home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 20

Солдаты в скафандрах и шлемах стояли в шеренге, держа на изготовку оружие с полным боекомплектом. Казалось, и солдаты, и оружие жаждут боя.

Тишину нарушало лишь мерное жужжание генераторов силового поля и рычание дерущихся ксено между шеренгой и входом в монолитное гнездо черных жуков.

Козловски чувствовала напряжение, охватившее солдат. Или это было ее собственное напряжение, помноженное на двадцать пять? Она понимала, что это решающий момент экспедиции.

К счастью, ряды жуков заметно поредели. То ли изрядная их часть была убита, то ли они расползчись по каким-то щелям, она не знала. Но надеялась, что они не укрылись в гнезде.

— Всем приготовиться, — скомандовала Алекс в микрофон.

— Центральный пульт готов, — послышался в наушниках ирландский выговор О'Коннора. — Как капрал Аргенто?

Алекс обернулась и посмотрела на капрала, сидевшего за клавиатурой управления орудийными установками.

— Артиллерия наведена и готова к бою, — доложил Аргенто. — И момент сейчас самый подходящий.

Козловски посмотрела на небо. Облака снова сомкнулись, и стало, пожалуй, слишком темно. Ну да ничего. До наступления сумерек оставалось еще добрых пять часов. Времени у них более чем достаточно.

— Отлично, — раздался голос О'Коннора. — Открываю проем в контурной защите.

Алекс напряженно всматривалась в мерцание силового поля. Оно выглядело как дрожащая серая паутина, которая исчезнет...

Вот!

Появился широкий проем, и Аргенто не стал тратить времени.

Громыхнули пушки, залпом выплюнув из своих жерл снаряды. Взрывы с миллиметровой точностью накрыли заранее выбранные цели. Огромные скопления жуков были частью уничтожены, частью рассеяны.

Последовал новый залп по новым целям.

Когда дым рассеялся, Козловски увидела, что широкая полоса земли расчищена. Ровные ряды воронок вели к входу в гнездо.

— Выпускай гарпун, — скомандовал О'Коннор Аргенто.

Тяжело ухнула гарпунная пушка. Гарпун вылетел, увлекаемый вперед мощной струей расширяющихся газов, стремительно и величественно пролетел над головами солдат. Подобно воздушному змею, поймавшему ветер, он взметнулся ввысь, оставляя позади себя разматывающийся силовой кабель.

Даже с довольно большого расстояния Козловски услышала, как он воткнулся и углубился в землю в нужной точке.

Шеренга солдат откликнулась на это дружным «ура!»

— Гарпун на месте, — доложил О'Коннор. — Приготовиться к расширению плацдарма.

Солдаты застыли. Козловски сняла с предохранителя свое ружье. Теоретически, когда О'Коннор нажмет нужную комбинацию кнопок и тумблеров, силовое поле просто раскроется, подобно створкам распашных ворот, увеличив охватываемый защитой периметр.

И разорвут тех жуков, которые попадут на новые участки контура.

Однако в действительности существовала возможность, что один-два жука успеют проскользнуть внутрь периметра. С ними-то и предстояло расправиться солдатам.

Алекс видела, как мерцание поля исчезло и затем — щелк! — возникло на новом месте, оставив на земле множество мертвых, раненых и оглушенных жуков.

— Добейте их! — приказала Козловски солдатам.

Град пуль и струи плазмы полетели в тех ксено, что остались живы. Все было кончено за несколько секунд. А силовое поле мерно гудело и мерцало, указывая путь к заветной цели.

— Есть! — выкрикнул Эллис, подняв в воздух кулак. С веселым гомоном солдаты начали разбредаться, а некоторые даже двинулись на только что отвоеванную территорию.

— Ну-ка стойте, вы, ослиные задницы! — крикнула Козловски. — Я, кажется, не давала команды разойтись...

Солдаты застыли, кто где стоял.

Силовое поле колыхалось. Алекс скорее чувствовала, чем видела, — что-то не так.

Но уже через секунду все стало вполне очевидно. Новый гарпун начал крениться.

— Что за черт...

— Вот дерьмо, что с ним?

