home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


65

Оби-Ван отбросил шланг, и топливо, поступавшее под огромным давлением, длинной струей ударило вверх. По отсеку поползло облако едкого дыма. Гравитация в отсеке снижалась. Наверное, сверло Чарзы повредило силовые кабели, идущие вдоль люка. С пола стали взлетать обломки.

Кеноби заскочил в яхту сквозь люк и плотно закрыл его за собой. Анакин дернул корабль туда-сюда, чтобы освободиться от двух упавших на него пусковых установок воздушных мин. Он крепко вцепился в руку учителя, когда Оби-Ван плюхнулся в кресло рядом с ним.

- Готов? - спросил Оби-Ван. Анакин еще никогда в жизни не был настолько готов.

- Пристегнись, - напомнил мальчику Оби-Ван.

Раздалось оглушительное "бабах!", и не успели джедаи глазом моргнуть, как на месте люка образовалась гигантская пробоина. Обломки, пламя и дым разлетелись по космосу, а минный заградитель от такого толчка прижало к корпусу "Эйнема". Вспыхнули дефлекторы командного корабля, сдерживая удар, но у минного заградителя не было шансов выжить. Древнее, чуть ли не одноразовое корыто развалилось по швам, словно хрупкая скорлупка. Топливо и три поломанные мины, оставшиеся на борту корабля, устроили грандиозный фейерверк.

Взрывной волной секотский корабль выбросило из отсека сквозь брешь в борту. Острый выступ пробоины оставил глубокий прорез в одной из "долей" яхты, и у Анакина в мозгу вспыхнула боль, передавшаяся ему от корабля. Но вскоре рана затянулась. Мальчик еще не мог обуздать бешеное вращение корабля. Один крупный порез и несколько мелких царапин появились на корме. Снова корабль быстро залечил боевые раны, но боль осталась. И довольно сильная.

Когда нестерпимо яркая вспышка погасла, Оби-Ван увидел, что они, вращаясь, удаляются от командного корабля и плазменного шара, который еще недавно был минным заградителем.

Анакин выровнял корабль и направил его вверх и прочь от "Эйнема", сквозь беспорядочную стрельбу из лазеров и вылетевшую на перехват стайку истребителей. Быстрые, беспощадные летающие дроиды появились словно из ниоткуда, две почти сплошные стены по обоим флангам "Эйнема". Анакину ничего не оставалось, как резко сменить курс, нырнув в тень от командного корабля, и направить корабль вниз, в атмосферу Зонамы. Любые другие пути были блокированы.

- Наша яхта целая и невредимая, - сказал Анакин Оби-Вану, улыбнувшись. - Она храбра и прекрасна. Готова лететь, куда мы прикажем.

Оби-Ван похлопал падавана по плечу: - Думаешь, мы выживем для новых сражений?

- А как же!

Анакин погрузил руки в панель управления, и корабль сообщил ему все, что знал о планете, подсказал, куда они могли направиться и где лучше всего можно было спрятаться.

- В небе все еще полно мин, - сказал Оби-Ван. Он осторожно прикоснулся к своей контрольной панели. Пальцы погрузились в панель, и вокруг рук загорелись зеленые сигнальные лампочки. По рукам пошли импульсы информации, и вскоре Кеноби был напрямую связан с кораблем и Анакином. От корабля поступали длинные вереницы цифр - данные о техническом состоянии и иная информация. Через несколько секунд Оби-Ван уже знал почти все, что нужно знать пилоту, но Анакин провел рядом с кораблем несколько часов, и его опыт был сейчас незаменим. Пилот должен быть только один.

- Думаю, будет лучше, если я просто буду контролировать твои действия, - сказал Оби-Ван.

- Ты можешь отслеживать все, что происходит внизу. Секот разговаривает с кораблем, когда мы в зоне слышимости.

- Секот?

- Тот разум, о котором говорила Вергер.

