home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 6

Неплохо смотрится, а? — Дэниел Грант передал объемную фотографию сидевшей напротив женщине, знойной брюнетке с длинными волосами и пышным бюстом, одетой в эффектное вечернее платье с блестками. Дэниел наслаждался сильным запахом ее духов и громкими звуками музыки, проникавшими в их кабинку из главного зала ресторана. Ему очень хотелось произвести на нее впечатление не только блеском великолепия этого ночного клуба, но и своим могуществом, простирающимся до самых отдаленных уголков вселенной.

Ее звали Мейбл.

— Фантастика! Что это за штуковина? — Мейбл говорила с характерным для жителей Нью-Джерси акцентом, придававшим особый шарм ее цветущему телу.

— Это космический корабль, детка. Мой корабль. Хорош, правда?

— Выглядит странновато. А зачем он вам, мистер Грант?

— Я же сказал тебе, можешь называть меня просто Дэниел. По крайней мере, в то время, когда твои восхитительные пальчики не касаются клавиатуры и бумаг в моем офисе.

— Как здорово, что вы пригласили меня сюда! — Мейбл одарила его счастливым взглядом из-под длинных густых ресниц. — И это всего-то после двух дней моей работы в офисе. Мне наплевать, что скажут об этом другие, — вы такой джентльмен! Какие изысканные деликатесы, какие тонкие вина! И вы не пытаетесь лапать меня!

Грант сложил губы трубочкой в воздушном поцелуе.

— Это стоит мне больших усилий, дорогуша. Но миссис Грант воспитала своего сына как надо, смею надеяться.

Это маленький трюк, которому Дэниел Грант выучился давно и который спасал его от множества проблем. Побольше милой чепухи в их куриные мозги, побольше блеска и пыли в их широко распахнутые глаза и, глядишь, уже не ты лапаешь женщин, а они вешаются на тебя. Конечно, проблемы у него бывали, но только в том, позволять ли женщинам трогать то, что они хотят. Так было еще в те времена, когда он только строил свою империю и был женат на старой Мисс Железные Подштанники. Но ты идешь все дальше и дальше по тонкой линии, и вскоре от препятствий, встречающихся на твоем пути, начинает дух захватывать, как будто ты катишься по снежным холмам на моторных санях, а не прыгаешь на крышке мусорного бачка.

— И все-таки, как он тебе?

На фотографии красовалась «Рэзия», космический корабль США, снятый в момент возвращения на околоземную орбиту. Сейчас на нее уже погружены запасы, оружие, оборудование и все прочее, что необходимо для экспедиции на планету Рой. Эта экспедиция доставит на Землю маточное желе, законсервированные образцы ДНК чужих и прочие сокровища, которые не только окупят все затраты и возможные убытки, но и прочно поставят его, Дэниела Маркуса Гранта, на вершину пирамиды богатства.

— Я не знаю. Это... ну, выглядит довольно страшно.

Они выпили уже не один бокал шампанского, так что языки у обоих слегка заплетались, а в глазах все немного расплывалось. Грант снова посмотрел на фотографию.

Вот она, похожая на огромного кита махина, извергающая полупрозрачные протуберанцы разных цветовых оттенков. Казалось, этого кита накачали газом до такой степени, что он вот-вот лопнет. С точки зрения эстетики корабль выглядел действительно странновато, но только не для Гранта. Ему «Рэзия» представлялась красавицей, олицетворением самых радужных надежд на сказочное богатство.

— Так на что вам эта штука?

— Не бери в голову, — сказал Грант и спрятал фотографию во внутренний карман пиджака.

— Она нужна мне для одного небольшого делового предприятия. Давай лучше поговорим о тебе.

— О нет, мистер Грант! То есть Дэниел. Я просто мечтаю о деловых предприятиях, особенно рискованных!

— Работай хорошо на благо «Грант Индастриз», детка. Скоро мы раскрутим большие дела. И может быть, сделаем тебя специальным секретарем одного из филиалов.

Ее глаза расширились, тонкая рука легла на колено Гранта.

— Ой, мистер Грант, как бы это было здорово! Уж тогда-то я бы доказала вам, что кое-чего стою.

Грант взял бутылку из ведерка со льдом и налил ей еще шампанского.

— А я в этом и не сомневаюсь, моя милая. — Дэниел подмигнул ей. — Я терпеливо жду плодов твоей офисной работы!

Они звонко чокнулись бокалами.

Гранта переполнял кипучий пьяный энтузиазм. Шампанское не было крепким, но сделало свое дело.

Дэниел уже осушил свой бокал почти до дна, когда чей-то гулкий голос за спиной заставил его остолбенеть:

— Полегче, приятель!

