home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 18

Предстоящая операция по сути и была зачисткой.

При посадке были сожжены сотни жуков, тысячи остались за пределами контурной защиты силовым полем, но около двадцати пяти ксено успели войти в защищаемый периметр до момента активации поля.

Они-то и стали мишенями для десантников. Их-то и предстояло уничтожить.

Смутные цветовые различия значения не имели. Судя по образу действий, коричневые жуки были такими же маньяками-берсеркерами, что и их рыжие собратья.

Наклонный пандус, опущенный из проема люка, не доставал до земли, и один из жуков, взобравшись на него, двинулся прямо на солдат, роняя слюни.

— Залпом, пли! — крикнула Козловски, подняла собственное ружье и выстрелила.

Заряд, полученный жуком, оказался настолько мощным, что приподнял его на добрый метр и отбросил назад, прямо на десяток других жуков, наступавших следом. Уже в воздухе его тело разлетелось на части, и в разные стороны брызнули фонтаны крови.

— Смотрите, чтобы это дерьмо не попало на корпус! — крикнула Козловски. — А теперь вперед!

Отработанным на тренировках боевым порядком солдаты двинулись. Впереди шли те, кто был вооружен плазменным оружием. Замыкала строй самоходная тележка с запасом оружия и боеприпасов и станцией связи с «Муравьедом». Первые четыре десантника открыли огонь сразу, как только сошли с пандуса. Шквал огня обрушился на пятерых жуков, сгрудившихся в рукопашной схватке. Все они тут же сгорели в адском пламени. Козловски с остальными солдатами стояла чуть позади, выбирая цели. От прилива в кровь адреналина Алекс ощущала такое возбуждение и наслаждение, словно приняла пару таблеток «Ксено-энергии». Прошло уже много времени, с тех пор как она последний раз сражалась с чужими — настоящими, не на тренажерах. И теперь сердце как молот колотилось в ее груди от представившейся, наконец, возможности истреблять их.

— Беглый огонь по своим целям! — скомандовала Козловски.

Она соскочила с пандуса и повернулась назад, чтобы осмотреть пространство под днищем катера, возвышавшегося над землей на семиметровых опорах. Маловероятно, чтобы в тень от катера забрались ксено, но чем черт не шутит.

— На катере, включите посадочные фары! — скомандовала она в микрофон.

— Есть.

Однако еще до того, как свет был включен, она услышала через «уши» в шлеме злобное шипение.

— Черт!

Один ксено двигался прямо на нее.

Они сгрудились вокруг пульта управления и через плечо капрала Шеймуса О'Коннора наблюдали за стремительно разворачивающимися событиями с экранов мониторов. У Дэниела Гранта от головокружительных побед десантников по спине бегали мурашки.

Впечатляющее зрелище!

Если в душе у него и оставались еще некоторые сомнения в профессиональных качествах солдат, то они исчезли после первых же секунд боя, когда отряд перестроился веером и открыл сокрушительный, уничтожающий огонь. Тактика чужих казалась ему чрезвычайно простой: хватать и рвать на части. Десантники отвечали на нее не менее простой тактикой: стрелять и рвать на части с безопасного расстояния.

Солдаты действовали как высокоточные роботы. Каждый их выстрел неизменно достигал цели. Вся картина напоминала какой-то фантастический пиротехнический балет с Козловски в роли примы и фалангой десантников вместо кордебалета. Гранту даже захотелось, чтобы зазвучала подобающая случаю музыка, с литаврами, трубами и грохотом барабанов.

О'Коннор тоже смотрел на экран как завороженный.

— Ого! — Он повернулся к доктору Бегалли. — Похоже, ваши скафандры работают отлично. Без них солдаты не смогли бы бить по жукам с таких близких дистанций.

Грант мысленно с ним согласился.

Действительно, радиевые разрывные пули и заряды плазмы разрывали хитиновые панцири чужих, как гнилые помидоры, при этом их «кровь» — вязкая зеленоватая масса — разлеталась в разные стороны, попадая на белые скафандры и шлемы десантников.

