home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 5

Хуже, чем ночной кошмар, может быть только кошмар вместе с похмельем.

Когда ровно в 6:00 утра звонок видеофона разбудил Александру Козловски, она страдала и тем, и другим.

— Да, — вяло проговорила она, дрожащей рукой включив аппарат и освободившись от вороха смятых простыней, под которым лежала. Со вчерашнего вечера, как она помнила, на ней была одежда, причем гражданская. Где она была, что делала? Голова гудела как пустая бочка.

Так, начнем по порядку.

— Кто это? — спросила она.

— Полковник?

— Лицо на экране незнакомое.

— Да, это я.

Срочно осмотреться. Руки и ноги целы, хотя, казалось, вот-вот отвалятся. Бутылки из-под виски вокруг не валяются. Обнаженного тела рядом нет. Это худшее, чем могла кончиться вчерашняя попойка. Вид остатков пиршества на столе помог соединить обрывки воспоминаний в единую картину.

Слишком много видео просмотрено и слишком много спиртного выпито.

Она подняла адскую бурю не вокруг себя, а внутри. Это скрытый, но и весьма разрушительный способ дать выход эмоциям.

— Полковник, это Барроус. Генерал Делмор Барроус.

Она села, пригладила рукой растрепанные волосы.

Генерал продолжал:

— Извините, что беспокою вас так рано, но нам сегодня предстоит очень важная встреча в Вашингтоне. Я вынужден попросить вас срочно собраться.

— Слушаюсь, сэр. — Любезность и долг возобладали над угрюмостью и грубостью. И почему, черт возьми, она до сих пор не бросила свое отвратительное ремесло?

— Хорошо. Самолет будет готов к вылету в восемь ноль ноль. Встреча назначена на одиннадцать ровно.

— Да, сэр. — Она мучительно подбирала слова. — Прошу прощенья, сэр... Могу я узнать подробности?

— Боюсь, что нет, полковник. Дело чрезвычайно секретное. Вы все узнаете в свое время.

— Благодарю вас, сэр.

— И еще, полковник. Наденьте парадный мундир... и медали.

— Слушаюсь, сэр.

Экран видеофона погас. Что ж, с транспортом здесь, на базе, у нее проблем не будет. Все, что требуется, — вызвать адъютанта и отдать соответствующий приказ. Аэродром всего в двух милях. Куда труднее встать с постели.

«Что за дьявольское невезение, — подумала Козловски, издав протяжный стон. — Который месяц я жду, когда же случится что-нибудь важное. И вот оно происходит, но именно в тот день, когда я в увольнении, и именно в тот час, когда меня с души воротит. Какой тут, к черту, баланс вселенной по карме? Глупые восточные теории тают под напором холодных, механистических принципов западной науки. Слишком много выпил — получай головную боль. А раз ты на службе — будь настоящим солдатом».

Снова простонав, Александра с трудом подняла свое мускулистое тело с постели и пошла (нет, Коз, — мелькнуло в мозгу, — ты не идешь, а ковыляешь) в душевую кабину, изо всех сил стараясь не смотреть в зеркало. Включив сильную струю горячей воды, она задержала дыхание и шагнула в поток капель. Их барабанная дроб„ по шее и плечам сразу облегчила страдания. Ноги и руки перестали быть ватными, гул в голове стих.

Нет, хронический алкоголизм Александре пока что не грозил. Иногда она неделями обходилась рюмкой-другой вина или виски «бурбон» да парой кружек пива в хорошей компании. Но бывали моменты, когда ее захлестывали воспоминания о Питере, и тогда выпитое спиртное исчислялось уже галлонами и начинался обезьяний хит-парад.

Питер. Лейтенант Питер Майклз.

Конечно, у нее были мужчины как до него, так и после. Просто секс, чтобы снять окопное напряжение. Но ни один из них не был похож на Питера, и ни до кого из них ей не было дела. Никого она не смогла полюбить.

