home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 3

Солнце светило необычайно мягко и приятно над военной базой Куантико в штате Вирджиния. Со времен войны оно не часто баловало людей своим появлением — характер погоды на Земле заметно изменился. Полковник Лейон Маршалл поднял шторы на окнах, чтобы впустить весеннее тепло в свой кабинет.

Он сел за стол и пробежал глазами ежедневную сводку наиболее важных событий в жизни армии, выползающую из настольного принтера, и улыбнулся в предвкушении того, что ждет его впереди.

Изумительно. Совершенно ни на что не похоже. Сила для бессильного, могущество для немощного. Действительно, поразительное вещество. У полковника просто.

дух захватывало от перспектив, которые они открывали ему.

Цифровые часы на столе показали 11:00. Генерал очень пунктуален. Он будет здесь с минуты на минуту. Полковник Маршалл готовил демонстрацию для него с раннего утра и теперь мог позволить себе короткую передышку — немного расслабиться и помечтать о том, что его ждет впереди. О личной карьере и, разумеется, о будущем истерзанной войной страны, изо всех сил старающейся поднять из руин города и заводы, укрепить обороноспособность.

На индикаторной панели часов уже готова была выскочить следующая цифра, как вдруг по внутренней связи гнусавый голос секретарши возвестил:

— Полковник, к вам генерал Барроус.

— Превосходно. — Он оперся руками о стол и встал. — Пригласите его.

Дверь с легким скрипом отворилась, и в проеме показалась грузная фигура генерала Делмора Барроуса. Он вошел, сверля полковника глазами, подобно спаренному крупнокалиберному пулемету в башне бронетранспортера. Когда весь шквал воображаемого огня был выплеснут на полковника, под маской деловитости и невозмутимости промелькнула искорка любопытства.

— Приветствую. — Генерал протянул Маршаллу короткие и толстые пальцы, но пожал ими руку полковника очень крепко.

— Благодарю, что пришли, генерал Барроус.

— Я привык верить словам «срочно» и «чрезвычайно важно», которые вы употребили в своем рапорте, полковник. Но я занятой человек. — Глаза его снова окаменели. — Надеюсь, что вы не заставите меня пожалетьо напрасно потерянном времени.

Генерал Делмор Барроус был крепким, мускулистым негром с венчиком седых волос, окружавших аккуратную лысину. Говорил он низким густым басом. Его мундир источал стойкий запах крепкого рома. Генерал заслужил свои лампасы не в тиши штабных кабинетов, и полковник уважал его за это. Если бы генерал увлекался девизами на манер средневековых рыцарей, его собственным девизом стали бы слова: «Цель оправдывает средства». И именно поэтому полковнику очень хотелось привлечь его на свою сторону в осуществлении задуманного им проекта.

— Я не из тех, кто тратит время на пустяки, вы это знаете, — сказал Маршалл. — Если то, зачем я пригласил вас, все же покажется вам пустой тратой времени, я готов уступить вам на ближайший уик-энд свой домик в горах.

При этих словах глаза генерала немного оживились, на губах появился намек на улыбку. Затем его лицо обрело прежнюю суровость.

— Справедливое условие.

— Очень хорошо. В таком случае располагайтесь в кресле поудобнее, возьмите сигару.

Генерал удивленно вскинул брови.

— Сигары? Где вы их достаете, полковник?

Он сел, а Маршалл поставил перед ним чашку ароматного кофе и достал из ящика стола коробку с сигарами.

— «Смит и Ортегас». Они снова запустили свое производство, и мои снабженцы выудили лучшее из первой же партии товара.

Генерал покрутил сигару в пальцах, благоговейно понюхал от кончика до кончика.

— Я уже давно не держал в руках ничего подобного, — сказал он. — Сейчас умру от наслаждения.

Он взял из рук полковника ножницы, аккуратно обрезал кончик, не спеша сунул сигару в рот и позволил полковнику дать себе прикурить. Выпустив в потолок первый клуб дыма, Барроус закатил глаза от удовольствия.

