной морской воды, который стекал по каналу в стене, извергаясь из отверстия в потолке. В потоке воды носились крошечные, не больше ногтя, панцирные создания. Вдоль стены выстроились три съедобных родственника: они охотились в небольшой луже, которая образовалась у люка в переборке. Они деловито ловили крошечных рачков клешнями и жадно пожирали их.

А за стеной был отсек пилота, куда и вошли падаван с мастером. Чарза Куинн был окружен толпами родни-помощников. Оби-Ван еще не видел, чтобы они собирались вместе. Сцена была впечатляющей: казалось, не было и свободного квадратного сантиметра. Пол и все приборные панели в отсеке заполонили различные существа, от маленькой родни-еды размером с человеческую ладонь до точных копий самого Чарзы длиной около метра.

Чарза сидел на своей кушетке без спинки и размахивал инструментами, зажатыми в боковых отростках. Щетинки его "головы" терлись по верхнему сегменту его ноги, издавая громкий ритмичный звук, словно огромные океанские волны разбивались о берег.

Чарза прекратил издавать странные звуки, когда увидел, что появились пассажиры. Родня-еда разочарованно защелкала клешнями: видимо, Чарза пел для них. Он начал шевелить отростками у дыхальцев, имитируя человеческую речь.

- Топро пош-шаловать. Фам понраф-филась фаш-ша каюта?

- Вполне, - ответил Оби-Ван.

- Я рас-скашу фам побольш-ше о мес-сте, куга мы напрафляемс-ся. фоперфых, рас-смер. С-сонама-С-секот около тефяти тысяч с-соляных ч-чаноф в тиаметре, а фв рес-спубликанских-х етинитс-сах это путет… - он посовещался с одним из своих двойников, - отиннатцатсь тыссяч-ш километроф-ф. Нахотитцс-ся ф тройной свес-стной системе, сатеряф-фшейс-ся в сис-стеме Картш-шшай, окрушшена кикан-тским пылеф-фым оплаком. Тфе свес-сты - крас-сный кикант и пелый карлик - ф-фрашаютс-ся плис-ско трук от трука. С-сонама-С-секот нахотитс-ся на орпите третьей свес-сты, яркоф-фо шелтого сфетила, которое фращаетс-ся фокрук перф-фой пары на приличном рас-с-стоянии - нес-сколько сфетоф-фых месяцеф-ф. Планету практичес-ски неф-фосмош-шно опнаружит-сь, если ф-фы не снает-се тута тороку.

Чарза Куинн сделал паузу, потому что два съедобных родственника с энтузиазмом предложили себя в качестве завтрака. Он покачал головой, и они с видимым неудовольствием вернулись на свои места.

- Сраппотали их пиолоккитшшесские часы, - объяснил Чарза. - Я толш-шен съестс-сь их секотня то ф-феч-шера, иначе их потомство пропатет. Но я так наелс-ся! Не могу ш-ше я лопнутс-сь!

Оби-Ван проследил за реакцией Анакина. Видимо, для мальчика Чарза не был идеалом отца.

- А сейчас-с-с, - объявил Чарза, наклоняясь вперед и хватаясь за два тяжелых параллельных рычага, - мы ф-фыхотим из киперпрос-странс-стфа.

Передние обзорные экраны снова открылись. Странные полосы снаружи вдруг превратились в ослепительные звезды. Одна из них, ярко сияющий огненно-красный диск, доминировала на небе Зонамы-Секота.

- Ух ты, - выдохнул Анакин, округлив глаза. Этот вид поразил его. Возможно, прекраснее он ничего в своей жизни не видел. - А где планета? - нетерпеливо спросил мальчик.

- Солнце С-сонамы-С-секота сейчас-с-с у нас са спиной, - ответил Чарза. - А эти тфе самечательные танцофщитс-сы, крас-сный кикант и пелый карлик, с их тлинным с-спиральным хфос-стом - его с-спутники.

Яркий диск начинался как лента из звездной пыли, отходящая от красного гиганта. Затем он завивался вокруг белого карлика, который отталкивал его от себя переплетающимися протуберанцами ионизированных газов.

- Мош-шно рассмотреть и саму С-сонаму… это фот та крош-шечная селеная точ-щка прямо перед нами, - Чарза схватил отростками длинную указку и постучал по обзорному экрану. - Фот. Фитите?

- Я вижу, - сказал Анакин.

Маленькие съедобные родственники начали карабкаться друг на друга, чтобы получше рассмотреть планету. Двое забрались Анакину на плечи. Небольшое червеообразное создание обвилось вокруг ноги Анакина и начало издавать довольные булькающие звуки.

- Они не пес-спокоят тепя? - поинтересовался Чарза у Анакина.

- Все нормально, они такие милые, - ответил Анакин.