Любила ли она Майклза? Трудно сказать. Просто теперь она не могла уже испытывать нежности к мужчинам. Это чувство разъела кислотная кровь чужих. Все, что у нее осталось, — это чувство вины и ночные кошмары. Да еще твердость характера, ставшего железным стержнем, сущностью Александры Козловски. Именно благодаря этому качеству она стала полковником.

После того рокового несчастья в голливудском рое чужих Александра перевелась в космические десантные части. Ее приняли без разговоров. Так она очутилась в мире космоса и кораблей, которые его бороздили. Это помогло ей избавиться от кислотного кошмара. Она прошла специальное обучение и теперь готовилась к межпланетному полету на базе Кеннеди, хотя и подозревала, что у начальства на ее счет есть какие-то другие планы.

Дело. Это все, в чем она нуждалась. Быть занятой, с головой уйти в работу. Только после трудной работы она могла спокойно и крепко спать, не видеть во сне растворяющееся в кислоте лицо Питера.

«Заткнись, Коз! — сказала она сама себе, подставив лицо напору водяных струй. — Уймись. В том не было твоей вины, и нечего себя мучить. Это все гордость и независимость Питера. Они сгубили его. Если бы он тогда послушался и не пошел к луковице, то и сейчас был бы жив».

После смерти Питера они уничтожили то гнездо чужих. Уничтожили беспощадно, словно весь взвод, до единого человека, решил отомстить за ее горе. Кстати, маточного желе там оказалось очень немного. Из-за такой малости не стоило затевать вылазку. Разумеется, они не принесли ни тел жуков, ни образцов ДНК. В исступленном бреду они сожгли все, до последней молекулы. Ничего подобного Алекс не переживала раньше. Если бы у жуков была хоть капля ума, они бросились бы бежать, потому что такой смертоносной силы, как Александра и ее солдаты, мстившие врагу за его подлое коварство, они никогда раньше не встречали. Как ни удивительно, больше в той вылазке потерь у команды не было. Заслуженное увольнение они потратили на поминки по Питеру Майклзу. На душе Алекс стало немного легче, но — увы — никакие поминки не вернут ей Питера.

Хуже всего, что они оба предчувствовали — нечто подобное может случиться — и пообещали друг другу, что, если с одним из них произойдет несчастье, другой будет жить, не цепляясь за воспоминания. И вот непоправимое случилось, и Алекс вынуждена жить с этой болью в душе, хотя с готовностью предпочла бы вместо нее боль физическую.

Она насухо вытерлась, заварила себе крепкий кофе и, выпив чашку, надела свой лучший мундир — брючный. После этого она причесалась, выпила еще чашку кофе и вызвала адъютанта, чтобы он подвез ее до аэродрома. Тот отправился за машиной.

Шум в голове постепенно стихал, но слабость не проходила. Алекс посмотрела на свои руки: они заметно дрожали.

«Проклятье и еще раз проклятье! Что со мной? — думала Александра», — Может, я зря психую, но все же такого со мной после выпивки еще никогда не было».

Она сделала несколько глубоких вдохов, но это помогло. Сокрушенно вздохнув, Алекс направились к своей аптечке, достала из нее бутылочку, вытряхнула из нее таблетку себе на ладонь и проглотила, защв ее глотком кофе. Силы сразу вернулись к ней.

«Черт бы побрал это дьявольское зелье, — подумала Александра, — провались оно пропадом!» И тем не менее она положила бутылочку в свой дорожный дипломат.

Дэниел Грант улыбался.

Он чувствовал, что неяркое освещение в комнате хорошо подчеркивает его обворожительную улыбку, и купался в мягких лучах ламп.

— Джентльмены, я прошу у вас всего три вещи. — Сияние улыбки на пару киловатт усилилось. — Это оружие, разрешение на полет и корабль. Мы пошлем команду ученых и специалистов в небольшой вояж, и я обещаю вам, что она привезет на Землю покой и счастье для всего человечества.

Овальная комната для переговоров в министерстве обороны США сверкала полированным деревом и хромированной арматурой. В теплом (пожалуй, даже слишком теплом) воздухе чувствовался стойкий запах кожи и разнообразных кремов после бритья. Архитектура и акустический дизайн продуманы таким образом, чтобы все слова говоривших слышались отчетливо.