— О Боже! Как мы раньше этого не увидели?

— Гарпун угодил прямо в пару сцепившихся жуков...

Это было единственное объяснение, и его достоверность и возможные последствия Козловски оценила мгновенно, словно получила удар током.

— Назад! — крикнула она.

Кислотная кровь чужих начала разъедать ствол гарпуна...

Гарпун еще сильнее наклонился, и поле снова задрожало. Затем он окончательно рухнул, внешняя излучающая антенна сломалась, и южный участок контурной защиты перестал существовать.

На какой-то момент Алекс почувствовала себя астронавтом в открытом космосе, у которого разорвался скафандр.

— Восстановить прежний контур поля! — резко вы крикнула она.

Оставшиеся снаружи чужие поначалу ничего не заметили. Но вскоре с поразительной быстротой они осознали, что странная и почти невидимая преграда, отделявшая их от новых жертв, исчезла.

Несколько жуков осторожно двинулись на солдат. Те десантники, что ушли вперед, бросились бежать. Чужие словно воодушевились их страхом и устремились в атаку уже со всей скоростью, на которую были способны.

— Прикройте их! — крикнула Козловски. Она вы пустила очередь заградительного огня как можно ближе к бегущим солдатам. Двое жуков повалились замертво, но их место тут же заняли новые.

— Давай! — крикнула Алекс в микрофон. — Они уже перешли старую границу. Включай поле.

— Не получается, — ответил О'Коннор. — Где-то короткое замыкание!

— Да сделай же что-нибудь, черт возьми!

— Аргенто, — сказал О'Коннор, — надо выпустить новый гарпун!

Козловски от ужаса на какое-то время потеряла дар речи. Жуки беспрепятственно пересекали границу уже обжитого плацдарма. Не по всему периметру, слава Богу, иначе они все уже были бы наверняка мертвы.

Она открыла беспорядочную стрельбу, просто надеясь, что солдаты поддержат ее.

— Дерьмо! — выругался Дэниел Грант, стукнув кулаком в переборку. — Дерьмо, дерьмо, дерьмо!

— Спокоййо, мистер Грант, — сказал доктор Бегалли. — Я уверен, у них есть запасные варианты.

О'Коннор, склонившись над пультом, быстро перебирал кнопки.

— Черт побери, Аргенто! Стреляй по этим тварям! Попробуй ручной запуск гарпуна!

— Не могу! — прохрипело в динамике. — Не могу найти свободный участок. Эти бестии повсюду.

— Ну так сотри их с лица земли. Для этого у тебя вся артиллерия правого борта.

Грант не верил своим глазам.

Как по маслу.

Все рушится, летит в тартарары прямо у него на глазах. Будет чудом, если солдаты выйдут из этой передряги без потерь.

Тот солдат, что бежал позади всех, был вынужден остановиться и открыть огонь.

С беспомощным ужасом Грант наблюдал, как один из жуков, переступив через свежие трупы двух своих собратьев, прыгнул и навалился на солдата сзади.

Солдат отчаянно дрался. Такого боя Грант еще никогда не видел.

Однако уже через мгновенье чужие кучей навалились на него, как муравьи на кусок сахара. Нескольких разорвала в клочья струя плазмы.

Затем все стихло, и Грант увидел, как чужие разбредаются в разные стороны, унося в зубах клочья скафандра и человеческие конечности в качестве боевых трофеев.

Грант отвернулся, почувствовав, что его сейчас вырвет.

Как по маслу.

Большим усилием воли Грант взял себя в руки и подошел к О'Коннору.

— Черт с ним, с периметром! Пусть он прикрывает отход солдат!

— Я уверен, Аргенто делает все, что в его силах.

— Может быть, можно хотя бы частично восстановить защиту? Сделай же что-нибудь, парень! Дай им хоть секундную передышку!

Грант пролетел с этими людьми огромное расстояние, ел вместе с ними, даже начал питать к ним своего рода уважение. И теперь их рвут на части прямо у него на глазах.

О'Коннор кивнул.

Я попробую, сэр. Попробую.

Капрал Аргенто смачно выругался.