— Ну, а теперь выкладывайте, что там вы еще придумали.

— Генерал, вы помните тот печальный случай, что произошел на прошлой неделе с парнем из айовы на Играх Доброй Воли?

— Конечно. Он поставил мировой рекорд, да еще какой! Думаю, этот рекорд еще долго продержится. Жаль, что бедняга так плохо кончил.

— А вы знаете, что он пользовался допингом?

— Чепуха. Американские способности, упорство и мускулатура — вот что привело парня первым к финишу.

— И вы не читали отчет о результатах вскрытия? У Ораендера в крови обнаружена «Ксено-энергия».

— «Ксено-энергия»? «Огонь»? Это же невинное возбуждающее средство, о котором только тупые репортеры рассказывают всяческие небылицы. Маршалл, скорее я поверю, что у него в крови нашли кофеин и старый добрый тестостерон. А эти таблетки не дают ровным счетом ничего. Я и сам пробовал их пару раз. Бьет в голову, только и всего. В них нет ничего, что помогло бы ему выиграть забег.

— Именно так все и говорят. Но я тщательно просмотрел все газетные вырезки за последние два месяца, а кроме того, дал задание своим биохимикам сделать кое-какие анализы. Результаты поразительны!

Маршалл дал генералу выпустить очередной клуб дыма и положил перед ним листок бумаги в прозрачном пластиковом конверте: Генерал Барроус недовольно хмыкнул, но все же полез в нагрудный карман за очками. Он пробежал глазами несколько строк, затем пожал плечами и положил листок на стол.

— Лучше я отдам это моим ученым парням, чтобы они переварили информацию. Боюсь, она рассчитана не на мой желудок.

— Конечно, генерал. Признаюсь, мне тоже поначалу было трудно разобраться. Но в общем-то, здесь все просто. Несколько научных понятий, кое-какие цифры и факты.

— Хорошо, полковник. Я верю вам, но все же не пойму, к чему вы клоните? — Генерал стряхнул пепел и оставил дымящуюся сигару в пепельнице, скрестив руки на груди.

«Явный признак нетерпения. Пора начинать», — подумал Маршалл.

— Вам известен активный ингредиент «Огня»?

— Да, конечно. Это маточное желе чужих. Есть еще микропримесь желе королевской матки. Той, что сгорела при ядерном взрыве. Другого источника этого сырья на Земле не осталось. Мельчайшее количество этого вещества приводит человека в состояние повышенного возбуждения.

Сигара по-прежнему лежала в пепельнице. Генерал словно забыл о ней.

— Совершенно верно. Однако обратите внимание, что и при такой микродобавке компания «Нео-Фарм» осталась практически без сырья для производства «Огня». Они начали синтезировать его из обычных веществ, но пока безуспешно. Чтобы препарат действовал, в него необходимо добавить хотя бы несколько молекул настоящего королевского маточного желе. Генерал усмехнулся.

— Я не удивлен тому, что у них так быстро кончилось желе. Мы уже отправили почти всех чужих к их праотцам!

— Безусловно, вы правы. Мы, военные, свою работу сделали. Но в результате оказались в затруднительном положении, так сказать, при пиковом интересе. Мне нет нужды приводить вам цифры, вы и сами их знаете. Противник в основном разгромлен, и главный поток государственных субсидий теперь направлен на восстановление хозяйства и освоение дальнего космоса. Армия сделала свое дело и стала больше не нужна. Она получает лишь крохи от государственного пирога. Этих средств совершенно недостаточно, чтобы поддерживать обороноспособность на достойном страны уровне. Мы катастрофически теряем былой авторитет и уважение властей.

При этих словах в серых глазах генерала сверкнули недобрые искорки. Полковник явно задел его за живое. Генерал проглотил наживку вместе с крючком, и теперь оставалось только терпеливо смотать леску, вывести его на нужные решения.

