home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 5. Пасынок вершителя

— Игорек, ты не спишь?

— Отвяжись, ради Бога, — пробурчал Игорь. — Не понимаю, почему ты вообще сидишь со мной? Ты мне никто…

Он перевернулся на диване вверх лицом и покосился на Олю. Девушка сидела в кресле, заложив ногу на ногу, и нетерпеливо смотрела на Игоря.

— Я просто подумала, что могу чем-нибудь помочь. Может быть, тебе что-нибудь нужно?

— Все, что мне нужно — это… — Игорь замолчал, поняв, что не может выразить словами, чего хочет.

Ничего ему было не надо. Понять бы, почему это снова случилось с ним.

— Почему?.. — вздохнул он.

— Ну ты же читал заключение… — вздохнула она. — Допился наш Андрюша до чертиков, вот сердце и не выдержало.

— Нет, Оля, — с сомнением проговорил Игорь, поднимаясь и спуская ноги с дивана. — Нет, здесь что-то не так…

— Так, не так… Ничего уже не вернешь, — мягко сказала девушка. Возможно, просто судьба его была такая. Во всяком случае, ты ни в чем не виноват. Спускайся-ка ты на землю, к суровой правде материальной жизни. Тебе что поесть приготовить?

— Ничего.

Она покачала головой:

— Ну вчера я и настаивать бы не стала. А сегодня что, идешь на принцип? Траур у тебя выражается в голодовке?

— Никакой голодовки. Просто нечего лезть ко мне. В этом доме я хозяин! — отрезал Игорь и встал с дивана. — Покровительница нашлась…

Оля вдруг взглянула на Игоря с очевидной неприязнью.

— В чем дело? — рассердился Игорь.

— Не надо так со мной разговаривать.

— Не нравлюсь — дверь в конце коридора!

Он взмахнул руками, словно прогоняя ее, но отступил назад и снова сел на диван. Оля подошла и смирно присела рядом.

— Перестань! Ты сам себя мучаешь…

— Я хозяйничаю в этом доме, — упрямо повторил Игорь. — И давно живу тут один, без Андрея. Я вполне способен сам со всем справиться. Твое участие мне не нужно. Я даже совсем тебя не знаю… Да и Андрей тебя толком не знал.

— Это намек на то, чтобы я убиралась вон? — уточнила она.

— Да нет. Когда захочу тебя выгнать, намекать не буду, скажу прямо. Во всяком случае завтра можешь точно здесь не появляться. Я весь день буду в школе.

Она покачала головой:

— Ты же слышал, что сказала та женщина из какого-то там комитета. Тебе придется некоторое время пожить в интернате…

— Да зачем, когда у меня есть, где жить?

— Тебе только пятнадцать.

— Какая разница? Мне не надо детей кормить… А после Андрюшки денег осталось много.

— Да, в самом деле, — улыбнулась Оля. — У тебя осталась еще какая-нибудь родня?

— Нет, совсем никакой. Мать умерла, когда меня рожала. Андрею тогда было десять.

— Бедняжки, — коротко вздохнула Оля. — С кем же вы жили?

— С дедом. Он был непростой человек, старой закалки… Все время ругал мать, за то что она детей неизвестно от кого прижила… — печально поведал Игорь. — Андрюшка сначала в институт поступил, а потом сказал, что нам с ним жрать нечего, и пустился во все тяжкие. Сначала, конечно, таким он не был, просто вертелся… А потом друзья появились из «деловых». И он сказал, чтоему некогда меня воспитывать, что если я не хочу в детдом, должен сам со всем справляться и не делать глупостей… Он себе квартиру снял. Последний год только на полчаса в неделю заезжал бабок подкинуть, и все…

Игорь не смог продолжать. Он готов был по-детски расплакаться, но ему не хотелось, чтобы девушка снова назвала его малышом.

— А твой отец?

— Да не было его никогда.

— Да что ты говоришь? — кисло усмехнулась Оля. — А я-то думала, что в твоем возрасте мальчики уже знают, откуда берутся дети.

Игорю раздраженно шмыгнул носом:

— Я понятия не имею, кто он. И дед этого не знал. Или не хотел говорить…

Оля со вздохом посмотрела по сторонам и заметила:

— Слушай, я все хочу спросить тебя… А что ты зеркала не завесил?

