home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


25

Огромные двери из камня и мембран-ника снова распахнулись, почти беззвучно, так что было слышно стихающее шуршание: кто-то копошился в дальнем конце зала. Празднично одетая толпа отпрянула назад, за порог, оставив рядом с дверью Шиекию Фаррз и присоединившегося к ней Ганна.

Все с интересом заглядывали в большой круглый зал. Щипастики снова расползлись по стенам и были неподвижны, как камни, к которым они прицепились. В центре пола, в небольшом углублении, возвышалась груда каких-то обломков метра два высотой.

Толпа ахнула, как один человек.

Фаррз выкрикнула два имени.

Первым, из-под кучи мусора выбрался Оби-Ван и быстро похлопал по себе. Руки-ноги на месте, голова тоже. А это еще что такое? В него мертвой хваткой вцепились три шипастика - один сидел на груди, еще по одному на плечах. Несмотря на то что их очень хотелось сбросить, Оби-Ван решил: пусть пока посидят. Он посмотрел на горку обломанных шипов и раскрошенных панцирей, которая образовалась в центре зала после ужасного наплыва шипастиков, и увидел, что из-под этого кургана высовывается детская рука. Охая, он подбежал к ней и выдернул Анакина из-под завала.

Анакин был облеплен шипастиками с ног до головы - их было целых двенадцать штук. Пульс у него был сильным, а глаза закрыты: чтобы сохранить кислород, он обратился к внутренним резервам.

- О великое небо! - воскликнула Фаррз. - С ним все в порядке? Мы еще никогда не видели такого сильного…

Ганн сбежал на дно углубления и помог Оби-Вану донести обремененною тяжелой ношей мальчика до двери. Они уложили его на подушку, которую принесли две девушки. Все старались обращаться с Анакином как можно осторожнее, чтобы не потревожить семян-партнеров. Увидев клиентов, толпа снова дружно вздохнула, и все забормотали вполголоса странный набор фраз, похожий на молитву.

- Велик потенциум, велик Секот и жизнь его. Все служат и обслуживаются. Все приходят в потенциум и сливаются с ним.

Оби-Ван с трудом сдерживал ярость и желание выхватить лазерный меч и устроить этим колдунам допрос с пристрастием.

- Вы знали, что это случится? - спросил он у Шиекии Фаррз, процедив слова сквозь стиснутые зубы.

Лицо ее было перекошено от испуга: - Нет! Он жив?

- Жив. Они что, питаются нашей кровью? - Оби-Ван прикоснулся к шипастику, сидевшему у него на груди. Тот проткнул одним из своих шипов тунику и дотянулся до кожи. Но раны не было - просто приклеился, и это место немного зудело.

- Нет, - ответил Ганн, опускаясь на колени рядом с Анакином. - Они не причинят вам вреда. Как много! Мы никогда не видели на клиенте сразу больше…

- Три партнера - нормальное количество, - перебила его Фаррз и закончила мысль: - Так что у вас все нормально. А вот ваш ученик, должно быть, выдающийся молодой человек!

- Что это на них нашло? - подумал вслух Ганн.

Анакин пару раз моргнул и открыл глаза, уставившись на Оби-Вана с абсолютно спокойным выражением лица. Каким-то образом ему удалось сохранить внутреннее спокойствие даже в моменты, когда ему угрожала серьезная опасность.

- Ты не ранен, - сказал ему Оби-Ван. - Они цепляются, но не причиняют боль, - Я знаю, - ответил Анакин, - они настроены дружелюбно. Так много партнеров хотели слиться с нами… все сразу!

Оби-Ван обернулся к Фаррз.

- Вы что-то утаиваете от нас, - сказал он.

Ганн неожиданно виновато потупил взгляд, но Фаррз отрицательно покачала головой и приказала служанкам отвести мальчика в комнаты отдыха после встречи с семенами-партнерами. Две девушки, немногим старше Анакина, осторожно, не прикасаясь к семенам, помогли ему подняться на ноги и медленно повели к узкой двери в углу. Анакин смущенно улыбнулся девочкам.

Все зрители провожали взглядами эту небольшую процессию, пока она не скрылась за дверью.

Там оказалась комната с низким потолком, в каменной стене которой было узкое окно. Рассмотреть сквозь нею можно было только клочок неба и несколько зеленых и оранжевых веток.

