home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


30

Черно-красный ритуальный воздушный корабль пронес их над окраинами Средней Дистанции и летел вдоль длинного узкого каньона, который тянулся на северо-запад. Здесь скалистые склоны были влажными и скользкими, но практически голыми, без вездесущей секотской растительности. Здесь борасы даже укорениться не могли, не то что достичь нормальных размеров. В каньон опускались густые облака, и воздух снаружи гондолы был настолько влажен, что казался осязаемым.

Анакин стоял на носу в героической позе, закинув ногу на передний кнехт. Его семена-партнеры столпились вокруг него, неожиданно притихнув. Они напряженно всматривались вдаль своими пронзительными черными глазками, словно пытались увидеть свое будущее.

Оби-Ван стоял на два шага позади Анакина, давая мальчику возможность насладиться моментом. Он подозревал, что в ближайшие несколько дней их ждет мало положительных эмоций. То, что Анакин обнаружил несколько дней назад и назвал "единой волной", теперь заполняло все пространство вокруг них, вызывая невиданно мощные возмущения и напряжения в Силе. Эти изменения Оби-Ван лучше всего мог описать как пустоту. Ни Куай-Гон, ни один другой джедай даже не намекал на подобные вещи. Но то, что источник возмущения Силы находится вне Зонамы-Секота, было явно лишь для Анакина. Оби-Ван не был в этом так уверен. Я чувствую приближение чего-то, проникшего к нам извне. Но Анакин прав: это будет испытанием для нас.

Веревки, направляющие воздушный корабль, натягивались под порывами ветра, который поднимался из узкого ущелья с бурлящими водными потоками на дне. Пилоту пришлось приложить немало усилий, чтобы не дать веревкам порваться. Без них воздушный корабль и пары минут не продержится - его размажет по скалистым склонам каньона. Какой позорный конец приключениям клиентов с Корусканта!

Именно такую опасность и обожал Оби-Ван: сиюминутную, управляемую. Не такую страшную, если верить в крепость веревок воздушного судна и нервов его пилота - а девушка, казалось, знала, что, делала. Никто из остальных пассажиров - ни Ганн, ни Шиекия Фаррз, ни три помощника - не показывали признаков беспокойства. На самом деле, они чувствовали то же будоражащее возбуждение, что и Оби-Ван.

Анакин обернулся и улыбнулся учителю.

- Чувствуешь, как трясутся семена? Они знают, что происходит что-то очень важное!

Ганн вцепился обеими руками в перила и прижался к Оби-Вану.

- Мальчик ведет себя так естественно, - крикнул он, перекрывая рев ветра. - Пилот может быть только один. Вы уже решили, кто из вас им станет?

- Пилотом станет мальчик, - заявил Оби-Ван. Он и не надеялся переплюнуть Анакина на этом поприще.

Ганн кивнул, одобряя такое решение.

- Да, он подходит для этого как никто другой, - сказал он. - Но у него столько семян-партнеров! Мы еще никогда не объединяли так много сразу, - он покачал головой, слегка напуганный и растерянный. - Понятия не имею, как вам удастся контролировать их. Интересно, что скажет Шаппа Фаррз.

Каньон стал расширяться, и воздушный корабль летел ближе к восточному склону. Направляющие его канаты свисали с длинных веток искривленных борасов, которые росли по краю пропасти. Пилот четко контролировал натяжение канатов.

С расширением каньона шум бурной реки стал тише, а ветер почти стих. Гондола рке не судорожно дергалась, а мягко покачивалась на ветру.

Партнеры Анакина пришли в сильное возбуждение, когда воздушный корабль пролетал над одним из самых впечатляющих скоплений секотских существ, которые довелось видеть на этой планете джедаям. Здесь стены каньона были более плодородными, и борасы, а также другие организмы образовали на склонах разные уровни леса подобные тем, на которых существовали дома на Средней Дистанции. В дикой природе здесь были густые джунгли. Длинные лианы словно когтями цеплялись за кроны борасов, поднимаясь над пологом леса. Над огромными цветками порхали создания с полупрозрачными панцирями. То и дело цветки сворачивали яркие лепестки, отрывались от борасов и подтягивались на длинных отростках в верхние, более ярко освещенные уровни.

Анакин прошептал что-то успокаивающее сдоим семенам-партнерам, впитывая разнообразие секотской жизни.

Из небольшой кабины гондолы вышла девушка и с вежливой улыбкой продефилировала мимо Оби-Вана. Все ее внимание было обращено на Анакина, и она остановилась перед ним, отвесив поклон. Оби-Ван с интересом следил за ней, потому что она была как две капли воды похожа на иллюзорных двойняшек-дочек Судии.

Эта девушка была реальной.

