home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 9

Тьма.

Только непроглядная тьма и сны.

Бесконечные сны, в которых с непостижимой логикой обрывки воспоминаний переплетались с фантазией.

Дэниел Грант спал шесть недель. А может быть, и не спал, но сны и чернота окружающего пространства — это все, что он мог вспомнить.

Кольца Мебиуса из снов. То горячечные вихри из побед, смеха и славы, то провалы в прошлое, в водовороты тайных страхов, парализующих волю.

Однако в целом весь период сна показался коротким, поскольку сновидения представляли собой лишь моменты отдыха мозга от гиперсна.

Грант лежал в стеклянной ячейке, как муха в янтаре, когда механизмы включили подачу газовой смеси, которая мягко вывела его из состояния дремоты. Он едва ощутил щелчок, с которым автоматически открылся замок ячейки, после чего крышка приподнялась. Грант цеплялся за свои сны, как пьяница за бутылку.

— Мистер Грант!

Мягкий женский голос. Чей? Голос приятный и доброжелательный. Таким голосом разговаривала бывшая жена в пору их ранней любви, когдд он отдавал себя только ей. Во тьме она предстала перед ним как часть реальности.

— Дэниел.

Марта. Они встречались часто в те безмятежные, мстливые дни, когда Грант только закладывал фундамент своей будущей империи. «Нео-Фарм» наняла ее в качестве фотомодели при подготовке своих первых рекламных клипов. Он спикировал на нее и больше не взлетал... на долгое время, по крайней мере. Теперь, спустя многие годы, Дэниел не мог сказать, зачем ему понадобились другие женщины. Застарелая дурная привычка? Часть образа жизни, к которому он привык и с которым не хотел расставаться? Раздутое себялюбие?

Дэниел не знал ответа и не очень-то стремился узнать. Разве что в такие вот моменты, когда просыпался с чувством неуверенности в себе, уязвимости.

— Пора вставать, мистер Грант.

— Вставать? Где он?

— Нам еще многое предстоит сделать.

Теперь он окончательно понял, что голос принадлежал не Марте.

— Ну хорошо же!

Голос стал требовательным, каким обычно отдают приказы.

Грант вдруг почувствовал, что дрожит от холода, как будто он совершенно голый. Он приподнялся и с усилием открыл глаза.

Боковым зрением Дэниел успел заметить холодные металлические стены и кабели камеры гиперсна. А прямо впереди себя он увидел четыре пары извивающихся конечностей с острыми когтями и открытую пасть с ужасными зубами.

Чужой!

Он взвизгнул и съежился от страха, затем откинулся назад, беспомощно выставив вперед руки, словно надеясь защититься ими от самого смертоносного существа, известного во вселенной.

Уже схватившись в панике за борт стеклянной ячейки, чтобы выскочить из нее, Дэниел вдруг осознал одно важное обстоятельство: существо не двигалось. Оно буквально парило в воздухе прямо перед ним. Еще одно усилие рационального ума, и возник новый вопрос: почему сквозь тело чужого смутно проглядывались очертания переборки позади него? Как твердое тело могло пропускать дрожание света? Оно не было реальностью... Это было...

Слева подошла женщина в комбинезоне цвета хаки, державшая в руках пульт управления.

Полковник Козловски.

Чудовище оказалось просто голограммой.

— Полагаю, вам неплохо было немного взбодриться. — Она нажала кнопку на пульте, и видение отодвинулось в угол камеры. — Приветствую вас на борту «Рэзии». Начинается второй этап экспедиции.

— Черт бы вас побрал, полковник!

Она вскинула черную бровь.

— Вы хотели принять участие в десанте на планету, не так ли? Считайте это небольшим розыгрышем, какие обычно устраивают новичкам. Ведь вы же теперь — частица нашего братства!

Прилив адреналина в мозг как рукой снял остатки многонедельного сна. Сердце отчаянно колотилось. Дэниел был ужасно зол. К тому же он сидел перед ней почти голым, если не считать плавок!

Грант выбрался из ячейки — одной из десяти, расположенных вокруг центрального поста системы жизнеобеспечения и управления гиперсном. Стеклянные крышки остальных ячеек были подняты, напоминая прозрачные крылья насекомого.