- Мне нужно кое-что проверить, - буркнула себе под нос Фаррз. Она направила гостей к низкому столику, ярко освещенному широкой световой панелью.

Фаррз и Ганн взяли блестящие металлические инструменты с висящей на стене полки и сначала измерили шипастиков Анакина, затем прищемили шипы, которыми те цеплялись за кожу мальчика, и шарики со вздохами отстали от хозяина. Каждый шипастик был уложен в коробку из мембранника, и служанки пометили коробки кружочками. Затем подобной процедуре подверглись семена-партнеры Оби-Вана, с одним различием - на коробках нарисовали квадратики.

- Корабль получится, причем что надо - крепкий и прекрасный, - произнесла вполголоса Фаррз, сверяя результаты измерений с таблицей, разложенной на столе. Затем они некоторое время перешептывались с Ганнрм.

- Трое из этих семян-партнеров уже выбирали себе клиента до вас, - сказала Фаррз, когда тайный совет завершился. - На этот раз один из них выбрал вас, Оби-Ван, а два - тебя, Анакин.

- И кто это был? - спросил Оби-Ван.

- Мы не разглашаем имен наших клиентов, - сказал, как отрезал, Ганн.

- Все верно, - подтвердила Фаррз. - Мы не хотим обманывать вас, но…

- Этот клиент не оставался здесь достаточно времени, чтобы вырастить корабль, - сказал Ганн и снова обменялся взглядом с Фаррз. - Семена-партнеры были возвращены в потенциум.

- Извините, - сказала Шиекия Фаррз. - Нам снова нужно посовещаться наедине. А вы пока отдохните, придите в себя. Сейчас служанки принесут еду и питье.

- Отлично, - сказал Анакин. Он поднял руки и сцепил их на затылке. Затем ухмыльнулся еще раз, еще шире, глядя, как Фаррз и Ганн выходят в узкую дверь. Девочки с серьезными лицами шагнули назад.

- Я вижу, тебе весело, - сказал Оби-Ван.

- Я рад, что остался жив, - объяснил Анакин. - И у меня шипастиков больше, чем у тебя, - добавил он. - Даже больше, чем у Вергер!

Оби-Ван прижал палец к губам Анакина - достаточно, мол, о Вергер.

- Мы еще не знаем, что это была она.

- А кто еще? - спросил Анакин. - Только она!

Оби-Ван оставил это замечание без комментариев. Он подозревал, что мальчик прав.

- В любом случае, откуда мы знаем, что больше - это лучше?

- А это всегда так, - ответил Анакин.

Они молча обедали в прохладной комнате: тонкие коричневые лепешки, поданные на широких каменных тарелках, украшенных резьбой, холодная вода в запотевших керамических кувшинах. Чашки были сделаны из зеленого с красными прожилками мембранника, а вода была чистой, со слегка сладковатым привкусом. Анакин казался счастливым, даже надутым от гордости. Он так смотрел на своего учителя, что Оби-Вана даже подмывало проткнуть этот пузырь, чтобы тот лопнул.

Но Оби-Ван пока не торопился с выводами о том, насколько успешно продвигаются их дела.

Спустя десять минут возвратился Ганн. Один. У Анакина все внутри оборвалось, когда он увидел кислое выражение на лице фер-роанца.

- Есть некоторые трудности, - сказал им Ганн. - Судия считает, что мы не можем приступать к проектированию и строительству корабля, пока вы не встретитесь с ним.

- Это хорошо или плохо? - поинтересовался Анакин. - Нам разрешат построить корабль?

- Не знаю, - ответил Ганн. - Судия редко встречается с кем бы то ни было.

- Когда он придет? - спросил Оби-Ван.

- Это вы отправитесь к нему, - коротко ответил Ганн, яростно вращая глазами, словно это должно быть ясно любому, - когда Судия сочтет удобным принять вас, - он пристально посмотрел на несмышленых чужестранцев из-под густых нахмуренных бровей. - Мы будем держать ваши семена-партнеры наготове, а когда вы вернетесь, если все будет в порядке, мы приступим к проектированию, преобразованию, затем перейдем к обжигу и приданию формы.


предыдущая глава | Планета-бродяга | cледующая глава