- Они чуфстф-фуют, что ты пес-сопасен, - одобрительно; сказал Чарза. - У тепя реткий тар, они ис-спытывают тяку к тепе, - он развернулся на кушетке и пробежался отростками по приборной панели. Зеленая планета была уже размером с ноготь большого пальца, если смотреть на нее с расстояния - вытянутой руки. - Когта я пос-слеттний рас-с-с пыл на С-сонаме-С-секоте, я фыс-сатил Феркер на корном плато фыс-соко ф сеф-ферном полуш-шарии, неталеко от полюс-са. Я исскренне натеюс-сь, что она ещ-ще шифа.

- Считается, что она не погибла, - сказал Оби-Ван.

- Витс-симо, - сказал Чарза, шелестя щетинками. - Стесь нет пиратоф-ф, нет ком-мерчес-ских тс-сентроф-ф… На с-самом теле, етинстфенной опитаемой планетой на много с-сфетофых лет фокруг яфляетс-яя С-сонама-С-секот. Но Ссонама-С-секот располош-шена так блис-ско от края Калактики. Са ней просстираются практичес-ски неис-сфестные территории. Фее мокло проис-сойти: - Край Галактики! - воскликнул Анакин, не отрывая глаз от прекрасной картины за обзорным экраном. - Мы могли бы стать первыми, кто шагнул за край! - он посмотрел на Оби-Вана. - Если бы захотели.

- Да, границы изведанного все еще остаются, - согласился Оби-Ван, - и эта мысль меня утешает.

- Поч-ш-шему утеш-шает? - спросил Чарза. - Пустые края бес-с друс-сей не мокут бытс-сь х-хорошими!

Оби-Ван улыбнулся и покачал головой: - В неизвестном нам месте мы можем открыть, кто мы есть на самом деле.

Анакин с некоторым удивлением посмотрел на мастера.

- Так меня учил Куай-Гон, - закончил Оби-Ван, положив длинные рукава туники на колени в сапогах.

- С-сонама-С-секот сама по себе не пус-ста, - сказал Чарза. - Там естс-сь ш-шители, хотя они рогом с трукой планеты. Они прилетели сюта мноко лет назат, не снаю точно, как тафно. Но они начали приглашатс-сь пос-сетителей совс-сем нетаф-фно, в осноф-фном покатых покупателей с планет, которые не свяс-саны союс-сом с Рес-спупликой и не ведут операций с Торгофой Фетерацией. Я покаш-шу фам снимок, который Фергер перетала мне на корапль, преш-штее чем я покинул систему.

Чарза выкрикнул приказы стайке съедобных родственников, сидящих на консоли проектора. Они принялись плясать на кнопках и дергать рычажки. В воздухе появился причудливый ковер ярких пятен.

- Оптимис-сирофать для лютс-ского сре-ния, - приказал Чарза, и родня-еда настроила изображение, превратив его в хоть и размытый, но понятный образ. Он завис посреди мостика, затем неожиданно стал четче и пришел в движение.

Оби-Ван с Анакином подались вперед и уставились на картинку.

Перед ними был ярко-зеленый ландшафт, снятый на. закате. Они не осознавали истинные размеры похожей на деревья растительности, пока Анакин не указал на небольшое здание в нижнем левом углу. В доме был балкон, а на нем стояли люди. И только тогда до них дошло, что эти деревья были не менее пятишести сотен метров высоту, а пышные зеленые кроны в верхнем правом углу достигали сотни метров в обхвате. Доминировал зеленый цвет. Но листва была и золотистой, и синей, и фиолетовой, и красной.

- На деревья это мало похоже, - прокомментировал увиденное Оби-Ван.

- А это и не терефья, - подтвердил Чарза. - Совс-сем не терефья. Феркер назвала их порасами.

Желтое солнце планеты, скрывающееся в зеленом ковре, оставляя за собой золотую дымку, не было единственным светилом в небе планеты. Весь север, насколько хватало глаз, занимал необъятный диск красно-фиолетовых газов.

- Фот и фее, что я снаю, - продолжил Чарза. - Я фысадил Фергер, потоштал, пока она не отпус-стила меня, и ф-фернулся на орпиту. Поскольку тонес-сений от нее не пос-ступало, я покинул планету, как она и приказала. Ф тот момент я засек ш-шесть кораблей известных проектов ф этом районе. Фее это были часстные суда, как мне каш-шется, принадлеш-шаш-щие сакас-сшикам кораплестроителей с С-сонамы-С-секота.

- Ты хорошо постарался, Чарза, - сказал Оби-Ван, поднимаясь на ноги, - похоже, ничего не упустил.

- Мош-шет, Ф-фергер и ш-шифа, - заявил Чарза, - но мне каш-шется, што стесь не фее в порятке.

- Твой инстинкт тебе это подсказывает?

Чарза издал хрипящий звук и поднял голову к потолку, затем изогнулся и изучил собеседников всеми глазами сразу.

- Нет, просто наплютение. Если один тше-тай отпрафляетс-ся ф путешесствие, пофотоф-ф для тревоки мош-шет и не пыть. Но ес-сли отин тшетай самолкает, а са ним следуют еще тшетаи - шти петы… и приклюш-шений!


x x x | Планета-бродяга | cледующая глава