— В обществе сейчас тоже возобладали антивоенные настроения, — продолжал Маршалл. — Средства массовой информации вбивают людям в голову мысль, что армия обходится налогоплательщикам слишком дорого в мирное время. Мало того, своей болтовней они оказывают пагубное влияние и на правительство! Армия буквально на глазах теряет свою прежнюю мощь. И когда мы вдруг окажемся нужны стране, защищать ее интересы будет нечем. В любой новой драке мы окажемся неподготовленными... и неизбежно будем биты. Согласитесь, генерал, я обрисовал весьма правдоподобную картину.

Генерал кивнул, лицо его было перекошено от злобы. Он взял сигару из пепельницы, и Маршалл опять услужливо поднес ему огонь.

— Что мы можем предпринять в данной ситуации? Денег на разработку нового, мощного вооружения у нас нет. А раз так... почему бы не создать новых, сверхмощных солдат?

Генерал Барроус посмотрел на полковника с явным недоумением.

— Что, кибернетика? Фокусы с ДНК? Синтез человеко-робота? Оставьте, Маршалл, это тоже очень дорого.

Старик нечетко проследил за ходом мысли полковника. Это в его характере. Иногда он становился большим тугодумом и впадал в бычье упрямство. Но стоит ему, как и быку, указать правильное направление, и останется только покрепче ухватиться за его хвост — вынесет, куда нужно, сметая все на своем пути. Именно поэтому Маршалл и приготовил для него небольшое представление. После этого шоу генерала уже не придется ни в чем убеждать.

— А что вы скажете, сэр, если я назову цену всего несколько долларов за солдата?

Генерал Барроус раскатисто рассмеялся.

— Не смешите меня, полковник! Это же из области фантастики! — Он выпустил в потолок струйку дыма и посмотрел на полковника со снисходительным недоверием.

Маршалл взглянул на ручные часы. Участники маленькой военной игры уже должны были занять свои места.

— Генерал, не сочтите за труд выйти со мной на террасу. Я бы хотел кое-что продемонстрировать вам силами нескольких моих солдат.

Барроус пожал плечами.

— Я сижу в вашем кабинете, курю вашу сигару и слушаю ваши небылицы. Вы уже потратили государственные средства, за расход которых я несу личную ответственность, на то, что вы называете исследованием. И мне не остается ничего другого, как досмотреть вашу пьесу до конца. Но должен вас предупредить, полковник, — он покачал сигарой перед носом Маршалла, — вы не получите ни цента из денег налогоплателыциков без самых серьезных на то оснований.

— Разумеется, сэр. — Маршалл встал и подошел к боковой стене кабинета, на которой со вкусом были развешаны инструкции, оружие и кое-какое настенное оборудование. Он вынул из гнезда подзарядки два электронных бинокля и протянул один из них генералу, после чего открыл сдвижную стеклянную дверь на террасу и пригласил генерала выйти:

Прошу вас, генерал. Сейчас вы получите весьма убедительные аргументы.

Терраса представляла собой всего лишь одну ячейку в сложном архитектурном сплетении из галерей, лестниц и площадок, соединяющих воедино служебные корпуса, казармы и склады базы Куантико.

Над горизонтом висели облака, похожие на вулканическое стекло, предвестники надвигающегося шторма. «Этого еще не хватало», — подумал Маршалл и поежился. К сожалению, штормы стали обычным делом на Земле. Они надвигаются всегда неумолимо быстро, эти серые батальоны-призраки, фантомы послевоенных климатических изменений. Но для задуманного представления времени было еще достаточно.

Маршалл включил портативную рацию, висевшую у него на груди. К террасе подошли два офицера. Он перегнулся через перила и тихо сказал им что-то, указав на середину плаца, где лениво разминались несколько солдат.

Генерал раздраженно проворчал:

— Вы что, пригласили меня посмотреть на то, как солдаты занимаются общефизической подготовкой?