- Вергер? - Оби-Ван никак не мог понять, о чем идет речь.

Пришлось Анакину просветить учителя.

Пролетая над экватором, яхта оттолкнулась от верхнего слоя атмосферы, подпрыгнула вверх и вновь устремилась вниз. Так повторялось шесть раз, и корпус яхты стал нагреваться от трения о воздух.

- Ей нравится так греться, - пояснил Анакин.

- Знаю, - ответил Оби-Ван. - Игривая у нас яхта.

- Она супер, - воскликнул мальчик и почувствовал, как по шее, плечам и спине прокатилась теплая волна расслабления и обретения уверенности. Он вздохнул и поерзал в кресле. Мысленная связь с яхтой была похожа на разговор со старым приятелем, а им нужно было так много сейчас сказать друг другу.

Благодаря кораблю он почти забыл ужасы последних нескольких часов. Но войска Таркина не собирались отпускать их. Все воздушные мины и большинство истребителей, которые повернули прочь от разрушенной горы, сейчас скопились на западе от них, а с востока катилась еще одна волна мин. Вскоре кораблю предстояло окунуться в рой автоматических посланцев смерти.

С неба словно град пошел, только этими черными точками были снижающиеся звездные истребители. Какие бы разрушения ни постигли корабль, это не сказалось на его способности управлять и командовать.

Анакин мог легко представить себе мрачное целеустремленное лицо Таркина и то, как он следит за ними серыми хищными глазами.

- Нам нужно снижаться, - сказал Анакин. - Корабль говорит, что полог над фабричной долиной раскрылся. Они прекратили производство.

Оби-Ван тоже услышал это сообщение корабля, но расшифровал его не так быстро, как Анакин.

- Но у них накоплено много готовых кораблей, Оби-Ван. И еще…

- Что?

- Корабль говорит, что поселенцы собираются убежать.

Оби-Ван прищурил один глаз: - Все, на одном большом корабле?

- Похоже, именно это он и имеет ввиду. Неужели они могли построить что-то настолько большое?

- Увидев работу джентари, я не вижу причин не верить этому. Только на то, чтобы собрать всех поселенцев, может уйти несколько дней, даже если они решат улететь.

Из-за ближайших холмов выскочили звездные истребители и стали развертываться в боевой клин. Анакин поддал скорости и спустился вниз. Он летел над самым тампаси, как недавно с Ке Даивом.

Истребители прочно сидели на хвосте, разве что ненадолго меняли курс, огибая особо высокие борасы.

- Вот она, - воскликнул Анакин. Под ними была фабричная долина. Маскировочный полог исчез, открыв взору базальтовое основание и каменные колонны, напоминавшие кривые зубы.

В небе над долиной все еще кипела битва между защитными силами планеты и дроидами-истребителями, которых, казалось, стало еще больше.

- Отсюда она кажется очень узкой, - заметил Оби-Ван.

- Так оно и есть, - ответил Анакин.

Оби-Ван следил за секотскими кораблями, защищающими планету. Их было невероятно много, и почти каждый был уникального проекта, но не больше шестидесяти-семидесяти метров в длину и ширину. Все они были далеко не такие грациозные, как у Оби-Вана и Анакина, но преследовали дроидов-истребителей с поразительной настойчивостью, захватывая их невидимыми щипцами и заставляя их пикировать в тампаси или в ущелье, где истребители взрывались, оставляя после себя огненно-красные вспышки и дождь осколков. Воздушным минам не нужно было преследовать цели - в них врезались небольшие секотские суденышки.

- Это беспилотные корабли.

- Нет, пилоты у них есть. Вернее, один пилот на всех - Секот.

Оби-Ван еще не мог свыкнуться с идеей все-планетнрго разума, но он не сомневался в том, что говорил падаван.

- Приготовься, сейчас немного потрясет, - предупредил Анакин. - Будь у нас любой другой корабль - нас наверняка сразу же сбили бы.