— Чего ради? — буркнул Игорь, вставая.

— Ну… Ты что, никогда не слышал, что старики говорят?

— Что покойник назад являться будет? — усмехнулся Игорь. — Ерунда это все.

— А если не ерунда?

— Что ж… Если бы Андрюшка вернулся назад, это было бы здорово.

— Ты что, серьезно? — удивилась Оля.

Игорь молча кивнул.

Оля покосилась на большое зеркало во весь рост в дверце громоздкого платяного шкафа и проговорила поспешно, словно боясь, что Игорь оборвет ее:

— Назад-то они действительно не возвращаются, это ты прав… Но вот место, куда душа покойника может попасть через незанавешенное зеркало — это очень дурное место, Игорь… Андрей — молодой парень, к тому же любопытная личность, я уверена, что его перехватят. Может быть, конечно, Андрей и сможет там приспособиться, но прежде чем он станет свободным от того ада, он не раз вспомнит тебя недобрым словом за то, что ты оставил зеркала открытыми…

Игорь замахал руками:

— Иди-ка ты подальше со своими сказками.

— Ты ошибаешься, — серьезно сказала она, и глаза ее вдруг резко сощурились. — Это не сказки. Но, конечно, я не могу заставить тебя поверить. Но лучше бы ты меня послушал.

Игорь сам не понял, как гнев так быстро и неудержимо вырвался наружу.

— Иди-ка ты вон отсюда!

— Хорошо, Игорь, я уйду, — она с легкостью вскочила с дивана и пошла к двери.

Игорь не стал ее останавливать. Он даже обрадовался тому, что наконец останется один и сможет дать волю едким слезам, щекочущим горло.

— Вот только что передать Андрею, когда я увижу его?

Прошло несколько секунд, прежде чем до Игоря дошел смысл услышанного. Он повернулся к Оле и не поверил своим глазам.

Она стояла в позе человека, который спешит, но задержался на мгновение, чтобы услышать нечто важное. Ее брови нетерпеливо поднялись в ожидании, что же захочет Игорь передать брату.

Ее лицо… Оно изменилось до неузнаваемости! Игорь не мог понять, кто стоит перед ним. Конечно, это была она, малознакомая Оля из казино, но блестящие глазищи стали вдруг отстраненными и глубокими. Она смотрела на Игоря, словно женщина, прожившая на этом свете долго и несчастливо…

— Может быть не очень скоро, но я увижу Андрея. Так что ему передать?

Игорь плохо понимал, что происходит.

Она подошла, покровительственно обняла за плечи, подтолкнула к дивану, заставила сесть и, пристроившись рядом, заговорила…

Шло время, и Игорь сам удивлялся, как он выдержал ее долгую бредовую речь и оказался столь терпеливым слушателем.

Уже стемнело, но Игорь сидел неподвижно и в какой-то момент ему даже показалось, что он уснул сидя.

— Никак не въехать мне, Оля, — задумчиво начал он, очнувшись. — «Сын вершителя, сын вершителя»… Ну, допустим, что я сошел с ума и поверил. А я тогда кто?

— Ты? Ты пятнадцатилетний подросток, хороший серьезный мальчик, но, извини уж, ничего выдающегося.

— А… — растерялся Игорь. — А кто такой этот вершитель?

— Тебе бы с Лэри поговорить, он бы лучше объяснил, — обронила она. Но он далеко…

— Насколько далеко? — поинтересовался Игорь. — Я человек в принципе не гордый, могу сам сходить к нему и поинтересоваться…

— Не получится, Игорь. Лэри слишком далеко. Людям закрыта дорога на этаж хаварров.

— Но ведь ты же оттуда? — уже раздраженно напомнил он.

— Я — другое дело. Я Йолли, боец внешней защиты хаварров. И по большому счету здесь я всего лишь в командировке. Мой дом теперь там, отрезала она.

— Что же ты тогда делаешь тут до сих пор?! Почему ты не исчезла отсюда сразу после того, как твои дружки прикончили Андрея? — выпалил Игорь, вскакивая. — Получается, что ваша сказочная компания убила моего брата, а ты еще поимела наглость остаться со мной и все это мне рассказывать!