Однако из-под наружной оболочки скафандров тут же выступала жидкость, нейтрализующая смертоносную кислоту чужих, а поврежденный участок сам собой «зарастал». В результате — никакого вреда солдатам. И все ке они предпочитали бить по коленям и по головам, сак учила их Козловски, а в туловище — только когда кук повалится ничком. Правда, после этого в земле ставались ямки, полные кислотной крови, но с этой бедой справиться было куда проще.

Так или иначе, все шло пока гладко, как по плану.

Особенно впечатляли действия капрала Хенриксона. Лодобно Джаггернауту, воплощению бога Вишну, носился он по полю боя, неумолимо и безжалостно унич-хэжая все на своем пути. Его плазменное ружье, как при ускоренной киносъемке, то и дело изрыгало струи огня, превращающие ксено в пылающие костры.

— Вот это да, — сказал Грант. — Вы только посмотрите на Хенриксона!

— Да, — согласился Бегалли. — Он один стоит целой армии.

— Ходили слухи, будто он робот, — заметил О'Коннор.

— Какое, к черту, это имеет значение? — спросил Грант. — Главное, что он просто мастерски делает свое дело!

Доктор Бегалли кивнул головой:

— Да, с такими солдатами мы доберемся до их логова, теперь я в этом не сомневаюсь.

Грант взглянул на доктора как раз вовремя, чтобы заметить странную гримасу, промелькнувшую на его лице и тут же исчезнувшую. Как будто крыса перед входом в лабиринт прикидывает, каким путем ей лучше добраться до расположенного в центре сыра.

Но Дэниел тут же отбросил эту мысль. В конце концов, Бегалли довольно часто поражал его своими странностями.

Грант снова уставился на монитор, чтобы не пропустить ничего из захватывающей дух кровавой спортивной баталии.

Ему, как на стадионе, захотелось пива и соленых орешков.

Огромный жук под днищем катера наступал на Козловски, как взбесившийся от голода динозавр, которому наконец-то попалось млекопитающее с мягким подбрюшьем.

— Только попробуй, сунься, — сказала Козловски и вскинула ружье.

Включенные фары не остановили ксено ни на шаг, зато четко высветили чужого.

Она выстрелила, почти не целясь. Град разрывных пуль искрошил коленные суставы ксено. С рычанием и шипением он повалился на землю, все ещё пытаясь дотянуться до Алекс передними конечностями. Она выпустила очередь по бананообразной голове и тут же застыла от ужаса. Часть пуль попала в туловище, и прямо на ее скафандр выплеснулась изрядная масса зеленоватой жижи. Весь прошлый опыт Козловски отчетливо говорил: это смерть, медленная и мучительная. Однако натренированный мозг тотчас вернул ее к действительности. Это специальный защитный скафандр. Вот и пришло время посмотреть, как он действует. Подопытный кролик — она сама.

Под липкой жижей синтетическая оболочка скафандра зашипела и покрылась пузырями. Как гной из нарыва, выступила нейтрализующая жидкость и поглотила кислоту. Еще мгновение, и ни от жижи, ни от пузырей не осталось и следа. Скафандр был как новый.

Однако восторгаться результатами опыта времени не было. Теперь уже три ксено надвигались на нее с разных сторон. Алекс выбрала того, что оказался ближе. Колени. Голова. Туловище. Оружие для экспедиции было подобрано просто отличное. Пули прошивали хитиновые панцири, как консервные банки, и разрывались внутри. Как приятно было видеть это! Будто стреляешь в тире по перезрелым тыквам!

На помощь к ней подоспел солдат. «Махоун» — значилось на именной нашивке.

Не задавая никаких вопросов, Иди Махоун прицелилась и точно поразила второго жука. Через секунду они обе повернулись в сторону третьего. Он находился уже не больше чем в пяти метрах. Два ствола выстрелили практически одновременно, разорвав чужого на части.

— Он был очень похож на моего последнего дружка, — услышала Алекс в наушниках довольный голос Иди.