В комнате собралось столько высших армейских чинов, что из их медных кокард можно было отлить увесистый кастет. Все сидели вокруг большого черного овального стола в черных кожаных креслах с очень высокими спинками, отчего вся картина напоминала вид ночного кладбища.

— Господи, неужто вы намерены лететь к планете Вой? — спросил адмирал Найлз. На его усталом лице между пышной седой шевелюрой и такими же пышными усами сверкали острые, как у ястреба, глаза.

— Не Вой, сэр, а Рой, — поправил его офицер рангом пониже.

— Видимо, это родина всех чужих, обнаруженных нами в данном секторе галактики. По крайней мере, именно с этой планеты на Землю была завезена королевская матка, которая наделала здесь столько бед, — услужливо пояснил другой эксперт.

Пределы распространения чужих в галактике еще не были точно определены. Их обнаружили пока только на нескольких изолированных планетах. Однако все говорило за то, что именно так называемая планета Рой стала источником их распространения. Во всяком случае, оттуда грянула Всеземная война с пришельцами.

Хотя война и закончилась, победа не принесла спокойствия. Любая вновь открытая планета потенциально могла быть зараженной чужими. И нет никаких гарантий, что кто-нибудь из людей не вывез тайно яйца чужих с Земли на другую планету.

Адмирал Найлз проворчал:

— Неважно, как ее называть. Эта планета — должно быть, сущий ад. Я знаю, что здесь, на Земле, все оставшиеся ксено надежно изолированы. Не исключаю возможности, что кто-нибудь даже разводит их, — при этих словах он бросил жгучий взгляд своих черных глаз на Гранта. — Но чтобы лететь к ним домой, это уж, знаете...

«Настала пора продемонстрировать заготовленную порцию аудио-видео», — подумал Грант и щелкнул пальцами. По этому сигналу был тут же включен голографический куб, и в комнате замелькало объемное изображение бравых солдат и охотников-добровольцев, вооруженных по последнему слову техники, которые целыми шеренгами уничтожали ненавистных ксено. Грант хотел даже вмонтировать в ролик звуки бодрого военного марша, но в отделе связей с общественностью ему отсоветовали делать это.

— Неплохо, а? И основной костяк этих ребят — ваши солдаты. Это же непобедимая команда! Непобедимая! А мне известно, что вы уже нашли эффективную защиту от кислотной крови чужих. Это же просто замечательно! — Грант был полон энтузиазма.

— Знаю я эти фильмы! — саркастически произнес адмирал. — Их отсняли в Северной Каролине в начале этого года. Это была легкая кампания, а мы говорим о таком месте, где чужие кишмя кишат. Они будут иметь там полное господство.

— Необязательно, сэр, — вставил гнусавым голосом эксперт. — Нам неизвестно, каким путем шла эволюция на этой планете.

— Хм, вы хотите сказать, что экспедиция не слишком рискованна? — спросил адмирал, откинувшись на спинку кресла.

— Любая среда, содержащая этих выродков, содержит в себе элементы риска, сэр, — сказал Грант. — Но... я уверен, вашим людям это по плечу! А вознаграждение вас ждет просто фантастическое! — Он чуть склонился вперед, — здесь находится генерал Барроус, который ввел меня в курс дела. И я считаю, что его замысел не только великолепен, но и взаимовыгоден, если мы объединимся. Экспедиция во имя свободного предпринимательства и прогрессивной эволюции американского солдата! Генерал Барроус, вы не поясните суть вашего проекта?

Чернокожий генерал, прищурившись, бросил пристальный взгляд на Гранта и ответил коротко:

— Адмиралу уже известны возможные выгоды для армии маточного желе, которое вы беретесь доставить.

«Генерал знает свое дело, — подумал Грант. — Приятно иметь дело с умными людьми. Однако надо выжать из ситуации максимум возможного».

— Да, но я вижу перед собой вопросительные взгляды множества умных глаз! — Грант обвел рукой ряды хмурящихся офицеров. — И раз уж я подающий сегодня и вы предоставили мне время, то позвольте мне подать следующий мяч!