— А ты не догадываешься, почему я вдруг рассказываю?

— Да где уж мне догадаться?! — горько бросил он и нервно прошелся по комнате.

— Рассказываю, потому что мне очень жаль, что все так получилось… — произнесла она, но настолько безразлично, что Игорь поневоле вспылил:

— Жаль?! Подумать только!.. Мой брат умер, а тебе жаль?!!

Она нетерпеливо вздохнула:

— Конечно, жаль. Что такого крамольного я сказала? И жаль, кстати, не только мне. Ведь в отношении Андрея строились кое-какие планы. Его смерть — трагическая случайность, в этом я уверена. Защитник Стерко, скорее всего, ошибся. Расчет подвел его, и он сам не ожидал, что все так выйдет…

— Вот погоди, доберусь я до твоего защитника и вправлю ему мозги, чтобы впредь он больше никогда не ошибался! — гаркнул Игорь.

Она пожала плечами и добавила уверенно:

— Андрей был очень нужен департаменту, и теперь Лэри наверняка предпримет последнее, что можно сделать. Он попробует вытащить Андрея из рук зеркалиц раньше, чем это сделает наш враг, хаварр-наследник… Иначе последствия будут ужасными, в первую очередь для этого мира, ничтожного и нелепого мира людей, которые мнят себя пупом мироздания и не подозревают о грядущих переменах… В Пограничье ничего не значит телесное родство. Там имеет значение только принадлежность к роду великого вершителя…

Игорь остановился совсем близко от нее. Она стояла, сложив руки на груди, и даже позой своей показывала, что она нисколько не сомневается в своей правоте и каяться ей не в чем.

И так трудно дававшееся Игорю терпение кончилось.

— Ну вот что, тайная агентша… — через силу выговорил он. — Руки чешутся, так хочется истолочь тебя в порошок…

— Не стоит и пробовать, — усмехнулась она.

— Слушай, ты!.. — он рванулся, цапнул ее за локти и чуть ли не приподнял над полом. — Не думай, что все это сойдет тебе с рук! Что бы ты там ни сочиняла про какую-то сказочную тьмутаракань, ты просто пустая трепачка, балаболка, которой доставляет удовольствие издеваться надо мной!.. Но Андрей умер, и единственое, во что я еще готов поверить, так это в то, что кто-то, возможно, помог ему умереть!

— А я, собственно, этого и не скрываю… — пробормотала девушка, сморщившись и дергая рукой в попытках освободиться. — Только не стоит психовать из-за непоправимого, Игорек, потому что какова ни была бы истина, для тебя это ровным счетом ничего не меняет…

— Тогда и ты, и все остальные, сколько бы вас ни было, заплатите мне за все! А ну-ка, пока я голову твою разговорчивую не открутил сгоряча, немедленно веди меня к своим хаваррам и прочим тварям! И меня не волнует, насколько это далеко!

— Это невозможно, мальчик! — твердо ответила она.

— Да что ты говоришь? — фыркнул он и жестко повторил: — Веди меня туда! И немедленно!

Она дернулась, да так сильно, что почти выскользнула. Игорь схватил ее обеими руками, и правая ладонь почувствовала на ее плече прямо под свитером что-то твердое. Что-то металлическое с мелкими выступающими частями было надето на ее руку. Недоумевая, он пошевелил пальцами, нажимая на миниатюрные выпуклости и пытаясь определить, что это такое, и тут страшной силы удар в лицо отшвырнул его на несколько шагов к окну.

— Так тебе и надо! Мудрые давно говорили: не тяни руки… — раздался где-то в глубине комнаты злорадный женский голос. — В следующий раз всегда думай, стоит ли ощупывать незнакомые предметы…

Сознание Игорь не терял, но голова гудела, как медный гонг в передаче «Что? Где? Когда?», и адская боль накрепко припечатала его спину к теплой батарее отопления.

Когда из глаз перестали литься слезы, и боль в переносице и в виске стала терпимой, Игорь медленно встал на ноги и, не видя перед собой ничего, подошел к торшеру и зажег свет.

Девушки в комнате не было. Игорь прошел по коридору, держась за стену, но в прихожей он ее уже не обнаружил. Тяжелая давящая боль в переносице вдруг ослабла, и по верхней губе бойко побежали струйки крови, закапали вниз. Зажав нос рукой, Игорь поспешно свернул в ванную.