Раз остальные ячейки уже пусты, значит, ему дали проспать немного больше, чем другим.

— Почему меня разбудили последним? — спросил Грант, изо всех сил стараясь держать себя в руках.

— Во время старта вы были очень уставшим, Грант. Мы решили, что будет лучше, если вы поспите подольше.

— Как далеко мы от места назначения?

— Гравитонические двигатели уже отключены. Мы идем под обычными пульсирующими двигателями для крейсирования среди планет. Через четыре дня перейдем на орбиту вокруг планеты Рой. — Она улыбнулась. — Вы готовы к встрече с чужими, мистер Грант?

— Сдается мне, что одного я уже встретил.

— Вы про Черный Клык? Это всего лишь голографический тренажер. Нет причин для волнений. — Она снова улыбнулась. — У некоторых новобранцев после встречи с Черным Клыком были мокрые штаны. Так что вы, можно сказать, держались молодцом.

Грант хмыкнул.

— У вас очень колючий юмор, Козловски. Я думаю, позже мы поговорим отдельно об этом и еще кое о чем. А сейчас я бы хотел получить свои брюки.

— Как жаль. У вас такой привлекательный вид! — она рассмеялась и направилась к выходу. — Пойдемте! Шутки кончились, пришло время поработать. — Голографическое привидение следовало за Козловски, куда бы она ни шла. От его вида Гранта передернуло. Он сделал глубокий вдох, сориентировался и пошел к раздевалке, где оставил свою одежду.

За те два дня, которые Дэниел Грант провел на борту «Рэзии» перед погружением в гиперсон, он не успел знакомиться как следует с гигантским кораблем. Большую часть этого времени он провел, контролируя действия своих ученых. Разумеется, после того как отоспался естественным сном.

И все же он без труда вспомнил, где оставил свою одежду.

Дэниел был подавлен простором и металлической холодностью корабля. Лайнер, на котором он летел со свой родной планеты на Землю, был куда более приспособлен для обитания человека, включая всевозможные удобства как для личных нужд, так и для приятного времяпрепровождения в кругу других пассажиров. Здесь же, на борту «Рэзии», все было подчинено строгой идее военного утилитаризма. Отделки и украшений внутри корабля было не больше, чем снаружи. Поэтому Грант остался доволен тем, что проспал большую часть пути.

«Что, черт возьми, сейчас происходит на Земле?» — думал он. Грант поручил своим помощникам принять самые серьезные меры безопасности. Он даже приказал выплатить небольшую сумму «компании» Фиска. И все же на душе у него было неспокойно. Что бы ни произошло «там», он ничего не сможет предпринять «здесь», находясь в сотнях световых лет, Бог знает в каком уголке неизведанной части галактики.

Раздевалка находилась в конце узкого коридора. Интерьер самый заурядный: шкафчики, скамейки, душевые, туалеты. На вид и даже на запах похоже на раздевалку университетского спортзала, какой она ему запомнилась с молодых лет. Суровая простота, но все-таки с капелькой домашнего уюта.

В углу раздевалки высокий блондин застегивал пряжку ремня своих брюк. Дэниелу показалось странным, что он был в темных очках.

— Хенриксон? Так значит, и тебя уже вывели из этого холодного сна, приятель?

Капрал поднял голову и взглянул на него.

— Да, сегодня рано утром. Я только что закончил тренировку, сэр.

— А я только-только оторвал свой зад от постели. И почему меня держали в гиперсне так долго?

— Видимо, они хотели, чтобы вы встали свежим и бодрым, сэр.

— Как твое имя?

— Я уже говорил вам, сэр. Меня зовут Ларс.

— Ах да. Совершенно верно. Ларе. Вот что я тебе скажу, Ларс. Можешь называть меня просто Дэн.

Капрал кивнул.

— Благодарю... Дэн.

Грант довольно легко отыскал свой шкафчик, но никак не мог вспомнить код замка. Память упрямо отказывалась подсказать нужную комбинацию цифр. Он вертел диск вправо и влево, пока, наконец, замок не щелкнул, после чего дверца открылась. Внутри висел комплект серой рабочей одежды ученых, который выделила Дэниелу его команда, поскольку лохмотья, в которых он стартовал, носить было уже нельзя.