Он снова щелкнул пальцами.

Появились изображения Игр Доброй Води в Багдаде, забега, в котором Ораендер установил мировой рекорд, и его гибели, а затем записанные на видео сцены ужасных убийств в Куантико.

Послышались тяжелые вздохи.

— Я уверен, что вам известны обстоятельства этих ужасных трагедий и, может быть, еще нескольких, по которым против моей компании возбуждены судебные иски, — Грант придал своему лицу выражение печальной суровости.

На экране видеопроектора появились новые кадры: солдаты, внешне почти совершенно спокойные, демонстрируют чудеса меткой стрельбы.

— Это группа военнослужащих, которые только что приняли небольшую дозу «Ксено-энергии»... которую я, пожалуй, переименую теперь в «Огонь». Вам, вероятно, известно, что препарат производится из обычного маточного желе чужих. Моя компания «Нео-Фарм» запатентовала методику его приготовления из обычного маточного желе с добавлением микродозы королевского желе. И именно эти молекулы способны удесятерить силы солдат. Возможно, это немного дороговато, но игра стоит свеч. Вы, конечно, знаете, что запас обычного маточного желе у нас истощается. Мы пытались синтезировать его... с переменным успехом. Однако не буду сейчас вдаваться в подробности. Принципиально важно то, что в определенную партию «Ксено-энергии» случайно попала увеличенная доза королевского маточного желе. На некоторый процент людей, принявших этот препарат, он оказал совершенно неожиданное воздействие. Итак, должным образом выверенная доза позволит нам создать не что иное, как суперсолдата.

На экране появились кадры компьютерной анимации: солдат-гладиатор мечом и автоматом крушит солдат-роботов. Без сомнения, это берсеркер, но он подчиняется командам и действует планомерно.

— Один из присутствующих здесь генералов уже экспериментирует с желе нового типа. Однако наш запас королевского маточного желе тоже иссяк. — Он взмахом руки приказал оператору выключить видео и склонился вперед, уперевшись руками в стол.

В конечном счете все очень просто. Моя компания остро нуждается в маточном желе — как в обычном, так и королевском. Ваша компания — я хочу сказать, вооруженные силы — тоже тяжело страдает от недостаточного субсидирования и нападок прессы. А значит, вы должны уметь извлекать максимум пользы из каждого имеющегося у вас солдата в любом военном конфликте. У меня есть талантливые ученые, у вас — межгалактические корабли, опытные пилоты и солдаты. Мои ученые уверены, что на планете Рой обе наши стороны найдут то, что нам необходимо. — Он улыбнулся и красноречиво развел руками. — Короче говоря, немного моих ребят и немного ваших ребят совершат небольшой вояж, и мы получим то, что хотим. Заключим своего рода пакт. Вы помогаете мне, я помогаю вам — сообща мы выберемся из навозной кучи, в которую попали.

— Постойте, мистер Грант, — сказал адмирал, решительно покачав головой. — Одну минуту. Я полагаю, это не мы, а ваша компания погрязла в куче судебных тяжб.

— Да, у нас есть кое-какие юридические трудности. Но не судите, да не судимы будете! — Грант хихикнул. — Кроме того, я не сомневаюсь, что несколько твердых военных слов, сказанных на ушко генеральному прокурору, помогут нашей компании встать на ноги.

— Мистер Грант, здесь собрались люди, которые служат закону, — сказал генерал, но в его голосе чувствовалась легкая ирония.

— Совершенно с вами согласен. Однако мои связи с органами правосудия никому не принесут вреда. Более того, когда люди поймут, во имя чего мы это делаем, когда они воочию увидят все выгоды от наших исследований... Я думаю, они перестанут жаждать нашей крови. — Он пожал плечами. — Время покажет. Чувствую, пока что вам все до лампочки, а?

На самом деле Грант понимал, что его зажигательная речь возымела действие. Людям обычно нравится пройдоха, когда его плутовство сулит им определенную выгоду в будущем. Теперь можно вынуть из жилетного кармана победную сигару и закурить.