— Сэр, взгляните лучше в бинокль вон на того солдата, что стоит один, в дальнем углу плаца...

Генерал Барроус недовольно хмыкнул, но все же отправил сигару в угол рта, поднес бинокль к глазам и покрутил указательным пальцем колесико наводки на резкость.

— Заурядный экземпляр, должен заметить. Очень уж щуплый.

Маршалл тоже посмотрел в бинокль на солдата. Да, это был он, бедолага. Неуклюжий, застенчивый, рассеянный, затюканный своими товарищами. Узкие плечи, огромный кадык на тонкой, как палка, шее, маленькая голова, похожая на шишку. Полковник Маршалл коллекционировал предметы культуры середины двадцатого века и хорошо знал марионетки Эдгара Бергена. Мортимер Снерд, вот кого напомнил ему тот солдат.

— Это рядовой Вилли Пиннок, генерал. И должен признаться, вы охарактеризовали его удивительно точно. Попали, можно сказать, прямо в яблочко. Рядовой Пиннок совершенно не приспособлен к строевой службе. У него медленные рефлексы, низкий показатель умственного развития. Он не вылезает из нарядов на кухню и уборку туалетов. С тряпкой и шваброй он кое-как справляется, и только это обстоятельство удерживает нас от того, чтобы уволить его из армии ввиду полной непригодности.

— И чем же вы решили удивить меня? Что особенного в этом рядовом?

— Минуту терпения, генерал. Сейчас увидите. — Маршалл снова заговорил в рацию: — Капрал Глен, вы меня видите?

Из рации сквозь атмосферные помехи донесся ответ:

— Вижу вас хорошо, полковник.

Маршалл махнул рукой капралу, стоявшему на большом ящике, и сказал, обращаясь к генералу:

— Это будет наш рефери, если не возражаете.

Затем он снова включил рацию и скомандовал:

— Начинайте, капрал.

— Слушаюсь, сэр, — послышалось из рации.

Полковник и генерал прильнули к биноклям.

Капрал Глен, мужчина средних лет и крепкого телосложения, начал сигналить рукой одиноко стоявшему на краю плаца Пинноку. Тот не реагировал. Капрал повторил сигналы, и снова никакой реакции.

Генерал Барроус изогнул одну бровь дугой. «Идиоты, — подумал Маршалл. — Если они не сдвинут с места это чучело, генерал поджарит мне задницу».

— Что с солдатом? — рявкнул Маршалл в рацию.

— Витает в облаках, сэр.

— Ну так спустите его на землю и начинайте действовать по плану. Генерал не будет ждать до вечера.

— Слушаюсь, сэр, — ответил капрал и резвой трусцой направился к тому месту, где стоял рядовой Пиннок и думал о чем-то своем. Со свирепостью, обычной для инструктора по строевой подготовке, капрал схватил солдата за плечо и дал ему по зубам. И без бинокля можно было увидеть, как Пиннок дернулся, отступил на шаг и сник, покорно опустив плечи. Глен потрусил обратно, на свой наблюдательный пункт.

Плечи Пиннока еще больше обвисли, он выглядел растерянным, скорее даже подавленным ужасом того испытания, которое ему предстояло пройти. Тем не менее он сунул руку в карман рабочих штанов и вытащил что-то оттуда.

— Присмотритесь внимательнее к тому, что у него в руках, сэр, — сказал Маршалл.

— Бутылочка... «Ксено-энергия»?

— Вы абсолютно правы, сэр.

Пиннок глубоко вздохнул, повернулся лицом к стене, как будто совершал постыдный поступок, и провел зачем-то трясущейся рукой по светлым, коротко стриженным волосам. Он открыл бутылочку, вытряхнул из нее три таблетки и одним движением головы проглотил их, даже ничем не запив.

Было видно, как он напрягся, по телу пробежала судорога.