Как, черт возьми, он сможет один перестрелять всех тварей? И что сначала, выставить заградительный огонь или расчистить нужный участок и выпустить гарпун?

Аргенто решил делать то и другое одновременно. Он дал залп из всех орудий, стараясь не задеть никого из солдат. На месте скопищ жуков образовались дымящиеся воронки. Не слишком близко и не слишком далеко. Но это должно помочь им.

Он дал новый залп.

Отлично! Сумятица в рядах жуков даст солдатам мгновение, чтобы оправиться от шока.

Аргенто повернул орудия вправо, прицелился...

И вдруг услышал злобное шипение.

Дьявол!

Он схватил свое ружье и круто повернулся. Но было уже поздно. Жук спрыгнул с корпуса «Муравьеда», как паук на добычу.

Его челюсти вонзились в шею капрала. На стволы пушек брызнула горячая артериальная кровь.

Они бежали к «Муравьеду».

Алекс видела, как погиб Родригес. Пал смертью храбрых, унеся с собой жизни доброго десятка жуков и дав десантникам секунду для отступления.

Не время горевать. Время драться.

Козловски никогда раньше не билась так отчаянно и так жестоко. От частых выстрелов ее ружье настолько раскалилось, что его стало трудно держать даже в перчатках скафандра. С умением и точностью, которых она раньше за собой не знала, Алекс расстреливала одного за другим нападавших на нее жуков.

По сути дела, она не думала о том, что делает. Глаза и руки все делали сами. В скафандре она не боялась ядовитой крови чужих и поэтому не старалась бить по ногам и голове жуков. Она держала ружье на одном уровне и стреляла, как подсказывал инстинкт.

Смотреть по сторонам не было времени, но остальные солдаты, похоже, держались не менее стойко. Чужие наступали сплошной стеной, и хуже всего то, что на месте убитых тут же появлялись все новые и новые.

Боковым зрением Алекс заметила что-то справа и позади себя. Она резко повернулась и увидела жука, уже готового прыгнуть на нее. Омерзительная слюна текла из его пасти, словно он уже предвкушал отличный обед.

Она накормила жука порцией плазмы. Его голова, отделенная от туловища огненной струей, взметнулась вверх, как ракета со стартовой площадки.

Козловски дала очередь веером, чтобы обезопасить себя, и попыталась оценить ситуацию.

Все солдаты отступили за границу старого периметра... кроме одного. Рядовой Джестроу еще находился снаружи, стреляя в разные стороны.

— Джестроу! — крикнула она. — Отступай, дьявол тебя забери, чтобы мы могли включить поле!

— Он никак не отреагировал, продолжая стрелять как заведенный. Видимо, его радио вышло из строя.

Не оставалось ничего другого, как притащить его силой. Алекс, не переставая стрелять, начала пробираться в том направлении через груды тел. Однако, снова подняв глаза, она уже не увидела Джестроу. Его со всех сторон обступили жуки. Один упал, но его место тут же занял другой.

— Эллис, Эллис! — послышалось в наушниках. — Помоги!

Затем раздался приглушенный крик, означавший конец военной карьеры джазмена.

— Аргенто! — крикнула Козловски. — Включай силовую защиту!

Никакого ответа.

— Что с артиллерией, черт возьми?

— Аргенто, отгони их пушками!

— Аргенто мертв, полковник, — ответил чужой голос. — На корпус «Муравьеда» забрался жук.

Черт, теперь их может спасти только одно.

— О'Коннор! Активируй южную стену, срочно!

На нее напал другой жук. С его пасти сочилась человеческая кровь.

Сам не зная почему, Дэниел Грант не мог отвести глаз от кровавых останков рядового Джестроу. Его охватила скорбь — незнакомое до этого чувство. Только теперь он понял, что полюбил Джестроу. И понял, что раньше вообще никого не любил. Это чувство казалось ему неуместным и ненужным для бизнесмена.

Дэниел остро переживал свою беспомощность. Если бы он мог сделать что-нибудь! Тут он услышал команды Козловски. Слава Богу, хоть она жива.

— Включаю, полковник, — ответил О'Коннор. — Я перемаршрутировал контур и, думаю, получится.

