home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 24

Алекс и не подозревала, что маленький профессор может двигаться так быстро. Тем более в боевом скафандре.

— Ааааааа! — кричал он что было сил, выбежав из-за угла. Не остановившись около них, он во весь опор промчался дальше, к громаде вездехода.

Бегалли, — сказал Грант. — Какого дьявола...

Козловски не нужно было ничего объяснять.

— Оружие к бою! — скомандовала она.

Второй раз команду повторять не пришлось. Все встали на изготовку. И очень даже вовремя.

Первый из телохранителей Королевы вывернул из-за угла, и Козловски ахнула, насколько он был громаден, быстр и грозен.

Несколько зарядов попали ему в грудь, но он продолжал надвигаться на них еще долгую секунду, пока следующий залп не пригвоздил его к стене. Но и это не остановило его. Он зашевелил конечностями, намереваясь снова броситься в атаку. Струя плазмы разнесла ему голову, и он повалился замертво.

— Еще идут! — крикнул солдат переднего дозора. — Там...

Второй жук оказался еще больше и еще проворнее. Прежде чем солдаты успели повернуться в его сторону и навести оружие, он набросился на дозорного.

Страшные челюсти разорвали ему грудь.

— Боже! — вскрикнула Махоун. Ее с головы до ног залила человеческая кровь. Она вскинула ружье и выпустила в чудище струю плазмы, но промахнулась. Жук был невероятно ловким. Покончив с дозорным, он бросился на остальных.

Десантники очнулись от оцепенения, охватившего их при виде ужасной расправы, и дружно выстрелили, прикончив жука.

Но в этот момент на них ринулись еще два телохранителя.

И снова погиб один из солдат, прежде чем остальные своим оружием разорвали их на части.

Козловски не могла припомнить ни одного такого жаркого и страшного боя из прошлого опыта по уничтожению гнезд чужих. Телохранители Королевы были невероятно подвижны и обладали, казалось, какой-то сверхэнергией. К счастью, и отряд был подобран не из робкого десятка, и солдаты были готовы к такому приему.

Через несколько минут жестокого боя четверо чужих и двое людей лежали замертво на земле.

— Господи, — только и смогла произнести Махоун, прислонившись к стене и все еще крепко сжимая ружье, готовая к новым атакам чужих.

— Нет, я не думаю, чтобы Господь был где-то поблизости, — сказал Хенриксон. — Это место больше похоже на загробный мир.

Козловски эту реплику пропустила мимо ушей.

— Тела погибших заберем на обратном пути. А сейчас отдышитесь немного. Но только несколько секунд, если мы хотим выбраться отсюда наружу.

Еще две смерти. Она не могла в это поверить, даже когда смотрела на изуродованные останки солдат. К чему такие жертвы? Однако приказ есть приказ. Она должна исполнить свой долг и выполнить поставленную перед ней задачу, иначе и эти потери, и смерть погибших раньше, и месяцы, потраченные на подготовку к экспедиции, окажутся напрасными.

Из-за вездехода показалась нескладная фигура в скафандре.

— Все... живы?

Дэниел Грант, устало прислонившийся к стене, с видимым усилием отделился от нее и подошел к профессору.

— Нет. Еще два трупа. Вы что, не могли предупредить нас, что такое может случиться?

— Мы знали о существовании телохранителей, — вступилась за него Козловски. — Единственное, чего мы не ждали, так это такой манеры нападать. — У нее открылось второе дыхание. Она подошла к единственному ксено, голова которого не была сожжена. — Вы видели что-либо подобное раньше, доктор?

Бегалли, избегая злого и подозрительного взгляда Гранта, подошел, чтобы посмотреть.

— О Боже. Нет, полковник... Отвратительные чудовища. В отчетах о предыдущей высадке на эту планету, помнится, говорилось, что они велики, но настолько... Фантастика! — Бегалли снял с трупа кусок обгорелой «кожи» и положил его в пробирку. — Надо будет сделать генетический анализ, когда вернемся. Вероятно, Королева особым образом селекционировала своих охранников. — Он озадаченно тряхнул головой. — А может быть, и наоборот, они представляют собой результат не эволюции, а деградации. Какая интересная загадка! А сколько тайн нас еще ждет впереди!

— Пора идти, — сказала Козловски.

— Да, Бегалли. Вы пойдете впереди, — добавил Грант. — Так нам будет спокойнее.

Бегалли кивнул, взял свой феромонный детектор, и они двинулись дальше, в глубь гнезда чужих.

— Логово Королевы должно быть дальше внизу, — сказал Бегалли.

Электрические фонари выхватывали из темноты ближнее пространство, но вдали острые глаза Козловски начали различать своего рода биолюминесцентное свечение.

