home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 11

Жук извивался, прыгал, нападал. Из его пасти стекали потоки слюны. Острые шипы на его спине, казалось, излучали зло.

Существо походило на динозавра, попытавшегося принять образ дьявола.

— Юм-юм, — чавкала рептилия, — фай-фыом-фа-фоу-фье. Я чувствую запах крови людей!

По рядам прокатился сдавленный смешок.

— Ну что, дорогие мои, — рычал жук, — кто-нибудь хочет прийти на свидание с моими самочками? Им пора откладывать яйца. Мы бы чудесно провели вечерок. Вы все такие мягкие и теплые — как раз то, что нужно для яиц.

Послышались тяжелые вздохи.

Полковник Козловски выключила голографический проектор, и жук исчез. Увидев взволнованно притихших десантников, она постаралась придать своему голосу уверенный тон.

— А теперь слушайте меня внимательно. Мы прилетели за несколько световых лет отнюдь не на вечеринку. Мы прилетели, чтобы сделать этот уголок галактики безопасным для мирной жизни. До тех пор пока эти существа паразитируют на планетах с нашими колониями, бесконтрольно распространяясь во вселенной на наших космических кораблях, будущее человечества в опасности.

Аудитория, слабо освещенная в скругленных углах, походила на внутренность металлического яйца. Все солдаты, зачисленные в состав десантного отряда, сидели в мягких удобных креслах, расставленных ровными рядами, как в театре. На их лицах можно было видеть напряженное внимание. Это профессионалы. Все они — отличные солдаты, и Козловски прекрасно знала это, поскольку лично участвовала в отборе кандидатур.

В переднем ряду, ближайшем к подиуму, сидели руководители подразделений экспедиции, готовые поддержать ее своими пояснениями. В том числе и Грант с несколькими учеными.

— Эти безжалостные убийцы — чужие — используют клешни, челюсти, ядовитую кровь и даже невероятную живучесть в качестве своего оружия... — Она сделала паузу, чтобы произвести впечатление. — Но главное их оружие — наше незнание всего этого. Я хочу, чтобы вы все это поняли.

Напряженная тишина в аудитории. Ловят каждое ее слово. Этих ребят уже не раз инструктировали насчет ксено, и все-таки сейчас они жадно впитывали ее информацию. С этим явлением она уже сталкивалась. Хороший солдат не тот, кто очертя голову бросается в бой, а тот, кто перед боем усвоит каждую унцию информации о противнике. Только такие и остаются в живых. Настоящий солдат силен головой, а не руками, и в зале сидели только такие.

Печальное исключение составляли капитан, Грант и его алхимики из замка Франкенштейна. Но увы, если бы она могла все, то чужие были бы мгновенно уничтожены, а Питер Майклз вернулся живой.

Во всяком случае, у Козловски было что рассказать. Конечно, небольшое шоу, с которого она начала, можно было и не устраивать, но она любила хорошо поперчить блюдо.

Алекс перешла к задачам экспедиции.

— Если угодно, вы можете забыть мои слова о благородстве миссии, которую мы здесь выполняем. На самом деле все гораздо проще. Спускаемый аппарат, специально оборудованный по последнему слову техники, доставит нас на родную планету ксено. Если называть вещи своими именами, мы идем грабить эту планету. Разумеется, во имя лучших интересов человечества, так что вы можете гордиться заданием. Однако конкретная наша цель — выкрасть крупнейшую за всю историю партию королевского маточного желе, и это будет ограбление века.

Джестроу поднял руку и спросил:

— А зачем?

— Официально я не могу ответить на этот вопрос. Мы просто должны выполнить приказ. Ну, а между нами, не буду темнить. — Она улыбнулась. — «Ксено-энергия».

По залу прокатился приглушенный шум.

— Так вот почему здесь Дэниел Грант, — послышался чей-то шепот.

— Я и сам принимаю эту штуку, — вторил ему другой. — Отличная вещь.