Он быстро надел штаны.

— В такие моменты, как сейчас, — сказал капрал, — мне бы хотелось проглотить таблетку-другую «Ксено-энергии». Но, увы, тесты показали, что у меня очень высоки шансы превратиться в берсеркера даже от невинной дозы обычного препарата. Чертовски восприимчивый организм.

— Ну зачем, — ответил Грант покровительственным тоном. — Я уверен, что ты и так хороший солдат. — Он задумался. — А знаешь, Ларс, у вас очень зловредный командир.

— Полковник Козловски?

— Да. Она устроила мне шутку в виде голограммы жука, когда я проснулся.

— Это не шутка. Значит, она любит вас.

— Любит? Напугала чуть ли не до смерти. И еще добавила, что это своего рода розыгрыш для новобранцев.

— Характер у нее железный.

Гранта удивил такой уклончивый ответ.

— Послушай, мы теперь друзья. Тебе незачем со мной хитрить. Скажи по правде, ведь ты уже давно ненавидишь ее, не так ли?

На лице Хенриксона не дрогнул ни один мускул. Все та же маска лояльности, все тот же непроницаемый взгляд.

— Мистер Грант, не подумайте, что я пытаюсь взять вас под свое крыло, но вы мало знаете о военной службе... а здесь вы на военном корабле. Есть некоторые вещи, которые вам придется усвоить... Мне кажется, военное дело немногим отличается от бизнеса, и вы легко все поймете. Грант улыбнулся.

— Ну вот, я знал, что мы подружимся.

Он продолжал надевать серый комбинезон, раздражаясь из-за того, что не может понять, как что застегивается.

— Я всего лишь капрал, и в космических войсках недавно. Но военный опыт у меня немалый.

— Уничтожение жуков?

— Военные занимались не только этим, мистер Грант... Прошу прощения, Дэн. — Он вздохнул. — Здесь не то, что в пехоте. Дисциплина жесткая, но в уважительной форме. Я служу под командованием полковника лишь с тех пор, как был призван в состав экспедиции, но она уже заслужила уважение в моих глазах.

— Да, петушиться-то она может, только вот вряд ли подпустит петушка себе между ног.

— Я сказал то, что сказал, Дэн. Тебе придется кое-что понять. Есть кодекс поведения, а не только забавы. Как, впрочем, и вообще в жизни. Ты скоро сам во всем разберешься... — Он пожал плечами. — Иначе ты не создал бы в свое время такую штуку, как «Грант Индастриз».

Грант снова задумался, и теперь уже всерьез.

— Я думаю, ты прав. Это хорошая мысль.

— Полковник имеет над нами абсолютную власть. Но она обращается с каждым одинаково ровно. И если она решила сыграть такую шутку, значит, любит тебя, Дэн.

— Может быть, ты и прав, Хенриксон. Но ведь это не значит, что я тоже должен любить ее?

Хенриксон положил руку на плечо своего нового друга.

— Раньше хоть одна женщина обращалась с тобой так?

— Да, — ответил Грант, подумав немного. — Моя жена.

— И как ты поступил?

— Я развелся с ней!

Хенриксон улыбнулся.

— Ну, чтобы сделать это, тебе придется жениться на полковнике! По уставу капитан корабля имеет право регистрировать браки.

— Жениться... Хенриксон, я уже не знаю, у кого из нас более колючий юмор, у тебя или у меня.

— Судя по тому, что я услышал, похоже, что у полковника. Мне она свой голографический трюк не показывала. Пока еще.

— Должно быть, она не любит тебя, Хенриксон.

— Думаю, что да.

Капрал кивнул в знак прощания и направился к выходу из раздевалки.

— Ты везучий парень, Ларе.

— Посмотрим, Дэн, посмотрим.

С этими словами великан вышел.

Грант вздохнул. Ему наконец удалось справиться с ботинками и собраться с мыслями.

Следующая остановка — его ученые и маленький секретный проект, которым они занимаются. Если получится, он вновь будет в седле!


Глава 8 | Геноцид | Глава 10