Одно из семян чуть не упало с руки Анакина, но успело вцепиться в его плоть своими крючками-отростками. Анакин скривился от боли, поднял партнера обратно на плечо и тут увидел девушку. Его глаза округлились.

- Мы разве встречались? - спросила она, слегка сдвинув брови.

- Ты очень похожа на… - Анакин не знал, как продолжить.

- А, наверное, это были папины шуточки, - сказала девушка и кивнула, словно этим все объяснила. - Он включает мои голограммы в разных местах в разное время. Словно расставляет горшки с цветами. Это просто невыносимо.

- Как он это делает? - удивился Анакин, но девушка решила не отвечать.

- Шиекия попросила меня рассказать вам о различных видах борасов, - сказала она.

- Наконец-то! Здесь все так любят тайны.

- Я знаю: коммерческая тайна, - сказала девушка. - Иногда это так скучно. Как тебя зовут? Папа забывает, что когда я не присутствую рядом с людьми понастоящему, я с ними не встречаюсь.

Несколько секунд Анакин пребывал в замешательстве и посмотрел на Оби-Вана через плечо девушки. Она обернулась и тоже взглянула на мастера-джедая.

- Это твой отец? - спросила она.

- Нет, - ответил Анакин. - Это мой учитель. Разве тебе папа не рассказывал о нас?

- Мой папа мне много о чем не рассказывает, и вы о нем многого не знаете. На самом деле, я не видела его уже несколько месяцев - с тех самых пор, как… - Она осеклась, и глаза ее подернулись туманной пеленой, затем снова вспыхнули двумя яркими огоньками.

- Меня зовут Анакин Скайуокер, а это - Оби-Ван Кеноби.

- Я живу на Средней Дистанции с мамой и младшим братом, но он совсем еще маленький. Папа время от времени присылает нам весточки. Знаете, я не могу вам объяснить всего сейчас. Потом, может быть. Меня послали сюда рассказать вам о борасах, откуда они происходят и что с ними происходит, когда их куют и прокаливают. Вы тоже можете послушать, - сказала она, бросив взгляд на ОбиВана.

- Спасибо, - поблагодарил ее Оби-Ван.

- Кстати, меня зовут…

- Ветер! - выкликнул Анакин, обрадованный, что он хоть это знает.

Девушка расхохоталась.

- Нет! Это все шуточки моего папы. На самом деле меня зовут Джабитта. Папа знает все о воспитании и тренировках джедаев, - серьезно заявила Джабитта. - В прошлом году он сказал мне, что стать рыцарем-джедаем очень трудно. Значит, вы - особенные, - она погладила одного из партнеров. - Кажется, семена тоже так думают. Вы им нравитесь. - Она глубоко вздохнула и продолжила: - С семян начинаются борасы. Каждый борас сеет семена в середине лета, когда с юга приходят грозы и приносят с собой дожди. Большинство семян уползает в заросли, или, как мы их называем, тампаси. На древнеферроанском языке "борасы" означают "деревья", а "тампаси" - "лес", но на самом деле это не совсем деревья и не совсем лес.

- Точно, - согласился Анакин. Вибрирующие семена все больше отвлекали его. У него уже щеки горели от постоянных ударов неугомонных партнеров.

Джабитта похлопала несколько наиболее непоседливых партнеров, и они откликнулись пустым гулом. Ее прикосновения на какое-то время успокоили их.

- Семена пускают корни в яслях, под защитой старейших борасов. Затем происходит процесс придания формы. Вот это настоящее зрелище! Борасы сбрасывают старые ветки, сухие листья и специальные маленькие питательные шарики, пока все ясли не покрывает толстый слой еды для семян. Те зарываются поглубже и едят дни напролет, постоянно увеличиваясь. Когда они вырастают достаточно, старые борасы вызывают молнии с неба - просто призывают их, вздымая ветви вверх. На этих ветвях есть металлические стержни. Молнии ударяют в землю и поджигают кучу веток и листьев, которые остались в яслях. Семена словно жарятся изнутри. Но при этом они не погибают. Что-то в них меняется, и они лопаются. Они раскрываются с поразительным эффектом: почти взрываются, раздувая при этом огромные пузыри с тонкими стенами. Это похоже на мембранник, только живее и податливее.

Есть особым, вид борасов, который называется "формовщики". У них длинные "руки", похожие на лопаты, которыми они придают форму взорвавшимся семенам. В воздухе при этом носится густой аромат, словно пекутся пироги… Это все очень сложно, но когда все позади, семена становятся борасами и могут покинуть ясли, чтобы занять свое место в тампаси.

- Когда поселенцы научились контролировать процесс придания формы семенам? - поинтересовался Оби-Ван.