Открыв воду, он склонился над раковиной и, пуская кровавые ручьи, принялся осторожно обмывать лицо.

Положение, в которое он сам себя поставил, показалось ему вдруг до смешного нелепым.

И какого черта, спрашивается, он подрался с ней? Зачем выслушивал странные фантазии и принял глупую игру? Какой идиот… Хотя, возможно, ему не стоило быть столь придирчивым к себе.

Только вчера похоронили Андрея, прошел пестрый тяжелый день, за который Игорю ни на четверть часа не довелось остаться одному… Игорь рассчитывал после похорон вернуться домой в одиночестве. Но как это часто бывает, вдруг выяснилось, что у покойного есть десятка три искренних друзей, беспутных и крикливых молодых гуляк, желающих непременно выпить за упокой души усопшего.

У Игоря не было сил сопротивляться, и он впустил их в квартиру, благо выпивку и закуску они притащили с собой. К вечеру Игорь был уже ни жив, ни мертв. Чтобы уснуть, он принял таблетку, которую услужливо предложила Оля.

Но после того, как невидимый громила, спрятавшийся на тонкой девичьей ручке, едва не раздробил Игорю нос и скулу, ему пришлось задуматься о том, а стоило ли глотать не разбери что, для того, чтобы сначала забыться, а потом выжить из ума и слегка поверить в россказни о том, что покойный брат в плену каких-то безжалостных потусторонних тварей…

— Ведь наркоту какую-то подсунула, не иначе… — прошипел Игорь.

Когда кровавые потоки ослабли, Игорь крепко прижал к носу полотенце и, разогнувшись, взглянул на себя в зеркало.

Красота неописанная… Игоря даже в холодный пот бросило. Он и на чужие-то увечья смотрел обычно с некоторым содроганием, а уж себя в таком шикарном виде он и представить не мог. На скуле под глазом расплывался свежий кровоподтек, переносица распухла и побагровела, белок правого глаза налился кровью.

— Мать честная… Она ведь и пальцем не пошевелила… — пробормотал Игорь, ко всем прочим радостям обнаруживая, что правый верхний клык стал как-то заметно пошатываться. — Ну все… Можно в триллере без грима сняться…

Да вложи девушка все свои силенки в удар, она не смогла бы причинить и десятой доли того, что сделала неизвестная вещица на ее руке. Неужели что-то из ее злого циничного трепа все же правда?

Да за одну эту расписную физиономию стоило с вниманием отнестись к сказкам кареглазой стервочки. Возможно, не следует сходу верить в то, что она посланка потусторонних сил мироздания, но нормальная девчонка не носила бы под свитером нечто бронебойное.

— Спасибо, глаз цел… — проворчал Игорь.

Он с опаской отнял от лица перепачканное кровью полотенце и осторожно прощупал челюсти. Боль была зверская, она то чуть слабела, то нарастала, непроизвольно вышибая из глаз слезу. Намочив полотенце в холодной воде, Игорь расправил его, пристроил на правую сторону лица и, шмыгая носом, в котором все еще хлюпала кровь, стал закрывать воду.

Смахнув с края раковины кровавые капли, Игорь взглянул в зеркало и… не увидел себя.

В зеркале не отражалась ни высокая крепкая фигура, предмет его законной гордости, ни раскровяненная до страсти физиономия. Словно бы Игоря Качурина в ванной комнате не было вовсе.

— Чтобы я еще раз съел хоть что-нибудь сильнее аспирина… пробормотал он, невольно попятившись. — Так и умом тронуться недолго…

Игорь глянул вниз: ноги на месте, и визуально, и на ощупь… Прочее имущество тоже. Игорь снова посмотрел в зеркало, молясь о том, чтобы еще хоть немного побыть человеком, который пока не спятил. Отражения по-прежнему не было. Он едва не рассмеялся, но понял, что лучше успокоиться и поскорее вернуться в нормальное человеческое состояние…

Игорь зажмурился покрепче, а когда открыл глаза, все вокруг оказалось залито нежным ровным фиолетовым цветом. Шагнув вперед, он внимательно осмотрел зеркало.