— Похоже, ему это не пришлось по нутру, полковник.

— Не думаю, сэр. Позвольте, я пока что в двух словах охарактеризую рядового Пиннока. Физически слаб, безволен. Показатель агрессивности крайне низкий. Он покорно сносит все насмешки других солдат, выполняет за них самую грязную работу.

— И не жалуется начальству?

— Ни разу. — Маршалл бросил быстрый взгляд на часы. Доза была увеличена по его приказу, чтобы кровь скорее разнесла «Огонь» по всему телу. Ему очень не хотелось заставлять генерала ждать. Для подчиненного нет ничего хуже, чем потерявший терпение генерал. Результат надо было получить сразу, иначе Барроус сделает поворот кругом, и только его видели. Прошла уже минута. Похоже, достаточно.

— Глен, начинайте второй этап.

— Слушаюсь, сэр.

Капрал дал сигнал разминавшимся в центре плаца солдатам. Они выстроились неровным полукольцом и начали надвигаться на рядового Пиннока, похожие больше на банду угрюмых гангстеров, окружающих богатого купчишку, чем на солдат. Все были рослыми парнями с железной мускулатурой, заработанной ценой нескончаемых тренировок. Они шли спокойно, перекидываясь подобающими случаю шутками. Единственным их оружием были увесистые кулаки. Маршалл все именно так и спланировал. Он не хотел, чтобы Пинноку был причинен физический ущерб. Слегка поколотят, да и только. Немного крови на траве только сделает шоу еще более впечатляющим.

Кроме того, этих казарменных бойцов тоже ждет маленький сюрприз.

Самый здоровый из парней — огромная груда мышц — вразвалку подошел к Пинноку, схватил его за плечи и грубо повернул к себе. Последовал каскад непристойных слов и жестов. Пиннок на них никак не реагировал. Подошел другой солдат и дал Пинноку короткую зуботычину. Тот отшатнулся назад, но и только. Даже не съежился, как делал обычно, и это показалось Маршаллу хорошим признаком.

Затем один из солдат обошел Пиннока сзади и встал на четвереньки. Груда Мышц резким и мощным тычком толкнул Пиннока, и тот-повалился на спину, нелепо задрав вверх ноги. К нему подошел маленький солдат с крысиным лицом и ударил ногой в печень.

— Что, черт возьми, происходит? — спросил генерал. — Это же какой-то театр абсурда!

У Маршалла похолодело внутри. По его расчетам, уже должна была наступить реакция. Неужели все кончится позорным фиаско?

Солдат с крысиным лицом глумливо усмехнулся и занес ногу для нового удара. Однако усмешка вдруг исчезла с его крысиного лица, и он застыл в нерешительности.

Что-то хрустнуло. Раздался вопль, и Крысиное Лицо кувырком полетел назад, со всего маху ударившись о стену барака из гофрированного металла. Он медленно сполз вниз, оставляя на стене кровавые подтеки.

Казарменные бойцы слегка попятились.

Пиннок одним движением вскочил на ноги.

— Боже милостивый, — только и смог вымолвить генерал Барроус.

Бинокли обоих офицеров словно приросли к их глазам.

Глаза Пиннока горели каким-то неестественным светом.

— Три таблетки синтезированного «Огня», — удовлетворенно произнес Маршалл, включил рацию и скомандовал: — Достаточно, Глен. Пусть парни усмирят рядового.

Капрал рявкнул приказ солдатам. Те снова начали обступать Пиннока, но уже не так решительно, как прежде. В их движениях чувствовалось замешательство, даже испуг. Однако для военных дисциплина прежде всего, и они подчинились приказу.

Восемь здоровенных солдат обступили Пиннока со всех сторон и медленно сжимали кольцо. Им предстояло провести показательный рукопашный бой, уложить рядового на лопатки и надеть ему на руки и на ноги наручники, чтобы он пережег свою избыточную энергию, не причинив вреда ни себе, ни другим.