— Мы нарвались на сюрпризы, которых не ожидали, — сказала она. — Возможно, это еще не все их трюки. Доктор Бегалли, капрал Хенриксон, Дэниел Грант и я пойдем дальше. Дайсер, Клэптон и Махоун останутся здесь, чтобы охранять наши задницы. Радиосвязи между нами скорее всего не будет, так что договоримся вот о чем. Если мы через час не вернемся, возвращайтесь на корабль и стартуйте на «Рэзию».

Рядовой Дайсер, худощавый парень с большими глазами, которые, казалось, вот-вот выскочат из орбит, имел на своем счету немало убитых чужих. Но сейчас пот струился по его лбу и в глазах легко читался страх. Рядовой Клэптон внешне держался немного увереннее, но от его неистощимого юмора теперь не осталось и следа. Рядовая Махоун выглядела так, будто она вообще не понимает, где она и что с ней. Но все они — хорошие солдаты. Они были хорошими солдатами там, наверху, и останутся ими здесь, внизу.

— Есть, сэр, — ответили они хором.

Козловски взяла у солдата пульт управления вездеходом и взмахом руки двинула свой отряд дальше.

Еще через десять минут ручные фонари уже были ни к чему, но головные фонари на шлемах они все же на всякий случай не стали выключать.

Туннель сделал поворот и неожиданно вывел их в пещеру.

Это была самая большая пещера жуков, какую Козловски когда-либо видела.

Слабое биолюминесцентное свечение позволило тем не менее убедиться, что прогнозы ученых оказались более или менее точны.

Четыре огромные луковицы окружали еще более громадную, на которой восседала гигантских размеров Королева, как дьявол на своем троне.

Учебно-тренировочные голограммы эскизного характера не передавали и малейшего подобия ее действительных размеров, геометрического строения, текстуры и окраски, общее впечатление от которых могло свести с ума, если сконцентрироваться на них.

Луковица блестела от сочащейся через край жидкости, в которой Козловски без труда узнала королевское желе.

Вещество, которое сделает Гранта сказочно богатым, даст армии то, что она хочет, и обладание которым будет означать успешное окончание этой кровавой экспедиции.

— Невероятно, — произнес Грант. Однако в глазах его не было алчного блеска.

— Изумительно, — сказала Козловски. — Мы напали на золотоносную жилу. — Она зглянула на Гранта. — Можете готовить свой резервуар.

Она хлопнула ладонью по цистерне, и та отозвалась гулом пустоты.

— Есть одна маленькая проблема, — ответил Грант. — Как быть с малюткой-Королевой?

Огромная Королева, казалось, даже не замечала их присутствия. Ее внимание, как у медиума, было сконцентрировано где-то далеко в пространстве.

— Я уверен, что она сейчас управляет черными, которые преследуют красных, — сказал Бегалли. — Она настолько поглощена этим, что не заметила гибели своих телохранителей. — Он быстрым взглядом осмотрел пещеру. — Четыре луковицы, четыре охранника. Великолепное совпадение. Похоже, мы получили пещеру в свое распоряжение. Осталось покончить с Королевой, а она сидит как курица на яйцах. — Бегалли широко улыбнулся и подошел ближе к сверкающей сокровищнице. — Выглядит аппетитно, не правда ли? А какие чудеса сулит нам это вещество! Мне не терпится...

Он вдруг осекся и съежился под тяжелым взглядом Гранта.

— Не терпится?! Это моя экспедиция. Так чего же именно вы дожидаетесь с таким нетерпением?

— Ммм. Ничего. Ничего особенного, сэр... — Он пятился по направлению к луковице. — Просто взглянуть на все это. Никогда не видел своими глазами... Боже, как она красива!

Королева сидела неподвижно, словно мраморное изваяние. Словно сама смерть.

Красива? Может ли страх, ужас быть красивым? Каждая нервная клетка Алекс Козловски сопротивлялась этому.

Кровь чужого лилась внутрь шлема ее возлюбленного. Сочилась прямо на его красивое лицо.

Его душераздирающий вопль.

Ее вина. Ну зачем я отпустила его!

Ей хотелось повернуться и убежать из этого места. Оно оказалось куда страшнее, чем она могла предположить. Дух Питера Майклза, казалось, витал по всей пещере.

Огромным усилием воли Алекс взяла себя в руки. Она знала, что рана ужасной трагедии в Голливуде никогда не затянется в ее сознании, что она обречена жить с ней до конца своих дней.

Но она никак не ожидача, что все придется пережить сначала в реальной жизни. Только на этот раз ее обожженная кожа покроется волдырями, ее глазные яблоки потекут по щекам, ее обнаженный череп разъест кислота.