Поверхность зеркала стала непрозрачной, словно запотевшей. Игорь наспех мазанул по стеклу грязным полотенцем и… рука его провалилась внутрь, а он сам, потеряв от неожиданности равновесие, повалился на раковину.

— Отлично… — прошептал Игорь и отскочил назад. Зеркало оставалось запотевшим. Оно не выглядело проницаемым, и Игорь, не зная, что бы ему еще предпринять, бросил полотенце вперед. Оно мелькнуло и упало куда-то по ту сторону.

— Еще лучше, — вздохнул он. — И что это значит?

Что произошло с полотенцем, его мало беспокоило. Больше его волновал вопрос, что творилось с его головой. Конечно, голова нещадно болела, вполне возможно, что сильный удар нанес куда более серьезную травму, чем кровоподтеки… Но Игорь чувствовал себя в силах хотя бы разобраться в происходящем.

— А что если пока я буду раздумывать, эта штука снова станет зеркалом?…

И Игорь вдруг понял, что ничто не сможет его удержать, и он прямо сейчас последует за полотенцем. Что и говорить, уместное желание для почти взрослого парня…

А много ли он потеряет в этом случае? Похоже, что дрожать-то уже было особо и не над чем. Осталось только выяснить, все это его собственный бред, или же по ту сторону необычного зеркала что-то есть?

Он оперся выпрямленными руками о раковину, перенес на руки свой вес и немного покачался. Придя к выводу, что на совесть смонтированная итальянская сантехника должна выдержать килограммы его веса, Игорь вскарабкался с ногами на край раковины…

— Плюну в глаза тому, кто скажет мне, что я нормальный человек… — усмехнулся он и, кряхтя, изобразил прыжок полураздавленной лягушки…

Его плечи едва пролезли в проем зеркала, но кроме этого ничто не задержало его падения. К счастью, пропасти по ту сторону не оказалось. Он приземлился на все четыре конечности и, перевернувшись, сел, осматриваясь.

Рядом с ним лежало на траве мокрое окровавленое махровое полотенце в полосочку. Там, откуда он только что вывалился не было ничего. А вокруг всеми цветами радуги переливались под небесными ночными сполохами неоглядные красоты…

Здесь, как и дома, уже стемнело, но было значительно теплее, чем питерской октябрьской ночью. От одних пейзажей и запахов у Игоря закружилась голова. Он подобрал полотенце и обнаружив, что оно все еще мокрое и все так же пахнет хлорированной ладожской водой, прижал его к распухшему лицу.

— Чудненько, Игорек… Это ты здорово сделал… — вздохнул он. — А немного подумать никогда не вредно. Особенно, когда собираешься свалять дурака… Хоть бы кухонный нож с собой захватил, идиот… Место-то ой какое скверное…

В последнем он был уверен бесповоротно. Словно знал это всегда. Словно бывал здесь когда-то, но позабыл об этом на время.

— Лох в Зазеркалье, первая серия… — проворчал он, поднялся на ноги и, придерживая у лица полотенце, начал спускаться вниз по едва заметным глазу примятостям на траве.

Слева в темноте что-то вдруг захрумкало, зашуршало. Игорь в панике отпрыгнул вправо, но напугавший его звук стал резко стихать, удаляясь.

— Тарзан в каменных тисках мегаполиса с точностью до наоборот, прошептал он, едва переводя дух. — Какой же ты, к чертям собачьим, мужик, если тебя какой-то кролик до смерти перепугал?…

Придя в себя, Игорь решил поменьше обращать внимания на непонятные звуки и прочие странности места, куда он так скоропостижно попал.

— Если ты будешь нервничать, тебя первый же чеширский кот забодает, Игорь вложил в свои слова побольше презрения.

Разговаривать наедине с собой было несколько непривычным, но послушать собственный голос посреди погруженной в темноту холмистой степи оказалось весьма кстати. Приободрившись, он снова пошагал вниз. Цели своего путешествия Игорь пока не представлял. Что-то подсказывало ему, что цель нарисуется сама собой, нужно только поменьше разевать рот и постараться, чтобы никто тебя не съел раньше времени.


Глава 4. «Не плачьте, Стерко!..» | Наследник | Глава 1. Новорожденный