— Все это так, ребята, — сказала Козловски. — Больше того, лично я уверена, что на этой операции кое-кто сделает огромные деньги... А может быть, заодно сделает добро человечеству.

Солдаты рассмеялись.

— Мы находимся в том месте, откуда началась Всеземная война с пришельцами, и наверняка нам придется убивать их в огромном количестве. Назовите это акцией возмездия, если хотите. Но лучше рассматривайте ее просто как свою работу. А теперь я расскажу кое-что и покажу оборудование, специально спроектированное для того, чтобы сохранить вам ваши жалкие жизни.

Козловски быстро и четко, пункт за пунктом, отбарабанила основные истины о поведении и излюбленных приемах нападения ксено в одиночку и группами, известные по отчетам предыдущей экспедиции данные о планете Рой и о том, что представляет собой основной рой жуков.

— А теперь посмотрим, как выглядит их гнездо изнутри...

Она включила проектор, сдвинув голографический куб в угол. Подобно сказочной чародейке, вызывающей духов, она заставила свой магический кристалл показать самые глубины ада.

Вот показался куполообразный камень, похожий на огромную надгробную плиту, утыканный какими-то трубками и наростами, липкий от кишечных выделений, одним словом, покрытый органикой в самом худшем смысле этого слова. Весь склеп залит тусклым оранжево-желтым светом. И в центре всей этой леденящей душу картины виднелся огромный протуберанец, похожий на бутон дьявольского цветка, но вместо ярких лепестков его украшали пучки трубок, ведущих к другим луковицам, меньшего размера. А наверху бутона, как Мефистофель на троне, восседало на собственных экскрементах, раскачиваясь, огромное существо — Королева-матка чужих.

— То, что вы видите, — сказала Козловски, ловко орудуя лучевой указкой, — довольно реалистичная компьютерная анимация того, что мы увидим в главном склепе чужих. Разумеется, когда обнаружим его.

Помолчав, она добавила:

— Именно здесь мы и найдем королевское желе, за которым послал нас мистер Дэниел Грант.

Грант, сидевший в такой позе, словно он вел заседание совета директоров, положил ногу на ногу, скрестил руки и произнес:

— Совершенно верно. А если вы найдете способ поймать саму Королеву, я найду способ отблагодарить вас.

— Поймать? — переспросил рядовой Джестроу с сомнением.

— Ну и что. Ведь однажды уже поймали, — вставил рядовой Эллис.

— Но ведь это очень опасно! — запротестовала рядовая Махоун.

— Рядовая Махоун, вся наша экспедиция опасна, и вы это прекрасно понимали, когда согласились принять в ней участие. Опасно все, что так или иначе связано с чужими... — Козловски увеличила изображение, сконцентрировав его на Королеве. — Для нас настают времена Алисы в Стране Чудес, ребята. Слушайте меня внимательно. Мы войдем в гнездо и выкачаем оттуда желе. И при этом не будем деликатничать. Во всяком случае... мы явились на эту планету не затем, чтобы сохранять местную фауну. Убивайте всех, кого только сможете, — сказала она твердо.

Снова послышались смешки.

— А теперь займемся выработкой стратегии — как мы сунем нос в гнездо чужих, чтобы нам его не прищемили.

С помощью заранее приготовленных графиков Алекс обрисовала технические средства и тактические меры, которые позволят группе десантников взять штурмом обиталище самых отвратительных чудовищ во вселенной.

— Итак, наша главная опора — артиллерия, храбрость и удача! — заключила она свою речь и сделала паузу, чтобы солдаты лучше усвоили ее слова.

Козловски дала им возможность немного расслабиться, показав анимационный фильм, в котором стройные ряды чужих рассыпались под напором бравых десантников. Разрывные пули, выпущенные из тяжелых карабинов, легко пробивали головы и панцири жуков, разбрасывая в разные стороны их осколки. Струи крови чужих покрыли десантников и все поле боя, превратив его в сплошную раковую опухоль.

Алекс остановила изображение и спросила:

— Что не так в этом фильме?

Джестроу робко поднял руку.

— Желаемое выдается за действительное?