— Красива? — переспросил Грант. — Я в этом уже не уверен. Ради этой «красоты» погибли люди. Ответственность за это лежит и на мне.

— Не время для самоувещеваний, — сказала Козловски. — Хотя, конечно, рада слышать голос совести. Надо заканчивать нашу миссию. Бегалли, отойдите в сторонку. Мы не можем испытывать судьбу. Я хочу убить ее сама.

Однако Грант был уже на грани истерики. Конечно, смерть трех солдат прямо у него на глазах потрясла его.

— Не знаю, — сказал он. — Я просто не знаю.

— Мистер Грант, не вы ли заварили всю эту кашу?

— Да, и я буду жить с чувством вины всю жизнь. Это расплата за мое невежество. Но вы, Бегалли... — он навел на профессора свое ружье. — Вы саботировали экспедицию с самого начала.

— Что? — удивился Бегалли.

— Не отпирайтесь! Я следил за вами и очень даже хорошо знаю, что у вас на уме. Вы работаете на «Мед-Тех», не так ли?

— Ну, знаете ли... — Он тяжело вздохнул. — У меня действительно есть тайные замыслы. Я веду кое-какие исследования, но не для «Мед-Тех», уверяю вас. Я собираюсь опубликовать серию научных статей о своих открытиях.

— Статей?

— Новый вид чужих. Я войду в историю. Я прославлюсь... на века!

— Статьи? — снова повторил Грант.

— У меня достаточно денег, Грант. И я всегда ненавидел «Мед-Тех». Все, к чему я стремлюсь, — это признание моих научных заслуг. Вот почему я вызвался пойти в гнездо. Может быть, я напишу даже книгу... Да, бестселлер!

— Вы слышали, Грант? — спросила Козловски. — Им движет только тщеславие ученого. А теперь отойдите оба...

— Откуда я могу знать, что это не вранье? — Он собирался еще что-то сказать, но внезапно раздавшееся оглушительное шипение заставило его проглотить язык.

Королева прыгнула без малейшего признака каких-либо приготовлений. Она пролетела довольно большое расстояние и приземлилась возле доктора Бегалли. Опешивший было профессор бросился бежать. Длинные челюсти схватили его сзади за голову и раздавили череп, как скорлупу ореха.

Козловски окаменела от ужаса. Ничего подобного ученые не предполагали в поведении Королевы. Разве она не должна сидеть на яйцах как прикованная? Но с другой стороны, много ли они, вообще, знают о жизни чужих?

На все эти раздумья у нее ушло не больше доли секунды. Она прицелилась и выстрелила.

Почти в тот же момент выстрелил и Хенриксон. Их огненные струи сошлись в одной точке — на груди королевы. Она снова зашипела, покачнулась. Из глубокой раны хлынула кровь прямо на голову Бегалли, и через мгновение у него уже не было лица. Королева шатаясь направилась к ним, хищно шевеля огромными когтями.

Козловски подняла ружье и прицелилась в голову.

Существо по-прежнему надвигалось.

Они с Хенриксоном снова выстрелили одновременно, и голова Королевы разлетелась, как гнилая дыня.

Оба поспешно отступили назад, чтобы увернуться от брызг крови.

Агонизирующая Королева исполняла свой предсмертный танец.

Когда она затихла, Козловски подошла ближе к массивной туше.

К счастью, все произошло на достаточном расстоянии от трона, так что желе не было испорчено.

— Ну вот и все, — сказала Алекс. — Жаль беднягу Бегалли. Давайте-ка закачивать желе в резервуар и уносить отсюда ноги, да поскорее.

Она подошла к вездеходу и достала приемный патрубок вакуумного насоса. Осталось, как она считала, самое простое.

Когда резервуар наполнился доверху, она выключила насос. Оставалось еще много желе, но его некуда было брать.

— Надеюсь, этого будет достаточно? — с ехидной улыбкой спросила Алекс у Гранта.

— Да, — коротко ответил он.

— Что-нибудь не так, Грант?

— Я уже говорил, что тревожит меня. — Он тяжело вздохнул. — К тому же я ошибся в Бегалли. Всего несколько человек знали о нашем проекте по инкубационному выращиванию чужих. Если диверсию устроил не Бегалли, то кто?

Алекс еще крепче сжала свое ружье. Удивительно, но она думала о том же самом.

Она уже хотела обернуться, когда сзади раздался голос Хенриксона.

— Спасибо, ребята. Вы сделали свое дело отлично. А теперь бросьте оружие. Одним зарядом плазмы я могу уничтожить вас обоих.


Глава 23 | Геноцид | Глава 25