Послышался новый вопрос:

— Мистер Грант, а вы лично собираетесь принять участие в этой экспедиции?

От неожиданности Грант даже вздрогнул.

— Черт, конечно нет! — Дэниел нашел глазами офицера, задавшего этот вопрос. Женщина. Короткая стрижка, симпатичная мордашка, хотя и в шрамах. Жаль, что она пренебрегает макияжем. Она была бы просто... миленькой. — У меня слишком много важных дел здесь, на Земле!

Женщина склонилась вперед, сложила ладони вместе.

— Мистер Грант, при всем к вам уважении, довелось ли вам хоть раз одеть скафандр и войти в гнездо жуков?

— Конечно нет, но... какое это имеет значение? — Он взглянул на Барроуса, рассчитывая на его помощь, но увидел в глазах генерала лишь веселые огоньки. «Посмотрим, как ты выкрутишься из этого капкана», — говорили они.

Вы только что говорили о том, что весь мир, или изрядная его часть, заселен жуками. На словах у вас все получается гладко, но в действительности задача очень трудная. Я не сомневаюсь, что вероятностный анализ предскажет немалые потери в личном составе, — сказала женщина.

— По нашим расчетам — ни одного человека, — ответил Грант, а про себя подумал: «Откуда взялась эта стерва? Что ей надо? Зачем она раскачивает лодку?»

Женщина обвела серьезным взглядом всех присутствующих.

— Послушайте, что я вам всем скажу. Мне приходилось бывать в рое чужих. Даже с самым чудодейственным оружием потери будут. Вы готовы взять на себя ответственность за смерть людей? — В ее голосе чувствовалась сильная душевная боль.

Среди высшего начальства прокатилась волна колебаний и нерешительности. Она явно попала в больное место.

— Черт возьми, — решительно произнес Грант. — Разве сейчас не идет война? Разве миссия, с которой отправляется экспедиция, не направлена прямо и косвенно против врага? В любом деле возможны случайности. Но кто скажет, что они неизбежны? — Он с вызовом посмотрел в глаза женщины. Они были холодны как лед. Он не поколебал ее уверенности ни на йоту.

— Я только хотела задать вам вопрос, мистер Грант. И обратить внимание присутствующих на факт, который вы стараетесь обойти молчанием. — На губах ее вдруг появилось подобие улыбки. — Что касается меня, то идея посетить эту планету, убить как можно больше жуков и выкрасть их королевское желе кажется мне довольно привлекательной.

«Боже всемогущий! Что за сука?» — промелькнуло в мозгу Гранта.

Генерал и адмирал склонились друг к другу и тихо пошептались о чем-то. Адмирал обвел взглядом своих подчиненных и увидел в основном легкие кивки в знак одобрения.

— Хорошо, мистер Грант, — произнес адмирал. — Будем считать, что ваше предложение прошло первую проверку на прочность. Я думаю, мы сможем кое-чем помочь вам.

Грант не смог подавить широкой, до самых ушей, улыбки. Мышцы лица не слушались его.

— Рад слышать это, адмирал. Очень рад это слышать! — Он порывисто протянул адмиралу руку и долго пожимал ее, обводя счастливым взглядом остальных. — Мои компании будут долго и плодотворно сотрудничать с такими замечательными людьми, как вы, парни в военной форме. Я счастлив пронести это сотрудничество через время и расстояние к иным мирам!

Послышалось несколько смущенных покашливаний, и несколько офицеров, извинившись, удалились. Мысленно Грант помахал им ручкой. В бизнесе он давно уже привык наступать другим на мозоли, даже получал от этого удовольствие. По правде сказать, он недолюбливал военных и не очень-то радовался перспективе тесной совместной работы с ними, особенно когда настанет час снимать сливки, то есть драгоценное маточное желе. В этом отношении он предпочитал иметь дело с наемными охотниками. В бизнесе, в политике и в сексе цену денег особенно хорошо понимаешь, когда остаешься без гроша в кармане.