— Верно. Это вымысел, а для того чтобы поднять ваш боевой дух, лучше было бы показать, как чужие поедают десантников.

— Нет уж, лучше не надо, — пробормотал Эллис.

— Постойте, — сказал Хенриксон. — Кровь летит прямо в солдат, а им ничего не делается. Такое впечатление, что на их скафандрах она превращается в сахарную вату.

Козловски прищелкнула пальцами.

— Абсолютно точно! Молодец!

— Но ведь это же кислотная кровь, — растерянно произнесла Махоун. — Как же так?

— В этом-то вся и штука. Нам приготовили хороший сюрприз, ребята. Кое-что для поднятия нашего боевого духа. — Она улыбнулась. — Но сначала позвольте мне напомнить вам, что с близкого расстояния ни в коем случае нельзя стрелять в туловища ксено. Химическая агрессивность их крови очень высока. Лучше бить по ногам. — Зайчик световой указки остановился на коленном суставе нижней конечности жука. — Вы, вероятно, и сами прекрасно знаете, что такой выстрел не только лишит ксено подвижности, но и сведет к минимуму брызги крови. Ну а те, кто не участвовал в боях, наверняка прошли курс обучения в тренажерной камере... за исключением мистера Гранта, конечно.

— Я не думаю, что мне придется участвовать непосредственно в стычках с чужими, полковник, — сказал Грант.

— Я на это очень надеюсь, поскольку вы никогда не держали в руках оружия. А теперь... Я, кажется, слишком долго испытываю ваше терпение, ребята... — Она достала радиопереговорное устройство. — Извините, доктор, что вам пришлось так долго ждать. Вы можете войти вместе со своим ассистентом.

Козловски посмотрела в зал. Все десантники от любопытства прямо-таки ерзали в креслах.

Но самой Алекс вдруг стало грустно. Перед глазами появилась до боли знакомая картина: кожа на лице Майклза покрывается волдырями, слезает лоскутьями и растворяется, обнажив голый череп. Усилием воли она подавила в себе эту грусть.

— Я знаю, как вы все боитесь попадания крови чужих. Поэтому рада представить вам новую разработку, которая позволит вам избавиться от этих страхов.

Правильно. Надо вселить в них бодрость духа.

У Питера этой бодрости оказалось слишком много. Если бы он умел хоть чуть-чуть прислушиваться к дрожи в коленках, а не вел себя как супермен, может быть, он и не попался бы в ту ловушку.

Она сухо откашлялась и сказала:

— Подробнее вам обо всем расскажет доктор Зейто.

Доктор Зейто, один из ученых в команде Гранта, танцующей походкой плохого комедианта вошел в зал, словно на театральные подмостки. Его жабьи глаза часто моргали, как будто в зале было слишком много света.

— Леди и джентльмены, — произнес он высоким, чавкающим голосом. — Позвольте представить вам вашего лучшего друга...

В зал вошел его ассистент. Он передвигался явно медленнее, чем хотел, из-за того, что на нем было надето.

Защитный скафандр.

— Вот он, друзья мои. Антикислотный боевой скафандр 2-110.

Ассистент был одет в серебристо-голубой скафандр, представляющий собой нагромождение облегающих тело пластин. Этакая помесь муравья с черепахой. На спине у него висел какой-то ящик, на голове был шлем с узким забралом, из затылочной части которого торчала антенна.

Козловски видела скафандр раньше, но и сейчас он поражал ее своей неуклюжей конструкцией. Ну да черт с ним. Если он действительно дает то, что обещает доктор Зейто, будь что будет.

— Усилия по созданию брони, стойкой к кислотному воздействию крови ксено, не увенчались успехом.

Эллис поднял руку.

— Я всегда мечтал о такой броне. У нас же есть образцы химического состава панцирей и скелета чужих. Ведь им-то кислотная кровь не страшна! И они достаточно легкие. Почему же нельзя сделать броню из этого вещества?

— Все хорошо, рядовой, за исключением одного маленького пустяка. В этом случае вам придется носить на себе высокотоксичный скафандр.

