home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


39

Оби-Ван не мигая смотрел на пылающие угли, которые напоминали горящие красные глаза. Он чувствовал себя отвратительно, словно тяжело заболел. Еще никогда у него не было такого странного предчувствия изменений в живой Силе. Было очевидно, что этот поворот связан с Анакином, но было в этом еще что-то - возможно, связанное с самой планетой, - что придавало этому чувству особую остроту и напряженность.

Он был почти наверняка уверен, что если бы за Зонаме-Секоте побывали Мэйс Винду, или магистр Йода, иди любой другой мастер-джедай, этот поворот судьбы - сама его странная форма - удивила бы их не меньше.

Наверное, этим невероятным напряжением и объяснялось постоянное ощущение незримого присутствия Куай-Гона.

Оби-Ван своими глазами видел, как тело его учителя было пронзено ударом лазерного меча Дарта Маула. Значит, Сила не была милостивой и никого не поддерживала. Тело Куай-Гона не исчезло; оно прошло через муки смерти, боль разделения связи духа с телом.

Так и должно было произойти. У Силы есть форма, и смерть - неотъемлемая часть этой формы. Возможно, Оби-Ван еще недостаточно возмужал, чтобы избавиться от сантиментов по поводу потери любимого учителя и сказать ему раз и навсегда "прощай".

Вагно и его команда разворошили угли по периметру ямы. Когда пламя утихло, снова опустился обруч с руками-инструментами и принялся энергично перемешивать тлеющие угли. Дым с частичками пепла взвились высоко к небу, и ночная мгла расступилась.

Где-то вдалеке послышалась серия взрывов. Оби-Ван рассмотрел в нескольких километрах от них, за невысоким холмом, яркое свечение растительного купола: там был кузнечный горн побольше их. Там ковали все новые и новые семена, слишком много, чтобы удовлетворить забросы немногочисленных заезжих клиентов. И вся долина была усеяна ими - десятки, даже сотни кузниц.

Большие штуки начали строить прямо сейчас, при нас, подумал Оби-Ван.

Вагно надел тяжелые башмаки, на них - огнеупорные сапоги и прыгнул в яму. Он поднял целое облако горячего пепла и расхохотался, поддев ногой что-то круглое, внушительных размеров - раз в двадцать побольше семечка-партнера. Совковой лопатой он разгреб тлеющие угли и извлек из них плоский диск с бахромчатыми краями. Серый, закопченный и неподвижный. Команда помощников схватила диск за бахрому и, не особо церемонясь, зашвырнула его на спину караподу. Вагно потыкал лопатой в пепел и расхохотался, обнаружив новый диск, и тот повторил судьбу первого.

Анакин посмотрел на Оби-Вана - глаза мальчика сияли от радости. Теперь семена были выкованы. Выжили все пятнадцать. Все удачно взорвались и были сплющены в те бахромчатые диски, которые рабочие загружали на спины караподам.

И вдруг Анакин побледнел.

- Я не слышу их, - сказал он. - Они еще живы?

Оби-Ван не знал, что ответить. Увиденное вогнало его в какой-то ступор. Он ощущал себя мальчиком, впавшим в шок от чрезмерно ярких впечатлений и необъяснимого липкого страха.

По крайней мере, ты узнал дух приключений!

Оби-Ван зажмурил глаза и покачал головой, отгоняя этот голос. Он сильно скучал по учителю, но он не мог позволить мимолетной фантазии фамильярничать с памятью Куай-Гона.

- Приключение, - сказал Анакин. Он ехал верхом на караподе рядом с ОбиВаном. Вагно вел их, мимо нескольких высоких, источенных речной водой колонн, к узкой и темной расщелине на северной оконечности долины. - Приключение - это то же самое, что опасность, или нет?

- Да, - ответил Оби-Ван, пожалуй, слишком резко. - Приключения случаются из-за непродуманного планирования и недостаточной подготовки.

- А Куай-Гон так не думал. Он говорил, что приключение - это рост, а удивление - это дар осознания границ.

Первым порывом Оби-Вана было наброситься на мальчика и врезать ему как следует за такое святотатство. Это означало бы конец их отношений как мастера и ученика. Но он хотел прервать их. Он не хотел нести ответственность… нет, на самом деле - просто находиться рядом с таким чувствительным и способным мальчиком, который легко находил живой отклик в тайных уголках сердца ОбиВана.

Куай-Гон как-то сказал Оби-Вану то же самое, но он уже успел забыть эти слова.

Анакин пристально посмотрел на учителя: - Ты слышишь его? Оби-Ван покачал головой.

- Это не Куай-Гон, - процедил он сквозь зубы.

- Да нет же, это он.

- Магистры не восстают из мертвых.

- Ты уверен? - хитро спросил Анакин.

Оби-Ван взглянул на юг, в мрачную утробу расщелины. Там не горели костры, не задувались горны. Только холодный голубой свет плясал на влажных каменных стенах, а длинные лианы змеями спускались на усеянный камнями пол.

- Клиенты никогда не возвращаются! - крикнул им Вагно, шагающий рядом с караподом. Он подпрыгнул и помахал лопатой в воздухе. - Они ничего не помнят, а если и помнят, то боятся. Но я и моя команда… мы живем здесь! Мы - самые смелые во всей Галактике.

Оби-Ван был с ним абсолютно согласен.


предыдущая глава | Планета-бродяга | cледующая глава