Боковым зрением он заметил, что через водоворот извивающихся в бешеном танце фигур к ним пробирается какая-то мрачная личность. Человек подошел и положил руку ему на плечо. От неожиданности Грант прыснул последним глотком шампанского, но быстро взял себя в руки, уставившись мутным взором в лицо подошедшего.

— Фокснолл! — произнес он, изо всех сил стараясь не выдать своей растерянности. — Из каких ворот ада ты выскочил?

— Хочешь верь, хочешь не верь, — проговорил худощавый человек в очках с прямоугольной оправой, — но я пришел не затем, чтобы пытать тебя. Спроси любого бармена или завсегдатая, и тебе скажут, что я здесь тоже не чужак. Однако это интересно, встретить тебя здесь, да еще в компании такой очаровательной леди! Не будь скотиной, познакомь нас.

Настроение Гранта тут же упало. Но он все же контролировал себя.

— Мейбл, это Ларднер Фокснолл, главный акционер и исполнительный директор компании «Мед-Тех». Ларднер, это Мейбл Плейнер, моя служащая и... э... новый друг.

— Рад познакомиться, — Ларднер к явному удовольствию Мейбл поцеловал ей руку.

— «Мед-Тех»! Так это вы выпускаете «Чудесную Диету»! Я пользуюсь ею и... — она вдруг осеклась, поняв свою дипломатическую ошибку. — То есть... Я имею в виду...

— Не смущайся, Мейбл, — сказал Грант. — «Мед-Тех» производит вполне приличные фармацевтические средства. Мы живем в мире свободного предпринимательства, и у «Нео-Фарм» есть достойные конкуренты, которых мы уважаем. В конце концов, если бы не было других компаний, кого бы мы постоянно превосходили?

На скулах Ларднера Фокснолла заиграли желваки, хотя глаза по-прежнему выражали одну лишь любезность.

— Да, конечно. И это твоя новая идея... с экспедицией...

У Гранта мурашки забегали по спине.

— А, ты, наверно, имеешь в виду... — Он лихорадочно придумывал какой-нибудь вымышленный план, чтобы сбить Фокснолла со следа.

— С экспедицией на космическом корабле, — прощебетала Мейбл. — Да, это просто грандиозная задумка, не правда ли? — Ее буквально трясло от возбуждения. Она взглянула на своего босса, рассчитывая на его поддержку, но вместо этого встретила холодный молчаливый взгляд. К чести Мейбл, она сообразила, что сказала что-то не то, и умолкла.

— Да, «Нео-Фарм» планирует основать несколько новых колоний... Но какое до этого дело фармацевтическим компаниям Земли? — агрессивно заметил Грант. Фокснолл изобразил некоторое подобие улыбки.

— Абсолютно никакого. Пусть они все процветают. — Он подмигнул Мейбл. — Но пусть все-таки не которые компании преуспевают больше, чем другие! — Он приподнял с головы воображаемую шляпу. — Кстати, мисс Плейнер, нам в «Мед-Техе» очень нужны хорошие работники. Если вас заинтересует возможность бесплатно получать «Чудесную Диету», вспомните о нас! — С этими словами Фокснолл повернулся и вышел из кабинки.

— Это маловероятно, — громко сказал Грант ему вслед, явно теряя самообладание. Он сделал знак роботу-официанту, и тот тут же подкатился к их столику. — Что такие подонки, как этот, делают в таком респектабельном ночном клубе, как «Фликерс»?

— Извините, уважаемый гость, но мистер Фокснолл — наш новый хозяин, — ответил робот, мигая лампочками.

У Гранта перехватило дыхание, но он нашел в себе силы улыбнуться.

— Так вот кто прислал на наш столик бутылку марочного шампанского и паюсную икру! — В задумчивости он почесал переносицу. — Кто бы мог подумать?

— Я тотчас проверю это, — произнес робот и удалился.

— Это он? — спросила Мейбл вполголоса.

— Да, это своего рода традиция между друзьями-соперниками по бизнесу, моя дорогая.

— О, мистер Грант, извините ради Бога, если я сказала лишнее. Я могу что-нибудь сделать, чтобы исправить эту оплошность?

— Лучше откроем эту бутылку и съедим икру, а заодно поговорим о делах.

Икра была холодная и очень вкусная, а шампанское превзошло всякие ожидания Гранта. Однако серьезный разговор на протяжении получаса не клеился. От разговора с Фоксноллом у Гранта осталось ощущение кислоты во рту, которое не мог заглушить даже сексуальный позыв.

«Черт побери, — думал он. — Неужели Фокснолл пронюхал о моих замыслах? Знает ли он, куда отправляется „Рэзия“ и с какой целью? Если знает, это не предвещает мне ничего хорошего».