— Нет, вон те, что торопятся к нам на свидание, больше похожи на истомившихся разлукой любовников, — ответила Алекс.

— Да, сейчас и они получат по заслугам.

Козловски заметила через стекло шлема мрачную усмешку на лице Махоун.

Но тут в наушники сквозь треск атмосферных помех вдруг ворвался отчаянный голос:

— Полковник, один забрался на корабль!

— Черт, — ругнулась Козловски и повернулась к Махоун. — Оставайся здесь и прикрывай меня. Я пойду посмотрю, что там.

— Есть.

Алекс побежала к другой стороне пандуса, чтобы лучше оценить ситуацию. Она прекрасно знала, что сила притяжения на этой планете составляет 0,9 от земной, но не могла не удивиться, насколько быстро она может бежать. Правда, новые скафандры немного легче прежних, к которым она привыкла, и все же...

— Ну, что тут у вас? — спросила она солдата, в котором тут же узнала Джестроу.

Внешне все выглядело нормально. Остальные солдаты рассредоточились по плацдарму и стреляли в последних оставшихся в живых ксено или добивали раненых.

Джестроу молча указал рукой на проем люка. По вискам его текли струйки пота, и это несмотря на хорошую систему кондиционирования воздуха в скафандре. Алекс посмотрела в ту сторону, куда он указал.

Один из жуков как-то ухитрился вскарабкаться по обшивке на выпуклый прозрачный обтекатель пилотской кабины. Он крепко держался когтями за металлические ребра обтекателя, а хвостом отчаянно бил по стеклу, надеясь разбить его.

Пока она стояла и думала, рядовой Эллис поднял ружье и прицелился.

— Отставить, солдат, — сказала Алекс и подняла вверх руку. — Если ты выстрелишь, он зальет своей кровью весь корпус.

Бэнг! Бэнг! — слышались удары хвоста по прозрачному колпаку, от которых находившиеся внутри пилоты наверняка попадали в обморок.

— Джестроу, живо подгони сюда тележку, — скомандовала Козловски.

Рядовой выполнил приказ с молниеносной быстротой. Алекс открыла крышку самоходного арсенала, заглянула внутрь и выбрала то, что нужно.

Эта штука напоминала гранатомет с четырьмя стволами, из которых торчали веретенообразные наконечники. Алекс положила базуку себе на плечо, прицелилась в жука и выстрелила.

Веретена пролетели половину расстояния вместе, но затем разделились, растянув между собой металлическую сетку. Выстрел был точным, и через секунду жук уже барахтался в сетке. Электрическая дуга между узлами сетки завершила дело.

Жук грохнулся о землю, несколько раз дернулся, издавая слабое шипение, и затих.

— Мертв? — спросил Джестроу.

— Не думаю, — ответила Козловски. — Электрического заряда достаточно только для того, чтобы оглушить его.

— И что мы будем делать?

Алекс задумалась.

Первым ее движением души было убить чужого. Однако она знала, что Грант наверняка наблюдает за ними и пожелает заполучить жука для своих ученых.

Алекс нехотя переключила свое переговорное устройство на связь с катером. Однако прежде чем она успела произнести хоть слово, сверкнувшая как гром среди ясного неба струя плазмы уничтожила и жука, и сеть.

Козловски резко повернулась, чтобы посмотреть, кто посмел это Сделать. Правда, она не знала точно, наказать ей солдата или поблагодарить его.

Она увидела перед собой стоявшего с безмятежным спокойствием капрала Хенриксона.

— Мне показалось, он собирается вырваться, полковник, — произнес капрал с довольной улыбкой.

Алекс пожала плечами.

— В следующий раз спроси у меня разрешения.

— Слушаюсь.

Козловски осмотрела поле битвы, густо усеянное полуобгорелыми трупами жуков. Она сняла шлем и принюхалась.

Боже, что за вонь! Во всей вселенной не встречала ничего подобного.


Глава 17 | Геноцид | Глава 19