- Они концентрируют силы над долиной, - заметил Оби-Ван. - У нас примерно три минуты до того, как доберемся до ее конца.

У Кеноби словно открылась еще одна пара глаз - он пронесся над отвесным краем долины и рассмотрел противника в малейших подробностях. Это тампаси передавал их яхте свои ощущения, а затем уже корабль переводил эти данные в понятную для его обладателей форму.

- Разве можно не любить ее? - восхищенно сказал Анакин. - Смотри, яхта помогает нам.

- Она показывает, что у нас ни единого шанса, - по-своему трактовал увиденное Оби-Ван. - С орбиты спускаются еще дроиды-истребители, еще минные заградители…

- Никогда не сдавайся! - напомнил Анакин учителю. В небо ударили ослепительно-яркие лучи света - три на север и один на юг. По долине пронеслась волна сжатого сильным ударом воздуха. Звездные истребители над головой улетели в стратосферу, догорая там, как угольки разнесенного порывом ветра костра. Яхте джедаев удалось удержать прежний курс, но почти свободное ее падение прекратилось лишь в нескольких метрах от дна долины.

К ним приблизилась линия терминатора, осветив один из склонов долины прекрасным желтоватым предзакатным светом. В других обстоятельствах этот вид можно было бы назвать живописным. Из-за волны сжатого воздуха пришли в движение облака. Они тоже окрасились в цвета заката - в небе появилось зловещее золотисто-пурпурное сияние.

Но на севере лучи заката наткнулись на нечто похоже на горные пики, внезапно появившиеся на поверхности планеты. Но для гор они были слишком правильной формы.

Это были то ли лопасти, то ли стабилизаторы, которые казались и Оби-Вану, и Анакину странно знакомыми.

- Корабль говорит, что если мы не собираемся улетать с Секотом, нам нужно убираться отсюда, - сказал Анакин. - Нужно перейти на орбиту солнца. И побыстрее.

Оби-Ван, использовав свое новое зрение, рассмотрел стабилизаторы с разных сторон. Это же генераторы поля гипердрайвов - и они более трехсот километров в высоту! А снопы света - это же плазменные выхлопы двигателей. Гигантских двигателей.

Кеноби покосился на падавана.

По долине прокатилась еще одна ударная волна, тряхнувшая корабль. Борасы, растущие по краям ущелья, повырывало с корнем, и они полетели на дно долины.

- Это просто какое-то безумие, - крикнул Оби-Ван. - Куда они собираются лететь?

- Да и выживут ли вообще? - подхватил Оби-Ван.

- Давай-ка лучше смываться отсюда.

Строй звездных истребителей распался - видимо, их сенсоры "ослепли" из-за внезапно ударивших лучей света. Основание долины раскололось пополам, и в нее хлынула магма. Планетная кора не выдержала ускорения заработавших грандиозных двигателей.

- Нам придется лавировать среди мин, - сказал Анакин.

- Давай, - кивнул Оби-Ван. Он сдвинул брови и впал в состояние невероятной концентрации, пытаясь увидеть, куда вели все эти светящиеся линии вероятных вариантов развития ситуации и проследить, к каким последствиям в будущем ведет их тоненькая ниточка. Но ясности не было.

Анакин направил корабль вверх, и тот взмыл над склонами долины как раз в тот момент, когда еще один ослепляющий яркий луч пронзил атмосферу в ста километрах к северу, сжигая все на своем пути, не разбирая, где друг, где враг. Этот луч, как показалось Анакину, расцвел у своего основания, затем потемнел до дымчато-оранжевого света и погас, оставив после себя раскиданные повсюду обломки. Если это был двигатель, то он только что "сдох", но расчистил путь для джедаев в космос.

Анакин покрепче стиснул зубы, готовясь умереть в любой момент и…

- Никогда не сдавайся! - напомнил ему Оби-Ван.