— Но почему бы не сделать из этого вещества только наружный слой, поверх какого-нибудь сплава? — настаивал Эллис.

— Земные вещества химически несовместимы с органикой чужих. Это совсем другая органическая химия, в основе которой лежит частично углерод и частично кремний, а может быть, и еще что-нибудь.

— Но вы же начали изучать их ДНК.

— К сожалению, сам факт изучения генов и хромосом вовсе не означает, что все проблемы уже решены. Здесь за одной тайной открываются все новые и новые. Поверьте мне, рядовой, мы пробовали сделать то, что вы предлагаете, но ничего не вышло.

— Так значит своего рода бронированный костюм все же был создан? — спросила Махоун.

— Да, но он получился слишком тяжелым. Если бы нам предстояло работать в условиях, близких к невесомости, тогда конечно. Но на планете Рой он бесполезен. Такие скафандры существовали уже к тому времени, когда экспедиция еще только планировалась. Мы даже изготовили партию специально с учетом ваших размеров.

— Так что же мы не взяли их с собой? — спросил Джестроу.

— В этом нет необходимости, уверяю вас. Мы создали совершенно новый костюм, который уже прошел тем не менее длительные испытания.

Он подошел к ассистенту и ткнул его в предплечье. Поверхность скафандра упруго отразила удар.

— Этот легкий и эффективный защитный костюм покрыт проницаемой оболочкой, управляемой специальным механизмом, который расположен в контейнере за спиной. Его назначение состоит в том, чтобы заполнять пространство между оболочкой и основой нейтрализующей студенистой массой, которая при ударе увеличивается в объеме и выступает наружу, что чрезвычайно важно. Жесткие скафандры получаются очень тяжелые, как я уже говорил. Данная модель — самозаполняющийся осмотический костюм, который не сопротивляется кислотному воздействию, а уничтожает его.

Он снова ткнул ассистента.

— В тот самый момент, когда кровь чужих касается скафандра, она обезвреживается.

Зейто достал из кармана брюк пузырек с надписью «Кислота», открыл его и вылил содержимое на плечо ассистенту. Наружный слой с шипением покрылся волдырями.

Козловски стоило больших сил, чтобы не отвести взгляд.

Однако пузыри появились всего на мгновение. Выступившая сквозь поврежденные участки жидкость тут же поглотила кислоту. А спустя еще долю секунды и сами повреждения затянулись оболочкой, как будто их и не было.

— Да, но насколько прочен этот костюм?

— Это пластик, и его можно разрезать... Но все же он намного лучше кожи, поскольку почти мгновенно восстанавливает прежнюю форму и однородность. Своего рода самовосстановление, если хотите.

— А как он устроен изнутри? Мы ведь ни разу не практиковались в обращении с ним, — заметил еще кто-то.

— А в этом как раз заключается еще одно преимущество данного костюма. Все его системы жизнеобеспечения полностью идентичны тем, что использованы в прежних моделях, к которым вы уже привыкли. Параметры среды регулируются автоматически. Разумеется, после стычек с противником потребуется кое-какой уход и ремонт, но только мелкий. Я должен предупредить, что данную защиту нельзя считать совершенной. Ресурс скафандра не безграничен, хотя на время боя средней продолжительности его должно хватить.

Зейто кивнул ассистенту.

— Подойдите ближе, пусть они рассмотрят скафандр как следует.

Ассистент пошел вдоль прохода между креслами, а солдаты пробовали колотить по нему.

— Черт возьми, да в этом костюме я буду прямо-таки резиновой игрушкой, — сказал Эллис.

— Да, и теперь вместо «отвали» мы будем говорить «отскочи», — добавил Джестроу.

— Достаточно, — вмешалась Козловски. — У каждого из вас будет возможность освоить этот костюм на практических занятиях, которые мы будем проводить ежедневно до самого момента высадки. А теперь послушайте, как мы будем пользоваться этой штукой...


Глава 10 | Геноцид | Глава 12