— Мы провели генетическое исследование личного состава, и Пиннок оказался наиболее восприимчивым к действию препарата, — пояснил генералу Маршалл. — Разумеется, механизм воздействия пока выяснить не удалось. Никто не может объяснить, что в действительности происходит. Иногда препарат вообще не дает.

никакой реакции. Однако Пиннок оказался весьма подходящим экземпляром для эксперимента. Вы так не считаете?

— Он оказался перед численно превосходящим противником... Но что это с ним? Это просто потрясающе!

Полковник впился глазами в бинокль. Челюсть его поползла вниз. Пиннок перестал быть Пинноком. Изменилась не осанка, не душевное состояние. Изменилось само телосложение. Плечи раздались, подкожные мышцы вздулись, черты лица стали угловатыми, резко очерченными. Они выражали целеустремленность, смелость и решимость. И эти горящие глаза...

Пиннок схватил первого солдата, поднял над собой и швырнул, повалив им еще пятерых.

...Эти горящие глаза. В них светилась уже нечеловеческая ярость. Это уже не Мортимер Снерд, это Супермен...

— Поразительно, — вторил мыслям Маршалла генерал.

Пиннок не дал остальным время на то, чтобы прийти в себя. Он наступал, нанося сокрушительные удары направо и налево. Брызги крови летели в разные стороны. По плацу разнеслись пронзительные стоны и сдавленные хрипы.

«Видимо, не стоило давать три таблетки...» — пронеслось в мозгу Маршалла.

Рация разразилась голосом Глена, хотя Маршалл отчетливо слышал каждое его слово и без помощи радио:

— Полковник! Пиннок вышел из-под контроля!

Пиннок прыгнул на Груду Мышц и сдавил ему горло. Тот попытался скинуть с себя напавшего, но не тут-то было. Пиннок словно прирос к гиганту. Рядовой обхватил его голову и мощным движением повернул ее бок. Послышался хруст шейных позвонков, из позванных артерий в воздух взметнулись струйки крови. Гело, на котором уже едва держалась голова, повалилось землю.

Остальные солдаты при виде кровавой кончины их лидера остановились и после короткого замешательства бросились наутек.

С улыбкой, похожей на оскал самой Смерти, рядовой Пиннок схватил двоих и стукнул их головами друг о друга. Затем он догнал еще одного и несколькими ударами кулаков довел его до состояния мягкой бесформенной массы.

«Наверно, — подумал полковник Маршалл, — я напрасно отобрал для эксперимента такой восприимчивый экземпляр».

— Полковник, — доносились из рации вопли капрала Глена, — срочно необходимо вооруженное подкрепление. Иначе мы...

— Боже праведный, — пробормотал генерал.

Неистовый берсеркер, всего лишь минуты назад представлявший собой тихое, забитое существо, навалился на капрала, выхватил у него рацию и несколько раз ударил твердым пластмассовым корпусом по лицу, превратив его в сплошное кровавое месиво.

Полковник Маршалл не стал безучастно наблюдать происходящее дальше. Он переключился на другую волну и срывающимся голосом вызвал из караулки подкрепление, вооруженную охрану. Полковник и представить себе не мог, что представление, задуманное как маленькое шоу, может превратиться в такой кровавый кошмар, совершенно выйдет из-под контроля.

На плац выбежали двое солдат. Один из них был вооружен автоматом, другой — бластером.

То, что произошло дальше, трудно описать словами. Несмотря на шквал огня и потоки пуль, в нескольких местах пробивших тело Пиннока и раздробивших ему кисть левой руки, он ухитрился одной рукой отобрать у автоматчика оружие, повернуть его против нападавших и застрелить обоих.

Полковник Маршалл с ужасом наблюдал, как окровавленный и обожженный, накачанный химией маньяк озирал поле боя, как гладиатор озирал ложи вокруг арены в поисках императора...

— Боже, — вскрикнул генерал Барроус, — он ищет нас!