… и направил корабль в хаос бурлящих потоков атмосферы, беспорядочно носящихся обломков кораблей, осколков двигателя и остатков топлива.

Где-то высоко, в конце тоннеля ионизированного воздуха, на фоне черного неба тусклыми точками мерцали звезды. И это темное пятно быстро сужалось.

Маленький кораблик в считанные секунды покинул атмосферу и вышел в космос, ценой невероятных перегрузок набрав необходимую скорость. Со всех сторон к нему на перехват неслись дроиды-истребители.

ИТ-1150 Чарзы Куинна тоже взлетал в космос. Чарза вслед за джедаями спустился в долину, но сейчас не мог угнаться за секотским кораблем, поэтому летел немного иным курсом, оттягивая на себя внимание автоматических убийц. Он поднимался по широкой спирали и за несколько витков достиг космоса. Там ему пришлось вступить в бой с эскортным кораблем их флота Таркина, а что было дальше - ни Анакину, ни Оби-Вану рассмотреть не удалось. Им своих проблем хватало.

"Купец Эйнем", едва различимый на фоне диска Зонамы-Секота, открыл прицельный ураганный огонь из турболазеров. Залп пришелся в борт крошечной яхты, ослепив джедаев на мгновение и смяв одну "долю" корабля.

Анакин услышал высокий крик корабля. Это был отчаянный сигнал о невыносимой боли.

Оби-Ван посмотрел назад. Для этого ему даже не пришлось оборачиваться - ему хватало информации, поставляемой ему Секотом. Он увидел, как на северном полушарии планеты ожили огромные двигатели и мощные потоки плазмы стали медленно, с каким-то царственным величием, уводить Зонаму-Секот с орбиты. Всем вражеским кораблям пришлось в спешном порядке уходить из-под работающих двигателей планеты или ее нового курса.

Планета Зонама-Секот еще никогда не была такой прекрасной. Ее сияющий диск летел на фоне мерцающего диска звездной пыли и перемигивания далеких звезд. Облака и бескрайние тампаси померкли на фоне солнечного света и сияния грандиозных двигателей.

- Она улетает! - крикнул Оби-Ван. Он протянул руку, чтобы хоть за что-то ухватится. Машинальный, абсолютно бесполезный жест.

Все звезды вокруг планеты, казалось, были втянуты ею, как пыль, затем они появились вновь. Внутри себя Оби-Ван вдруг ощутил вселенскую пустоту - отсутствие времени и пространства. Такого странного чувства ему еще не доводилось переживать.

Он утратил связь с Секотом. Осталось лишь последнее "прощай", последнее прикосновение усика, протянувшегося издалека, отростка молодого и древнего одновременно.

Анакин по-прежнему не чувствовал ничего, кроме боли корабля. Вокруг него творилось нечто невообразимое. Флот Таркина был рассеян, словно внезапно налетевшей бурей. Орбиты всех кораблей изменились настолько резко и радикально, что их навигационные системы уже не могли справиться с управлением. Мины сталкивались с минами, минные заградители врезались в сторожевые корабли, и по крайней мере два сторожевика налетели на "Купца Эйнема".

Мальчика это не волновало. Он знал, что у них было совсем мало времени, чтобы добраться туда, куда им нужно. Отвези нас туда, попросил он яхту.

Он впал в состояние, когда начинаешь понимать все законы Вселенной. Космическая пустота уже не пугала его. Корабль связывал их с реальностью. Несмотря на боль, яхта учила его, как ориентироваться в более сложных измерениях.

Анакин, в свою очередь, передал кораблю все знания, которыми он располагал.

Вместе они совершили прыжок в гиперпространство и покинули тройную звездную систему, которая когда-то хранила секреты Зонамы-Секота.

Корабль и в самом деле был быстрее всего, на чем Анакину доводилось летать.


предыдущая глава | Планета-бродяга | cледующая глава