- Давно, меня еще на свете не было, - сказала Джабитта. - Мой дедушка был первым Судией. Они с бабушкой изучали борасы и подружились с ними - ну, это очень длинная история, - но в конце концов им позволили наблюдать за яслями и трансформацией семян. Через некоторое время борасы пригласили их стать формовщиками, но на то, чтобы овладеть этим ремеслом, у них ушло двадцать лет. Потом бабушка с дедушкой научили папу. А через несколько лет после этого приехали остальные поселенцы с Ферро.

- Образ, который мы видели в доме Судии, не был голограммой, - сказал Оби-Ван. - Это был мысленный образ, внушенный нам какой-то невероятно сильной личностью.

Джабитта сконфузилась.

- В любом случае, это проделки моего папы, - сказала она, затем повернулась и посмотрела за борт гондолы: - А это дикие борасы. Мы называем их бродягами. У них нету яслей. Они воруют еду с полей одомашненных борасов.

Анакин снова увидел белые треугольные силуэты на фоне зелени - летающих созданий, а также ползающих цилиндрических многоножек размером побольше человека, которые сновали туда-сюда по склону, скрываясь в многочисленных пещерках. Небольшие то ли птички, то ли бабочки сверкали в полумраке долины. Из глубины каньона выбрасывались длинные щупальцы, хватая бедных птичекневеличек на лету.

Эта часть планеты отличалась от остальных районов обычным жизненным циклом - съешь кого-то, пока не сожрали тебя.

- А они когда-нибудь присоединяются к окультуренным борасам? - спросил Анакин.

- Нет. Поэтому мы называем их потерянными, - ответила Джабитта. - Папа считает, что их семенам удалось убежать из горящих яслей и каким-то образом приобрести форму в другом месте. Но они полезны. Мне кажется, они поддерживают "домашних" в форме. Иногда налетают и воруют семена, а также еду, чтобы поесть самим или вырастить свой молодняк. Я даже видела, как целые тучи бродяг налетают в ясли перед тем, как должна ударить молния, и хватают листву, ветки и питательные шарики, предназначенные для семян. Вообще-то бродяг не так много, но эта часть долины просто кишит ими.

- А ты когда-нибудь придавала форму семенам? - спросил Анакин.

- Я помогала маме строить наш дом пару лет назад. У нас было три семенипартнера, с которыми мама установила связь, и я помогала ей работать ножами и шильями… но это я уже забегаю вперед.

Анакин покачал головой: - Звучит классно. Но я никак не могу понять, как вы из семян лепите космический корабль.

- Тебе нужно быть терпеливым, - обиженно воскликнула Джабитта и посмотрела на Оби-Вана. - Мой папа построил первый корабль, когда еще был мальчиком. Он использовал двигатели от корабля, на котором прилетели колонисты. Это произошло сразу же после того, как мой дедушка стал зазывать сюда новых поселенцев. Он хотел, чтобы здесь жило побольше народу различных рас.

- Мы пока что видели только ферроанцев, - заметил Оби-Ван.

- Здесь есть другие. И немало. Они работают в фабричной долине.

- Почему твой отец решил торговать космическими кораблями?

Джабитта проигнорировала вопрос Оби-Вана: - Посмотрите! Мы уже подлетаем!

Когда воздушный корабль был привязан к посадочной платформе, Шиекия Фаррз шагнула вперед. Джабитта просто перепрыгнула через ограду и помогла Анакину выбраться из гондолы. Оби-Вана она предоставила самому себе.

Анакин внимательно прислушивался ко всему, что говорила девушка.

Джабитта может стать для Анакина отвлекающим, но вполне полезным фактором, решил Оби-Ван. Она заставит его хоть ненадолго забыть о кораблях и поможет ему лучше разобраться в социальных взаимоотношениях. Социальное воспитание Анакина было неполным, если не считать нескольких коротких встреч с помощниками и ассистентами джедаев. Пара встреч с нормальными людьми его возраста должна были пойти ему на пользу - а эта девочка была абсолютно нормальной. Но только когда она присутствовала физически!

Оби-Вана все еще тревожила масса вопросов, так и оставшихся без ответа. Они ни на шаг не приблизились к разгадке того, что случилось с Вергер.

Прошлой ночью, пока Анакин спал, Оби-Ван сходил в библиотеку и несколько часов сражался с семенами-партнерами, не давая им сожрать тексты. Но в библиотеке он не узнал ничего из того, что его интересовало.

Оби-Ван ненавидел загадки и головоломки. Как и Анакин - и Куай-Гон Джинн не раз напоминал ему об этом, - он был слишком прямолинеен. Но кое-что Оби-Ван прекрасно понимал.

Сила никогда не бывает нянькой.


предыдущая глава | Планета-бродяга | cледующая глава