Настроение стало еще хуже, когда он помог все больше и больше пьянеющей секретарше справиться с угощениями.

— Мистер Грант, — сказала она, глупо хихикая по поводу своего же саркастического высказывания в адрес какого-то политика. — Вы такой славный!

— Я думаю, надо заказать еще шампанского, Мейбл.

— Но только не икры. Я никогда не думала, что мне доведется есть рыбьи яйца, но это оказалось удивительно вкусно! Я просто млею!

— Надеюсь, вы оставите немного для друзей, — раздался из полумрака чей-то холодный голос и вскоре перед ними выросла фигура рослого человека с большим шрамом в форме молнии на лысом черепе. Он был хорошо одет, и от него пахло приятным одеколоном.

— Ха! Еще один конкурент, мистер Грант?

— Не совсем.

У Гранта похолодело внутри. Фиск. Мортон Фиск. Неужто эти демоны появляются здесь прямиком из ада?

— Добрый вечер, Грант. — Фиск даже не посмотрел в сторону Мейбл. Он не сводил свой пронзительный взгляд с Гранта. — Раньше я не посещал клиентов лично, но теперь завел новую традицию. Мне нравится оставлять отпечаток своего лица в зрачках умирающих людей.

— Фиск, к чему ты клонишь?

Грант догадывался, но не хотел допускать даже мысли об этом.

— Кто этот парень, мистер Грант? И что ему надо? — спросила Мейбл.

— Я ведь говорил, Грант, когда ты просил выручить тебя из беды, что я терпеливый человек... но только до тех пор, пока не становлюсь нетерпеливым. — Шрам на его голове, казалось, излучал розовый свет, пульсирующий в такт волнам ярости. — Мое терпение кончилось. Срок долга истек месяц назад, а ты не соизволил хотя бы из приличия вернуть часть денег. Ты меня очень обидел.

— Фиск, я не понимаю, о чем ты говоришь. Ты же получал регулярные платежи!

Огромным кулаком Фиск схватил Гранта за рубашку и приподнял в воздух так, что тот едва не задохнулся.

— Ложь! Ты смеешь врать мне прямо в лицо! Тебе прекрасно известно, что я месяцами не получал от тебя ни цента!

Грант, конечно, хорошо знал это. Даже слишком хорошо.

В послевоенное время борьба за выживание вынуждала прибегать к не вполне легальным источникам финансирования. Частенько для осуществления даже благородных проектов приходилось обращаться за наличностью ко всякого рода темным личностям. К сожалению, все они были преступниками, жестокими преступниками.

Талант сохранять уверенность в себе всегда служил Дэниелу Гранту антигравитационным полем, давшим ему возможность не только избежать падений, но и подняться над другими. Однако этот талант мог и ослеплять. Грант прекрасно знал, что должен Фиску и его банде миллионы, но поскольку жил всегда завтрашним днем, то и деньги отдавать все время собирался завтра, то есть когда больше разбогатеет.

Увы, он не увидел своего завтрашнего дня в глазах Мортона Фиска.

— Послушай, Морти. Сядь, выпей с нами, познакомься с этим очаровательным созданием... И ради Бога, давай спокойно поговорим, а? — Грант постучал ладонью по мягкому сиденью рядом с собой.

— Прости.

Великан круто повернулся на каблуках и скрылся в сумрачной дымке ресторанной атмосферы.

— Мистер Грант... Дэниел... — нерешительно произнесла Мейбл. — Что надо этой горилле?

— Это не горилла моей мечты, — сказал Грант и направился к выходу из кабинки. — Я сейчас вернусь, Мейбл. Только схожу в комнату для мальчиков.

Он лихорадочно думал: «Что происходит? Неужели это Фокснолл выдал его Фиску? Какая сволочь! Наверняка это его рук дело. Господи, какие только акулы не занимаются бизнесом в наши дни!»

Дэниел уже вышел из кабинки, когда вдруг услышал характерное «клик». Повинуясь инстинкту, он бросился на пол. Град пуль со свистом пролетел прямо над ним. Он ощутил даже струйки горячего воздуха, которые оставляли за собой пули. Упав на пол, Грант тут же покатился в сторону. В ушах стоял грохот автоматной очереди и вопль его секретарши.

В падении он успел заметить, как корчилась бедняжка Мейбл в потоке пуль, превративших ее красивое платье с блестками в кровавое месиво. Осколки стекла, брызги шампанского и икры разлетались фонтанами в разные стороны, словно в каком-то замедленном фантасмагорическом видении.

Воля к жизни заставила Гранта отвернуться от предсмертного танца девушки и броситься на четвереньках наутек, подобно крысе, удирающей от стаи котов.


Глава 5 | Геноцид | Глава 7