Больше Козловски ничего не сказала. Грант видел, как она круто повернулась и разнесла в клочья приближавшегося жука.

О'Коннор привстал, чтобы дотянуться до рукоятки включения силового поля, но доктор Бегалли вдруг схватил его за руку.

— Подождите!

— Жди мою задницу! — выругался Грант. — В чем дело? Через брешь в защите сюда лезут полчища жуков! Там люди гибнут!

О'Коннор снова потянулся к рукоятке.

— Нет! — крикнул Бегалли.

Грант силой оттащил профессора от пульта.

— Да что с вами, доктор? Что все это значит?

Однако О'Коннор и сам застыл в нерешительности.

— Он прав.

— Прав? Что вы такое говорите?

— Десантники, — сказал О'Коннор, — доберитесь кто-нибудь до пушек!

— Что вы такое задумали? — грозно спросил Дэниел.

— Доктор Бегалли прав, мистер Грант. На территории плацдарма слишком много этих сукиных детей. Вышибить их можно только артиллерией, и при этом надо оставить им путь для отступления. Если же мы сейчас включим поле, то бить потом из пушек будет очень опасно для «Муравьеда». Видимо, это и хотел сказать доктор Бегалли.

— Ммм… Да, конечно. Это я и хотел сказать.

Гранту показалось, что Бегалли что-то не договаривает.

— Полковник знает об этом?

Да, сэр, — ответил О'Коннор, — они все знают.

У Козловски не было времени насладиться победой, когда она уничтожила жука, едва не доставшего до нее. Окинув взглядом поле боя, она крикнута:

— Отгоните жука от пушек, черт вас возьми, и откройте огонь, или скоро они приготовят из нас хороший фарш! Махоун, ты ближе всех. Возьми это на себя!

— Но сэр...

Махоун, стоя на одном колене, стреляла по скоплению жуков, загнанных в угол плацдарма.

— Мы присмотрим за ними. Делай что говорят.

После некоторой паузы рядовая Махоун встала и пошла. Козловски через стекло шлема успела заметить на ее лице неуверенность и страх.

— Махоун, тебе не кажется, что этот ксено, захвативший наши пушки, чертовски смахивает на твоего бывшего дружка?

— Да, сэр. Немного смахивает.

И Махоун тут же начала энергично действовать. Она подбежала к «Муравьеду», поднялась на несколько ступенек трапа. Чужой, трудившийся над останками Ар-генто, зашипел на нее и грозно зашевелил конечностями, подобно пауку, охранявшему свою добычу.

— Смотри, чтобы его кровь не попала на орудия, — крикнула Алекс.

Два шага вперед.

Махоун пригнулась, ловко уклонившись от выпада жука, подняла ружье и выстрелила.

Разряд плазмы попал прямо в туловище жука. Тот грузно повалился на землю и замер без всяких конвульсий.

— Отличный выстрел, Махоун. А теперь прикинь, сможешь ты стрелять из пушек?

— Да, сэр. — Она поднялась по ступенькам на площадку, где стояли пушки, и склонилась над останками Аргенто. — Да они все похожи на чьих-нибудь бывших дружков!

Она села на место оператора. Стволы пушек тут же ожили, наклонились вниз, нацелившись в гущу жуков. И заговорили. Снаряды ложились один за другим точно в цель.

— Отлично, ребята. А теперь всем укрыться от этого дождя, не то еще, чего доброго, простудитесь.

Солдаты с готовностью начали отступать, не переставая стрелять из ружей.

Так начался разгром. Огромная масса жуков попала между двух огней — дальнего, артиллерийского, и ближнего, ружейного. Те из них, кто оказался недостаточно сообразительным, чтобы удрать через проем в силовом поле, были уничтожены.

Единственное, что еще двигалось на усеянном трупами жуков поле боя, это струйки дыма.

— Ну, О'Коннор, давай. Теперь самое время.

Силовое поле вновь засверкало на старом периметре.

— Так, ребята, — сказала Козловски. — Отдышитесь немного и прикончите тех, кто еще живой. — Она вздохнула. — А потом посчитаем наши потери.


Глава 19 | Геноцид | Глава 21