— Итак, — продолжал адмирал, — мы предоставим в ваше распоряжение тактический межпланетный корабль. Потребуется определенное время, чтобы подготовить его к данной экспедиции. И конечно, нам потребуется команда иного сорта, нежели ученые мистера Гранта.

Грант снова сел.

— Я надеюсь, что вы дадите мне своих лучших людей.

— Разумеется, мистер Грант. Разумеется. У нас есть опытные солдаты и пилоты, способные выполнить поставленную задачу. Но больше всего успех экспедиции будет зависеть от командира. Он должен иметь достаточный авторитет у солдат и уметь разгадать все хитрости жуков.

— Адмирал, это ваше право — назначить командира. Я ничуть не сомневаюсь в вашем выборе.

Адмирал и генерал снова шепотом посовещались, и теперь уже заговорил генерал:

— Мы предвидели данную ситуацию, мистер Грант, и пригласили сюда одного полковника. Это самый молодой из офицеров, награжденных конгрессом медалью «За заслуги» в ходе последней кампании протку чужих в Северной Америке... а также прошедший специальную подготовку в нашем космическом центре для действий против чужих на других планетах и колониях...

— Отличные рекомендации, генерал. Когда я увижусь с этим парнем? — спросил Грант.

Генерал повернулся к маленькой черноглазой женщине.

— Вы с ней уже увиделись. Вопрос лишь в том, согласится ли она сама взяться за выполнение этого задания.

Женщина кивнула головой, обнажив в улыбке белые зубы:

— Для меня это большая честь, сэр. Благодарю вас.

Генерал улыбнулся в ответ:

— Превосходно. Я не мог бы вверить судьбу экспедиции в более надежные руки, мистер Грант. Позвольте мне теперь уже официально представить вам полковника Александру Козловски, командира вашей экспедиции.

У Гранта отвисла челюсть и сигара вывалилась изо рта прямо на его дорогой итальянский костюм. Хорошо еще, что он не успел раскурить сигару. Однако он быстро взял себя в руки и превратил удивление в смех:

— Здорово, здорово, здорово! Просто великолепно! А я-то думал, что вы ненавидите жуков.

— Это так и есть, — сказала Козловски. — Я мечтаю увидеть пепел последнего из них. Поэтому и согласилась, мистер Грант. Поэтому и приехала сегодня сюда. — Она постучала пальцем по столу. — Но вы должны отбросить все иллюзии, мистер Грант. Я не верю в Сатану, но если бы он существовал, то вряд ли даже он смог бы изобрести таких злобных существ, как эти жуки. Мы отправляемся не в энтомологическую экспедицию к лесному муравейнику. Объясните это своим людям.

Теперь уже в ее глазах был не лед, а огонь. И что-то еще, непонятное... отчего Гранту стало не по себе. Это обеспокоило его, но он отвел глаза и обратился к старшим по званию:

— Что ж, ваш выбор кажется мне очень удачным, джентльмены. Мне нравятся сильные духом женщины. — Он достал из нагрудного кармана несколько сигар. — Теперь можно отметить нашу сделку несколькими затяжками хорошего табака. Кто составит мне компанию?

Генерал взял одну сигару, адмирал тоже.

— Позвольте и мне, — сказала Козловски.

Грант тут же протянул сигару и ей. Он наблюдал, как маленькая, но мускулистая женщина взяла сигару, осмотрела ее, понюхала и положила в карман.

— Вы не закурите вместе с нами? — спросил Дэниел Грант, немного надувшись, но все же игривым голосом.

— Мистер Грант, — сказала Александра Козловски, — отмечать пока еще нечего. Я выкурю эту сигару, когда экспедиция закончится и, сидя в этом же самом кресле, я доложу о ее результатах.

С этими словами она попросила разрешения уйти, и вскоре дверь за ней закрылась.

— Ну, и как вам командир экспедиции? — спросил генерал, подняв кверху брови.

Грант выпустил в воздух густой клуб дыма.

Должен вам признаться, мне уже чертовски жаль жуков с планеты Рой!


Глава 4 | Геноцид | Глава 6