«И не для того, чтобы поймать благосклонный императорский взгляд», — подумал Маршалл.

— Генерал, быстро в кабинет!

Едва они метнулись к двери, как над головами просвистела автоматная очередь. На головы офицерам посыпалась бетонная крошка. Они пригнулись и чуть ли на четвереньках проскользнули за стеклянную дверь. Вторая очередь разнесла на мелкие осколки окно и дверь, Барроус залез под письменный стол, а Маршалл кинулся стене, на которой висело оружие. Он снял со стены два заряженных полуавтоматических гиперпулемета и бросил один из них генералу.

— Я не пользовался этой штукой уже много лет, — тростонал генерал.

— Смотрите за дверью, — Маршалл снял свое орудие с предохранителя, подбежал к окну, отдернул штору и выпустил очередь в приближающегося маньяка. Все мимо. Маршаллу тут же пришлось нырнуть вниз, поскольку ответный град пуль разнес вдребезги висевшие стене фотографии, инструкции и дипломы в застекленных рамках. Маршалл отступил в глубь кабинета, выпустив наудачу еще две очереди.

На какое-то мгновение установилась тишина, затем кабинет с автоматом, поднятым вверх стволом, походкой супермена вошел Пиннок. Один его глаз краснел зияющей пустой глазницей, зато второй сверкал как алмаз, выражая отрешенность и безумие зомби. Кровь руилась по всему его лицу, правый бок был обожжен до почерневшего, обуглившегося мяса.

Барроус наконец вспомнил, как пользоваться гиперпулеметом, и выпустил короткую очередь. Только две пули нашли свою цель, остальные искрошили бетонную стену. Силы удара этих двух пуль хватило, чтобы повалить Пиннока навзничь. Однако он тут же с железной решимостью начал подниматься на ноги.

Маршалл хотел выпустить очередь из своего гиперпулемета, но его заклинило. Он отшвырнул пулемет в сторону и кинулся к стене за другим оружием. Ближайшим к нему коллекционным образцом оказался реактивный противотанковый гранатомет — базука. Он сорвал гранатомет со стены и тут же, пригнувшись, кинулся за кресло, поскольку в то место, где он только что стоял, посыпался град пуль.

Очередь закончилась неожиданной тишиной. У Пиннока кончились патроны. Они должны были кончиться.

Ногтем большого пальца Маршалл откинул предохранитель, вставил гранату в ствол и дал себе лишь секунду, чтобы прицелиться. Мысленно полковник благодарил всех святых за то, что не ленился и упражнялся в стрельбе из всех видов оружия.

Рядовой Пиннок, источая запах паленого мяса, двинулся прямо на полковника. В единственном его здоровом глазу Маршалл без труда прочел свой смертный приговор.

Маршалл нажал на спусковой крючок. Граната с воем вылетела из ствола и ударила маньяка прямо в грудь. Мощный удар вытолкнул Пиннока на террасу прежде, чем фаната взорвалась, разметав на куски его тело и превратив автомат в искореженный кусок металла. Фактически от Пиннока остались лишь дымящиеся армейские сапоги.

Маршалл в изнеможении повалился в кресло, судорожно хватая воздух легкими. Это катастрофа. Полный провал! Какая, к черту, поддержка генерала? Хорошо еще, если его не понизят в звании и не отправят на север Аляски, на зачистку не уничтоженных еще колоний чужих.

Из-под стола осторожно высунул голову генерал Барроус. Его китель был разорван в нескольких местах. Он обвел ошеломленным взглядом разбросанные по террасе останки рядового Пиннока, превратившие ее в подобие мясной лавки после бандитского погрома.

Наконец он окончательно пришел в себя и произнес:

— Я думаю, полковник, вам следует продолжить ваши эксперименты. Только, пожалуйста, не испытывайте больше свой препарат в моем присутствии.


Глава 2 | Геноцид | Глава 4